Имеют ли право не брать на гос работу, если девушка в хиджабе?

В школу в платке. опрос kaktus

Имеют ли право не брать на гос работу, если девушка в хиджабе?

Роман Шрайдер

Религия и образование, как огонь и вода. Возьмите любую богатую и развитую страну и она будет светской. Возьмите любую вонючую и вшивую дыру, и там окажется полно религиозных фанатиков. На примере нашей страны это хорошо видать, чем больше людей постятся и стоят раком по 5 раз в день, тем больше проституток и дворников едут на заработки. Совпадение?

 А Индонезия,Малайзия,Саудовская Аравия? 

Посмотрим на Ближний Восток. Почему там все разрушено? Потому что пришли люди с демократией,и разбомбили земли коренных жителей. Вывезли золото и все что имеет цену. Выкачивают нефть для своей же выгоды. 

Посмотрим на Россию,она в упадке. Там тоже радикалы сидят? 

Лично я за то,чтобы каждый человек одевался как хотел. 

И мои дети будут одеваться так,как я буду их одевать. А когда свое мнение появится у них,то пусть одеваются как хотят. 

В исламе нет принуждения. 

Мне кажется вонючая и вшивая дыра у вас в голове.

Пусть каждый одевается так,как хочет. В конце концов,у нас есть закон о свободе вероисповедания. Есть закон о свободе слова. 

С тех пор как человек появился на земле,он был нагим. И по мере образованности человека,он покрывал свое тело одеждой. И Женщины в Исламе стоят на вершине всего этого. Нашему создателю лучше знать,что для нас лучше. 

А те,кто выступает против и твердят о свободе для женщин,кого вы обманываете? 

Вы не хотите свободу для женщин,вы хотите свободный доступ к ним.

Я всегда лояльно относилась к женщинам в хиджабе. Я сама не ношу хиджаб, но одеваюсь скромно, никаких мини-юбок, шорт, облегающих одежд и вырезов. Как-то стояла на остановке, ждала маршрутку, подошла женщина лет 50, в хиджабе, спросила какая маршрутка поедет в сторону базара. Так как все дружно молчали, я ей объяснила, на какие маршрутки ей надо сесть.

Она помолчала 3-4 минуты, потом говорит мне уже злобным тоном, почему я громко ответила. Я удивилась, сказала, что ответила ей, что вроде разговариваю негромко,  а она продолжала провоцировать меня на ссору, стала оскорблять меня. Я молча отошла в другой конец…Ну да ладно, может  эта женщина просто энергетический вампир.

Другой случай, надо было ехать в другой район, я подошла к такси, машина была пустая. Таксист предложил сесть на переднее сиденье, так как сзади он хотел взять еще других пассажиров, которые еще не подошли. На стоянке в это время стояла молоденькая девушка в хиджабе, она и не садилась в такси, а ждала попутку, на которой дешевле будет уехать.

Когда она услышала, как таксист предложил мне сесть на переднее сиденье, она пулей промчалась к такси, оттолкнула меня и села туда. Мне мое воспитание не позволило ее отчитать за неподобающее поведение ко взрослым. Я молча пересела назад. После этого мое отношение к женщинам носящим хиджаб изменилось, я всегда думала, что такие женщины набожные, добрые, толерантные.

Сейчас вижу таких и меня передергивает, хотя я понимаю, что не одежда виновата, а злых людей везде хватает, и в хиджабе и без.

У всех взгляды разные. Но Ислам это образ жизни прежде всего и покорность Всевышнему. Ислам распространяется Слава Богу. Может со временем люди станут более грамотными. Верующие люди хотят лишь жить по законам Всевышнего. Эти законы СПРАВЕДЛИВЫ. С принятием Ислама хочу жить только ради довольства Всевышнего.

Соблюдать все заветы и запреты Всевышнего. Поступать по совести, делать много добрых дел, помогать нуждающимся и т.д. Жизнь становится прекрасной когда понимаешь смысл и цель её. Верующий человек не ограничивается только этой временной жизнью, у него есть надежда на вечность.

Неужели вы не хотели бы жить вечно в Раю, со своими любимыми, с теми кто вам очень дорог.

И платок для мусульманки это покорность Всевышнему а не мода или копирование арабов. Ислам не религия арабов. Ислам тоже пришёл когда-то в арабские страны,а до него люди были невежественными и язычниками. Ислам для всего ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.

До коммунизма в Кыргызстане был ислам. Посмотрите не поленитесь, хотя бы в интернете, как выглядели древние кыргызские женщины. Носили платки, длинные платья и элечек, что тоже по Исламу.

С приходом коммунизма,атеизма люди стали атеистами, отрицать Всевышенего Творца и как следствие получили много социальных проблем(алкоголизм, наркомания, брошенные дети и старики и т.д.)что и сейчас наблюдается.

Тогда как Ислам учит человечности, справедливости, любви, скромности, целомудрию, получать образование, прогрессу и еще многому. Не зацикливайтесь на платке, а посмотрите какая мудрость заложена в том что покрыта ваша мать, сестра, жена, дочь.

Она защищена от всего что может ей навредить.

И еще самое главное не смотрите на мусульман, человеческий фактор, мусульмане не идеальны а Ислам идеален. Читайте, изучайте Ислам, вы только много пользы приобретёте для себя.Мир вам!

Во всех солидных организациях есть дресс-код. Там не разрешено приходит в джинсах, сланцах, в футболке и т.д. Испокон веков во всех странах женщины одевали платок и платье, причем не короткие, а ниже колен.

