Баланс интересов кредитора и должника после вынесения решения суда

Обзор новостей в сфере банкротства сентябрь 2018

Баланс интересов кредитора и должника после вынесения решения суда

В феврале 2019 года Верховный суд пополнил судебную практику новыми актами о включении требований участников общества в реестр, о мораторных процентах, а также о согласованных действиях аффилированных лиц при продаже имущества.

В феврале Арбитражный суд вынес определение о введении процедуры банкротства в отношении оренбургского предпринимателя с рекордно большим реестром требований для физического лица.

Банк ВТБ подал заявление о признании ЗАО «Управляющая компания «ГЛАВКИНО». Сумма требований банка более 7 млрд рублей.

В этом выпуске:

 — Новости судебной практики и правоприменения

 — Громкие банкротства

1. Новости судебной практики и правоприменения 

1.1. Верховный суд включил требование участника общества-банкрота в реестр, несмотря на аффилированность, и указал на что судам следует обратить внимание в подобных спорах.

Гражданин обратился в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника требований размером более 600 млн руб. по задолженности из договоров займа.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции, ссылаясь на статью 10 ГК РФ, а также разъяснения, содержащиеся в пункте 26 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.

2012 № 35, указал на создание между аффилированными лицами искусственного кругооборота денежных средств в результате льготного продолжительного кредитования в форме займов, а также на поведение потенциального кредитора по наращиванию подконтрольной кредиторской задолженности при наличии в этот же период значительной просрочки исполнения обязательств по кредитным договорам.

Включая требования в реестр, суд апелляционной инстанции исходил из того, что условия заключенных должником с банком кредитных договоров не позволяли привлекать заемные средства от иных (независимых) кредиторов и в то же время допускали финансирование со стороны аффилированных лиц, обязательства должника перед которыми, в отличие от других кредиторов, субординации не подлежали. Докапитализация должника путем увеличения уставного капитала невозможна из-за корпоративного конфликта между двумя участниками, включая заявителя.

Суд округа поддержал выводы суда первой инстанции, указав на злоупотребление заявителем своими правами, поскольку спорные правоотношения фактически направлены на увеличение уставного капитала в обход требований закона и являются корпоративными.

Верховный суд, отменяя постановление суда округа, указал, что при рассмотрении вопроса о включении в реестр требований кредиторов должника требования участника должника, судам следует изучить правовую природу отношений между должником и заявителем.

Доказательствами отсутствия недобросовестности и злоупотребления в действиях участника должника могут служить:

 — открытость для кредиторов механизма привлечения средств на нужды банкрота;

 — достижение с кредиторами соглашения по поводу несубординации требований аффилированных к должнику лиц.

1.2. Верховный суд разобрался в требовании к управляющему о выплате мораторных процентов в случае отсутствия утверждения плана реструктуризации долгов гражданина.

В рамках дела банкротства физического лица кредитор должника включился в реестр с требованиями на сумму более 8 млн руб.

Кредитор обратился к финансовому управляющему с требованием о выплате мораторных процентов. На данное требование управляющий ответил отказом по причине того, что план реструктуризации долгов не утвержден, а значит, требование о выплате мораторных процентов в нем не учтено.

Кредитор обратился в арбитражный суд. Две инстанции приняли судебные акты в его пользу, обосновывая это тем, что в случае неутверждения плана реструктуризации долгов кредиторы не утрачивают право на выплату мораторных процентов.

С двумя инстанциями не согласился суд округа.

Кассационная инстанция посчитала, что требования о начислении и выплате процентов можно предъявить с даты введения процедуры реструктуризации долгов гражданина только при условии, что арбитражный суд утвердит план реструктуризации долгов, потому что именно в этом плане отражается расчет источников дохода, за счет которого потом удовлетворяются требования кредиторов.

Верховный суд отменил постановление окружного суда и оставил в силе судебные акты предыдущих инстанций, указав, что неначисление мораторных процентов нарушает баланс интересов кредиторов и должника.

1.3. Верховный суд пресек вывод активов должника через согласованные действия аффилированных лиц по продаже имущества.

В 2017 году «Завод железобетонных изделий № 7» был признан банкротом.

Конкурсный управляющий продал имущество завода в соответствии с решением, принятым на собрании кредиторов.

