Есть ли смысл судиться дальше с ПАО Сбербанк?

Что делать при блокировке счёта или карты по 115-ФЗ — Финансы на vc.ru

Есть ли смысл судиться дальше с ПАО Сбербанк?

Приветствую. Я Сергей Коваль, адвокат. В своей статье я расскажу, что делать, если в банке заблокировали счёт по 115-ФЗ. Простая и понятная инструкция о вариантах действий для самостоятельного разрешения вопроса. Также приведу перечень типичных ошибок.

Виды блокировок

  • Приостановление операций по счёту полностью. Означает запрет проведения любых операций как расходных, так и приходных (некоторые операции могут быть разрешены). Основанием может служить арест счёта в рамках исполнительного производства, внесение владельца счёта в список лиц, финансирующих терроризм, исполнительные меры по уголовному делу и так далее.
  • Частичное приостановление операций по счёту. Запрещены приходные операции по счёту (не всегда). Снятие наличных денежных средств запрещено, но можно проводить безналичные операции. Иногда также заблокирован доступ в интернет-банк.
  • Приостановление проведения конкретной финансовой операции. Запрет на проведение операции до момента устранения причин приостановления.
  • Отказ в проведении конкретной финансовой операции. Отказ в проведении операции без возможности её проведения в дальнейшем.
  • Полное приостановление операций по счёту вместе с расторжением договора банковского обслуживания, требование вывести деньги на счёт в другом банке. Происходит как правило в случае, когда банк в течение года два и более раза выдал отказ в проведении операции по распоряжению клиента.

Основные причины блокировок в отношении физических лиц

  • Поступление денежных средств на счёт от юридического лица с последующим их обналичиванием.
  • Неоднократное поступление денежных средств на счёт от юридического лица, находящегося в другом регионе (чаще всего в отношении фрилансеров).
  • Поступление на счёт крупной суммы денег (в законе указан размер больше 600 тысяч рублей, мы сталкивались со случаем блокировки за получение разового платежа в размере 200 тысяч рублей).
  • Неоднократное поступление на счёт мелких сумм денег от разных юридических и физических лиц (в законе указан накопительный размер 600 тысяч рублей, есть прецеденты блокировки при общей сумме 150 тысяч рублей).
  • Наличие владельца счёта в «чёрном списке» Росфинмониторинга или межбанковском черном списке.
  • Наличие лица, переводящего деньги на ваш счет, в «чёрном списке» Росфинмониторинга. Иногда это также относится к лицу, находящемуся в федеральном розыске.
  • Заявка владельца счёта на получение большой суммы наличных денежных средств со счета (как правило больше 600 тысяч рублей). Причем необязательно, чтобы эти денежные средства поступили от посторонних лиц. Это могут быть и собственные средства, переведённые со счёта в другом банке.
  • Получение денежных средств на счёт по нетипичным или незаконным основаниям платежа. Например, нетипичное основание платежа — возврат денег за ранее поставленную продукцию физическому лицу, дарение, выплата страхового возмещения не от страховой компании.
  • По счетам, открытым в валюте. Поступление на валютный счет денежных средств от лица, не являющегося родственником. Также перевод на валютный счет лицу, не являющемуся родственником. Особенности связаны с законодательством о валютном контроле.
  • Неоднократное снятие наличных денежных средств, переведённых со своего счёта из другого банка.
  • Транзит денег в другой банк. Независимо от того, кому вы перечисляете денежные средства – физическому, юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю. Под транзитом понимается быстрый (в течение пары суток) перевод денежных средств, поступивших на счёт (как правило, большей их части).
  • Отсутствие экономического смысла в проводимой операции.
  • Перевод денег по непонятному основанию платежа.
  • Использование счёта (карты) третьим лицом без надлежащего оформления (к этому будут относиться случаи хищения со счёта денег, в настоящее время банкам предоставлено право блокировать операции при наличии подозрений на хищение).
  • Арест счёта судом или приставом.

Сроки блокировки

  • Пять дней. Банки приостанавливают соответствующую операцию, за исключением операций по зачислению денежных средств, поступивших на счёт физического или юридического лица, на пять рабочих дней со дня, когда распоряжение клиента о её осуществлении должно быть выполнено (пункт 10 статьи 7 115-ФЗ).
  • 30 дней. При наличии распоряжения Росфинмониторинга для дополнительной проверки операции (статья 8 115-ФЗ).
  • Бессрочно. При наличии решении суда, касающегося лиц, в отношении которых имеются сведения о причастности к терроризму или экстремизму. Действует такое приостановление до отмены решения суда.

На практике сроки блокировки значительно дольше. Банки автоматически продлевают блокировку на время рассмотрения ваших документов. Очень часто бывает, что банк запрашивает дополнительные документы. В некоторых случаях разрешение вопроса может занять несколько месяцев.

Как банк уведомляет вас о блокировке счета

Сам по себе процесс уведомления регламентирован законодательством недостаточно хорошо. Как правило, банки разрабатывают собственные регламенты, на основании которых выполняется процедура извещения клиента.