А также на свадьбах невесты носят длинное платье и специальный головной убор, а на концертах, торжествах одевают длинное вечернее платье. Исключение составляет некоторые тропические страны, где люди ходят без штанов, мужчины на член надевают трубы, а женщины закрываются листком. Это из области этики и интимного стыда.

Поэтому запрещать платок и длинное платье – это просто ущемление прав. Прежде всего – религиозных прав. А религиозные чувства верующих – очень уязвимое дело. Почему в 20-х годах в СССР возникла гражданская война? Один из причин в том, что большевики оскорбили чувства верующих, объявили войну против религии.

//Платок и платье тоже из элементов этики. Но к сожалению, у нас это отрицается, а декольте, бикини, короткие штаны, где половина груди и верхняя часть ягодицы отчетливо видно, поощряется. Тем более и христианство, и Ислам и др. нормальные религии призывают закрывать тело и уважать визуальные чувства других.

Что вы испытывали бы, если напротив вашего мужа сидит полуголая девушка, выставив груд и бедра напоказ, или перед вашей дочкой выставив ноги вперед сидит парень в коротких шортах,  с длинной густой растительностью на бедрах? 

Вера во Всевышнего это самое хрупкое и очень ценное состояние человека. Атеисты сами себя делают ущербными,хотят увидеть все своими глазами. А нет. Вера это большая и сложная духовная работа надо собой. Дело не в ПОВТОРЕНИИ за кем либо.

Для женщины покрытие головы и отказаться от макияжа, от казалось бы внешней красоты , реально сложный шаг. Но она взамен приобретает духовную красоту. А это не оценимо. Проявление веры, если человек уверовал,почувствовал всем сердцем,признал разумом, проговорил словами, должен подтвердить делами.

Это ежедневная работа над собой, расти духовно, вставать на утреннюю молитву,и далее всего 5 раз в день, быть всегда в состоянии чистоты и духовно и физически. Не достаточно просто верить в душе. Нужно подтвердить своими добрыми делами и поступками. И не делать из этого рекламу. Не афишировать что где-то, кому-то помог.

Бог и так все видит. Делать людям добро от всей души, ради Аллаха, а не ради пиара. Улучшать жизнь свою и окружающих. Не делать никому зла. Относиться ко всем УВАЖИТЕЛЬНО не зависимо от статуса и положения,поскольку мы все равны перед Всевышним. Уважать старших, не обижать маленьких.

В день суда, а человек обязательно ответит за все свои поступки, а с верующего еще больше будет спрос. Всевышний видит сердце каждого,его не обмануть.

И это малая часть того чему призывает ислам.

И это великий дар и милость Всевышнего, чувствовать и жить под руководством Всевышнего Творца. Мир вам!

Источник: https://kaktus.media/doc/397984_opros_kaktus:_shkolnica_v_platke._kak_vy_lichno_otnosites_k_etomy.html

«Можно бестактный вопрос?»: как устроиться на работу, если вы девушка в хиджабе

Имеют ли право не брать на гос работу, если девушка в хиджабе?

Я создатель и руководитель детской студии «Маленькие загадки». Здесь я реализуюсь как психолог с исламским образованием: в процессе игр мы рассказываем детям о пророках, изучаем Коран.

За всю мою жизнь в Москве и 16 лет ношения платка меня остановили для проверки документов только один раз. Я уже привыкла не замечать повышенное внимание и шушуканье. Случается, что меня сверлят взглядом или кидают какую‑нибудь фразу.

Но когда я вижу, кто это делает, мне становится жалко этих людей: обычно это женщины среднего и старшего возраста, обделенные любовью и вниманием. Им не важно, на кого и по какому поводу вылить свою желчь и агрессию. Наверное, мне было бы тяжело выходить на улицу, если бы я жила с мыслью, что там одни враги.

Очень важен внутренний настрой и открытость миру. Хороших и адекватных людей все равно больше.

Университет я закончила с красным дипломом, и так получилось, что вручал мне его ректор. Когда он протянул мне руку, я не смогла пожать ее, ведь мусульманкам запрещено соприкасаться с посторонними мужчинами. Ректор был удивлен, комментировать это никак не стал — и к этой теме мы не возвращались.

Приезжая на собеседование, я с порога слышала фразу: «Пока вы до нас ехали, мы нашли другого человека»

Устроиться на работу в платке очень сложно, особенно — на работу в сфере образования. Мне удавалось получить работу в светских заведениях только по рекомендациям моих преподавателей. Если же я пыталась найти работу самостоятельно — почти всегда это заканчивалось отказом, находились какие‑то оправдания.

Некоторые работодатели напрямую говорили, что «в таком виде» на работу не примут.

Как‑то перезвонили после собеседования и сообщили, что предыдущий психолог выходит из декрета, хотя накануне говорили, что ее декрет только что начался.

Нередко, приезжая на собеседование, я с порога слышала фразу: «Пока вы до нас ехали, мы нашли другого человека». Если я вновь звонила по этому номеру, оказывалось, что вакансия до сих пор открыта.

Как‑то я позвонила в детский сад — и мне сразу задали вопрос: «Вы в платке ходите?» Я ответила «да». Бросили трубку.

Однажды в моем районе требовался психолог в садик для детей с задержкой речевого и психического развития. Район спальный, найти специального психолога, который будет приезжать в такую даль, было трудно.

