Как можно жить на половину прожиточного минимума в нашей стране?

Почему мы останемся бедными

Как можно жить на половину прожиточного минимума в нашей стране?

Фраза о том, что «низкие доходы граждан России являются главным препятствием для экономического роста страны» стала своего рода мантрой. По данным Росстата, за прошедший месяц среднедушевой доход в России составил 23 534 рубля.

В номинальном выражении он даже вырос на 336 рублей, или 2,9%.

В последнем релизе, опубликованном ведомством, говорится, что «реальные располагаемые денежные доходы (за вычетом обязательных платежей, скорректированных на индекс потребительских цен в январе 2018 года… не изменились по сравнению с январем 2017 года».

Правда, оптимистичное заявление статистиков сопровождается трогательной в своей искренности оговоркой.

Мол, соотнесение доходов нынешнего января с доходами января прошлогоднего не учитывает «единовременной денежной выплаты пенсионерам в январе 2017 года в размере 5 тыс. рублей».

Чтобы рассчитать динамику доходов с учетом пятитысячной милостыни пенсионерам хватит знания математики в объеме неполной средней школы. Доходы, натурально, снизились — процентов на семь.

Рассуждая о росте доходов в России, необходимо говорить о росте зарплат. Почему? Потому что других официальных доходов, кроме зарплат и социальных выплат, у россиян нет.

Накопленное состояние 94% взрослого населения России не превышает $10 000. При этом большая часть этого состояния — малоликвидная. В первую очередь, это единственная квартира, используемая для проживания.

Извлечь из нее какой-то дополнительный доход нереально. А доля социальных выплат в структуре доходов россиян составляет 19,2%. Это даже больше, чем было в позднем СССР: в 1985 году доля социальных выплат в общих доходах населения чуть превышала 18%. К слову, в 2007 году этот показатель достигал 11,6%.

Зато Росстат фиксирует рекордно низкую долю доходов от предпринимательской деятельности в общих доходах населения — 7,8% (рекордно высоким этот показатель был в 1993 году — 18,6%).

А вот доля зарплат в структуре доходов населения стабильно держится на уровне 63—65% (по данным Росстата, включая «серую» зарплату).

Странное противоречие

С зарплатами вообще любопытная история. С 1 мая 2018 года минимальный размер оплаты труда должен вырасти до прожиточного минимума.

Сейчас МРОТ составляет 9489 рублей, что соответствует 85% прожиточного минимума за второй квартал 2017 года. То есть минимальная зарплата в стране сейчас не достигает прожиточного минимума.

Таким образом, власти признают, что на минимальную зарплату в стране жить нельзя.

Зачем же тогда устанавливать такой показатель? Ну, вам ответят, что МРОТ — в наших условиях — это показатель не социально-экономический, а фискальный. Именно от этого показателя рассчитывается минимальная сумма налогов, которые должен отчислить работодатель, официально трудоустроивший сотрудника.

Кстати, почему бы не повысить МРОТ до уровня, превышающего прожиточный минимум? Ну хотя бы потому, что уровень налогообложения фонда оплаты труда в этом случае вырастет настолько, что ряду предприятий проще будет закрыть бизнес, чем нанимать сотрудников официально.

И в любом случае даже самый неквалифицированный российский работник получает больше, чем МРОТ. Хотя бы и неофициально.

Но тогда возникает странное противоречие. Будьте внимательны.

Низкие доходы граждан — главное препятствие для экономического роста, говорит начальник. Основные доходы наших граждан — это зарплаты. Давайте повысим зарплаты? Если повысить зарплаты — предприятия не смогут их выплачивать, и вынуждены будут закрываться. Это приведет к остановке экономического роста.

Вам не кажется, что в этом рассуждении что-то сильно не так?

Российский экономист Максим Миронов однажды сделал исключительно интересное наблюдение. Он заметил, что номинальный ВВП России на душу населения (по данным Росстата за 2016 год) составляет $9930.

Это в 5,8 раза меньше, чем аналогичный показатель в США. Почему бы не предположить, говорит Миронов, что и российский МРОТ должен быть меньше американского в те же 6 раз.

В действительности минимальная оплата труда в России в 12 раз ниже, чем в Штатах.

МРОТ ведь представляет собой очень любопытное экономическое явление. Такой знаток человеческой рациональности, как нобелевский лауреат Гэри Беккер, выступал последовательным противником регулирования МРОТ.

Что говорил Беккер? Если мы повысим МРОТ, то предприятиям будет невыгодно нанимать работников низкой квалификации, претендующих на такую минимальную зарплату.

