Является ли квитанция ПКО доказательством оплаты услуг представителя?

Неуплата НДФЛ, фиктивные кассовые операции и другие правонарушения как основание отказа в распределении судебных расходов

Является ли квитанция ПКО доказательством оплаты услуг представителя?

Все последнее время мы рассказываем о том, что суды немотивированно снижают размер судебных расходов.

Однако бывают и такие ситуации, когда вроде бы и есть судебные расходы, но возникают сомнения в том, что клиент (доверитель) действительно заплатил юристу (адвокату) столько, сколько пытается взыскать.

Как быть в таком случае? Какими доказательствами можно опровергнуть реальность расходов? Об этом — февральский кейс месяца.

Хотя по делу № А45-28598/2017 принято только определение суда первой инстанции и судебный акт может быть еще обжалован в вышестоящих инстанциях, мы решили его опубликовать.

Причина проста: публикации на эту тему периодически появляются (к примеру, тут и тут), в обсуждениях можно слышать восклицания типа «хорошо, что суд снизил судебные расходы, потому что все приписывают лишнего», и мы хотим заострить на этой теме внимание.

Среди основных концептуальных вопросов, которые иллюстрируются этим делом, следующие:

  • может ли неуплата НДФЛ с гонорара опровергать реальность расходов на юриста?
  • могут ли признаки фиктивности расчетно-кассовой операции (РКО) быть препятствием для распределения судебных расходов?
  • может ли систематическая деятельность юриста, направленная на получение доходов без надлежащего оформления как ИП или без получения статуса адвоката, препятствовать взысканию судебных расходов?
  • могут ли иные правонарушения в сфере публичных отношений препятствовать взысканию судебных расходов?

Иными словами, может ли суд «наказывать» победителя по делу за нарушение различных норм законодательства отказом от распределения судебных расходов или это задача, допустим, налоговых органов?

Часть 1. Обстоятельства основного дела

Кредиторы подали в Арбитражный суд Новосибирской области интересный иск — об обязании генерального директора обратиться в суд с заявлением о признании ООО «СТК» (далее также — общество) банкротом, что предусмотрено статьей 9 Закона о банкротстве. Сами кредиторы не могли инициировать банкротство, поскольку должник регулярно гасил основной долг ниже банкротного порога, а миллионные требования о неустойке не дают права на обращение с подобным заявлением.

Решением Арбитражного суда Новосибирской области иск был удовлетворен, однако апелляция не согласилась и отменила судебный акт на основании многочисленных новых доказательств, которые ответчик не приносил в суд первой инстанции.

В дальнейшем постановление устояло в обеих кассациях.

Часть 2. Судебные расходы

Ссылаясь на принятие в его пользу судебного акта, ответчик обратился в Арбитражный суд Новосибирской области с ходатайством о взыскании судебных расходов с каждого из истцов:

  • расходы на оплату услуг представителя в размере 50 000 руб.;
  • транспортные и командировочные расходы в размере 4080 руб.;
  • судебные расходы за рассмотрение дела в суде кассационной инстанции в размере 17 500 руб.

В качестве доказательств фактического несения судебных расходов ответчик приобщил к материалам дела договор с физлицом (без статуса ИП) на оказание юридических услуг, акты выполненных работ и расходные кассовые ордера ООО «СТК», копии счетов, товарных чеков и квитанций к приходному кассовому ордеру.

Казалось бы, обычный и полный для такого случая комплект документов.

Суду можно было бы без лишних раздумий удовлетворить заявление, тем более что, к примеру, стоимость услуг юриста соответствовала Методическим рекомендациям по размерам оплаты юридической помощи, оказываемой адвокатами физическим и юридическим лицам, утв. решением Совета Адвокатской палаты Новосибирской области от 21 июля 2015 года (протокол № 9).

Однако в деле оказалось не все так просто.

Ордер есть, а денег нет?

Ответчик представил в качестве доказательств фактического несения судебных расходов расходные кассовые ордера ООО «СТК» за ноябрь 2017 — июнь 2018 г.

Между тем еще в мае 2017 г. судебными приставами было вынесено постановление об ограничении расходных операций по кассе общества с целью обращения взыскания на наличные денежные средства. Этим же постановлением должника обязали представлять на проверку судебному приставу-исполнителю кассовую книгу организации с документами, подтверждающими приход и расход по кассе, каждые 10 дней.

Таким образом, общество объективно не имело возможности выдавать наличные денежные средства из своей кассы, поскольку она арестована службой судебных приставов.

Поэтому суд сделал вывод, что представленные ответчиком расходные кассовые ордеры являются фиктивными, изготовленными для создания искусственного подтверждения факта оплаты судебных расходов.

В подтверждение факта несения судебных расходов ответчиком были представлены также кассовая книга и отчет кассира за 2018 год.

Документ был оформлен с рядом нарушений: последняя страница кассовой книги и отчета кассира не подписаны руководителем, в отчете кассира не содержатся РКО о выдаче денежных средств юристу, хотя в кассовой книге должны содержаться все кассовые документы за отчетный период.

Также отчет кассира содержал приходные кассовые ордеры (ПКО) о получении от директора денежных средств. Основание ― возврат неизрасходованных подотчетных сумм. Примечательно, что эти же суммы были выданы юристу. Однако кассовых документов о выдаче директору подотчетных денежных средств кассовая книга и отчет кассира не содержали.