Чаще всего уведомление предусмотрено посредством SMS-сообщений, сообщений в мобильный банк или телефонного звонка (телефонограммой). Выполнение любого из предусмотренных регламентом действий считается надлежащим извещением клиента.

Алгоритм ваших действий при блокировке

  • После получения уведомления о блокировке или приостановлении операции по счёту первым делом посещаете банк лично. Требуете выдать официальный документ с основаниями блокировки счета (обычно это уведомление о приостановлении операций по счёту или отказе в совершении операции вместе с запросом о предоставлении документов). Если банк отказывает (а отказывают нередко), можно писать жалобу в ЦБ (можно позвонить). Но до этого момента пишем запрос и отдаем под роспись сотруднику банка (желательно иметь копию, в крайнем случае можно сфотографировать на телефон жалобу с отметкой о принятии). Параллельно рекомендую обратиться на горячую линию банка и описать ситуацию. Все эти действия можно делать только в том случае, если банк отказывает вам без объяснения причин. Если счёт заблокировали из-за одной приходной операции, сразу же узнаём, возможно ли разрешение проблемы, если операция будет отменена (то есть деньги будут отправлены обратно). Иногда банк соглашается на такой вариант. Если он для вас приемлем, рекомендую воспользоваться.
  • Если выдали уведомление, то из него или приложенного запроса узнаёте причину блокировки и список требуемых документов для проверки законности операции.
  • Узнаёте вид блокировки. От этого зависит возможность фактических действий по управлению деньгами. Рассмотрение документов может занять до двух месяцев (редко – до четырёх). Всё это время вы будете лишены возможности управления деньгами. Но в некоторых случаях банки предоставляют возможность открытия вклада или счёта. Так вот, чтобы понести меньшие финансовые потери, рекомендуем на этот период времени открыть вклад с возможностью расходных операций. Если вопрос разрешат раньше, вы спокойно снимете деньги.
  • В запросе банка будет список документов, который вы обязаны предоставить для подтверждения легальности совершенной операции. Готовите пакет документов в полном объёме, запрошенном банком. Если вы не предоставите какой-либо документ, банк спокойно вам откажет. Поэтому документы надо предоставлять все.
  • Если заблокировали счет из-за конкретной приходной операции. Представляете документы по этой операции. Например, вам поступили деньги, назначения платежа нет. Если это был возврат займа — представляете договор займа. Если вам оплатили выполненную работу — представляете договор оказания услуг (правда, банк в ответ может запросить с вас данные, подтверждающие регистрацию в качестве ИП или самозанятого, а также сведения об уплате налогов, имейте это в виду). Если была сделка по продаже квартиры, машины — договор купли-продажи и выписку из ЕГРП на недвижимость, сведения из ГИБДД на машину.
  • Если счёт заблокировали из-за конкретной расходной операции. Представляете документы по операции — основание её проведения (счет, договор и так далее). Если просят обосновать экономический смысл операции — обосновываете письменно.
  • Если заблокировали счёт и просят пояснить происхождение денег. Представляете документы, подтверждающие легальность происхождения денежных средств (справки по форме 2-НДФЛ, налоговую декларацию, договоры купли-продажи недвижимости, купли-продажи автотранспорта и иного имущества, документы по получению наследства). Советую дома хранить справки об уплаченных налогах как минимум за три года, лучше — за пять лет.
  • Если счёт заблокирован по решению суда или пристава в рамках исполнительного производства, то вам нужно подать жалобы на указанные акты.
  • Если расторгли (или требуют расторгнуть) договор о банковском обслуживании и просят все деньги отправить на счёт в другой банк безналичным платежом (иными словами, заблокирована одна или несколько операций, сам счёт заблокирован, но, если вы согласитесь, его разблокируют и дадут вывести деньги в другой банк). Не представляет сложности согласиться с требованиями банка и уйти в другую финансовую организацию на обслуживание. Но прежде следует рассмотреть последствия такого развития событий. Прежде всего, это может быть не бесплатно. Во многих договорах на банковское обслуживание в этом случае может быть предусмотрен штраф в размере 10-15% от суммы денежных средств, находящихся на счёте. Выполнив требования банка, вы можете попасть в так называемый межбанковский список неблагонадежных клиентов (обычно его называют «чёрный список»). У вас могут быть проблемы при открытии счетов в дальнейшем в любом банке страны (банки обмениваются информацией). В этом случае рекомендуем не спешить соглашаться с требованиями банка (если есть такая возможность). Советуем сначала попробовать объясниться и узнать причины такого отношения. И только потом решать — выводить деньги или оставлять.
  • Подготовив список документов, передаём его в банк с описью, получаем отметку о принятии. Всю переписку с банком ведём письменно, подтверждающие документы сохраняем. Допустимо представлять документы посредством обмена электронными письмами (в большинстве банков просят представить документы в электронном виде).
  • Стандартный срок рассмотрения ваших документов банком — десять рабочих дней. Если банк вышел за пределы этого срока, напоминаем о своём существовании звонком ответственному сотруднику, если нужно — запросом об итогах рассмотрения документов.
  • Если банк вынес решение в вашу пользу, делаем выводы из неприятной ситуации, чтобы избежать таких случаев в будущем.
  • Если банк вынес решение не в вашу пользу, получаем ответ по итогам рассмотрения. Решаем вопрос об обжаловании действий банка в ЦБ РФ через сайт. Если не помогло, остаётся лишь судебный спор.