Тут прихожу я: кандидат психологических наук, психолог с опытом работы с детьми-инвалидами, со всеми готовыми документами. Директор не хотела меня отпускать, уговаривала снять платок ради работы.

Я знаю девушек, которые так поступают, потому что им нужно кормить детей, а мужа у них нет. Слава богу, я замужем и такой вопрос передо мной не стоит.

Я мечтала реализоваться в профессии, а не остаться младшим сотрудником в кабинете, где меня никто не видит и не слышит.

Я хотела стать профессионалом, практиком в сфере детской и специальной психологии, мечтала помогать детям-инвалидам. Но общественные стереотипы тормозили мое развитие.

В то время как многие мои однокурсницы получали огромный опыт работы, придумывали новые технологии и методики, я топталась на месте.

Мне приходилось работать с очень тяжелыми детьми на домашнем обучении, от которых отказывались остальные педагоги. Это были те случаи, когда родители просили прислать к ним хоть кого‑нибудь.

Например, я занималась с глухим слабовидящим мальчиком, у которого были умственная отсталость, шизофрения и аутизм. Потом я узнала, что перед моим первым визитом его маму предупредили, что придет необычная девушка, но бояться ее не нужно.

Обидно, что наше общество настолько незрело реагирует на кусок ткани на голове, поддаваясь стереотипам и слепо веря всему, что говорят по телевизору.

Те, с кем мне все-таки приходилось работать, в скором времени расслаблялись и оценивали меня уже не по внешнему виду, а по словам и поступкам. С 2002 года я волонтер в организации слепоглухих людей. Они прекрасно знают, что я соблюдающая мусульманка, и им не важен мой внешний вид.

Гульнара

экономист

Я родилась в Москве, в обычной, не слишком религиозной татарской семье. Осознанно соблюдаю каноны ислама с 15 лет. У меня два высших образования: теологическое и экономическое.

Уже 4 года я работаю в компании «Спортмастер». Занимаюсь планированием цен и наценок, провожу экономический анализ. У нас сложно продвинуться по карьерной лестнице, но сейчас я и не стремлюсь к этому — параллельно с работой пишу диссертацию и вообще живу активной жизнью.

Хорошо помню свое собеседование. Руководитель спросила у меня: «Можно задать вам бестактный вопрос?» Я, конечно, подумала, что это будет вопрос про платок, но она спросила про декрет.

Вообще, бестактные вопросы мне задают довольно часто. В первый год работы я очень подробно отвечала, ведь люди действительно могут не знать каких‑то элементарных вещей. Пожалуй, самый популярный вопрос, не жарко ли мне в платке летом. Думаю, в 30-градусную жару жарко всем и легкий хлопковый платок не слишком усложняет ситуацию.

Однажды преподаватель сделал мне замечание, что сидеть на паре в головном уборе не по этикету. Я вышла с этого занятия в слезах

Когда я училась на экономиста в Плехановке, у меня на потоке не было ни одной девушки в хиджабе, но меня это не смущало. В университете меня беспокоили не косые взгляды, а учеба.

Однажды преподаватель сделал мне замечание, что сидеть на паре в головном уборе не по этикету. Я вышла с этого занятия со слезами на глазах, было очень обидно. На перерыве вокруг меня собрались мои одногруппницы, все утешали меня.

В итоге мы с ними очень сдружились, так что даже у этой ситуации есть свои плюсы.

Лет пятнадцать назад найти хорошую работу в платке было действительно сложно, но сейчас, когда и ислам в России быстро развивается и хорошее образование получить не проблема, устроиться на работу по специальности вполне реально.

Однажды я устраивалась в сеть магазинов бытовой химии. Меня взяли без проблем, сказав, что красный диплом Плехановки — это круто.

Но проработала я в этой компании всего три месяца, потому что сотрудники там практически разговаривали матом, для меня это было дико. При этом отношение ко мне было хорошее.

Мне даже удалось положительно повлиять на коммерческого директора — он стал материться намного меньше.

Одно время, когда я искала работу, у меня бывало по три собеседования в день.

Возможно, люди просто не хотели принимать мусульманку, но побоялись высказать мне это в лицо, но я думаю, что в большинстве случаев все решает не платок или его отсутствие, а хорошее резюме и квалификация. Если работодатель видит в тебе профессионала, он возьмет на работу именно тебя, независимо от твоих вероубеждений.

Подробности по теме

Как живет первая в России мусульманка-видеоблогер

Как живет первая в России мусульманка-видеоблогер

Уже 14 лет я занимаюсь единоборствами: тайский бокс, кудо, кунг-фу. Даже создала собственный клуб и тренирую команду по кудо. У меня занимаются девушки разного вероисповедания. Я не смотрю на религиозную принадлежность — нас объединяет именно спорт.

Ислам запрещает наносить увечья как самому себе, так и сопернику. Я выбрала кудо как нетравматичный вид спорта: экипировка закрывает все тело, а шлем защищает от ударов лицо и голову.

Я организую спортивные фестивали, концерты, ярмарки и другие мероприятия.

Некоторые потенциальные партнеры, например производители еды и напитков, которых я приглашаю поучаствовать со своей продукцией, видя, что я в хиджабе, не идут на контакт.

У них возникает недоверие, они не хотят лишний раз со мной пересекаться. Конечно, если бы в России к девушкам в платках относились лояльнее, работать и общаться с людьми было бы проще.

Я входила в вагон — и все из него выбегали. Ездила в метро как принцесса!