Суд указал, что ему не ясно, на каком таком основании директору были выданы деньги из арестованной кассы и как так получилось, что сумма возвращенных в кассу подотчетных денег ― ровно такая же, как по договорам оказания юридических услуг. Все это привело к выводу, что реально выдачи подотчетных денег директору и возврата подотчета не было, а значит, не могло быть выдачи денежных средств исполнителю — юристу.

Затерявшийся НДФЛ и страховые взносы

Судом также исследовался вопрос о реальности выплаты юристу денежных средств ООО «СТК» через уплату соответствующих налогов. В частности, запрашивалась информация из налоговых органов, а также проверялась информация юриста об оплате им самим налога на полученную сумму за оказанные юридические услуги.

Как в таких случаях бывает, общество являлось налоговым агентом по НДФЛ. Однако стороны договорились, что физическое лицо самостоятельно занимается уплатой своих налогов.

Суд подчеркнул, что условие договоров оказания юридических услуг об уплате НДФЛ самостоятельно исполнителем — физическим лицом ничтожно как противоречащее Налоговому кодексу. Поэтому установление договором самостоятельной уплаты юристом своего НДФЛ не влечет правовых последствий, равно как и факт самостоятельной уплаты им НДФЛ в бюджет.

Более того, НДФЛ юрист оплатил только после того, как вопрос об этом возник в суде, когда сроки уплаты уже истекли.

Страховые же взносы ни юристом, ни обществом так и не были уплачены.

Новые документы в апелляции как злоупотребление процессуальными правами

Далее, суд пришел к выводу, что ООО «СТК» в суде первой инстанции злоупотребляло своими процессуальными правами и не выполняло своих процессуальных обязанностей.

Апелляция отменила решение первой инстанции, указав, что «суд сделал вывод о неплатежеспособности ответчика без изучения и проверки финансового положения ответчика».

 Однако судья при решении вопроса о расходах припомнил, что в судебном заседании в первой инстанции представитель ответчика отказался отвечать на вопрос о текущей деятельности его доверителя и его финансовом положении.

Иными словами, уважительные причины непредоставления ответчиком документов в суде первой инстанции не было.

Управляющий партнер ЮА ЭКВИ Кирилл Кузнецов, который представляет интересы кредиторов по данному делу, так комментирует это дело: «Суды еще готовы как-то жалеть должников, но уж точно не хотят их обогащения за счет кредиторов».

Материал подготовлен Линой Тальцевой, редактором раздела «Судебные расходы».

Благодарим Кирилла Кузнецова, управляющего партнера ЮА ЭКВИ, за предоставленную информацию о деле.

Свои предложения по кейсу марта присылайте через нашу форму или пишите редактору раздела Лине Тальцевой по адресу taltseva[at]igzakon.ru.

Источник: https://zakon.ru/comment/525013

Судебные расходы: кассовые ордера и уплата НДФЛ как подтверждение расходов на услуги представителя

Является ли квитанция ПКО доказательством оплаты услуг представителя?

Является ли расходный кассовый ордер достаточным доказательством того, что расходы на услуги представителя были понесены? Правомерно ли отнесение сумм НДФЛ, а также страховых взносов, начисленных на вознаграждение представителя, к судебным расходам? Обязана ли сторона, доказывая реальность судебных расходов, представить суду доказательства уплаты НДФЛ и страховых взносов за представителя? Рассмотрим некоторые важные проблемные вопросы, связанные с подтверждением и взысканием судебных расходов.

Расчеты с представителем наличными денежными средствами

В судебной практике нередко встречаются случаи, когда сторона, заявившая о распределении судебных расходов в качестве подтверждения таковых представляет кассовый ордер, подтверждающий расчеты с представителем наличными денежными средствами.

Как известно, подобные кассовые ордера нетрудно изготовить в любой момент и в любом количестве. Следовательно, стороне, возражающей против взыскания судебных расходов, необходимо обратить внимание на следующие моменты.

В расходном кассовом ордере должны быть указаны реквизиты договора об оказании юридических услуг.

В противном случае суды отказывают в удовлетворении заявления о взыскании судебных расходов, поскольку в отсутствие реквизитов договора нельзя сделать однозначный вывод об основании выплаты (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18 июля 2018 г.

№ 09АП-27916/2018 по делу № А40-78309/17, постановление Арбитражного суда Московского округа от 8 сентября 2017 г. № Ф05-13032/2017 по делу № А40-230282/2015, постановление Арбитражного суда Московского округа от 4 июля 2018 г. по делу № А40-226005/2016).

Необходимо установить, был ли учтен ордер в кассовой книге заявителя. Порядок ведения кассовых расчетов установлен Указанием Банка России от 11 марта 2014 г. № 3210-У (далее – Указание Банка России). Согласно п. 4.

6 Указания Банка России юридическое лицо обязано учитывать выдаваемые из кассы наличные денежные в кассовой книге по унифицированной форме 0310004 (утв. постановлением Госкомстата от 18 августа 1998 г. № 88). Указание Банка России также предусматривает, что записи в кассовой книге осуществляются по каждому приходному и расходному кассовым ордерам.

В конце рабочего дня кассир сверяет фактическую сумму наличных денег в кассе с данными кассовых документов и заверяет записи в кассовой книге.

