Как действовать, если завуч повышает голос на ребенка?

Если учитель кричит на детей в школе – СМИ собрали лучшие рекомендации что делать | Українські Новини

Как действовать, если завуч повышает голос на ребенка?

28 сентября 2016, среда, 08:00 2077 2016-09-28T08:00:00+03:00 Политика 2019-12-15T06:27:03+02:00 Українські Новини Если учитель кричит на детей в школе – СМИ собрали лучшие рекомендации что делать Многие люди не знают, как поступать, если учитель кричит на их ребенка

Консультацию по этому вопросу дали юристы и педагоги. Сначала нужно все проверить – пообщаться с другими родителями, учениками. Только если все действительно очень плохо и слова вашего ребенка подтверждены свидетельствами других школьников, стоит предпринять реальные шаги.

Юрист Александр Черныш предлагает четыре действенных шага:

Для начала – нужно собрать доказательную базу

“Школы всегда стараются оправдать своих учителей, поэтому если кто-то ещё сможет подтвердить слова вашего ребенка, добиться справедливости будет гораздо легче”, – объясняет юрист. Вам нужны подтверждения, хотя бы устные других учеников и родителей.

Другой вариант – установка видеонаблюдения или звукозаписывающих устройств в классе. Такое решение может принять родительский комитет, но сложность в том, что согласно Статье 307, п.

1 ГК Украины “физическое лицо может быть записано на фото-, кино-, теле- либо видеопленку исключительно по его согласию”.

Написать письменную жалобу на имя директора

Устная жалоба не годится. Только письменная – чтобы позже вы точно смогли доказать, что действительно обращались к директору школы с данной проблемой. Также нужно сделать ксерокопию своего заявления.

Написать письменную жалобу директору Департамента образования и науки

Если же директор не отреагировал на ваше заявление и в школе ничего не изменилось — тогда писать жалобу директору Департамента образования и науки вашей области. Заявление практически ничем не отличается от жалобы на имя директора школы, кроме того, что в “шапке” заявления в департамент необходимо указать свой домашний адрес, телефон и статус (пенсионер, многодетная мать и т.д.).

Написать письмо в Министерство образования и науки Украины

Если Департамент проигнорировал ваше заявление – необходима тяжелая артиллерия. Пишем в Министерство образования и науки Украины на имя Министра Гриневич Лилии Михайловны. Требования к оформлению такой жалобы идентичны с заявлением в департамент.

До того как подключать тяжелую артиллерию, просто поговорите с ребенком и выясните что на самом деле происходит.

Как часто учитель кричит? По каким причинам? Есть ли вина кого-то из подростков в этом? Бывает, что дети значительно преувеличивают, бывает и так, что в классе несколько учеников постоянно срывают учебный процесс.

Кроме того, если отец или мать редко обсуждают с ребенком то, что его волнует или у них слабый контакт с ребенком, то вмешательство родителей может только ухудшить ситуацию. Будьте уверены на 100%, что учитель действительно неадекватен и только тогда начинайте боевые действия.

Наталья Викторовна Ильчук, преподаватель биологии с 25-ти летним стажем, предлагает такой порядок действий для решения конфликта с учителем:

“В первую очередь поговорить с самим учителем. Ведь педагоги работают в постоянном стрессе! Низкие зарплаты, шум, частая смена школьной программы в Министерстве, 5-7 уроков в день у детей разного возраста, с разными потребностями и характерами.

Ну у кого бы тут не пошатнулась нервная система? Родителям следует попытаться поговорить с учителем спокойно, выслушать его и высказаться самим. Нельзя ведь забывать о том, что дети являются отменными манипуляторами и фантазерами”, – улыбается учитель.

“Если разговор с педагогом оказался бесполезен, тогда можно обратиться к классному руководителю. Завучу. Директору.

В любом случае, лучше попытаться решить вопрос мирно и в пределах школы, если поведение учителя не слишком сильно нарушило рамки принятых норм и Этического кодекса педагога”, – советует Наталья Викторовна.

“Учитель ни в коем случае не должен пугать ученика, кричать на него и психологически давить, хотя бы потому, что знания усваиваются ребенком только в комфортной обстановке. задача учителя – завоевать у ученика авторитет и уважение, стать его другом и советчиком, иначе никак.

С детьми работать действительно сложно, потому что к каждому из них необходимо искать индивидуальный подход. Вдобавок к этому, учителю лучше реагировать спокойно на протесты детей, на их плохое поведение и нежелание учить предмет: в процессе школьного обучения дети формируют свою личность, созревают.

У них гормоны, страхи и рвения, которые просто не дают многим из них вести себя спокойно”, – объясняет Наталья Викторовна.

Игнорирование детьми распоряжений педагога, ощущение безнаказанности, отсутствие мотивации учиться, основ дисциплины, или просто невнимательность родителей, в обычной государственной школе приводит к конфликтным ситуациям, где виноваты могут быть ученики, а срываются учителя.

Чтобы не допустить такого, когда педагог выбирает себе безвольную и просто несчастную жертву, или попробовав один раз, как наркоман начинает проявлять агрессию всё чаще и чаще. Повторяем, отцы: в каждый случай нужно вникнуть, но реагировать на агрессию учителя нужно. Каждый раз.

Сразу писать жалобу или же для начала поговорить с учителем – что бы вы не делали, помните: главной задачей является защита ребенка. Если решитесь писать жалобу, будьте готовы идти до конца. Будьте настырны, но вежливы и предельно сдержаны. Если вы повысите голос или сорветесь, весь эффект исчезнет и виновными окажетесь вы.