Один из кредиторов оспорил реализацию имущества, утверждая, что она направлена на вывод активов должника по заниженной стоимости. Кроме того, по мнению кредитора, конкурсный управляющий был аффилированным лицом по отношению к другим кредиторам, участвующим в утверждении порядка продажи имущества.

Три инстанции отклонили требование кредитора, посчитав, что конкурсный управляющий реализовал имущество завода в порядке, утвержденном кредиторами, и, что важно — в отсутствие обстоятельств, свидетельствующих о преждевременности таких действий.

Кроме того, ни у кого из участников дела не возникло разногласий относительно процедуры реализации.

Суд первой инстанции также отказал в ходатайстве кредитора об истребовании документов, которые могли подтвердить аффилированность управляющего и мажоритарных кредиторов.

Верховный суд принял решение в пользу кредитора, основываясь на том, что конкурсный управляющий неправомерно приступил к продаже имущества должника в утвержденном кредиторами порядке, поскольку здания были реализованы отдельно от встроенных подъемных механизмов и оборудования, которые в совокупности составляли единую неделимую вещь, о чем конкурсный управляющий не мог не знать. Суд указал, что арбитражный управляющий как профессиональный участник антикризисных отношений, которому доверено текущее руководство процедурой банкротства, должен передать соответствующие разногласия на разрешение суда, отложив проведение мероприятий по продаже имущества на условиях, предложенных кредиторами.

1.4. Арбитражный суд взыскал убытки с управляющего за то, что он не стал оспаривать решение суда о взыскании денежных средств с должника.

11-й Арбитражный апелляционный суд взыскал с конкурсного управляющего убытки в размере 2,2 млн руб. Такое постановление суд вынес в силу того, что управляющий не обжаловал судебный акт в другом деле, где с должника взыскали денежный долг.

По делу было вынесено только краткое решение, за полным актом управляющий не обращался и не подал апелляционную жалобу. В связи с этим конкурсный кредитор подал заявление о взыскании убытков с конкурсного управляющего с требованием его отстранить.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления в полном объеме.

Но суд апелляционной инстанции указал, что разумный и добросовестный конкурсный управляющий был обязан обратиться за мотивированным решением, чтобы узнать основания отказа и обжаловать судебный акт в проверочных инстанциях.

По мнению суда, данное бездействие повлекло убытки для общества-банкрота. Суд удовлетворил заявление частично, взыскав убытки с конкурсного управляющего, но в отстранении отказал.

2.      Громкие банкротства 

2.1. Арбитражный суд Оренбургской области признал банкротом местного миллиардера.

18.02.2019 по отношению к Чернову Сергею Анатольевичу введена процедура реструктуризации долгов. У должника имеется задолженность более 7 млрд рублей, что является рекордной суммой для банкротства физического лица. Большая часть задолженности состоит из долга по кредитным договорам.

Основными кредиторами в деле выступают ПАО «Сбербанк России», Банк ВТБ, Банк Москвы и ОИКБ «Русь».

Чернов С.А. является собственником крупной группы компаний «Уралэлектрострой», из которой большинство компаний также находятся в банкротстве.

2.2. Банк ВТБ банкротит ЗАО «Управляющая компания «ГЛАВКИНО».

Сумма требований к должнику составляет более 7 млрд рублей. Рассмотрение обоснованности заявления о признании банкротом назначено на март.

Известно, что должник получал основную прибыль от сдачи помещений в аренду. Эксперты считают, что компания переоценила объем рынка.

Общество-банкрот принадлежит ООО «ГЛАВКИНО», собственниками которого являются Константин Эрнст и Федор Бондарчук.

Источник: https://home.kpmg/ru/ru/home/insights/2019/01/ru-ru-alert-law-bankruptcy-issue6.html

Обращение взыскания на единственное пригодное для проживания жилое помещение: баланс интересов должника и кредитора

Баланс интересов кредитора и должника после вынесения решения суда

Ольга Олейникова, юрист

В российском законодательстве содержится безусловный запрет на обращение взыскания на единственное жилое помещение.

Часть 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) гласит: взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Непреклонна позиция судов по данному вопросу, которые отказывают в целях исполнения решения суда обращать взыскание на единственное жилье1.Такая позиция законодателя и судебных органов обусловлена рядом причин.

Важнейшим конституционным правом каждого человека является право на жилище. При этом его правовую основу составляют в большей степени социально-экономические отношения, нежели исключительно экономические.