Соответственно резонно заявить, что расходный кассовый ордер не является достаточным доказательством того, что расходы на услуги представителя были реально понесены. Заявитель должен подтвердить, что сумма, указанная в расходном кассовом ордере, была принята к учету, а именно, представить кассовую книгу.

Отметим, что в ряде дел суды пришли к аналогичным выводам и отказали в удовлетворении заявления о взыскании судебных расходов в связи с отсутствием кассовой книги (постановление Арбитражного суда Московского округа от 4 июля 2018 г.

по делу № А40-226005/2016, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18 июля 2018 г. № 09АП-27916/2018 по делу № А40-78309/17, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 сентября 2018 г.

№ 09АП-41762/2018 по делу № А40-104801/17, постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 10 марта 2015 г. № Ф06-21284/2013 по делу № А72-16963/2013).

Кроме того, не исключено, что сторона по делу, представившая кассовый ордер, в действительности вообще не ведет кассовые операции.

В этом случае сторона, возражающая против взыскания расходов, может заявить о необходимости предоставить следующие документы, подтверждающие ведение юридическим лицом или ИП кассовых операций и наличие кассы:

  1. сведения из налогового органа о регистрации ККТ в реестре ККТ в порядке, установленном Федеральным законом от 22 мая 2003 г. № 54-ФЗ “О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении расчетов в Российской Федерации” (далее –Закон № 54-ФЗ);
  2. в случае если стороной по делу является юридическое лицо или ИП, которые в силу ст. 2 Закона № 54-ФЗ могут производить кассовые расчеты без применения ККТ – документ об утверждении лимита кассы. Согласно п. 2 Указания Банка России от 11 марта 2014 г. № 3210-У для ведения кассовых операций юридическое лицо распорядительным документом устанавливает максимально допустимую сумму наличных денег, которая может храниться в месте для проведения кассовых операций. Таким образом, доказательством наличия кассы у юридического лица может являться документ об утверждении лимита кассы (учетная политика, иной документ).

Совершение кассовых операций в нарушение запрета на расход денежных средств из кассы не является основанием для отказа в удовлетворении заявления о распределении судебных расходов. К такому выводу пришел суд в деле № А45-28598/2017.

В данном деле заявитель выдал денежные средства из кассы представителю и оформил кассовый ордер несмотря на постановление судебного пристава об аресте кассы и запрете на совершение кассовых операций.

Суд пришел к выводу, что нарушение такого запрета влечет иные правовые последствия (административная и иная ответственность), но не является основанием для освобождения от возмещения судебных расходов (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 13 мая 2019 г. по делу № А45-28598/2017).

В практике также имеются случаи, когда заявитель в качестве доказательства судебных расходов представляет не расходный кассовый ордер, удостоверяющий выдачу заявителем денежных средств представителю, а приходный кассовый ордер, подтверждающий внесение денежных средств в кассу представителя.

Суды исходят из того, что доказательством несения расходов на услуги представителей в наличной форме являются оформленные в установленном законом порядке расходные кассовые ордера (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 августа 2018 г.

№ 09АП-35054/2018 по делу № А40-764/2017, постановление Арбитражного суда Московского округа от 9 апреля 2019 г. № Ф05-4250/2019 по делу № А40-191088/2017).

В ряде дел суды отметили, что квитанция к приходному кассовому ордеру (либо приходный кассовый ордер) подтверждает получение денежных средств представителем, а не расходование денежных средств стороной по делу.

Приходный кассовый ордер (квитанция к ордеру) не является доказательством судебных расходов, поскольку не подтверждает внесение денежных средств в кассу представителя именно заявителем по делу (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 2 октября 2018 г.

№ 09АП-45355/2018 по делу № А40-134591/2017, постановление Арбитражного суда Московского округа от 23 марта 2017 г. № Ф05-2543/2017 по делу № А40-108205/2015, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 2 февраля 2017 г. № 09АП-66509/2016-ГК по делу № А40-124278/16, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 сентября 2018 г. № 09АП-41762/2018 по делу № А40-104801/17). Данный документ не позволяет установить, получены ли денежные средства от заявителя, либо от какого-либо иного лица.

Удержание и уплата НДФЛ

В силу ст. 226 Налогового кодекса юридические лица и ИП, заключившие договор об оказании юридических услуг с физическим лицом, как налоговые агенты, обязаны исчислить, удержать и уплатить в бюджет сумму НДФЛ, начисленную на вознаграждение, подлежащее выплате представителю.

В судебной практике имеются случаи, когда суды отказывали во взыскании судебных расходов в части суммы НДФЛ, удержанной и уплаченной заказчиком юридических услуг за представителя – физического лица (постановление Арбитражного суда Московского округа от 7 июля 2016 г.

№ Ф05-9196/2016 по делу № А41-495/2015, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 апреля 2017 г. № 09АП-10023/2017ГК, № 09АП-10024/2017ГК по делу № А40-71278/16).

Однако Верховный Суд Российской Федерации подтвердил правомерность отнесения сумм НДФЛ, а также страховых взносов, начисленных на вознаграждение представителя, к судебным расходам (Определение ВС РФ от 10 ноября 2017 г. № 309-ЭС17-16600, Определение ВС РФ от 8 августа 2018 г.