Приняв ислам, поначалу я принципиально ходила вся в черном — считала, что так нужно. В этот период люди сторонились меня, просто разбегались по сторонам. Я входила в вагон — и все из него выбегали.

В общем, ездила в метро как принцесса! Изучив вопрос глубже, я узнала, что цвет одежды значения не имеет. Когда я поеду в Эмираты, конечно, должна буду носить черное, потому что там принято одеваться именно так.

В Москве же черный — цвет траура, он вселяет в людей тревогу, а я не хочу никого пугать.

В феврале этого года, когда случился инцидент с няней, убившей девочку, я уже водила свою машину.

Как‑то люди из проезжающей мимо дорогой тонированной машины швырнули мне на капот бутылку с какой‑то жидкостью.

Я не из пугливых, но в этот момент стало по-настоящему не по себе: неужели я могу пострадать из‑за ужасного поступка безумной женщины, которую даже не знаю, только из‑за того, что я в платке?

Отношение к мусульманкам в спорте неоднозначное. В европейском мире женщину в хиджабе могут не пустить на пьедестал за наградой из‑за того, что она неправильно одета.

В исламском мире ей вообще могут запретить заниматься спортом, как это происходит в Саудовской Аравии. Когда я решила выступать на соревнованиях в хиджабе, бывало, что меня не хотели регистрировать, аргументируя это тем, что дресс-код не позволяет.

Мол, спортивная форма едина для всех. Но поддержка тренеров помогала: организаторы допускали к бою.

Недавно прошел чемпионат Москвы по кудо, на котором я заняла призовое место. Президент федерации поздравил меня, вручил кубок и диплом, сказал, что я молодец.

А на фотографии, где я принимаю кубок, кажется, будто я хочу пожать его руку. Конечно, люди стали это обсуждать, возмущаться: как так, мусульманка жмет руку мужчине.

Очень сложно угодить всем, даже если ты делаешь что‑то безусловно хорошее.

Подробности по теме

«Это только для мальчиков»: легко ли потерять работу из-за того, что вы женщина

«Это только для мальчиков»: легко ли потерять работу из-за того, что вы женщина

Я изучаю теологию и арабский язык в МИИ. Получив диплом, смогу преподавать основы ислама и работать переводчиком. Я хотела бы сделать хорошую карьеру, но если на работе меня попросят снять платок, без раздумий уволюсь, как бы она мне ни нравилась и какой бы перспективной ни была.

Платок я ношу всего полгода. Начинала с маленьких платочков, потом перешла на чалму, зимой пробовала покрываться шарфом. В один из дней проснулась с мыслью — почему бы мне не надеть хиджаб. И больше не снимала. После этого в моей жизни совершенно точно что‑то изменилось. Наверное, то, что я обрела, можно назвать душевным спокойствием.

Моя мама русская. Родственники и большинство друзей — тоже. Приняв решение покрыться, я была уверена, что близкие отвернутся от меня, подумают, что я какая‑то не такая.

Потом поняла, что настоящий друг останется другом независимо от того, будет у меня на голове хиджаб или мешок из‑под картошки.

Конечно, с некоторыми людьми наши дороги разошлись — с теми, кто пытался переубедить меня и отказывался принимать мое решение. Но я считаю, что это к лучшему.

Часто на улице ко мне подходят незнакомые девушки и спрашивают, как у меня получается так красиво завязать платок. Обычно советую им посмотреть видеоуроки — есть масса способов сделать это очень красиво.

Настоящий друг останется другом независимо от того, будет у меня на голове хиджаб или мешок из‑под картошки

Как и до ношения платка, на меня обращают внимание молодые люди, но теперь они не решаются подойти, стесняются. К слову, это меня радует, потому что навязчивое мужское внимание мне ни к чему.

Я не осуждаю девушек мусульманского происхождения, которые не носят платок. Каждая должна прийти к этому сама. Я тоже считала, что это не нужно, когда мало знала о своей религии. Люди могут относиться ко мне с непониманием, недоверием, даже ругать, но так или иначе, хиджаб — это часть меня и я не стану меняться, только чтобы все вокруг были довольны.

Источник: https://daily.afisha.ru/relationship/3470-mozhno-bestaktnyy-vopros-kak-ustroitsya-na-rabotu-esli-vy-devushka-v-hidzhabe/

Мусульманки вне системы образования

Имеют ли право не брать на гос работу, если девушка в хиджабе?

Более трех с половиной тысяч подписей собрали в КБР в защиту школьниц-мусульманок и их права ходить на уроки покрытыми

Косынка – без конфликта


С первого учебного дня в школах страны введена определенная форма одежды, которая призвана уравнять богатых и бедных учеников и стереть религиозные различия. На деле все запреты касаются девушек, теперь им нельзя надевать очень короткие или очень длинные юбки. Но самое главное, категорически запрещается покрывать голову косынкой.

Хотя законодательно школьная форма в стране пока не утверждена, федеральный центр дал разрешение регионам самим решать, в каком виде детям ходить в школу, но муниципальные органы власти КБР поспешили издать свои приказы и категорически запретить головные уборы в школах.

ДУМ против

Совет улемов КБР обратился к главе КБР с просьбой защитить чувства мусульманок и позволить им посещать занятия в одежде, предписанной исламом. «Женская одежда, закрывающая тело, кроме лица, кистей рук и стоп, никак не может влиять на успеваемость или неуспеваемость учениц.