Как это работает на практике

С чем столкнулись мои клиенты при блокировках и как им успешно удалось разрешить свои проблемы. На практике большая часть блокировок связана со следующими основаниями.

На первом месте — транзит денежных средств.

Пришедшую сумму на счёт владелец отправил на карточку жене, которая сняла деньги для расчета в магазине (магазин не принимал карточки). Счёт заблокировали. Ситуацию удалось разрешить очень быстро — в банк был представлен кассовый чек на покупку. Этого оказалось достаточно для разрешения ситуации.

На втором месте — снятие денежных средств наличными.

Сталкивались со следующими случаями.

Банк потребовал документы по вопросу снятия крупной суммы денег наличными. Причем деньги на счёт были внесены наличными самим владельцем счёта. До представления документов и объяснений счёт заблокировали. Ситуацию удалось разрешить представлением договора вклада из другого банка, в котором он был открыт (деньги снимались для перевода в другой банк с более выгодными условиями).

В другом случае банк отказал в снятии наличных, заблокировав счёт. В качестве причины указал отсутствие назначения платежа при поступлении денег на счёт. Пришлось представлять документы (договор, счёт) по проведенной операции, письмо из банка-отправителя с подтверждением ошибки в платёжных документах.

На третьем — многочисленные поступления денежных средств от различных контрагентов.

Банк заблокировал счёт лица, получающего деньги от множества лиц, заподозрив занятие предпринимательской деятельностью (совместная покупка). Ситуацию удалось разрешить, представив объяснительную в банк о том, что предпринимательская деятельность не ведётся, и все требуемые документы.

Случаи блокировки карт и счетов граждан, не связанных с предпринимательской деятельностью, достаточно редкое явление. Практически всегда ситуация разрешалась при обращении в банк и выполнении требований о предоставлении документов.

Типичные ошибки, которые не стоит совершать

  • Ссора с сотрудниками банка в отделении. Не стоит ругаться с банковскими работниками. Советую проявить сдержанность в общении, поскольку от сотрудников банка в некоторой мере также зависит окончательное решение вашего вопроса, в том числе и сроки рассмотрения. В некоторых случаях они сами вам могут подсказать как правильно оформить документы или правильно составить объяснения по спорной операции.
  • Угрозы жалобами. Нет никакого смысла угрожать написанием жалобы в ЦБ или головное отделение банка. Вообще жалобу в ЦБ следует подавать только в том случае, когда банк вам окончательно отказал.
  • Угрозы обращением в суд или прокуратуру. Не стоит раньше времени говорить о намерении взыскать с банка ущерб в судебном порядке. Угрозами банкиров не испугаешь, а вот возможность диалога сведёте к нулю.
  • Неполный комплект документов, замена документов письменными пояснениями. Документы надо представлять все и в той форме, в какой требует банк. К сожалению, банк вряд ли устроят ваши устные договоренности с контрагентом по спорной операции. Банк рассматривает только письменные документы.
  • Неясные и запутанные пояснения. Ваши объяснения должны быть достаточно подробными, последовательными и аргументированными.

Источник: https://vc.ru/finance/63855-chto-delat-pri-blokirovke-scheta-ili-karty-po-115-fz

«Транснефть» против Сбербанка

Есть ли смысл судиться дальше с ПАО Сбербанк?

Сложный производный инструмент Сбербанк предложил «Транснефти» для снижения стоимости обслуживания ее облигационного долга. Он представлял собой комбинацию двух барьерных опционов на продажу и покупку валюты. Опцион «Транснефти» срабатывал при росте курса доллара выше 50,35 руб.

(тот самый барьер) за доллар, опцион Сбербанка — при снижении курса ниже 32,5 руб. за доллар. За принятие риска конвертации рублей (на сумму номинала облигаций) в валюту «Транснефти» полагалась премия.

Эта премия как раз и должна была отчасти компенсировать расходы «Транснефти» на выплаты по купонам облигаций, помогая таким образом сэкономить на этих выплатах.

При этом перспектива срабатывания барьера преподносилась как отдаленная и маловероятная. Но в результате реализовалась именно она. Как следствие, в конце 2014 года «Транснефть» выплатила Сбербанку почти 67 млрд руб. А спустя два года она обратилась в суд и выиграла, признав сделку недействительной. Для исполнения решения суда Сбербанк должен вернуть «Транснефти» полученное по сделке.

Юрий Смитюк / ТАСС

Вице-президент, директор правового департамента Сбербанка Игорь Кондрашов, комментируя решение суда, отметил, что Сбербанк при заключении и исполнении сделки с «Транснефтью» действовал добросовестно.

«Странно было бы предполагать, что в одной из крупнейших российских компаний, которая на момент сделки со Сбербанком заключила более 100 аналогичных сделок с иностранными банками, не было специалистов достаточного уровня квалификации для оценки условий сделки, которые не могли адекватно оценить возможные риски», — добавил он.