В итоге вместо маленькой зарплаты они не получат никакой.

Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

Что-то не так

Но за какую работу должна платиться минимальная зарплата? Как вы думаете?

По идее, минимальная зарплата должна платиться там, где от сотрудника требуется минимальный набор навыков и где предъявляются минимальные требования к его образованию.

Там, где достаточно выполнять набор несложных действий, соблюдая регламент. Никакого простора для творчества, никаких действий за рамками инструкции.

Не надо даже знать язык — есть картинки, которые помогут тебе объясниться жестами.

В США даже существует специальный термин «макджоб», означающий тяжелый труд, не требующий большой квалификации, за «минимальную зарплату». Свое название «макджоб» получил по имени знаменитой сети фастфудов, той самой, где трудятся минимально квалифицированные работники, получающие тот самый американский почасовой МРОТ, на порядок превышающий российский.

И вот тут начинается самое интересное. Та же самая система фастфудов существует и в России. Требования к квалификации «члена бригады ресторана», очевидно, должны быть одинаковы в обеих странах. Но российский «макджоб» обещает (и выплачивает) своим сотрудникам двадцать пять, тридцать и более тысяч рублей (причем официально) — на уровне (чуть ниже) средней зарплаты по конкретному городу.

Это вполне логично — безработица в России невелика, фастфуд конкурирует с другими предприятиями за рабочую силу, и если он вздумает предложить работнику «российский МРОТ», то некому будет кричать «свободная касса». Никто не говорит, что это большие деньги.

Но — внимание! — зарплата сотрудника фастфуда в России соответствует не минимальной, а средней зарплате по региону. 

Тут что-то опять не так. Получается, что квалифицированный специалист в России может претендовать на зарплату, сопоставимую с той, которую получает человек, освоивший работу на аппарате для жарки картофеля.

То есть вы хотите сказать, что российский рынок труда оценивает все эти ваши дипломы, справки, свидетельства о прохождении курсов повышения квалификации на том же уровне, как и навыки мытья пола в фастфуде?

«Тридцатка — нормальная зарплата!» — спокойно скажет российский наниматель претенденту на работу. Люди и за меньшие деньги работают. Что тебе не нравится?

Одно из двух. Или что-то не так с российским рынком труда. Или что-то не так со всеми вашими знаниями и умениями. Еще раз: или ваши знания специалиста ничего не стоят, или вам за них сильно не доплачивают.

Главный работодатель

Посмотрим на российский рынок труда повнимательнее.

Если, как говорит Федеральная антимонопольная служба, государство прямо или косвенно контролирует семь десятых российской экономики, очевидно, что его можно считать и главным работодателем.

Но разве этот работодатель не может быть заинтересован в росте доходов своих же граждан? Ведь именно о необходимости роста доходов постоянно вещают государственные люди?

Нет, в росте доходов государство как работодатель не очень заинтересованно. Общемировая статистика свидетельствует, что прибыльность государственных предприятий примерно на 30% уступает прибыльности частных фирм, куда же еще и доходы сотрудников повышать?

Власти могут тревожиться о росте зарплат только в случае, когда основу бюджета составляют налоги на доходы, имущество и потребление граждан. Но в нашей ситуации это совсем не так.

85% доходов бюджета власти прямо или косвенно получают от добычи и продажи нефти и газа (косвенно — в том смысле, что облагают таможенными пошлинами и НДС импорт, купленный на выручку от продажи тех же нефти и газа). Пенсионные взносы покрывают половину расходов Пенсионного фонда, а социальные взносы едва обеспечивают «социалку».

Существует представление, что рост доходов граждан приведет к росту потребительского рынка. Разбогатевшие россияне начнут покупать отечественные товары, тем самым давая толчок к экономическому росту. Мысль верная, но в первую очередь расти будет не производство, а торговля, в которой у государства почти нет интересов. Зачем это нужно начальству?

За последние 25 лет россияне делом доказали, что при малейшем росте доходов они в первую очередь предъявляют спрос на импортные вещи и на наличные доллары. А значит, золотовалютные резервы Центробанка (истинный фетиш власти, которая не забывает 1998-й год) будут перетекать в карманы рядовых граждан вместо того, чтобы служить негласной гарантией по кредитам для строителей мостов и стадионов.

Чудес не бывает

Кроме того, случись чудо и начни увеличиваться зарплаты, государству придется поднимать жалование своим служащим — в противном случае, самые компетентные, энергичные и перспективные работники уйдут с государственной службы в частный бизнес (или компенсируют недостаток своих официальных доходов неофициальными).