Напомним, украинская ассоциация поставщиков торговых сетей оценивает минимальную стоимость подготовки ребенка к школе в 2,5 тыс. гривен.

Источник: https://ukranews.com/news/451536-esly-uchytel-krychyt-na-detey-v-shkole-smy-sobraly-luchshye-rekomendacyy-chto-delat

Психолог Наталья Масюкевич: «Ребенок имеет право на защиту чести и достоинства»

Как действовать, если завуч повышает голос на ребенка?

Этот материал для родителей, учителей и директоров школ. Нам бы хотелось, чтобы все его внимательно прочитали. 

Наталья Масюкевич — медицинский психолог, детский психолог, работает с детьми и подростками более 13 лет. 

С Натальей мы встретились, чтобы поговорить о травле в школе. Очевидно, что это не новое явление в мире людей, как и тысячи других явлений. Но в результате буллинга мы теряем детей.

Разве есть что-то ценнее жизни ребенка? Вопрос, на который каждый ответит себе сам.

Наталья же дала ответы, что делать родителям и учителям в тех случаях, когда их ребенок (по сути, любой знакомый ребенок) подвергается травле.

— Наталья, многие дети сталкиваются с тем, что их «гнобят» в школе. Как говорится, по закону джунглей: выживает сильнейший.

— Я бы сказала, по закону развития малых социальных групп. В классе ученики связаны друг с другом отношениями симпатии или антипатии, принимают на себя и исполняют определенные роли (лидера, шута, изгоя и пр.), естественно разбиваются на микрогруппы, конфликтуют, самоутверждаются различными способами.

— Как учителю и родителям понять, что ребенка стали травить в школе? По каким признакам это можно определить?

— Когда начинается травля, — а этим словом мы называем психологическое давление, издевательства, агрессию группы в отношении одного, — ребенок проявляет вполне видимые признаки:

  • становится напряженным, замкнутым,
  • плохо ест и спит,
  • апатичен, просит оставить его в покое или, наоборот, отвечает несоразмерной агрессией на незначительные или нейтральные стимулы,
  • отказывается ходить в школу.

Хочу отметить важную, на мой взгляд, деталь. Как только ребенок пошел в школу, где отныне будет проводить большую часть дня, близким взрослым необходимо прилагать усилия и оставаться с ним в диалоге.  Только сохраняя крепкий контакт с детьми, родители могут заметить первые, даже слабые сигналы неблагополучия.

Такой посыл кажется само собой разумеющимся, но есть исследование, вывод которого неутешителен: родители и подростки общаются меньше 15 минут в день. Причем это общение часто сводится к формальным вопросам: «Что получил?», «Как себя вел?», «Написал контрольную?».

Психологические категории — отношения, переживания, преодоления или тревоги — оказываются вне внимания родителей. К сожалению. По моим наблюдениям, детям в раннем подростковом возрасте (10-11 лет) неинтересно отвечать на вопросы о содержании обучения. Был урок русского языка во втором классе, он уроком русского остался и в пятом. А ребенок меняется. Меняются потребности.

Младшим подросткам уже важно быть не столько хорошим учеником, сколько принадлежать к группе, быть принятым, привлекательным, «своим», и родителям стоит сместить акценты и больше говорить об этом.

Часто ли мы интересуемся у детей: «Как ты себя чувствовал среди одноклассников?», «Кто тебя порадовал?», «Что у вас интересного произошло?», «Чем тебе помочь?». Поэтому чтобы понять, подвергается ребенок травле или нет, нужно разговаривать с ним, обращать внимание на физическое состояние, не терять контакта. И с педагогами в том числе.

Если возникают подозрения, что негативные эмоции одноклассников сбрасываются на вашего сына или дочь, что он или она оказываются в роли изгоя — уже пора реагировать. Хоть изгой в классе – это не всегда объект травли, но грань тонка.

В такой ситуации, родителям стоит задаться вопросом, включен ли ребенок в другие социальные группы, и есть ли какая-то возможность реализоваться в них. Потому что ребенок, занимающий позицию «белой вороны» в одной группе, вполне может не быть таковым в другой.

Смена контекста в ряде случаев помогает изменить ролевой репертуар. Не стоит зацикливаться на школе, важно развивать интересы вне её.

Искать студии, мастер-классы, семинары, тренинги, где ребенок может почувствовать себя другим, потому что атмосфера, участники, преподаватели другие.

— Когда стало понятно, что травля есть, что делать родителям?

— Если ребенок стал подвергаться нападкам группы, появилась агрессия в отношении него, важно в первую очередь его поддержать, посочувствовать и дать понять, что такое положение дел ненормально.

Стать опорой своему ребенку.

Потом уже прояснять ситуацию, сказать учителю о том, что в классе складывается критическая ситуация, а также донести до детей, что их действия имеют название: травля.

Потому что школьники часто даже не осознают, что на самом деле происходит. Не считают оскорбительным поведение, если кого-то дразнят или портят вещи. Ответственность на себя не берут, срабатывает коллективный разум: «Это Петров начал! Мы тут не при чем». Кто виноват? Никто и все.

Родитель, сообщив учителю о том, что ребенок подвергается травле, может встретится с отвержением этой информации, упреком в преувеличении и нагнетании, попытками затушевать проблему.

— Когда подключать директора?

— Сначала педагог. И если учитель имеет ресурсы справиться с ситуацией в классе, то к директору можно и не обращаться.

Хорошим вариантом мне видится попытка родителей в тандеме с учителем (классным руководителем) прилагать усилия к прекращению травли. Тот случай, когда «мы» сильнее, чем «я».