№ 305-КГ18-3653). Суд отметил, что выплата представителю вознаграждения невозможна без осуществления обязательных отчислений в бюджет, и такие отчисления не изменяют правовую природу суммы НДФЛ как части стоимости услуг исполнителя (Определение ВС РФ от 9 августа 2018 г.

№ 310-КГ16-13086).

Уплата НДФЛ как доказательство несения судебных расходов

В судебной практике в ряде случаев стороны, возражающие против взыскания судебных расходов заявляли довод о том, что заявитель не доказал, что судебные расходы были реально понесены, поскольку не представил доказательств уплаты НДФЛ и страховых взносов за представителя.

В настоящее время есть практика, где суды отклоняют доводы сторон об отсутствии доказательств об уплате НДФЛ, признавая, что возмещение фактически понесенных стороной, выигравшей спор, судебных расходов не может быть поставлено в зависимость от выполнения данной стороной каких-либо налоговых обязанностей (постановление Арбитражного суда Московского округа от 31 октября 2018 г.

№ Ф05-17913/2018 по делу № А41-96952/17). Суды приходят к выводу о том, что неисполнение заявителем обязанностей налогового агента не свидетельствует об отсутствии судебных расходов (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 3 апреля 2019 г. по делу № А33-15189/2018, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 8 декабря 2017 г.

№ Ф07-14066/2017 по делу № А21-10794/2014).

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/molosnova/1273972/

Квитанция к приходному кассовому ордеру не доказывает, что сторона потратилась на представителя

Является ли квитанция ПКО доказательством оплаты услуг представителя?

1.ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

1.1. Настоящая Политика конфиденциальности в отношении обработки персональных данных пользователей сайта https://www.dvitex.

ru/ (далее – Политика конфиденциальности) разработана и применяется в ООО Юридическая фирма «Двитекс», ОГРН 1107746800490, г. Москва, пер. Голутвинский 1-й, дом 3-5, оф 4-1 (далее – Оператор) в соответствии с пп. 2 ч. 1 ст. 18.

1 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее по тексту – Закон о персональных данных).

1.2.

Настоящая Политика конфиденциальности определяет политику Оператора в отношении обработки персональных данных, принятых на обработку, порядок и условия осуществления обработки персональных данных физических лиц, передавших свои персональные данные для обработки Оператору (далее – субъекты персональных данных) с использованием и без использования средств автоматизации, устанавливает процедуры, направленные на предотвращение нарушений законодательства Российской Федерации, устранение последствий таких нарушений, связанных с обработкой персональных данных.

1.3. Политика конфиденциальности разработана с целью обеспечения защиты прав и свобод субъектов персональных данных при обработке их персональных данных, а также с целью установления ответственности должностных лиц Оператора, имеющих доступ к персональным данным субъектов персональных данных, за невыполнение требований и норм, регулирующих обработку персональных данных.

1.4. Персональные данные Субъекта персональных данных – это любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу.

1.5. Оператор осуществляет обработку следующих персональных данных Пользователей:

  • Фамилия, Имя, Отчество;
  • Адрес электронной почты;
  • Номер телефона;
  • иные данные, необходимые Оператору при оказании услуг Пользователям, для обеспечения функционирования Сайта.

1.6. Оператор осуществляет обработку персональных данных Субъектов персональных данных в следующих целях:

  • обеспечение возможности обратной связи от Специалистов Оператора по запросам Пользователей;
  • обеспечение возможности онлайн оплаты заказанных на Сайте услуг;
  • обеспечения исполнения обязательств Оператора перед Пользователями;
  • в целях исследования рынка;
  • информирования Субъекта персональных данных об акциях, конкурсах, специальных предложениях, о новых услугах, скидок, рекламных материалов и других сервисов, а также получения коммерческой или рекламной информации и бесплатной продукции, участия в выставках или мероприятиях, выполнения маркетинговых исследований и уведомления обо всех специальных инициативах для клиентов;
  • статистических целях;
  • в иных целях, если соответствующие действия Оператора не противоречат действующему законодательству, деятельности Оператора, и на проведение указанной обработки получено согласие Субъекта персональных данных.

1.7. Оператор осуществляет обработку персональных данных субъектов персональных данных посредством совершения любого действия (операции) или совокупности действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств, включая следующие:

  • сбор;
  • запись;
  • систематизацию;
  • накопление;
  • хранение;
  • уточнение (обновление, изменение);
  • извлечение;
  • использование;
  • передачу (распространение, предоставление, доступ);
  • обезличивание;
  • блокирование;
  • удаление;
  • уничтожение.

2. ПРИНЦИПЫ ОБРАБОТКИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ

2.1. При обработке персональных данных Оператор руководствуется следующими принципами:

  • законности и справедливости;
  • конфиденциальности;
  • своевременности и достоверности получения согласия субъекта персональных данных на обработку персональных данных;
  • обработки только персональных данных, которые отвечают целям их обработки;
  • соответствия содержания и объема обрабатываемых персональных данных заявленным целям обработки. Обрабатываемые персональные данные не должны быть избыточными по отношению к заявленным целям их обработки;
  • недопустимости объединения баз данных, содержащих персональные данные, обработка которых осуществляется в целях, несовместимых между собой;
  • хранения персональных данных в форме, позволяющей определить субъекта персональных данных, не дольше, чем этого требуют цели обработки персональных данных;
  • уничтожения либо обезличивания персональных данных по достижению целей, их обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей.