Таким образом, в Сбербанке считают «Транснефть» достаточно квалифицированным инвестором для заключения сделок со сложными инструментами и оценки рисков по ним.

Пока спор успела рассмотреть только первая судебная инстанция. Решение вступит в законную силу, если не будет оспорено в апелляции, либо сразу после вынесения решения второй инстанцией.

Если решение первой инстанции устоит, то, по оценкам Sberbank CIB, это может спровоцировать аналогичные разбирательства и привести к потерям российских банков на 1 трлн руб. «В случае если мы проигрываем в суде, это создает прецедент, и следует ожидать лавину подобных исков от других компаний», — заявил руководитель департамента глобальных рынков Sberbank CIB Андрей Шеметов.

На текущий момент объем рынка процентных и валютных деривативов составляет более $200 млрд, указывает Sberbank CIB. По словам Андрея Шеметова, после подобного прецедента российский рынок деривативов столкнулся с риском коллапса. «Корпоративные клиенты не смогут захеджировать риски», — заявил он.

Представитель «Транснефти» от комментариев отказался.

Финансисты поддержали Сбербанк. Профессиональное сообщество в лице Ассоциации российских банков (АРБ), Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) и Национальной финансовой ассоциации (НФА) распространило заявление по решению суда. В нем отмечается, что «Транснефть» не может считаться слабой стороной договора».

В нем подчеркивается, что компания по масштабу деятельности отвечает всем возможным критериям квалифицированного инвестора как по российскому, так и по зарубежному праву.

Признание такой компании, как «Транснефть», слабой стороной и распространение на нее соответствующих мер защиты не только дезориентирует участников, но и создает риски для российского рынка внебиржевых производных финансовых инструментов, считают участники объединений.

Опрошенные РБК банкиры, предлагающие своим клиентам сложные производные инструменты, признаются, что теперь не знают, являются ли заключенные ими сделки действительными и как им работать с деривативами дальше.

ЦБ также выразил обеспокоенность складывающейся правоприменительной практикой на рынке производных финансовых инструментов (ПФИ). В своем комментарии в пятницу Банк России сообщил, что она ставит под угрозу практически все сделки российских банков с нефинансовыми организациями по производным финансовым инструментам.

Как отмечается в комментарии, складывающаяся судебная практика создает неприемлемые юридические риски для таких операций, что может вылиться в свертывание данных операций в российской юрисдикции.

«Отсутствие возможности хеджирования валютных и процентных рисков экспортеров и импортеров поставит под угрозу значительную часть экономики, связанную с экспортом и импортом», — указали в Банке России.

Экспертов удивила позиция суда о том, что банк должен заботиться об интересах другой стороны. «Это характерно для посреднических, агентских отношений, но не по сделкам с деривативами.

Здесь каждая сторона должна заботиться только о своем интересе, и это не должно быть основанием для признания сделки недействительной», — подчеркивает глава НАУФОР Алексей Тимофеев.

Гендиректор УК «Спутник — Управление капиталом» Александр Лосев считает абсурдным такой подход. «Контрагент и консультант — это разные понятия», — указывает он.

Ключевым для банкиров стал и поднятый в решении суда вопрос раскрытия рисков клиентам по сложным инструментам.

Как отмечает директор юридического департамента ЮниКредит Банка Наталья Окунева, до сих пор банки самостоятельно прописывали в своей документации механизм раскрытия рисков сделки производных финансовых инструментов контрагенту, на рынке пока еще не существует стандартных критериев, в какой степени и как подробно должны такие риски раскрываться. Это создает дополнительный риск оспаривания сделок с ПФИ, указывают банкиры.

Эксперты отмечают, что без изменений отношения судебной системы к таким сложным финансовым инструментам, как деривативы, невозможно создать стабильный деривативный рынок.

«Беда заключается в том, что мы не можем имеющиеся недостатки преодолеть изменением законодательства или стандартов саморегулируемых организаций, — говорит Алексей Тимофеев.

— Мы трудимся над этим, но все равно не сможем никогда исключить оценочное суждение суда».

Начальник юридического департамента Ланта-банка Дмитрий Шевченко указывает, что с активным применением ст.

10 ГК РФ (запрет на злоупотребление правом) схожие прецеденты могут случиться в любых отношениях и на любом рынке, будь то ценные бумаги или кредитование. «Основной проблемой здесь является то, как, применяя ст.

10 ГК РФ, соблюсти требования здравого смысла, раз уж процессуальный закон именно за ним оставил последнее слово», — резюмировал он.

Авторы: Марина Божко, Екатерина Литова

Источник: http://www.rbc.ru/finances/25/06/2017/594d59179a79477816647cee

Это реально: Как выиграть суд у Грефа и других зарвавшихся банкиров

Есть ли смысл судиться дальше с ПАО Сбербанк?

Самые высокие шансы добиться справедливости в суде имеют потребители с претензиями, касающимися сектора розничной торговли. А вот клиентам банковских организаций пока не слишком везет – в 70% случаев суд полностью отклоняет требования заявителей.

К такому выводу пришли эксперты Pravoved.ru, проанализировав 200 тыс. судебных решений о спорах по защите прав потребителей за последние пять лет. Борцы за наши права вынуждены согласиться с выводами коллег.