«Что мы будем делать, чтобы изменить ситуацию?», — без противопоставления родителя педагогу, но с разделением ответственности.

— Как действовать учителю?

— Для начала определить поле своей ответственности и компетентности в попытке изменить ситуацию.  Привлекать школьного психолога, вводить правила общения в классе, если этот момент был упущен. Говорить с учениками, но предварительно запастись знаниями. Т.к. есть ошибочные пути, идя которыми, травлю прекратить невозможно, а усилить — легко.

— Учитель, например, скажет: «Переводите в другую школу».

— С чего бы так сразу? Если не знает педагог, что необходимо предпринять, то в любой школе есть психолог, завуч по воспитательной работе, социальный педагог.

И в профессиональном арсенале этих специалистов есть способы остановить травлю в классе. Ребенок имеет право на защиту чести и достоинства в любом месте, где бы он не находился.

И если учитель устраняется, идем к директору.

— И директор говорит, что учитель — заслуженный, а школа – образцовая, вот вам список школ, куда вы можете перевестись.

— В этой ситуации я бы сменила школу. Если вы видите такое отношение, когда работники системы образования предлагают решение по принципу «нет человека — нет проблемы», готовы, простите, «слить» вашего ребенка, чтобы не нарушать свой покой, то эта школа не для вас.

И вы уходите, не спасаясь бегством, молча, а сообщаете об инциденте в отдел образования. Потому что пресечение травли – это усилия всех сторон: учителя, родителей жертвы, родителей агрессоров, администрации школы.

Хотя бы потому, что группа, сплотившаяся против кого-то однажды, вполне может выбрать следующего для издевательств.

— Если вернутся к истории в Барановичах, когда мальчика буквально запугали на педсовете, грозили милицией, уголовной статьей, доской позора, как в подобных случаях вести себя родителям?

В ситуациях прессинга, в стрессе и напряжении нередко родители забывают, что они – взрослые. В моей практике есть случаи, когда мамы признавались, что боятся директора школы, потому что кажется, он их морально раздавит. И это тоже ненормально.

Директор – это администратор, а не высшая сила. К сожалению, люди, занимающие высокие должности, временами заигрываются во власть и тогда кажется, что она распространяется дальше, чем есть на самом деле.  Разрешать конфликтные ситуации можно по-разному.

Но без унижения, без запугивания.

Есть группа риска? Дети, которые обречены на травлю? Новички, «заучки» и т.д.

— Я бы назвала таких детей «другие». Отличающиеся от одноклассников: слишком тонкий, слишком умный, слишком толстый, слишком рыжий, слишком в очках, по мнению большинства детей в классе.

Если этот отличающийся ребенок бойкий, с положительной самооценкой, возможно он и не станет объектом травли. Но ребенок, который стесняется своих качеств или особенностей, не принимает себя, замыкается – на него легче нападать, и скорее всего, что так и будет. Ребенок, у которого нет опыта защищать себя, может стать жертвой травли. И даже не сразу это поймет.

— Как приобретается опыт защищать себя?

— С течением жизни. Две нормальные, правильные, если хотите, родительские реакции на боль, страдание, дискомфорт ребенка (физический или душевный) — защита и забота. Во всех ситуациях, связанных со страданием ребенка, нужно:

  • удалить источник боли и помочь восстановить эмоциональное равновесие,
  • проанализировать ситуацию и сделать выводы для ребенка на будущее.

А вот ситуация из детства: ребенок бежал, упал, ударился, у него болит колено. И на детской площадке мы сразу наблюдаем разнообразие родительских реакций. Один начинает орать: «Что ты носишься? Сядь и сиди спокойно!». Другой игнорирует: «До свадьбы заживет!». Третий стыдит за слезы. Т.е. родитель не утешает, не помогает восстановиться, а делает еще больнее. И так продолжаться может долго.

Ребенок оказывается в трудной ситуации – родители концентрируются на молитве: «О боже, помоги нам это преодолеть», но собственной активности не проявляют, чтобы помочь.

Или до такой степени пугаются сами, что рассчитывать на их помощь уже не приходится. Или начинают унижаться перед источником угрозы. Ребенок раз за разом не получает ни защиты, ни поддержки.

И как в таких ситуациях научиться беречь и защищать себя?

Для школы распространенная ситуация: приводите ребенка, он замешкался в раздевалке, на него повышает голос техничка, чтобы поторопился, и вы заражаетесь: «Давай быстрее! Видишь, человеку надо скорее закрыть гардероб (полы вымыть, ключи сдать, с коллегами поболтать)». Это присоединение к агрессору.

И такая реакция, увы, не редкость. Ребенок раз за разом оказывается брошенным, один на один с проблемой. И постепенно эти модели усваивает. На него нападают, он думает, что виноват. Вместо отпора, борьбы за себя. Поэтому, повторюсь, родителям не нужно забывать, что они – большие, опытные, сильные.

И, в первую очередь, опора своему ребенку.

— И ответственны за ребенка не только в плане одеть/обуть/накормить…

— Верно. И еще вот что. Когда в классе травля, ведь страдают и те дети, которые в ней вообще не участвуют. Свидетели также травмируются, тяжело переживают бессилие (реальное или кажущееся). И если ребенок дома рассказал, что в его классе жестоко обращаются с одноклассником, родитель не просто в праве задать вопрос о происходящем учителю. Сделать это обязательно.

Родители создают группы для коммуникации во всевозможных приложениях. Думаю, вопрос о психологическом климате в классе достоин обсуждения не меньше, чем учебные задания. В истории с травлей не должно быть безучастных. И, возможно, ребенок не пойдет тихо себе резать вены, если увидит, что за него вступились, что проблема решается, что кто-то волнуется и намерен изменять ситуацию.