2.2. Обработка персональных данных Оператором осуществляется с соблюдением принципов и правил, предусмотренных:

  • Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных»;
  • Настоящей Политикой конфиденциальности;
  • Всеобщей Декларацией прав человека 1948 года;
  • Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года;
  • Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года;
  • Положениями Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека (Минск, 1995 год), ратифицированной РФ 11.08.1998 года;

Источник: https://www.dvitex.ru/news/kvitantsiya-k-prikhodnomu-kassovomu-orderu-ne-dokazyvaet-chto-storona-potratilas-na-predstavitelya/

Юристу

Является ли квитанция ПКО доказательством оплаты услуг представителя?

С 11 ноября в КоАП РФ появится запрет на повторный отвод по тем же основаниям

Если лицо ранее заявляло отвод и ему отказали, повторно заявить отвод по тем же основаниям не получится. Такое правило уже есть в ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ. Теперь оно появится и в КоАП РФ. Соответствующий закон подписан президентом и опубликован.

Напомним, отвод можно заявить:

— лицам, которые рассматривают дело об административном правонарушении: судье, члену коллегиального органа, должностному лицу;

— другим участникам процесса: защитнику, представителю, специалисту, эксперту, переводчику.

Федеральный закон от 30.10.2018 N 379-ФЗ Вступает в силу 11 ноября 2018 года

 (http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201810310005?index=0&rangeSize=1)

Нельзя приостановить регистрацию уступки по ДДУ только потому, что земельный участок под арестом

Арест земельных участков, на которых строится дом, не является основанием приостанавливать регистрацию договоров уступки. Арест относится к земельным участкам, и он не может мешать отчуждению права требования по договору участия в долевом строительстве.

На таком мнении сошлись три судебные инстанции. Им пришлось разбираться в ситуации, когда Росреестр не зарегистрировал уступку по ДДУ из-за ареста земли. Суды в числе прочего обратили внимание на то, что арестованная земля не была предметом договоров уступки.

Постановление АС Московского округа от 24.10.2018 по делу N А41-96768/2017

ФНС пообещала разработать сервис для поиска типового устава ООО

Сервис по подбору типового устава разрабатывается ФНС. В нем будет 36 типовых уставов ООО, которые были утверждены приказом Минэкономразвития.

Детали сервиса не раскрываются, сказано лишь о преимуществах типовых уставов и о том, что новая разработка поможет налогоплательщику быстро подобрать подходящий.

Использование типовых уставов позволит сэкономить время, которое тратится на составление и утверждение устава, на регистрацию в налоговом органе. В них нет сведений о наименовании ООО, месте его нахождения и размере уставного капитала, поэтому, если эта информация изменится, поправки в устав вносить не придется. Типовой устав не нужно представлять в налоговый орган.

Подробнее о типовых уставах читайте в нашем обзоре.

Информация ФНС России от 02.11.2018 (https://www.nalog.ru/rn77/news/activities_fts/7935429/)

Квитанция к приходному кассовому ордеру не доказывает, что сторона потратилась на представителя

Компания пыталась доказать оплату услуг представителя квитанцией к приходному кассовому ордеру. Первая инстанция взыскала расходы частично. Однако апелляции и кассации приходный кассовый ордер не показался достаточным доказательством расходов на представителя.

По мнению судов, квитанция к приходному кассовому ордеру не подтверждает, что в кассу представителя (в данном случае — коллегия адвокатов) были внесены деньги компании. Нужно было представить в суд расходный кассовый ордер или выписку с расчетного счета в обслуживающем банке о снятии наличных денежных средств.

Постановление АС Северо-Западного округа от 23.10.2018 по делу N А56-27610/2017

Потребительская неустойка: когда продавцу не стоит тянуть с возвратом денег за некачественный товар

Покупатель через суд взыскивал с продавца и импортера деньги за некачественный автомобиль, а также среди прочего потребительскую неустойку и штраф.

В течение гарантийного срока были выявлены существенные недостатки автомобиля, но не продавцом, а другим официальным дилером.

Продавцу автомобиль для осмотра покупатель не предоставлял, но на экспертизу, которую организовал самостоятельно, пригласил. Представители продавца на ней присутствовали.

Первая инстанция решила, что деньги за автомобиль нужно вернуть. Суд также удовлетворил и некоторые другие требования покупателя, в том числе взыскал потребительскую неустойку и штраф.

Апелляция в этом с ним не согласилась: штраф уменьшила, а неустойку не взыскала. По ее мнению, продавец принимал меры, чтобы добровольно удовлетворить требования потребителя до суда.

Однако он не смог этого сделать без осмотра автомобиля и проверки его качества.

ВС РФ с этим подходом не согласился. Ответственность за нарушение прав потребителей наступает, если продавец или импортер специально уклоняются от исполнения требований потребителя. В данной ситуации нужно учесть и тот факт, что покупатель приглашал на экспертизу продавца и последний на ней присутствовал.

Теперь апелляции придется еще раз оценить, была ли у продавца возможность добровольно и вовремя удовлетворить требования покупателя. Если да — неустойку с него, скорее всего, взыщут.