Юрист общества защиты прав потребителей Игорь Зверев в беседе с Царьградом данную статистику подтвердил, указав, что, к сожалению, практика такова, что суды в таких ситуациях принимают сторону исполнителя.

Если дело касается претензий к банкам, определяющее значение имеет подписанный клиентом кредитный договор, и наличие материальных проблем у заемщика не освобождает его от необходимости выплат по кредиту.

Кредитный договор незыблем, подчеркнул юрист.

По его словам, большая часть дел, связанных с банками, касается выплат процентов по займу и чаще всего основывается на финансовых просчетах самого заемщика.

«В настоящий момент заемщики, столкнувшиеся с трудностями при погашении долга, начали подавать заявления о признании собственного банкротства, – рассказал Зверев. – Такие прецеденты есть, но судебная практика пока не очень хорошая».

www.globallookpress.com

Что касается исков о пропаже средств с банковской карты и других мошеннических действий, то здесь, с точки зрения закона, ответственность обоюдная: и банка, и заемщика.

При этом, по словам юриста, в таких случаях заявитель (а именно ему приходится доказывать факт мошеннических действий) сталкивается с недостатком информации, связанной с транзакциями по счету, и других данных, которые, с точки зрения банка, являются секретными.

По закону банк должен идти навстречу клиенту, всячески способствуя сбору доказательной информации, но на деле кредитные организации стараются избегать подобных историй, отметил Зверев.

Аферы Грефа: новый эпизод в «деле Сбербанка»

По данным Pravoved.ru, лидером по количеству споров с клиентами является Сбербанк – 16% от всех исков, поданных к банковским организациям, приходится именно на него. Неудивительно, учитывая объемы рынка, которые приходятся на эту компанию: доля Сбербанка на рынке потребительского кредитования и вкладов составляет около 40%.

При этом Сбербанк выигрывает 70% исков, и здесь ему есть куда стремиться. По статистике правового портала, Тинькофф Банк и «Русский Стандарт» выигрывают 90% споров  с потребителями. ОТП Банк и Альфа-Банк – 63% и 58% исков соответственно.

Эксперты Pravoved.ru отмечают, что высокий процент проигрышей потребителей, в частности, связан с тем, что граждане не всегда могут четко сформулировать свои требования, а также допускают фактические ошибки при написании соответствующих документов.

www.globallookpress.com

При этом не секрет, что банковский сектор старается урегулировать все спорные ситуации с клиентом в досудебном порядке.

Несмотря на статистику, в том же «Русском стандарте» заявили, что считают своей основной задачей поиск компромиссных решений.

«Для банка главным приоритетом является сохранение клиента, поэтому в суд попадает незначительное количество дел», – цитируем представителей банка по РИА Новости.

Судебный топ-5

В целом банковский сектор занимает пятую строчку рейтинга потребительских исков, на его долю приходится 12% от всех поданных заявлений. И, учитывая растущие объемы кредитования граждан, которые даже Банк России считает рискованными, можно предположить, что судебная практика скорректируется, а суды увеличат процент вердиктов в пользу клиентов.

Эксперты отмечают, суды в регионах стали нередко руководствоваться законом о защите прав потребителей, а не нормами финансового законодательства. Среди последних, кстати, не только соответствующие статьи Гражданского кодекса, но и Федеральный закон «О потребительском кредите» и другие акты, регламентирующие взаимодействие на финансовом рынке.

При этом наибольшее количество исков граждане подают к телекоммуникационным компаниям (23%), и чаще всего речь идет об избыточном, по мнению клиента, списании средств. На втором месте по «популярности» – автомобили и их обслуживание (15%), на третьем – продажа строительных материалов и ремонтные работы (13%).

Топ-5 замыкают иски к транспортным компаниям, оказывающим услуги в области пассажироперевозок.

При этом, согласно статистике, самыми защищенными в судебном смысле являются потребители сектора розничной торговли: частично, а порой и полностью суд удовлетворяет 89% исков.

www.globallookpress.com

«В случаях с услугами связи, строительными и страховыми услугами полностью или частично удовлетворяется более 77% исков, в индустрии туризма – 74%, в сфере медицины и косметологии – 63%», – сообщает сервис.

Как видим, большое число претензий потребителя суд удовлетворяет. Испуганные бизнесмены уже заявляют о распространении такого «вредноносного явления» как «потребительский терроризм» с западных широт на отечественные. Речь идет не об отстаивании своих интересов, а о попытке нажиться на компании, используя при этом формально законные методы.

Самым ярким примером является выигрышное дело одной из западных посетительниц популярной сети фастфуда о пролитом горячем кофе.

И дело не только в испорченной блузке: одна только компенсация морального вреда по решению суда может оказаться шестизначной.

Но до этого нашим гражданам далеко – попытки добиться от компании миллионных выплат могут быть расценены в российском суде как злоупотребление правом.

Кроме того, не стоит забывать, что в России отсутствует практика подачи коллективного иска – механизма, который успешно применяется, например, в США.