— Мы много говорим о защите жертвы травли, а как быть с агрессором? Может быть, это его стоит удалить из класса?

Агрессоров. В травле несколько человек группируются против одного. Есть заводила и присоединившиеся.

В первую очередь до этих ребят требуется донести, что их поведение не нормально, будет пресекаться (не одним человеком, а командой, созданной преодолеть явление — учителями, родителями, одноклассниками, школьным психологом, администрацией).

В зависимости от способности осознавать и изменять своё поведение, действия по отношению к агрессорам могут быть разные.

— Например?

— Если не упущен момент, помогает грамотный диалог взрослого (учителя, психолога) с учениками. Живой, с примерами, чтобы каждый достиг понимания разрушительности травли для самих агрессоров, для всей группы, для жертвы, для свидетелей. Речь, конечно, не идет о морализаторстве и взывании к добрым чувствам.

Еще вариант: направить усилия на снижение напряжения, уровня агрессивности в классе и на повышение персональной ответственности каждого.

Когда не будет соблазна прятаться за якобы сильнейшим, когда нельзя наблюдать за гонением из позиции «молчаливого свидетеля», взаимодействие одноклассников постепенно  начнет налаживаться.

Тем, кто допустил групповую агрессию, важно не только четко определить как вести себя запрещено, но и показать возможные позитивные модели, поддерживать изменения.

«Оздоровление» отношений внутри группы — это процесс не быстрый, противоречивый, требует и жесткости, и такта, и знаний, и ресурсов. Но бездействие при обнаружении травли — убийственно. Как мы можем видеть в прямом смысле.

Беседовала Мария Столярова. 

из личного архива. 

Источник: http://abajour.by/2017/02/13/psiholog-natalia-masuikevich-rebenok-imeet-pravo-na-zaschitu-chesti-i-dostoinstva/

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Как действовать, если завуч повышает голос на ребенка?

Вопрос о том, имеет ли преподаватель право повышать голос на ребенка или применять к нему какие-то меры наказания вроде “постановки в угол”, достаточно щекотлив. Тем не менее родители нередко задаются вопросом: что делать, если сын приходит из школы и заявляет, что стал жертвой “насилия в школе”?

В контексте школы речь, разумеется, чаще всего идет не о буквальном физическом насилии, а о насилии эмоциональном. Специалисты районных ПМСЦ не отрицают, что им иногда приходится сталкиваться с учительской несдержанностью.

Потеряв надежду урезонить местного задиру педагогическими методами, учителя переходят к крику, обидным прозвищам и даже угрозам   (вроде исключения из школы). Один из наиболее распространенных примеров “позорного наказания” – заставить ребенка стоять весь урок или вовсе выгнать его из класса.

 Это, кстати, абсолютно неуместно: учитель несет ответственность за ребенка на протяжении учебного времени, к тому же удаление школьника с  урока нарушает его законное право на образование.

“По сути, сегодня учитель не может ощутимо воздействовать на шалунов в школе. Ударить нельзя – розги отменены, укрощать физическим трудом – непедагогично и неправильно.

 Конечно, есть иные пути, к примеру, создать обстановку, психологически невыносимую для ребенка, но эксперименты с непредсказуемой и сложной детской психикой – еще хуже физических наказаний… Так что мы в принципе не можем наказывать детей.

Остается полагаться на доверие класса… Но это работает не всегда – порой дети выходят за рамки и намеренно провоцируют учителей, понимая, что педагоги реально наказать их не сумеют”, – говорит Наталья, 50 лет, учитель.

Педагоги-психологи уверены: в классе должны быть единые правила, которым следуют и учитель, и ученик. То есть если ребенку запрещено кричать – учитель также не может повышать голос. Впрочем, крик крику рознь, и если любимое чадо день за днем приходит в слезах и твердит, что его снова оскорбил учитель, – для родителей это повод задуматься.

Впрочем, психологи напоминают: дети склонны фантазировать, и порой то, что они красочно расписывают как акт вопиющего насилия со стороны учителя, на деле оказывается детской обидой и попыткой отомстить взрослому за плохую оценку или раздосадовавшее учительское замечание.

Так что начинать поиски истины стоит с обстоятельного разговора с “пострадавшим”. Необходимо понять, не лукавит ли ребенок, не пытается ли таким образом оправдать собственную неудачу или привлечь к себе родительское внимание, что тоже нередко становится поводом “приукрасить” действительность.

Если история все-таки походит на правду, педагоги-психологи советуют родителям не спешить с выводами и сперва идти к классному руководителю. Вместе с ним имеет смысл переходить к  диалогу с “проблемным” учителем. Как правило, все  разрешается уже на этом этапе, поскольку школа заинтересована в том, чтобы исчерпать конфликт, не вынося сора из избы.

Но если вдруг договориться с преподавателем не получается, родитель имеет полное право направиться в кабинет завуча и директора школы.

“Я вот не понимаю ситуации, когда родитель, едва услышав жалобу своего чада, тут же кидается прямиком в комитет по образованию. Ведь его же там сразу спросят: в школе-то вы были? Но семье порой просто не хочется тратить время, разбираться и вникать в ситуацию самим, и это обидно”, – говорит директор одной из городских школ, попросившая не упоминать ее имя.

На сегодняшний день существует масса механизмов по решению сложных конфликтов между ребенком и школой. Для этого работают социальные педагоги, малый педагогический совет, наконец, участковый. Впрочем, психология педагогов со временем также претерпевает изменения.