Кроме золотовалютных резервов, у начальства есть и другой фетиш — «возрождение производства». Что является главным конкурентным преимуществом российских товаропроизводителей на мировом рынке? Правильно, сравнительно квалифицированная и относительно дешевая рабочая сила.

Что произойдет, если стоимость этой рабочей силы вырастет? Снизится рентабельность государственных концернов и — внимание! — снизится мотивация инвесторов к созданию новых производств.

Если нет дешевой рабочей силы, то при существующем уровне рисков для бизнеса в России производство проще и выгоднее открыть в другой стране.

Поэтому государственное «производство» объективно нуждается в бедности своих трудящихся. Разумеется, для своего «возрождения».

Тем более что в пересчете на рубль выручки российские государственные компании платят в бюджет меньше, чем частные. А уж там, где государство является единственным работодателем, оно видит прямой интерес в том, чтобы удержать уровень доходов своих работников на минимуме.

А что вообще может двинуть вверх зарплаты (то есть стоимость труда)? Только одно — рост спроса на трудовые ресурсы со стороны бизнеса. В этом случае предприниматели начинают конкурировать друг с другом за работников, используя как инструмент конкуренции рост зарплат и улучшение условий труда.

Схема здесь такая: предприниматель, чтобы «перекупить» самых квалифицированных работников назначает им повышенную зарплату.

Теоретически для того, чтобы иметь возможность платить больше, такой бизнесмен «вкладывается» и в инновации, повышающие производительность труда своих сотрудников, одновременно предъявляя спрос на «навыки и знания». Лучшие работники переходят к нему.

Тогда их прежний наниматель вынужден повысить зарплату оставшимся сотрудникам и также «вложиться» в повышение производительности. Кроме того, он вынужден нанять кого-то на место уволившихся — таким образом снижается уровень безработицы.

В свое время Генри Форд платил рабочим на своем конвейере пять долларов в день — огромные деньги по тому времени. Но у будущего автомобильного короля не было выхода: в начале ХХ века количество людей, готовых стоять у конвейера восемь часов, в точности выполняя предписанные операции, было сравнительно невелико.

При этом Форд хотел нанять лучших, рассудив, что в этом случае его конкуренты будут довольствоваться теми, кто останется. Именно тогда, кстати, появился и восьмичасовой рабочий день — опытным путем было установлено, что после восьми часов у конвейера количество ошибок у рабочего начинает расти по экспоненте.

Но если конкуренции нет, и допускать ее власти не планируют, тогда нет, и не может быть мотивации к действительному увеличению доходов. Начальники могут говорить, что угодно: там, где экономика находится под контролем и управлением государства, властям объективно нужны не богатые труженики, а бедные.

Дмитрий Прокофьев, экономист, специально для «Новой»

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2018/02/25/75602-pochemu-my-ostanemsya-bednymi

19 миллионов за чертой: почему беднеет Россия

Как можно жить на половину прожиточного минимума в нашей стране?

Жизнь в нашей стране далека от идеала, признал в среду, 17 апреля, глава правительства Дмитрий Медведев, выступая перед депутатами Госдумы. Он подводил итоги работы своего кабинета в 2018 году и рассказывал о реализации нацпроектов, представленных президентом Владимиром Путиным год назад.

Напомним, согласно указу главы государства «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 года» от 7 мая 2018 года, бедность в России к 2024 году должна снизиться в два раза, продолжительность жизни — увеличиться до 78 лет, а сама Россия — войти в пятерку крупнейших экономик мира. В целом на нацпроекты потратят около 26 трлн рублей.

Опрошенные ранее «Газетой.Ru» эксперты ранее о том, что многие цели, поставленные в нацпроектах, невыполнимы. В частности, снижение бедности в два раза.

Достичь выполнения этой цели будет очень сложно, подтвердил в среду и глава правительства. Как признал Медведев, в России «многим людям трудно».

«Некоторые просто выживают. Сегодня в России почти 19 миллионов человек, которые бедны. Это означает, что 19 млн чел живут так, как жить не должны»,

— сказал Дмитрий Медведев.

При этом премьер-министр подчеркнул, что благодаря работе правительства за год количество бедных россиян сократилось на 400 тысяч человек.

Однако все равно количество бедных очень большое. Премьер-министр пообещал создать реестр малообеспеченных семей, который станет частью программы по борьбе с бедностью. В нем будут содержаться сведения о тех, кто нуждается в помощи государства.

Как оказалось в ходе встречи с премьером в Госдуме, многие депутаты не верят, что уровень бедности можно будет снизить в два раза до 2024 года.