Источник: https://ric368.newsmine.ru/2018/11/09/yuristu/

ВС: работавший в процессе адвокат не должен доказывать это бумагами

Является ли квитанция ПКО доказательством оплаты услуг представителя?

Участвовавший в судебном процессе адвокат не обязан подтверждать это документами, указал Верховный суд РФ в деле о взыскании расходов на представителя. ВС отметил, что на решение вопроса о взыскании с проигравшей стороны возмещения затрат на защиту не может повлиять отсутствие документов, тем более, когда адвокат непосредственно присутствовал на заседаниях.

Также высшая инстанция указала, что нет жесткой необходимости предоставлять в процесс именно подлинники, а не копии документов о заключении договора между адвокатом и его клиентом. Подлинные документы представляются тогда, когда без них невозможно разрешить дело или когда копии отличаются содержанием, пояснил ВС РФ.

Расходы на представителя

Высшая инстанция рассматривала ситуацию жительницы Ингушетии, которая являлась потерпевшей по делу об умышленном причинении среднего вреда здоровью.

Она просила взыскать с осуждённой затраты на лечение, моральный вред, а также материальные расходы, к которым истица отнесла оплату труда своего представителя в процессе как по уголовному делу, так и по гражданскому. Последнее требование было оценено почти в 230 тысяч рублей.

Малгобекский городской суд удовлетворил требования неполностью, в частности, он снизил сумму морального ущерба в 10 раз — до 200 тысяч рублей. Что касается расходов на представителя, то суд взыскал полную сумму, запрашиваемую истицей.

С этим не согласились ни ответчица, ни прокуратура. Осужденная посчитала, что потерпевшая не доказала причинение ей материального ущерба, а также не согласилась с размером компенсации морального вреда.

Прокурор же города подал представление, в котором указал, что производство по требованию истицы о возмещении ей затрат на оплату услуг представителя в рамках уголовного дела должно быть прекращено.

Решение было мотивировано тем, что подобные расходы относятся к процессуальным издержкам и такие споры рассматриваются в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом, но не подлежат рассмотрению в рамках гражданского судопроизводства.

В результате Верховный суд Ингушетии решение изменил, согласившись с прокурором и прекратив производство в части решения вопроса о выплате адвокату гонорара. А во взыскании расходов на защитника в рамках гражданского судопроизводства вышестоящая инстанция вообще отказала.

Суд сослался на отсутствие в материалах дела письменных подтверждений об оказании адвокатом юридических услуг его клиентке: ордера, соглашения, квитанции либо иного документа, подтверждающего понесенные истицей расходы на оплату услуг представителя. В процесс представили лишь ксерокопии ордера и квитанции, которые суд счёл ненадлежащими доказательствами.

В кассационной жалобе заявительница попросила высшую инстанцию все же обязать ответчицу оплатить услуги адвоката в гражданском разбирательстве. Речь шла о сумме 30 тысяч рублей.

Позиция ВС

Верховный суд посчитал, что с выводами суда апелляционной инстанции в части отказа в удовлетворении требований о взыскании 30 тысяч рублей, затраченных на оплату услуг представителя, согласиться нельзя.

Согласно части 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса, проигравшая в судебном споре сторона возмещает победителю все понесенные по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, то затраты присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных требований, а ответчику — пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано, напоминает ВС РФ.

Также, указывает он, в силу части 1 статьи 100 Гражданского процессуального кодекса выигравшей стороне по ее письменному ходатайству суд присуждает с проигравшей стороны расходы на оплату услуг защитника в разумных пределах.

«Таким образом, требования о возмещении расходов на оплату услуг представителя являлись обоснованными», — считает суд.

Он приводит и нормы статьи 56 ГПК, регулирующей обязанность стороны доказать обстоятельства, на которые она ссылается, а также право суда определять какие обстоятельства имеют значение для дела и какой стороне надлежит их доказывать. При этом суд должен выносить обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались, напоминает ВС.

«Процессуальное законодательство не ограничивает права суда на оценку представленных сторонами доказательств в рамках требований о возмещении судебных издержек в соответствии с частью 1 статьи 67 ГПК по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств», — указано в определении.

ВС напомнил, что истица воспользовалась помощью представителя при рассмотрении спора в судебном заседании судов первой и апелляционной инстанций. Обстоятельства оказания ей юридической помощи ответчицей не оспаривались.

В соответствии с пунктом 15 статьи 22, статьей 25 закона от 31 мая 2002 года No 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» она осуществляется на основе соглашения между защитником и доверителем об оказании юридической помощи. Вознаграждение от клиента подлежит обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.

«В материалах дела имеются копия ордера, в соответствии с которым адвокату поручается защита (истицы) в Малгобекском городском суде республики Ингушетия и Верховном суде республики Ингушетия, и копия квитанции к приходному кассовому ордеру об оплате (истицей) денежной суммы в размере 30 тысяч рублей на основании соглашения.

Признавая названные документы ненадлежащими доказательствами оплаты услуг представителя, суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что согласно части 2 статьи 71 Гражданского процессуального кодекса письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии», — говорится в определении.

ВС напоминает, что подлинные документы представляются тогда, когда без них невозможно разрешить дело или когда копии отличаются содержанием. Если копии документов представлены в суд в электронном виде, суд может потребовать представления подлинников этих документов.