“На мой взгляд, грубость действительно присутствовала, особенно в 1970-е, в 1980-е. Пару десятилетий назад я сама могла высказать ученику свое неодобрение в той форме, о которой теперь даже не могу помыслить.

Но со временем пришло понимание: стыдить ребенка перед коллективом,  вызывать страх, совершать иные действия, приводящие к унижению, не только незаконно, но и нецелесообразно. Дети сегодня другие и школа другая.

Лишь четко выраженная оценка: за одну ошибку – “4”, за две – “3” – не влечет эмоционального отвержения и проблем с родителями и законом. Так что ситуация, очевидно, выправляется”, – считает Наталья, учитель, 50 лет.  

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2011/10/07/CHto_delat_esli_rebenok

Преподаватель Елена Михаленко: учителя кричат на детей от бессилия

Как действовать, если завуч повышает голос на ребенка?

Елена Михаленко — учитель физики с 30-летним стажем, член Союза писателей Беларуси, автор 15 книг для детей и взрослых.

Об учителях и учениках говорено столько, что, кажется, и добавить нечего. Но зацепила статья журналиста Дмитрия Корсака «Состоялись как „профессионалы“ и перестали быть людьми». Вначале автор рассказывает о бездушных чиновниках (на живых и трогающих примерах), а после выносит приговор и учителям, и врачам, и продавцам… Что ж, профессиональная деформация существует во всякой профессии, что никак не равняется расчеловечиванию.

Дмитрий Корсак пишет: «Но у меня вопрос: когда для каждого конкретного учителя стало нормой орать на детей в школе? В какой такой момент они получили этот профессиональный „скилл“? Почему некоторые из педагогов щеголяют им почти с гордостью? Почему после рабочего дня тащат эту дичь в свой дом и насилуют ором еще и близких?» С чего вы взяли, что крик — норма, да еще для каждого? Есть те, кто не кричит, есть те, кто делает это только в крайних случаях, есть кричащие от бессилия и не считающие это нормой.

Помню, как в детстве мы не любили учителей, которые кричат. Впрочем, не уважали и тихо бубнящих что-то у доски при полном произволе в классе. Конечно, идя в школу, я думала: «Кричать никогда не буду. Буду говорить тихо, но уверенно». И вот мой первый день в очень сложном (предупредили!) 9-м классе.

Я рассказываю, и вроде интересно, и большинство слушает. Но не компания на камчатке. У них своя беседа. И тогда я тихо и почти нежно говорю: «Мальчики, перестаньте разговаривать». А мне в ответ так же тихо, но с заметной иронией: «Мальчики у нас закончились в 8-м классе».

И уже все ждут моей реакции… А я-то — метр пятьдесят пять, еле из-за лекционного стола видна, краснею, бледнею.

И все же тогда детей, срывающих уроки, можно было пересчитать по пальцам. Дети учились и знали зачем. У некоторых учителей категорически не получалось наладить отношения с учениками — пожалуй, это были люди, ошибочно выбравшие профессию. У меня отношения с детьми были, насколько это возможно, дружескими: ходили в походы, ставили спектакли, путешествовали…

Пришлось вырабатывать силу характера. И голоса тоже. Нет, не кричать. Вы пробовали говорить для 25—30 человек одновременно? Когда кто-то скрипит стулом, кто-то листает книгу, кто-то шепчется? А попробуйте. Явно придется говорить не шепотом. Впрочем, голос у меня остался обычным (когда дочке было 14, нас уже путали по телефону).

И каждый раз в сентябре мучительно привыкаешь говорить громко и четко, и каждый год с ларингитом… Есть коллеги, у которых постоянно повышенные тона, — с такими тяжело, но их мало. Возможно, профдеформация. Признаю, мне трудно было бы слушать их 45 минут и вникать в содержание. Просто есть люди с неприятным (для кого-то) тембром.

Они в этом не виноваты.

Что изменилось нынче? Почему все чаще инструментом учителя — судя по родительским форумам — становится крик?

А менялась ситуация постепенно. Помню, в девяностых моего отца, одного из лучших физиков Минска, пригласили преподавать в частной школе. Там учились дети «новых белорусов». Отец продержался около месяца.

Он испытывал шок, когда 13—14-летний человек говорил ему: «Да ты знаешь, кто мой папа? Да он тебя завтра уволит!» Кстати, моя очень обеспеченная подруга в тот же год забрала своих детей из такой школы: в их семье хамство и чванство были не в чести.

Постепенно такое отношение к учителю распространилось и на обычные школы. В образовательном процессе участвуют управленцы, учителя, ученики и родители. Так вот, учитель — самое бесправное звено цепочки. Ему могут хамить все, он виноват перед всеми. Трудно выдержать давление и произвол сверху.

Не менее трудно — снизу. Дети и родители прекрасно осведомлены о правах. А какие права у учителя? Какие меры, например, он может применить к ученику, нагло и демонстративно срывающему урок? А никаких.

Выгнать из класса — нельзя, отвести к директору — бесполезно, вызвать родителей — не придут, поставить двойку — непедагогично, да и плевал на нее юный «герой». И учителя зачастую срываются на крик. Крик от бессилия. Понимаю, что сейчас начнут советовать «заинтересовать».

Увы, есть темы и предметы, где на одном интересе не продержишься, иногда надо решать скучные уравнения, строить графики и так далее. Ну как этим заинтересуешь людей, плохо знающих таблицу умножения? Крик не оправдываю.

Но уверена: учителя выдохнут с облегчением, если им дадут какие-то нормальные возможности защищать право нормальных детей на образование. Сейчас их нет. И в классах, где лидерами стали дебоширы и нахалы, толком не учится никто.