Основной заботой преподавательского состава школ и других учебных заведений должно быть усвоение учащимися учебного материала.

И если ученица в платке справляется с этой задачей, то её одежда не должна быть предметом пристального внимания, так как свой жизненный путь и соответствующую ему одежду каждый человек выбирает сам», — сказано в обращении.

По мнению исламских ученых республики, «…запрет на ношение платка в школе показывает нетерпимое отношение к платку в частности и к мусульманам в целом».

«Сейчас, когда мусульманки поставлены перед выбором платок или школа, многие вынуждены оставить школу, что увеличит раскол в обществе и на руку тем, чьи цели дестабилизация общественного порядка и безопасности», — сказано в обращении.

Совет улемов обращается к главе КБР как гаранту конституционных прав и свобод с просьбой при принятии нормативных актов, регулирующих внешний вид школьниц, учитывать национальные и религиозные интересы жителей республики, «…а именно разрешить желающим дополнить платком в виде аксессуара единую  школьную  форму,  соблюдая цветовую гамму, а также увеличить длину юбки. Мы надеемся, что с Вашей помощью будут приняты адекватные меры для решения этой актуальной на сегодняшний день проблемы».

Юридические нормы… в норме

Сейчас проблема с ношением косынок в школах активно обсуждается в обществе. Вопрос регулирования длины женских юбок и косынок обсудили даже в МВД.

На брифинге с силовиками заместитель муфтия республики Алим Сижажев заявил, что в ДУМ поступило более 20 заявлений от мусульманок, которым запретили ходить в школу покрытыми. «Заставить мусульманку снять платок равнозначно тому, чтобы попросить девушку раздеться.

Мы просим не ущемлять права мусульманок в учебных заведениях», — сказал Сижажев. С его слов, ситуация может дойти до того, что в мусульманской среде республики актуализируется вопрос создания альтернативной системы обучения, «..а часть людей готовы выйти на митинги».

Однако, по мнению сотрудника центра «Э» А.С., участника брифинга, вся ситуации с косынками в школе в пределах законодательства, юридические нормы не нарушены, в школах религиозных конфликтов не допущено.

«Приняты изменения в федеральный закон, где четко прописано ношение школьной формы, то есть это длина юбки и ношение головного убора.

Но некоторые ученицы пришли в школу в головных уборах, в связи с чем родители были вызваны в школу, и проведена разъяснительная беседа об этих изменениях», — заявил он. Но при этом, «… некоторые родители, почему-то, решили заняться самообразованием дочерей».

Где искать компромисс

А на днях платья учениц обсудили в республиканском парламенте. На встрече с руководителями департаментов образования районов и городов, организованной Комитетом по образованию и науке, решали, закрепить требования к внешнему виду школьников в отдельном законе или внести соответствующую норму в закон «Об образовании в КБР».

По словам руководителя департамента образования Нальчика Светланы Ачмизовой, о введении с нового учебного года школьной формы родителям было объявлено заранее, вопрос обсуждался на собраниях.

Родителям, которые из-за финансовой составляющей не смогли приобрести форму, а стоит она недешево – от 3,2 до 3,9 тысяч рублей, разрешили одевать детей в деловом стиле, без ярких акцентов в одежде.

«Но проблемы возникли с родителями, чьи дети придерживались определенного религиозного течения», — отметила Ачмизова.

Всего в городе около 0,5 процента девушек, в среднем 3-4 по каждой школе одеты по канонам ислама. «В департамент и в правительство республики поступают жалобы от их родителей. В городе две девушки все еще не посещают занятия, мы будем подавать материалы об этом в ПДН», — сказала она.

Руководитель департамента образования Баксанского района Тамара Абрегова обижена, что ее родной район незаслуженно получил статус центра религиозного экстремизма. «У нас все в порядке. У нас нет проблем», — говорит она.

С ее слов, все дети с 1-го сентября пришли в школу в форме, модель которой задолго до начала учебного года родители выбрали на собраниях. «Все одеты в школьную форму, при этом никакой религиозной атрибутики не допущено», — сказала она.

Хотя, как оказалось, «проблема» в районе все же была – девочка, которая снимать хиджаб не согласилась. «Девочка с семьей приехала из Египта. После многократных бесед с ней я пригласила родителей в ПДН.

Попытались найти точки соприкосновения, сейчас она ходит в деловом виде: черный низ, белый верх. Согласилась носить белый платок, который не закрывает лица и шеи. Единственное, мы нарушаем постановление главы района, разработанное на основе нормативных документов.

Но я считаю, что мы должны были обойти острее углы», — отметила она.

Одни чиновники от образования говорили о необходимости поиска компромиссов, предлагали идти навстречу ученицам. «В районе три девочки носили хиджаб, одна ушла из школы и поступила в медицинский колледж. С остальными мы пришли к компромиссу, они ходят в форме, принятой в школе и носят косыночки.

Я считаю, нужно обходить острые углы и находить компромиссы. Детям в их возрасте, с их особенностями психологии нельзя ставить вопрос ребром, запрещать.

Сами знаете, если что-то запретить ребенку, он этого хочет еще больше», — отметила зам руководителя департамента образования Чегемского района Мадина Ворокова.

Другие были категорически против поиска каких-либо точек соприкосновения. «Не надо компромисс искать там, где его нет. Ни в коем случае нельзя допускать религиозных аксессуаров. Или мы занимаемся образовательным процессом или начинаем заниматься политиканством», — сказал директор гимназии №13 Нальчика Хасанби Сабанов.