Благодаря такому подходу к пониманию важнейшего конституционного права становится возможными реализация и гарантия иных конституционных прав и принципов: достоинство личности, охрана права собственности, провозглашение Российской Федерации социальным государством, деятельность которого направлена на установление каждому достойного уровня жизнеобеспечения, а также социальной защищённости.

В то же время мы понимаем, что постулирование безусловного запрета на обращение взыскания на единственное жильё может повлечь конфликт интересов: кредитор подобно должнику желает, чтобы его права соблюдались, поэтому он заинтересован в том, чтобы принятое судом решение было исполнено надлежащим образом и в разумный срок. Не вдаваясь в подробности дискуссии о необходимости гарантирования права на исполнение судебных актов, следует лишь отметить, что исполнение судебного решения выступает элементом права на судебную защиту, иными словами, без исполнения решения суда защита права не будет реализована. Указанной позиции придерживается Конституционный суд Российской Федерации2 (далее — Конституционный суд), а также Европейский суд по правам человека3, поскольку неисполнение судебного решения влечёт нарушение статьи 6 Конвенции о защите прав человека и его основных свобод.

В этой связи «возникающие коллизии законных интересов во всяком случае не могут преодолеваться путём предоставления защиты одним правам в нарушение других, равноценных по своему конституционному значению.

В таких случаях права и законные интересы участников гражданского оборота должны получать соразмерную (пропорциональную) защиту на основе баланса конституционных ценностей.

Применительно к нормативно-правовому регулированию разрешения судом коллизий интересов кредиторов и должников это означает, что установленные федеральным законодателем пределы возможного взыскания по исполнительным документам должны отвечать интересам защиты конституционных прав гражданина-кредитора, однако они не могут затрагивать основное содержание конституционных прав гражданина-должника, существо которых ни при каких обстоятельствах не должно быть утрачено»4.

Таким образом, на чаше весов оказываются два конституционных права: право должника на жилище и право кредитора на исполнение судебного решения.

Безусловный иммунитет на обращение взыскания на единственное жилое помещение смещает акцент в сторону должника, что неминуемо подталкивает последнего к злоупотреблению своими правами.

Речь идёт о том, когда должник намеренно ещё до возбуждения исполнительного производства начинает «избавляться» от принадлежащего ему имущества с целью сохранения за собой единственного жилого помещения. В такой ситуации доказать противоправные действия должника оказывается затруднительно5.

В то же время, это не означает, что доказать факт намеренного «избавления» должника от принадлежащего ему имущества невозможно.

Анализ судом всей совокупности обстоятельств: совершение сделки после вынесения решения о взыскании с должника суммы долга, распоряжение всем своим имуществом, непринятие мер к исполнению судебного решения, заключение сделки между близкими родственниками, знание о принятых судом мерах по обеспечению иска, позволяет признать заключённую сделку мнимой, совершённой без намерения создать соответствующие ей юридические последствия, с целью освободить имущество, принадлежащее должнику, от дальнейшего ареста и описи в счёт погашения долгов6.

Источник: https://www.top-personal.ru/estatelawissue.html?682

Вс рф подтвердил возможность рассрочки уплаты долга

Баланс интересов кредитора и должника после вынесения решения суда

Согласно статье 37 Федерального закона от 02.10.

2007 № 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе обратиться с заявлением о предоставлении отсрочки или рассрочки исполнения судебного акта, акта другого органа или должностного лица, а также об изменении способа и порядка исполнения в суд, другой орган или к должностному лицу, выдавшим исполнительный документ.

В соответствии с частью 1 статьи 324 АПК РФ[1] при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта, арбитражный суд, выдавший исполнительный лист, по заявлению взыскателя, должника или судебного пристава-исполнителя вправе отсрочить или рассрочить исполнение судебного акта, изменить способ и порядок его исполнения.

Как правило, для взыскателей выплата подтвержденного судебным решением долга путем рассрочки является экономически менее выгодной или вовсе нежелательной в силу финансовой необходимости или срочности исполнения собственных обязательств перед иными кредиторами.

В деле № А12-22014/2014, которое мы приводим в качестве примера ниже, рассматривалась ситуация, при которой гарантирующему поставщику электрической энергии была предоставлена рассрочка исполнения судебного акта на значительную сумму по спору с сетевой организацией.