И еще об одной причине учительского крика. Вы видели на улицах, в магазинах, в транспорте мам, орущих на своих малышей? Иногда они даже не ругают — громогласно воспитывают. Увы, приходится встречать подобное. Есть семьи, где детей приучают реагировать только на крик.

И вот этот малыш приходит в школу, и на тихий голос учителя он не реагирует. А если таких три, пять? Учителю приходится повышать голос из-за этих пятерых. И мучаются остальные. Но вот уже класс привыкает, ор становится нормой.

И каждому новому учителю, приходящему в этот класс, очень быстро приходится признать: на тихий голос тут не реагируют. Поверьте, учитель поймет этот месседж. Но не обрадуется!

Мне кажется, сегодня вообще очень высок градус враждебности. Люди бесконечно возводят баррикады и воюют: родители — с учителями, старшие — с младшими, те, кто принимает законы, — с теми, кто вынужден их исполнять. Это тоже своего рода ор. Наверное, стоит всем снизить тон, научиться слушать друг друга, делать шаги навстречу. В интересах всех, особенно когда идет речь о детях.

Источник: https://people.onliner.by/opinions/2017/10/30/mnenie-801

Конфликт с учителем – как помочь ребенку?

Как действовать, если завуч повышает голос на ребенка?

Мы, взрослые, часто вздыхаем, глядя на детей: нам бы их проблемы! А между прочим, быть ребенком не так уж и легко. У детей свои собственные проблемы, которые нам кажутся пустяковыми, но для их возраста и психики они очень серьезны, их нельзя недооценивать.

Часто родителям, замотанным круговертью жизни, не хватает сил и времени на то, чтобы заниматься еще и детскими вопросами, и матери и отцы ограничиваются тем, что решить легче всего – вовремя накормить, одеть-обуть, проконтролировать уроки. И зачастую мы упускаем самое важное: внутреннее состояние ребенка.

Особенно это касается проблем в школе.

Довольно-таки большое количество детей имеют проблемы в отношении с учителями, о которых родители даже не догадываются. Особенно часто эти ситуации возникают в младших классах, потому что если старшие дети уже начинают многое понимать и знают ту грань, которую учитель не должен переступать, то малыши молчат. Крайне редко кто расскажет родителям о том, что происходит в классе.

Эта статья – результат личного опыта, которым я хочу поделиться – вдруг кому-то будет полезно. И – не повторяйте моих ошибок!

Мой средний сын шел в школу с большим воодушевлением – он хотел учиться.

Я с облегчением вздохнула – может, мне хотя бы над ним не придется стоять каждый вечер, долдоня, как попугай «делайуроки-делайуроки-делайуроки!» Я даже не особо интересовалась, как у него складываются дела в школе.

Классная руководительница с 40-летним стажем работы, отличник народного образования, заслуженная-раззаслуженная. Там все должно быть хорошо.

Первые звоночки начались во втором классе. Сын скрыл от меня, что учительница просила меня подойти для разговора. Беседа все же состоялась: ребенок плохо учится, не старается, не может решить задачу, плохо читает.

Как – не может решить задачу? «Дома же он спокойно их решает!» – попыталась возразить я, но меня не стали слушать. Не может, и все.

И тут же прозвучала мысль: учить ребенка должны родители, а учитель — только проверять знание.

Дома я попыталась поговорить с ребенком, но он молчал. Я увидела, что он не может говорить на эту тему.

Первый сигнал того, что в школе что-то не в порядке – ребенок отказывается говорить об этом. Попытки завести разговор вызывают болезненную реакцию.

Если ребенок не рассказывает ничего плохого о школе, это не значит, что у него нет проблем.

Маленькие дети молчат, потому что в их возрасте взрослые все еще представляют собой незыблемый авторитет, и если учитель делает что-то предосудительное, они считают, что так и должно быть, и не жалуются.

Когда я разговаривала на эту тему с подругой, она поделилась своими детскими впечатлениями: «Наша учительница за ошибки била нас указкой по рукам и ставила на стул посреди класса. И мы никому не рассказывали, мы думали, что так и должно быть».

Теперь моей задачей стало разговорить сына. Не поверите – у меня на это ушло два месяца. Он упорно отказывался обсуждать проблемы с учебой. Но, в конце концов, диалог все же состоялся, и я узнала весьма неприятные, не сказать – шокирующие подробности.

Оказывается, эта отличница народного образования унижала и оскорбляла детей. Использовались «глубоко педагогические» методы в таком стиле: «Встаньте, лохи, кто не сдал тетради». «Один дурак в классе, который не решил задачу.

Сам встанешь, или мне сказать?» Учительница могла наказать весь класс за то, что дети недостаточно активно работали на уроке – ставила на все 45 минут, и они учились стоя.

При этом в классе имелись две девочки из числа «своих», которым можно все: не выучить урок, забыть тетрадь, опоздать – им ничего за это не было. Всем остальным за то же самое ставилось два в журнал.

Доходило до того, что этим двум ученицам выдавались листочки, и они начинали писать контрольную, а остальные дети сидели и ждали, пока расстроенная поведением «негодяев» учительница не простит их и не разрешит писать контрольную.

Какие оценки в итоге выставлялись, догадаться не трудно.

И тут я совершила первую ошибку. До конца года остался месяц, я посочувствовала сыну и уговорила его потерпеть. За лето обиды подзабылись, и в третий класс он пошел более-менее легко. И я совершила вторую ошибку.

Он не жаловался, я подумала, что все в порядке и пустила дело на самотек.

И когда в середине учебного года каждое утро стало начинаться словами «я не хочу идти в школу», я списала это на естественное нежелание ребенка учиться – а кто хочет? Я тоже не хотела.