Со слов вице-спикера парламента Татьяны Саенко, в стране провозглашен светский характер образования.

«Светскость образования запрещает пропаганду религии, проповедовать веру может, но нельзя навязывать ее соседу по парте.

Ученик не может демонстрировать религиозную атрибутику, это касается и хиджаба, и православного креста поверх одежды. Это один их принципов светского образования», — сказала она.

Предлагали запретить головные платки не только в школе, но и в профессиональных учебных заведения, в том числе и вузах. Было и такое удивительное предложение: наказывать родителей, вплоть до лишения их прав воспитывать детей за то, что они заставляют дочерей надевать хиджаб.

Но пока окончательного решения законодатели не приняли.

Временная косынка

Азамата К. (имя изменено по просьбе собеседника) один из трех с половиной тысяч мусульман, подписавших обращение к главе КБР. «Через ДУМ мы писали заявление, что девочек, покрытых по исламу, не пускали на занятия. Муфтий сказал, что он выходил на правительство, и этот вопрос обсуждается», — говорит Азамат.

С его слов, сейчас его дочери пошли навстречу, временно разрешили ходить в косыночке, которая не закрывает лицо.

«Нам объявили, что в республике принят правовой акт или приказ, по которому запретили в головном уборе посещать уроки. С первого сентября моя дочь не ходила в школу, ее не пустили, но сейчас есть соглашение, и она ходит в косыночке», — рассказал Азамат.

В школе, которой учится дочь Азамата, еще несколько девочек ходят покрытыми, все они отличницы. «Конечно, дело не в поведении или успеваемости отдельных людей. Если человек заслуживает каких-то мер за неправильное поведение, его надо рассматривать лично.

Но запрещать всем мусульманкам носить платок — это не мудрое решение. Оно может сыграть на руку тем силам, которые могут взять это как повод и ткнуть пальцем, вот, мол, вашим детям даже в платках ходить не разрешают.

Это повод для них, чтобы они пропагандировали свои идеи.

Есть люди, которые обвиняю мусульман во всех грехах, говорят, что мы запрещаем девушкам учиться. Хотя сейчас ситуация ровно наоборот, нашим дочерям не разрешают ходить в школу.

Нам ставят условие: если мы нарушаем традиции и требования нашей религии, только в этом случае нам позволят получить образование.

Но по Конституции доступ к бесплатному всеобщему образованию есть у всех людей, независимо от нации и вероисповедания.

Если закон все же примут, я буду вынужден забрать дочь из школы и просить предоставить ей индивидуальное обучение. Нам предлагают заниматься самообучением: самим изучать предметы, а потом сдавать экзамены.

Я не понимаю, как это можно организовать. Обучение в группе с преподавателем и самостоятельное изучение предметов — это несопоставимые вещи, говорить о качестве знаний конечно не приходится.

Я продумывал вариант с репетиторством, но оплатить услуги учителей по такому количеству предметов могут только единицы. По моим подсчетам, в месяц нужно не менее 40 тысяч рублей.

Такие деньги есть не у всех.

Одни запретили Коран, другие – нашу одежду. Все эти шаги — прямой путь к разделению общества. Если девушка не пойдет в школу, где гарантия что она не будет искать альтернативные знания.

А куда они пойдут? Надеюсь, родители смогут направить их по верному пути.

Но для горячих голов, для людей, которые руководствуются своими страстями, это может стать лишним раздражителем, поводом для конфликтов.

Хочу пожелать своим братьям и сестрам по вере терпенья, чтобы они не отвечали глупостью на глупость. Проявляйте сабр ради Аллаха», — говорит мой собеседник Азамат К.

По мнению главного редактора газеты «Ислам в Евразии» Хасима-хаджи Аккаева, ситуация с запретом исламской одежды может вызвать отчуждение мусульман от всего общества.

«Боюсь, тогда мы превратимся в островок. Вот недавно запретили Коран в переводе известного ученого Эльмира Кулиева, а сегодня нашим девушкам отказывают в доступе к образованию.

Инициаторы этих решений не могут не понимать серьезности проблемы.

Ислам за то, чтобы мусульмане были активной частью общества, участвовали в политической и социальной жизни страны проживания. Но, получается, нас этого права лишают.

Ставят перед выбором: религия или образование. Понятно, какой выбор сделает истинный верующий.

Но какое будущее тогда у мусульман? Девушка – будущая мать, каких детей может воспитать необразованная женщина? Это бомба, которая взорвется впоследствии.

Общество светское, этого никто не оспаривает. Но хотелось бы, чтобы чиновники, от которых зависит окончательное решение вопроса, отнеслись с пониманием. Это решение на годы вперед, если принять жесткий ограничивающий закон, он может вызвать недовольство мусульман», — говорит Хасим-хаджи.

Вскоре планируется провести встречу на правительственном уровне.

Там чиновники уже решат окончательно – будут ли мусульманки ходить в общеобразовательные учреждения покрытыми, согласно требованиям ислама, или платки и длинные юбки будут под запретом.

Тогда девушки будут вынуждены выбирать – следовать требованиям религии и остаться без образования, или быть образованными, но отступить от своей религии. Выбор, конечно, судьбоносный.

Источник: https://golosislama.com/news.php?id=19966

Хиджаб или паранджа? Гамлетовский вопрос В. Путина

Имеют ли право не брать на гос работу, если девушка в хиджабе?