Самая главная проблема запуска в нашей стране системы коллективных исков против монополий и «чиновников, которые их прикрывают», которую предложила внедрить Федеральная антимонопольная служба (ФАС), состоит в отсутствии методов оценки величины понесенных убытков. Если в других странах существуют специальные механизмы расчета понесенного прямого и косвенного вреда, то в России таковых не предусмотрено, а сами выплаты заявителям значительно скромнее западных.

Тем не менее, по оценкам юристов, начало положено: граждане уже осведомлены, что возможность, а также инструменты защиты своих прав и интересов в суде у них имеются. А дальше – дело за устойчивой судебной практикой, считают специалисты.

Источник: https://tsargrad.tv/articles/jeto-realno-kak-vyigrat-sud-u-grefa-i-drugih-zarvavshihsja-bankirov_147239

Сами виноваты: россиянам не возвращают украденные с карт деньги

Есть ли смысл судиться дальше с ПАО Сбербанк?

2017-03-29T01:16+0300

2019-12-01T08:40+0300

https://ria.ru/20170329/1490990431.html

Сами виноваты: россиянам не возвращают украденные с карт деньги

https://cdn25.img.ria.ru/images/148680/91/1486809115_0:250:4800:2950_1036x0_80_0_0_93fadf7bf749996892c1e5a766f575.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

МОСКВА, 28 мар — РИА Новости, Валерия Хамраева.

Гражданам, обратившимся в суд, чтобы вернуть похищенные с банковских карт средства, не стоит рассчитывать на успех — чаще всего, они проигрывают такие дела.

Об этом говорит исследование юридической компании RTM Group, которая специализируется на информационной безопасности. За прошлый год суды рассмотрели 194 подобных случая. В 81% из них победителями оказались банки.

По данным исследования, граждане чаще всего судились с ПАО “Сбербанк России” — против него было возбуждено 140 дел.

Впрочем, почти все они были решены не в пользу граждан — причем, как утверждает исследование, по вполне законным основаниям.

Между тем в пресс-службе Сбербанка пояснили, что такая статистика “свидетельствует о том, что продукты банка соответствуют действующему законодательству”.

Попытка мирного урегулирования

В основном жертвами хищений становятся пользователи интернет-банков и мобильных приложений, рассказывает эксперт RTM Group Евгений Царев. О таких случаях не понаслышке знает адвокат, руководитель банковской практики КА “Юков и партнеры” Алина Топорнина.

Ранее к ней обращались несколько клиентов, которые столкнулись со списаниями средств с банковских карт без их участия. Однако вопрос был урегулирован еще на досудебной стадии: банк вернул средства.

По словам Топорниной, “если банк уверен, что собственник карты на 100% не причастен к пропаже средств, то он не доводит дело до суда и считает проблему промахом в вопросе своей безопасности”.

Выяснение отношений с банком в таких случаях редко переходит в суд — крупные банки по возможности стараются урегулировать вопрос мирным путем, чтобы не портить репутацию, уверена Топорнина. Однако получается это далеко не всегда.

Отказ банков возвращать украденные средства — одна из самых распространенных тем на форуме сайта Banki.ru. Так, например, с карты клиентки Сбербанка Ирины А. пропало более 60 тысяч рублей.

С помощью интернет-банка деньги переводились на ее телефон, а затем уходили в неизвестном направлении. При этом никаких СМС о списании средств она не получала.

Когда Ирина обнаружила потерю, то заблокировала карту и обратилась с заявлением в банк. Впрочем, в возврате средств ей было отказано: проанализировав всю информацию, банк отметил, что списание средств происходило с личного счета клиентки на ее контактный номер телефона, поэтому отменить эту операцию невозможно.

Судиться невыгодно

Однако оспаривать решение банка в суде еще сложнее, и на это решаются далеко не все граждане, рассказывает Царев. “Это долго, дорого и практика по этим делам весьма негативная — почти всегда выигрывают банки”, — отмечает он.

Так, например, один из клиентов его компании потерял порядка 100 миллионов рублей (речь идет о юридической компании), ему уже пришлось оплатить шесть экспертиз стоимостью от 300 до 600 тысяч рублей каждая, а также работу адвокатов.

“Даже при таких крупных хищениях процесс получается настолько дорогим, что иногда теряет смысл, а уж в отношении более мелких краж смысла совсем нет”, — отмечает он.

Кроме того, даже если дело переходит в суд, гражданам практически невозможно доказать свою непричастность к пропаже средств, продолжает он.

Во-первых, большинство краж происходит методом социальной инженерии, когда злоумышленники тем или иным способом узнают у клиентов банка коды доступа или пароли, рассказывает член наблюдательного совета банка “Воронеж” Роман Прохоров.

В этом случае отсудить у банка ничего не удастся — по документам, все операции проходят от лица клиента.

Во-вторых, еще на стадии заключения договора банки стараются обезопасить себя. “Почти все они заключают стандартный договор с клиентами, в которых все риски использования дистанционного банковского обслуживания (интернет-банк, мобильное приложение и прочее. — Прим. ред.

) возлагаются на клиента”, — поясняет Евгений Царев. Таким образом, банк не несет ответственности за совершение мошеннических платежей с использованием ДБО.