Встряхнул меня такой случай. Я приехала за сыном и вошла в школьный холл. Мне навстречу выбегали дети из «нашего» класса и каждый из них сообщал, что «Ваш Андрей на второй год останется». Это почему еще? Он учится на три-четыре-пять.

С какой стати он останется на второй год? Тут ко мне вышел сын. По его виду сразу можно было понять, что что-то случилось. Но рассказывать об этом он упорно не хотел. Разговорился только дома: конфликт произошел из-за того, что он не смог сделать задачу.

И преподаватель громогласно на весь класс объявила, что он останется на второй год.

На следующий день я вызвала классную на разговор, в процессе которого выяснилось, что она не понимает разницы между поругать и унизить. В ее понимании обзывания и оскорбления относились к воспитательным методам.

Мало того, она подключала к этому весь класс – неудачи учеников обсмеивались коллективно.

Учительница поняла мой настрой и пообещала больше не говорить таких слов, а я взяла с ребенка обещание, что он будет рассказывать мне обо всем, и этот год мы доучились нормально.

Моя третья ошибка – я не перевела его в другой класс сразу. Это надо было сделать еще тогда. Люди не меняются. Если в натуре заложено хамство, его не переломишь никакими разговорами.

Четвертый класс начался более-менее тихо, но спустя две недели опять начались оскорбления и унижения.

Дело закончилось тем, что на уроке она за ошибку при чтении схватила мальчика за шею и потыкала его носом в учебник, а девочке за неправильно решенную у доски задачу дала подзатыльник. Я поняла, что в один прекрасный день она так же поступит с моим ребенком.

К этому времени я стала общаться на эту тему с другими родителями. Практически все говорили, что дети неохотно идут в школу и жалуются на то, что учительница «орет». Но родители не придавали этому значения, поскольку в детском понимании «орет» может означать просто строгий тон.

Одни родители даже ходили к школьному психологу, но это не дало никаких результатов – психолог объяснила ребенку, что учительница на самом деле хорошая, просто «вы ее не всегда правильно понимаете».

С моей подачи они стали разговаривать с детьми, и те наконец рассказали, что происходит в классе. Все возмущались, но на мое предложение пойти к директору отвечали отказом – боялись портить отношения. Мне отступать уже было некуда, и я решила принять весь удар на себя. Я пошла к директору.

Директрисе я выложила все, от и до: про оскорбления, про унижения, про «своих», про наказания, подзатыльники и тыканье лицом в учебник. Директриса, дай ей Бог здоровья, не стала обелять учителя и пообещала разобраться.

Между прочим, она сказала мне такие слова: «Вы, родители, из страха замалчиваете такие случаи. А об этом надо говорить. Я узнаю о самых возмутительных вещах только когда дети идут на выпуск, когда они уже не боятся».

Отличница народного образования получила хорошую взбучку. На следующий день Андрей рассказал, что такой доброй она еще ни разу не была и даже ходила по рядам и помогала детям решать задачи.

Но я все равно уважила его чувства и перевела его в другой класс, потому что через три дня он сказал, что «учительница не обзывается, но она так смотрит на меня, что мне страшно».

Я очень надеюсь, что 1 сентября следующего года я не увижу ее среди учителей.

Мы, родители, должны уметь слышать наших детей – они часто подают немые сигналы бедствия, которых мы за суетой не можем различить. Из-за этого ребенок с его неокрепшей психикой может оказаться беспомощным против произвола взрослых людей.

Плохой учитель может довести ребенка до неврозов и комплексов, это наложит отпечаток на всю последующую жизнь.

Повторюсь: первый признак того, что в школе происходит что-то плохое – ребенок отказывается говорить на тему школы, напрягается, слыша вопросы об учебе, увиливает от ответов. Кроме родителей защитить его некому.

Ребенку надо объяснить и даже в какой-то мере внушить, что в семье он всегда получит помощь и защиту, что проблемы, если они есть, надо решать, что о них нельзя молчать. Если дети жалуются на учителя, не отмахивайтесь, разберитесь, что происходит. Поговорите с другими родителями.

В детских жалобах необходимо отделить истину от воображения и своеобразного толкования детьми поступков взрослых. Ни в коем случае нельзя оправдывать унижающие или оскорбляющие действия учителя – это должно пресекаться на корню.

В случае конфликтов не бойтесь обращаться к руководству школы и не бойтесь оказаться в одиночестве – скорей всего вы не получите поддержки от других родителей.

Если вы чувствуете, что конфликт зашел слишком далеко, то правильно будет перевести ребенка в другой класс или даже другую школу. Сейчас это сделать очень просто, я перевела сына из класса в класс за две минуты – столько времени ушло на то, чтобы написать заявление.

На следующий день он учился уже в другом классе. И даже в случае перевода необходимо уведомить директора школы о происходящем. Детей надо защищать.

Источник: https://www.matrony.ru/konflikt-s-uchitelem-kak-pomoch-rebenku/

Учитель оскорбляет учеников – что можно сделать?

Как действовать, если завуч повышает голос на ребенка?

Что делать, если учитель систематически «шуточно» обзывает ребёнка, ссылаясь, например, на его внешние данные? Если он явно и умышленно несправедлив к конкретному учащемуся? Имеет ли учитель право прилюдно критиковать, высмеивать учеников? Как бороться с неэтичным поведением учителя? 

В настоящее время законодательством не определены конкретные требования к профессиональному поведению педагогов общего образования. Как правило, образовательные учреждения утверждают кодексы профессиональной этики педагогов собственными локальными нормативными актами.