Сегодня президент страны Владимир Путин в ходе большой пресс-конференции с участием 1200 журналистов в Москве вновь коснулся темы внешнего вида мусульманок. Дословно он сказал следующее:

“Что касается хиджабов. Вы знаете, ведь в нашей культуре (когда я говорю – «нашей», я имею в виду традиционный ислам) никаких хиджабов нет.

Я уже говорил об этом как-то публично, могу повторить еще раз и вспомню сейчас: я как-то присутствовал на одном крупном мусульманском мероприятии – Международной исламской конференции.

Мы являемся наблюдателями в этой организации – по моей инициативе, кстати сказать, мы туда вступили в качестве наблюдателей.

Это большое собрание практически всех авторитетных людей исламского мира. Один из признанный авторитетов ислама в своем публичном выступлении неожиданно для меня вдруг сказал: “Что мы делаем? Мы запрещаем нашим девочкам и женщинам учиться. Мы одеваем их в паранджу.

Мы сами создаем условия для того, чтобы мы отставали в своем развитии. Это ошибка. Так нельзя делать”. Дальше, правда, он продолжил: “Мы вынуждены даже в связи с этим закупать оружие у наших врагов”. Но я ему потом сказал: “Покупайте у друзей”, что было очень кстати.

Но он же искренне говорил и публично. Значит, в самом исламском мире авторитеты ислама говорят, что этого не надо делать. А мы у себя будем внедрять чуждые нам традиции? Зачем? И, конечно, мы все должны на это обращать внимание и прямо об этом говорить.

И опираться в данном случае, конечно, на представителей традиционного ислама. Как вы знаете, это бесстрашные люди, которые ценой своей жизни часто защищают идеалы, которые передаются из поколения в поколение представителями мусульманских народов Российской Федерации”.

Прокомментировать слова В. Путина мы попросили политолога и исламоведа Абдуллу Рината Мухаметова.

“Из слов президента не до конца ясно, что он имеет в виду, когда говорит о внешнем виде мусульманок. То ли хиджаб, то ли никаб (паранджу, бурку и др.), т.е. головной платок или нечто, закрывающее лицо женщины.

В одном месте Путин говорит хиджаб, а, когда цитирует некоего авторитета, которого он слушал на заседании Организации исламского сотрудничества, называет уже паранджу. А это не одно и то же”, – сказал Мухаметов.

Если хиджаб, по словам исламоведа, является обязательным атрибутом внешнего вида мусульманки, что никто не может отрицать, то закрытие лица никабом или еще чем-то – нет, о чем многие современные теологи действительно периодически напоминают.

“И в России, – отметил он, – исторически среди мусульманок не было традиции закрывать лицо. Это правда. А носить хиджаб, конечно, традиция была, есть и никуда не денется, т.к. это одно из фундаментальных предписаний”.

“Речь, которую припомнил Путин, скорее всего, принадлежит бывшему малазийскому премьеру Махатхиру. Он, конечно, авторитет, но не богослов.

Тот подверг критике афганских талибов (кстати, приверженцев самого что ни на есть “традиционного Ислама” в его ханафитско-матуридитской версии) и близких к ним за противодействие женскому образованию, в том числе путем обязывания всех носить бурки, – добавил Мухаметов.

– Что же касается родителей девочек, которые хотят носить хиджаб, то они, наоборот, добиваются, чтобы их дочери ходили в школу. А запрещает им директор и чиновники, как это было в Ставрополье”.

Политолог также напомнил, что сегодня по всему миру мусульманки в хиджабах добиваются права посещать учебные заведения в том виде, как они считают правильным. Это происходит как в мусульманских странах, так и на Западе.

“Возможно, проблема в терминологии. У нас и за границей часто путают “хиджаб”, “никаб”, “паранджу”, “платок”, “косынка” и др. как будто они взаимозаменяемы. Иногда это делается нарочно, иногда по незнанию, иногда по недосмотру”, – отметил наш собеседник.

Что касается непосредственно хиджаба, то он добавил, что в России каких-либо административных и законодательных запретов на него нет, несмотря на то, что бы кто ни говорил.

Более того, у нас, в отличие от многих стран, официально на протяжении многих лет действует разрешение на фотографирование на паспорт в хиджабе. “Никаких проблем тут не зафиксировано.

Наоборот, это сняло ненужные проблемы и напряжение”, – сказал Мухаметов.

Эксперт также отметил, что в заявлениях на данный счет нужна особая осторожность, т.к. они касаются богословских вопросов.

“Крайние группы на Северном Кавказе уже прямо на своих сайтах указывают, что в России вслед за запретом фундаментальных трудов по Исламу, отказом в строительстве мечетей в крупных городах, запретили еще и хиджаб. Т.е.

верующие в нашей стране, как радикалы интерпретируют проблему, стремительно утрачивают возможности соблюдать неотъемлемые религиозные обязанности, что, в свою очередь, как они подчеркивает, делает обязательным вооруженный джихад”.

“Я убежден, что доводить до постановки проблемы таким образом неправильно и не в интересах России. Зачем давать козыри радикалам?”, – добавил политолог.

С другой стороны, разговоры о запрете хиджаба не самым лучшим образом сказываются на наших отношениях с исламским миром, т.к. ставят нашу страну в один ряд с западными атеистами и секуляристами. “В той же Организации исламского сотрудничества, куда мы вступили по смелой и очень важной инициативе Путина, создавать нам такой имидж абсолютно не нужно”, – сказал Мухаметов.