Так, ПАО “Волгоградэнергосбыт” (далее – гарантирующий поставщик, общество) обратилось в суд с заявлением о рассрочке исполнения решения Арбитражного суда Волгоградской области от 28.08.2015, ссылаясь на невозможность исполнения данного судебного акта по причине отсутствия у общества денежных средств, вследствие чего единовременная выплата обществом взыскателю долга невозможна.

Взыскателем являлось ПАО “МРСК Юга” (далее – сетевая компания, взыскатель), которое возражало против удовлетворения заявления о рассрочке исполнения судебного акта в силу недоказанности невозможности его исполнения, а также в связи с тем, что рассрочка исполнения судебного решения повлечет для общества невозможность исполнить надлежащим образом свои договорные обязательства.

По мнению сетевой компании, ходатайство общества о предоставлении рассрочки надлежит расценивать как злоупотребление правом, поскольку общество производит оплату за оказанные и принятые услуги не в сроки, установленные договором, а преимущественно на основании вступивших в законную силу судебных актов о взыскании задолженности за услуги по передаче электрической энергии.

Так, с учетом процессуальных сроков рассмотрения исковых требований, а также сроков на обжалование общество получает значительную отсрочку в оплате при недоказанности обстоятельства, что предоставление рассрочки будет способствовать достижению исполнимости судебного акта.

Суды трех инстанций подтвердили возможность предоставления рассрочки исполнения решения Арбитражного суда Волгоградской области от 28.08.2015.

Арбитражные суды пришли к выводам, что рассрочка исполнения судебного акта и перечисление взыскателю суммы долга ежемесячно в течение года равными платежами позволит обществу исполнить судебный акт без ущерба для социально значимого производственного процесса своей деятельности как гарантирующего поставщика электрической энергии в Волгоградской области.

Суды отметили, что предоставление отсрочки или рассрочки исполнения судебного акта является исключительной мерой, которая должна применяться судом лишь при наличии уважительных причин либо неблагоприятных обстоятельств, затрудняющих исполнение решения арбитражного суда. При оценке таких причин и обстоятельств суд должен исходить из необходимости соблюдения баланса интересов как должника, так и взыскателя.

Арбитражные суды пришли к выводу о невозможности исполнения судебного решения обществом единовременно в установленный законом срок по объективно существующим и неустранимым в момент обращения за рассрочкой причинам. В то же время платежи, произведенные с рассрочкой, реально исполнимы, отвечают интересам как общества, так и взыскателя и не влекут существенных убытков для сетевой компании.

Суды указали, что стабильное функционирование деятельности гарантирующего поставщика отвечает интересам сетевой компании, поскольку позволит в полном объеме при отсутствии отрицательных последствий для обеих сторон исполнить судебный акт, гарантирует регулярное поступление обществу денежных средств из конкретных источников.

В то же время суды подчеркнули, что сетевая компания не представила достаточные доказательства в подтверждение довода о причинении ей существенных убытков в связи с предоставлением обществу рассрочки.

Таким образом, доводы сетевой компании о ее трудном финансовом положении в силу статьи 324 АПК РФ не могут служить основанием для отказа в удовлетворении заявления при наличии подтвержденных документально данных, затрудняющих исполнение решения.

Не согласившись с выводами арбитражных судов, сетевая компания обратилась с кассационной жалобой в Верховный суд Российской Федерации, в которой просила судебные акты первой, апелляционной и кассационной инстанций отменить, ссылаясь на нарушение судами норм права.

Позиция заявителя при обращении с жалобой в Верховный суд РФ

По мнению заявителя, отсутствие у должника денежных средств (тем более у лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность) не является поводом для освобождения от исполнения обязательств путем рассрочки уплаты долга. При отсутствии денежных средств взыскание может быть обращено на имущество должника.

Предоставив обществу неразумно длительные сроки, суды нарушили право взыскателя на своевременное исполнение судебного акта.

Период рассрочки и её системное применение фактически предоставляют гарантирующему поставщику возможность постоянно и бесплатно пользоваться на протяжении большого периода времени денежными средствами сетевой компании и не стимулируют должника к своевременному исполнению своих обязательств по договору между сторонами.

Сетевая компания утверждала, что судами нарушен принцип соблюдения баланса интересов сторон, поскольку финансовое состояние сетевой компании и состояние ее взаиморасчетов с контрагентами не менее тяжелое, чем то, в котором находится гарантирующий поставщик.

При этом для покрытия недостатка денежных средств сетевая компания в отличие от гарантирующего поставщика привлекает заемные средства[2].