Право на уважение человеческого достоинства в школе

Обучающийся имеет право на уважение человеческого достоинства, защиту от всех форм физического и психического насилия, оскорбления личности, охрану жизни и здоровья (статья 34 Федерального закона «Об образовании в РФ»).

Педагог обязан соблюдать правовые, нравственные и этические нормы, следовать требованиям профессиональной этики; уважать честь и достоинство обучающихся и других участников образовательных отношений (статья 48 Федерального закона «Об образовании в РФ»).

Учитель не имеет права: кричать на детей, поднимать руку, оскорблять его достоинство, унижать его перед одноклассниками, наказывать ребенка негуманным способом. В случае дисциплинарного нарушения со стороны ученика, учитель должен руководствоваться Уставом школы и решать вопрос с родителями и администрацией школы.

Что делать родителям, если педагог позволяет себе оскорблять ученика?

В соответствии со ст.

45 данного закона родители (законные представители) вправе защищать интересы своих детей путем направления соответствующих обращений в органы управления образовательного учреждения или в комиссию по урегулированию споров (если таковая создана в ОУ) с требованием о проведении дисциплинарного разбирательства в отношении педагога и привлечении его к дисциплинарной ответственности, в том числе и увольнения. Родители (законные представители) также имеют право на обращение с иском в суд к конкретному педагогу и ОУ с требованием о выплате компенсации морального вреда.

Вы как родитель имеете право требовать прекращения таких действий со стороны учителя. Конкретные шаги зависят от личных особенностей данного учителя, директора и общей ситуации в школе.

Также много зависит от возможности доказать факт унижающих действий и оскорбительных высказываний.

Дополнительно читайте по этму вопросу – Тайную диктофонную запись можно использовать как доказательство в суде. 

Шаг первый. Если учитель готов к диалогу, может помочь личный разговор. Можно объяснить учителю, что Ваш ребенок не привык к крику и вы считаете что подобные меры воздействия недопустимыми.

Шаг второй. Написать обращение на имя директора школы (оно может быть как индивидуальным так и коллективным), перечислить факты и обстоятельства, которые нарушают права учащихся науважение чести и достоинства и просить принять меры воздействия по отношению к учителю, либо привлечь к дисциплинарной ответственности.

Чтобы ваша жалоба не была воспринята как наговор, а ваш ребенок не оказался виноватым — попробуйте привлечь других родителей. Наверняка у них подобные проблемы. Жалоба к директору подписанная родителями класса — очень эффективный способ. Директор не игнорировать подобное обращение — он обязан провести служебное расследование и вправе привлечь учителя к дисциплинарной ответственности.

Шаг третий. Направить заявление в Комиссию по урегулированию конфликтов. Такая комиссия должна собираться в каждой школе и рассматривать поступившие обращения. Обращение может быть направлено как от имени учащихся, так и от имени родителей. В состав комиссии в обязательном порядке должны входить родители.

Шаг четвертый. Обращение в суд, прокуратуру, полицию, инспекцию по контролю за образованием может последовать как после проведения дисциплинарного разбирательства, так и в тех случаях, когда дисциплинарное разбирательство не проводилось или в ходе этого разбирательства, не были установлены, описанное Вами поведение педагога.

Если исправить ситуацию не получается – родитель может поставить вопрос о переводе ребёнка в другой класс или к другому учителю. Порядок перевода и другие организационные моменты, связанные с деятельностью школы, должны быть отражены в Уставе общеобразовательного учреждения. Родители имеют право ознакомиться со всеми документами, которые регулируют деятельность школы и затрагивают их права.

Последствия

После установления фактов непрофессионального и неэтичного поведения педагога Вы вправе требовать:

1) привлечь к дисциплинарной ответственности, вплоть до увольнения (при обращении в администрацию школы или в комиссию по урегулировании споров);

2) привлечь к административной или уголовной ответственности (при обращении в полицию, прокуратуру, инспекцию по контролю за образованием);

  • Административная ответственность. Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, — влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей; на должностных лиц — от 10 000 до 30 000 рублей; на юридических лиц — от 50 000 до 100 000 рублей.(ст. 5.61. Кодекс об административных правонарушениях)

3) к компенсации морального вреда (при обращении в суд с требованием о взыскании с педагога и школы).

В любом случае, поднимать вопрос оскорблений стоит поскольку даже педагог не будет наказан, возможно, что на его поведение все же повлияет факт наличия жалоб, либо беседа с директором с глазу на глаз.

Цитаты из закона:

Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.

пункт 1 статьи 21 Конституции Российской Федерации

Обучающийся имеет право на уважение человеческого достоинства, защиту от всех форм физического и психического насилия, оскорбления личности, охрану жизни и здоровья

Статья 34 Федерального закона «Об образовании в РФ»

Педагог обязан соблюдать правовые, нравственные и этические нормы, следовать требованиям профессиональной этики; уважать честь и достоинство обучающихся и других участников образовательных отношений.

Статья 48 Федерального закона «Об образовании в РФ»

Нематериальные блага

1.

Жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

2. Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения.

В случаях, если того требуют интересы гражданина, принадлежащие ему нематериальные блага могут быть защищены, в частности, путем признания судом факта нарушения его личного неимущественного права, опубликования решения суда о допущенном нарушении, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права либо посягающих или создающих угрозу посягательства на нематериальное благо.

Статья 150 Гражданского кодекса РФ

Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, — влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

Статья 5.61. Кодекса об административных правонарушениях РФ

Источник: https://usperm.ru/content/uchitel-unizhaet-uchenikov

Консультант закона
Добавить комментарий