Вообще же, он выразил удивление пристальным вниманием к проблемам платков на высоком государственном уровне, особенно “учитывая всеобщую моральную деградацию”.

Источник: http://www.ansar.ru/person/hidzhab-ili-parandzha-gamletovskij-vopros-v-putina

Хиджаб или карьера? Нелегкий выбор казахстанок

Имеют ли право не брать на гос работу, если девушка в хиджабе?

Сегодня казахстанцы часто сталкиваются на улице, в общественном транспорте, учебных заведениях с женщинами, с головы до пят укутанными в строгую восточную одежду. Чаще в таком наряде мы видим молодых девушек.

Многие задаются вопросом: что же могло послужить причиной тому, чтобы молодые казахстанки настолько сильно уходили в религию. Параллельно также бытует мнение, что какая-то часть этих девушек прячут себя для того, чтобы скорее выйти замуж.

Не помеха даже скандалы из-за подобной формы одежды в учебных заведениях и на работе.

У журналиста Total.kz состоялся как-то разговор со сторонником строгих мусульманских правил.

Мужчина чуть старше 40 лет, что называется, с пеной у рта заявлял, что это правильно, и казашки (смею заметить, казашки, а не мусульманки) должны ходить в такой одежде.

Объясняя это тем, что и наши предки тоже приветствовали ношение хиджаба. К слову, в истории казахского народа известны такие головные уборы как саукеле, кимешек, бөрік, тақия и другие, но никак не хиджаб.

Между тем, нельзя забывать, что в наше время каждый вправе сам решать, в каком наряде ему ходить на учебу, в гости или в офис. Корреспонденты Total.kz спросили у своих постоянных спикеров, приняли бы они на работу девушку в хиджабе.

Тимур Турлов, генеральный директор ООО ИК «Фридом Финанс»

Я никогда не сталкивался с такой ситуацией. Думаю, что это будет зависеть от позиции, на которую претендует соискатель. Если это будет работа, не связанная напрямую с нашими непосредственными клиентами, то мы смогли бы без проблем взять человека.

У нас, конечно, есть некоторые требования для работы нашего фронт-офиса и есть требования к стилю одежды для людей, которые работают в компании.

Работники бэк-офиса должны, в принципе, соответствовать общему духу, а в общем не было бы претензий ни с точки зрения прически, ни с точки зрения формы одежды.

Мы очень лояльно относимся к сотрудникам, которым приходится контактировать с клиентами и иметь дело с сопровождением самого бизнеса. По бэк-офису не возникло бы никаких вопросов. А вообще, у нас довольно-таки строгие требования по дресс-коду.

Зиятхан Гасанов, директор ТОО «СП ГлобалФарм»

Я не могу взять на работу девушку в хиджабе по одной простой причине: у меня фармацевтическое производство, где все работники носят специальную форму.

А религиозная форма одежды будет просто мешать женщине профессионально работать. Не могу точно сказать, нужно ли работодателям обращать внимание на религию при приеме на работу или нет.

Но, в любом случае, если в компанию придет человек из секты – могут возникнуть проблемы.

Мунавара Палташева, директор Алматинской независимой ассоциации предпринимателей

Если открыта вакансия на предприятии в каком-то частном секторе, тогда работодатель может взять девушку на работу. А если мы говорим о работе в неправительственных организациях и государственных органах – тогда девушку в хиджабе не возьмут. Ведь там существует определенный дресс-код.

Во-вторых, если девушка носит религиозную одежду, значит, соблюдает и другие определенные обряды, ей надо будет молиться несколько раз в день. А по закону на госпредприятиях у нас нет молельных комнат.

А с другой стороны, если мы акцентируем внимание не на профессиональной стороне работника, а на его религиозной принадлежности, это, конечно, плохо.

Лариса Харькова, председатель Конфедерации свободных профсоюзов РК

В нашей стране, как и в любом другом правовом государстве, есть свобода слова, свобода вероисповедания. То есть это личное дело людей. И, на мой взгляд, я не имею права посягать на их религиозный выбор. Я не стал бы как-то ущемлять права верующих.

Виктор Ямбаев, президент Алматинской ассоциации предпринимателей

Как руководителю предприятия мне безразличны форма одежды и внутренний мир человека. Самое главное, чтобы это не отражалось на работе. Это касается производства. А в местах обучения излишне демонстрировать и тем более навязывать свою форму поведения. Казахстан – это светское государство.

Меруерт Казбекова, депутат мажилиса Парламента РК

Если человек – хороший специалист, то для меня хиджаб не имеет значения. Но есть определенные сферы, где работа не позволяет ношение этой одежды. Мы же светское государство, и в госучреждениях обязательно должен соблюдаться дресс-код.

В большинстве частных организаций также придерживаются делового стиля одежды. В мире бизнеса ситуация более демократична, но также многое зависит от ситуации. Например, такую девушку вряд ли можно поставить продавать нижнее белье или парфюм.

Покупателей несколько будет отталкивать такое одеяние продавца. Девушка, носящая хиджаб, также должна уважать права других людей. Когда мы приходим в определенные места, мы уже знаем, как должна быть одета работница банка, официантка, врач.

И девушка в хиджабе должна понимать, что не всем ее вид будет нравиться, и она должна с этим смириться.

Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

Источник: https://www.zakon.kz/4576977-khidzhab-ili-karera-nelegkijj-vybor.html

Консультант закона
Добавить комментарий