В связи с этим отсутствие у ответчика долговой нагрузки, высокий уровень платежной дисциплины покупателей, получение чистой прибыли позволяют гарантирующему поставщику погасить задолженность без рассрочки платежа (в том числе за счет привлечения кредитов и займов). При таких условиях суды безосновательно отдали предпочтение интересам ответчика.

Заявитель также настаивал на том, что выводы судов о социальной значимости деятельности должника безосновательны, поскольку гарантирующий поставщик на рынке энергоснабжения осуществляет лишь организационную и финансовую деятельность и при своей неплатежеспособности может быть заменен сетевой компанией или другой энергосбытовой организацией. Напротив, сетевая компания участвует в технологическом процессе обеспечения потребителей электроэнергией и сбои в этой работе могут иметь социальные последствия.

Предоставляя гарантирующему поставщику рассрочку, суды не учли публичные интересы, так как неполученные своевременно сетевой компанией денежные средства она вынуждена в конечном итоге компенсировать через повышение тарифов для всех потребителей электроэнергии.

Позиция Верховного суда РФ

При принятии судебного акта Судебная коллегия по экономическим спорам ссылалась на часть 1 статьи 324 АПК РФ, в соответствии с которой рассрочка исполнения судебного акта может быть предоставлена судом при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта.

К таковым относятся неустранимые на момент обращения в суд обстоятельства, препятствующие исполнению должником исполнительного документа в установленный срок.

Вопрос о наличии таких оснований решается судом в каждом конкретном случае с учетом всех имеющих значение фактических обстоятельств, к которым, в частности, могут относиться тяжелое имущественное положение должника, причины, существенно затрудняющие исполнение, возможность исполнения решения суда по истечении срока отсрочки.

При предоставлении рассрочки должен обеспечиваться баланс прав и законных интересов взыскателей и должников таким образом, чтобы такой порядок исполнения решения суда отвечал требованиям справедливости, соразмерности и не затрагивал существа гарантированных прав лиц, участвующих в исполнительном производстве, в том числе права взыскателя на исполнение судебного акта в разумный срок[3]. При этом обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются судом (ст. 133, 135 АПК РФ).

По мнению Верховного суда, выводы судов основаны на совокупности установленных ими обстоятельств, в числе которых наличие значительных неплатежей со стороны потребителей и объективная затруднительность их взыскания, а также отсутствие бездействия на стороне гарантирующего поставщика.

При этом суды не усмотрели в действиях общества признаков финансовых злоупотреблений по распределению поступающих в его распоряжение денежных потоков и намерения уклониться от исполнения судебного акта.

В связи этим рассрочка отвечала интересам как взыскателя и общества, так и прочих субъектов электроэнергетики, учитывая тем самым и публичный интерес. Необходимость такого подхода вытекает из пункта 1 статьи 6 Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ “Об электроэнергетике”.

Верховный суд решил, что выводы судов основаны на имеющихся в материалах дела и принятых судом первой инстанции и апелляционным судом доказательствах. Исключительность в предоставлении рассрочки, в том числе и в отношении ее периода, установлена судами применительно к обстоятельствам конкретного дела.

При этом суды учли объективный характер обстоятельств, существенно затрудняющих исполнение судебного акта, а также стабилизацию положения со взаиморасчетами сторон с тенденцией к улучшению.

Суд отметил, что права гарантирующего поставщика, помимо прочего, обеспечены возможностью прекращения рассрочки по инициативе взыскателя[4].

Ввиду изложенного Судебная коллегия по экономическим спорам пришла к выводу, что суды правомерно применили нормы права.

По итогам рассмотрения дела определение и постановления вышестоящих инстанций оставлены без изменения.

Таким образом, в деле № А12-22014/2014 Верховный суд Российской Федерации в очередной раз подтвердил невозможность переоценки выводов судов первой и апелляционной инстанций в части оценки доказательств, объективно свидетельствующих о необходимости предоставления рассрочки исполнения судебного акта.

Следовательно, мы рекомендуем использовать выводы Верховного суда, изложенные в Определении от 08.12.2016 № 306-ЭС16-8155 по делу № А12-22014/2014, при доказывании невозможности единовременного исполнения судебного акта.

Источник: https://www.vegaslex.ru/analytics/analytical_reviews/the_armed_forces_confirmed_the_possibility_of_installment_payment_debt/

Консультант закона
Добавить комментарий