«Также суд не учел, что само по себе отсутствие документов не лишает истицу права требовать возмещения расходов на оплату услуг представителя и не может служить основанием для отказа ей во взыскании этих расходов в разумных пределах, поскольку адвокат, с которым заключено соглашение, принимал участие в судебном разбирательстве», — подчеркивает ВС.

Он считает существенными допущенные нарушения норм права, в связи с чем отменил апелляционное определение в части, касающейся вопроса об оплате услуг представителя в гражданском процессе и направил его на новое рассмотрение в Верховный суд Ингушетии.

Мнение эксперта

Юрист МКА «Клишин и партнёры» Надежда Воронина назвала правильным и значимым решение Верховного суда. «Я с этим постановлением ВС РФ действительно согласна, потому что, вне зависимости от того, копия подается или оригинал, доказательства присутствия адвоката в суде были предоставлены.

Мне кажется, что ВС РФ хочет существенно упростить процедуру возмещения расходов на представителя, если с этим согласны все стороны. Но если кто-то не согласен с решением о возмещении расходов, было бы неплохо истребовать оригиналы непосредственно в судебном заседании. Хотя, в принципе, возмещение расходов на представителя проигравшей стороной является обязательным», — указала эксперт.

Алиса Фокс

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20180910/287271944.html

Об оформлении кассовых документов

Является ли квитанция ПКО доказательством оплаты услуг представителя?

Да, является. ПКО необходимо составлять только по унифицированной форме, а унифицированная форма квитанции к ПКО предусматривает реквизит “к приходному кассовому номеру №.”. Поэтому нумерация является обязательным условием составления ПКО.

Форма приходного кассового ордера 0310001 (форма N КО-1) и указания по ее применению и заполнению утверждены постановлением Госкомстата России от 18.08.1998 N 88. Указаниями N 88 определено, что квитанция к приходному кассовому ордеру подписывается главным бухгалтером или лицом, на это уполномоченным, и кассиром. Так же квитанция к ПКО является первичным документом.

Первичный документ должен быть подписан таким образом, чтобы можно было идентифицировать тех, кто его подписал (лиц, ответственных за оформление операции). То есть подписи в документе в обязательном порядке должны быть расшифрованы. Это следует из части 2 статьи 9 Закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ и подтверждается письмом Минфина России от 10 сентября 2013 г.

№ 07-01-06/37273.

Таким образом, квитанция к ПКО без указания номера ПКО и без расшифровки подписи главного бухгалтера (кассира), являются первичным документом, составленными с нарушением. Что, в свою очередь, влечет за собой различные риски, связанные с признанием законной силы такого документа.

Вместе с тем квитанция составленная с таким нарушением может быть принята судом в качестве доказательства, подтверждающего реальность хозяйственной операции, ставшей предметом спора.

Однако при рассмотрении того или иного дела суды рассматривают представленные сторонами доказательства в их совокупности и взаимной связи.

Наличие неверно оформленной квитанции к ПКО может послужить дополнительным аргументом в пользу подтверждения правоты ответчика (или истца), но безусловным доказательством, однозначно свидетельствующим о реальности сделки, являться не будет.

Так в Постановлении Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2015 №№ 14АП-481/2015, А52-1752/2013 суд посчитал, что недостаток в оформлении квитанции сам по себе не свидетельствуют о том, что денежные средствами не оплачены и не являются основанием для отказа в возмещении понесенных ответчиком судебных расходов.

Схожие выводы сделаны судом в Апелляционном определении Московского областного суда от 02.03. 2015 г.

по делу N 33-4538/2015: довод истца о том, что на квитанции не указан номер приходно-кассового ордера и отсутствуют расшифровки подписи главного бухгалтера и кассира, судебной коллегией не может быть принят во внимание, поскольку обязанность оформления выданной ответчику квитанции в должном виде лежит именно на истце, а не на ответчике – покупателе.

2.Адвокатские образования обязаны оформлять кассовые операции в установленном законодательством порядке так же как и все организации независимо от их организационно-правовой формы (п. 4 ст. 346.11, п. 5 ст. 346.26 НК РФ).

Обоснование

Из рекомендации
Елены Поповой, государственного советника налоговой службы РФ I ранга.

1.Кто обязан соблюдать порядок ведения кассовых операций

Все организации независимо от их организационно-правовой формы и применяемой системы налогообложения обязаны соблюдать порядок ведения кассовых операций (п. 4 ст. 346.11, п. 5 ст. 346.26 НК РФ).

В упрощенном порядке кассовые операции могут вести:

  • малые и микропредприятия;
  • индивидуальные предприниматели.

Это следует из пункта 1 указания Банка России от 11 марта 2014 г. № 3210-У.

Упрощенный порядок заключается в следующем. Малые предприятия и предприниматели вправе не устанавливать лимит остатка кассы. Ко всему прочему предприниматели могут не вести:

  • приходные ордера;
  • расходные ордера;
  • кассовую книгу.

Такие правила установлены в абзаце 10 пункта 2, абзаце 2 пункта 4.1, абзаце 9 пункта 4.6 указания Банка России от 11 марта 2014 г. № 3210-У.

Главбух советует: индивидуальным предпринимателям все же лучше вести кассовую книгу и оформлять документы. Ведь обеспечить сохранность и контролировать движение наличности в интересах самого предпринимателя. Например, в спорной ситуации подтвердить выдачу денег под отчет или зарплаты можно будет кассовыми документами.