Поэтому, по словам Царева, при рассмотрении дела суд ссылается на подписанный клиентом договор и выносит решение в пользу банков.

“Первое, что необходимо сделать, при краже средств со счета — это заблокировать его и карту, а затем сразу начать собирать доказательства своей невиновности”, — рассказывает финансовый директор юридической компании BMS Law Firm Юрий Степанов. По его словам, в качестве таких доказательств подойдут и свидетельские показания, и любые документальные подтверждения того, что человек в момент перевода или снятия денежных средств находился в определенном месте.

Кроме того, продолжает он, необходимо запросить распечатку телефонных переговоров, которая подтвердит время прихода СМС о снятии денег и звонок в банк с требованием блокировки счета.

“Доказательства могут быть самыми разными в зависимости от обстоятельств, но чем их будет больше, тем более вероятно, что суд примет сторону клиента”, — говорит Степанов.

Впрочем, основные правила безопасности в отношении банковских карт весьма просты, напоминает Юрий Степанов. “Нужно соблюдать в тайне свои реквизиты и код, нигде их не записывать, а также совершать покупки только в проверенных магазинах”, — подчеркивает он.

Об осторожности в отношении банковских карт ранее уже напоминал Центробанк. По его данным, в последнее время в России появился новый вид мошенничества: участились случаи, когда неизвестные лица обращаются к клиентам банков с предложениями выкупить их банковскую карточку.

После того как в распоряжении таких людей оказывается банковская карта, они используют ее для совершения нелегальных операций — в том числе для кражи средств с чужих интернет-банков или электронных кошельков.

В ЦБ также отмечали учащение случаев СМС-мошенничества, когда гражданину может прийти сообщение о том, что на его карте заблокирована определенная сумма и для ее разблокировки необходимо позвонить по указанному номеру телефона.

В ходе этого разговора мошенники стараются выведать номер счета гражданина, кодовое слово и другие данные, с помощью которых они получат доступ к деньгам. В случае если мошенники узнают эти данные и воспользуются ими для кражи средств, вернуть похищенные деньги будет практически невозможно, напоминает Роман Прохоров. 

Источник: https://ria.ru/20170329/1490990431.html

Сбербанк не просветил «Транснефть»

Есть ли смысл судиться дальше с ПАО Сбербанк?

Что значит прецедентное постановление суда для рынка финансов

Суд объяснил суть прецедентного решения по делу «Транснефти» против Сбербанка. «Транснефть» суд счел неспособной самостоятельно оценить риски сложных банковских продуктов. Если рынок захлестнет волна таких споров, банкам грозят убытки на 1 трлн руб.

Андрей Махонин / ТАСС

В пятницу, 23 июня, Арбитражный суд Москвы опубликовал полный текст решения суда в пользу «Транснефти» по иску о взыскании со Сбербанка убытков по деривативам почти на 67 млрд руб. Документ содержит мотивировочную часть с обоснованием решения, вынесенного еще 8 июня.

Согласно материалам суда, Сбербанк навязал «Транснефти» «под видом субсидии» невыгодную, высокорисковую, спекулятивную сделку, не отвечающую «цели снижения стоимости обслуживания облигаций за счет соответствующего использования опционной премии, суть исполнения и риски по которой истец не был в состоянии самостоятельно оценить в силу отсутствия у него опыта и квалификации в сфере заключения сделок со сложными производными инструментами».

При этом суд принял во внимание довод «Транснефти», что в связи с длительными доверительными отношениями со Сбербанком компания воспринимала последний больше как своего консультанта, чем контрагента, преследующего собственные интересы.

Сбербанк же при этом суд счел приложившим недостаточно усилий для полного раскрытия «Транснефти» всех рисков по деривативной сделке. В частности, суд поддержал доводы «Транснефти» о том, что Сбербанк не уведомил компанию о перспективах ослабления рубля.

«Прогноз ЦБ РФ касательно роста неопределенности курса рубля, отрицательная динамика валового внутреннего продукта, сокращение международных резервов России и иные факторы не были доведены до сведения истца и отражены в декларации о рисках», — сказано в решении суда.

Сложный производный инструмент Сбербанк предложил «Транснефти» для снижения стоимости обслуживания ее облигационного долга. Он представлял собой комбинацию двух барьерных опционов на продажу и покупку валюты. Опцион «Транснефти» срабатывал при росте курса доллара выше 50,35 руб.

(тот самый барьер) за доллар, опцион Сбербанка — при снижении курса ниже 32,5 руб. за доллар. За принятие риска конвертации рублей (на сумму номинала облигаций) в валюту «Транснефти» полагалась премия.

Эта премия как раз и должна была отчасти компенсировать расходы «Транснефти» на выплаты по купонам облигаций, помогая таким образом сэкономить на этих выплатах.

При этом перспектива срабатывания барьера преподносилась как отдаленная и маловероятная. Но в результате реализовалась именно она. Как следствие, в конце 2014 года «Транснефть» выплатила Сбербанку почти 67 млрд руб. А спустя два года она обратилась в суд и выиграла, признав сделку недействительной. Для исполнения решения суда Сбербанк должен вернуть «Транснефти» полученное по сделке.