Сергея Разгулина, действительного государственного советника РФ 3-го класса

1.Кто может подписывать бухгалтерские документы в организациях

Все первичные документы составляйте при совершении операции (сделки, события). А если это невозможно – непосредственно после окончания операции (сделки, события). Ответственность за оформление несут сотрудники, которые подписали первичный документ.

Такие правила установлены статьей 9 Закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ.

Перечень сотрудников, имеющих право подписи первичных документов, может утвердить руководитель организации своим приказом.

Вместе с тем, порядок подписания документов, которыми оформляются операции с денежными средствами, регулируется, в частности, указанием Банка России от 11 марта 2014 г. № 3210-У и Положением Банка России от 19 июня 2012 г. № 383-П.

В любом случае первичный документ должен быть подписан таким образом, чтобы можно было идентифицировать тех, кто его подписал (лиц, ответственных за оформление операции). То есть подписи в документе в обязательном порядке должны быть расшифрованы.

Это следует из части 2 статьи 9 Закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ и подтверждается письмом Минфина России от 10 сентября 2013 г. № 07-01-06/37273.

Из правовой базы

Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2015 №№ 14АП-481/2015, А52-1752/2013

Дело А52-1752/2013

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью «Домостроительный комбинат-21 век» (182180, Псковская обл., Великолукский р-н, д. Никулино, ул. Суворова, д.

6н, ОГРН 1046001301994, ИНН 6002009659; далее – ООО «Домостроительный комбинат-21 век») обратилось в Арбитражный суд Псковской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Викинг» (182115, Псковская обл., г. Великие Луки, ул. Глинки, д.

52б, ОГРН 1026000901904, ИНН 6025006855; далее – ООО «Викинг») о взыскании 1 850 145 руб. 26 коп. неосновательного обогащения.

Решением Арбитражного суда Псковской области от 20 сентября 2013 года заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 декабря 2013 года, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, решение Арбитражного суда Псковской области от 20 сентября 2013 года по делу № А52-1752/2013 отменено.

Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 июля 2014 года отказано в передаче дела № А52-1752/2013 в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

ООО «Викинг» обратилось в Арбитражный суд Псковской области с заявлением о взыскании с ООО «Домостроительный комбинат-21 век» судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 185 000 руб., понесенных ответчиком в связи с рассмотрением дела № А52-1752/2013.

Определением Арбитражного суда Псковской области от 04 декабря 2014 года по делу № А52-1752/2013 заявленные требования удовлетворены в части взыскания судебных расходов в размере 50 000 руб. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Истец, не согласившись с данным судебным актом в части взыскания с него судебных расходов в сумме 50 000 руб.

, обратился в Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит названное определение суда в указанной части отменить.

В обоснование ссылается на то, что заявленные расходы на оплату услуг представителя в размере 50 000 руб. документально не подтверждены.

ООО «Викинг» отзыв на апелляционную жалобу не представило.

Стороны надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, представителей в суд не направили, в связи с этим дело рассмотрено без участия их представителей в соответствии со статьями 123, 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ).

Обжалуемое определение суда проверено судом апелляционной инстанции в порядке статей 266-269 названного Кодекса исходя из доводов, заявленных сторонами.

Изучив доводы, приведенные в жалобе, и письменные доказательства, проверив законность и обоснованность определения в обжалуемой истцом части, апелляционная инстанция приходит к выводу о том, что обжалуемое определение суда не подлежит отмене (изменению) в связи со следующим.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, в заявленную к взысканию сумму входят расходы, связанные с оплатой услуг представителя, оказывавшего юридическую помощь ООО «Викинг» в ходе рассмотрения дела № А52-1752/2013.

Согласно статье 101 АПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

В силу статьи 106 названного Кодекса расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), отнесены к судебным издержкам.

Расходы, понесенные лицом, участвующим в деле, подлежат возмещению, если они соответствуют критерию, установленному в названной статье, то есть связаны с рассмотрением дела в арбитражном суде.

В соответствии с частью 1 статьи 110 АПК РФ судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Согласно части 2 статьи 110 данного Кодекса расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

В силу статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Как разъяснено в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2004 года № 454-О, одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым – на реализацию требования статьи 17 (части 3) Конституции Российской Федерации, является обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

В информационном письме от 05.12.

2007 № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – Президиум ВАС РФ) разъяснил, что лицо, требующее возмещения расходов на оплату услуг представителя, доказывает их размер и факт выплаты, другая сторона вправе доказывать их чрезмерность.

В пункте 20 информационного письма от 13.08.

2004 № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» Президиум ВАС РФ проинформировал арбитражные суды о том, что при определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание, в частности: нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами; стоимость экономных транспортных услуг; время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг; продолжительность рассмотрения и сложность дела.

Таким образом, доказательства, подтверждающие разумность расходов на оплату услуг представителя, должна представить сторона, требующая возмещения указанных расходов, другая сторона обязана представить доказательства, свидетельствующие о чрезмерности таких расходов, если ею заявляется такой довод.

Источник: https://www.glavbukh.ru/hl/188162-qqqm12y16-ob-oformlenii-kassovyh-dokumentov

Консультант закона
Добавить комментарий