Юрий Смитюк / ТАСС

Вице-президент, директор правового департамента Сбербанка Игорь Кондрашов, комментируя решение суда, отметил, что Сбербанк при заключении и исполнении сделки с «Транснефтью» действовал добросовестно.

«Странно было бы предполагать, что в одной из крупнейших российских компаний, которая на момент сделки со Сбербанком заключила более 100 аналогичных сделок с иностранными банками, не было специалистов достаточного уровня квалификации для оценки условий сделки, которые не могли адекватно оценить возможные риски», — добавил он.

Таким образом, в Сбербанке считают «Транснефть» достаточно квалифицированным инвестором для заключения сделок со сложными инструментами и оценки рисков по ним.

Пока спор успела рассмотреть только первая судебная инстанция. Решение вступит в законную силу, если не будет оспорено в апелляции, либо сразу после вынесения решения второй инстанцией.

Если решение первой инстанции устоит, то, по оценкам Sberbank CIB, это может спровоцировать аналогичные разбирательства и привести к потерям российских банков на 1 трлн руб. «В случае если мы проигрываем в суде, это создает прецедент, и следует ожидать лавину подобных исков от других компаний», — заявил руководитель департамента глобальных рынков Sberbank CIB Андрей Шеметов.

На текущий момент объем рынка процентных и валютных деривативов составляет более $200 млрд, указывает Sberbank CIB. По словам Андрея Шеметова, после подобного прецедента российский рынок деривативов столкнулся с риском коллапса. «Корпоративные клиенты не смогут захеджировать риски», — заявил он.

Представитель «Транснефти» от комментариев отказался.

Финансисты поддержали Сбербанк. Профессиональное сообщество в лице Ассоциации российских банков (АРБ), Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) и Национальной финансовой ассоциации (НФА) распространило заявление по решению суда. В нем отмечается, что «Транснефть» не может считаться слабой стороной договора».

В нем подчеркивается, что компания по масштабу деятельности отвечает всем возможным критериям квалифицированного инвестора как по российскому, так и по зарубежному праву.

Признание такой компании, как «Транснефть», слабой стороной и распространение на нее соответствующих мер защиты не только дезориентирует участников, но и создает риски для российского рынка внебиржевых производных финансовых инструментов, считают участники объединений.

Опрошенные РБК банкиры, предлагающие своим клиентам сложные производные инструменты, признаются, что теперь не знают, являются ли заключенные ими сделки действительными и как им работать с деривативами дальше.

ЦБ также выразил обеспокоенность складывающейся правоприменительной практикой на рынке производных финансовых инструментов (ПФИ). В своем комментарии в пятницу Банк России сообщил, что она ставит под угрозу практически все сделки российских банков с нефинансовыми организациями по производным финансовым инструментам.

Как отмечается в комментарии, складывающаяся судебная практика создает неприемлемые юридические риски для таких операций, что может вылиться в свертывание данных операций в российской юрисдикции.

«Отсутствие возможности хеджирования валютных и процентных рисков экспортеров и импортеров поставит под угрозу значительную часть экономики, связанную с экспортом и импортом», — указали в Банке России.

Экспертов удивила позиция суда о том, что банк должен заботиться об интересах другой стороны. «Это характерно для посреднических, агентских отношений, но не по сделкам с деривативами.

Здесь каждая сторона должна заботиться только о своем интересе, и это не должно быть основанием для признания сделки недействительной», — подчеркивает глава НАУФОР Алексей Тимофеев.

Гендиректор УК «Спутник — Управление капиталом» Александр Лосев считает абсурдным такой подход. «Контрагент и консультант — это разные понятия», — указывает он.

Ключевым для банкиров стал и поднятый в решении суда вопрос раскрытия рисков клиентам по сложным инструментам.

Как отмечает директор юридического департамента ЮниКредит Банка Наталья Окунева, до сих пор банки самостоятельно прописывали в своей документации механизм раскрытия рисков сделки производных финансовых инструментов контрагенту, на рынке пока еще не существует стандартных критериев, в какой степени и как подробно должны такие риски раскрываться. Это создает дополнительный риск оспаривания сделок с ПФИ, указывают банкиры.

Эксперты отмечают, что без изменений отношения судебной системы к таким сложным финансовым инструментам, как деривативы, невозможно создать стабильный деривативный рынок.

«Беда заключается в том, что мы не можем имеющиеся недостатки преодолеть изменением законодательства или стандартов саморегулируемых организаций, — говорит Алексей Тимофеев.

— Мы трудимся над этим, но все равно не сможем никогда исключить оценочное суждение суда».

Начальник юридического департамента Ланта-банка Дмитрий Шевченко указывает, что с активным применением ст.

10 ГК РФ (запрет на злоупотребление правом) схожие прецеденты могут случиться в любых отношениях и на любом рынке, будь то ценные бумаги или кредитование. «Основной проблемой здесь является то, как, применяя ст.

10 ГК РФ, соблюсти требования здравого смысла, раз уж процессуальный закон именно за ним оставил последнее слово», — резюмировал он.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2017/06/26/594d59179a79477816647cee

Консультант закона
Добавить комментарий