«Мы не решим ту задачу, которую ставит президент», — заявил, в частности, глава фракции «Справедливая Россия» Сергей Миронов. По его словам, в целом сейчас вообще очень трудно говорить о том, что происходит в России, учитывая, что Росстат был переподчинен правительству.

«Как-то не срастается», — описал он статистику, которую публикует Росстат. По его подсчетам, в частности, потребительская инфляция скорее всего составляет 7-8%, а не тот уровень, который показывает официальная статистика.

Так, по данным статистического ведомства, с начала 2019 года по 15 апреля рост цен составил 1,9%. При этом прогноз Банка России по росту цен на 2019 год — 4,7-5,2%. Между тем опрошенные «Газетой.Ru» эксперты отмечали, что реальная инфляция почти в два раза выше того уровня, что показывает официальная статистика.

Так же, как и статистике по инфляции, не доверяют эксперты и данным по уровню бедности в России. Как сообщал в марте Росстат, уровень бедности в России по итогам 2018 года опустился до 12,9%, за чертой проживали 18,9 млн россиян.

При этом бедность на уровне 12,9% — это самый низкий показатель с 2014 года, когда он составлял 11,2%. Минимальный уровень бедности был зафиксирован в 2012 году (10,7%). После этого он начал расти. В начале прошлого года он составил 13,2%, а в середине года — 13,6%.

«Росстат зафиксировал разнонаправленные тенденции изменения численности малоимущего населения.

По первой оценке Росстата, в IV квартале 2018 года по сравнению с соответствующим периодом 2017 года уровень бедности вырос на 0,1 п. п. и составил 10% населения.

В целом, год к году наблюдается некоторое снижение бедности в 2018 году — на 0,3% п.п., до 12,9% населения», — отмечал в сообщении Росстата.

При этом снижение уровня бедности совсем не говорит о том, что бедных стало действительно меньше, комментирует аналитик «Финам» Алексей Коренев. Это лишь статистическая погрешность, связанная с особенностями подсчета бедных в четвертом квартале прошлого года.

Так, в последнем квартале прошлого года доходы россиян традиционно выросли — это связано с выплатой предновогодних премий.

Среднедушевые среднемесячные денежные доходы увеличились с 31 891 рублей в третьем квартале до 37 493 рублей в четвертом квартале прошлого года.

В так называемую «победу» над бедностью в обозримом будущем вообще не верится, поскольку другие показатели совсем о ней не говорят, говорит Коренев.

Так, реальные доходы россиян падают шестой год подряд. По итогам 2018 года с учетом разовой выплаты пенсионерам в 2017 году они сократились на 0,2%. В общей сложности с 2014 года реальные доходы упали почти на 11%. В январе реальные доходы снизились на 1,3% по сравнению с январем 2018 года.

Более половины россиян в прошлом году сократили свои расходы на одежду и развлечения, отмечалось, в частности, в исследовании компании Nielsen о динамике рынка товаров повседневного спроса.

Источник: https://www.gazeta.ru/business/2019/04/17/12306889.shtml

Сколько на еду тратят семьи в России, Украине, Финляндии и Люксембурге? Кто живет лучше, румыны или русские?

Как можно жить на половину прожиточного минимума в нашей стране?
Фото с сайта Gazetabalakovo.ru

Агентство РИА Новости заказало у агентства РИА исследование структуры расходов бюджетов домохозяйств на продукты питания и вредные привычки. Выяснились весьма показательные подробности.

Самое сложное – это определиться с критериями бедности. Формально черта бедности это уровень доходов, ниже которого человек в итоге остаётся безо всего. То есть доходы человека не превосходят прожиточного минимума.

А вот от того, как именно государством установлен прожиточный минимум, зависит, сколько в стране официально будет бедных. Так, по состоянию на декабрь 2019 года в России прожиточный минимум составляет 12130 рублей.

В СМИ время от времени какой-либо депутат, обычно региональный, пытается выжить на прожиточный минимум. Обычно все их попытки сводятся к тому, чтобы просто не умереть за месяц с голода на вышеуказанную сумму. Оплата коммунальных услуг, необходимость приобретения одежды и обуви в таких «экспериментах» обычно не учитывается.

Источник фото pixabay.com

В нашей стране прожиточный минимум рассчитывается исходя из потребительской корзины в которую входят:

потребительская корзина, скриншот из википедии

Как видите, каких-либо «деликатесов» продуктовая часть российской потребительской корзины не содержит, даже банальных орехов трудоспособному населению в нашей стране не положено.

Впрочем, не хлебом единым жив человек, поэтому в прожиточный минимум также входят непродовольственные товары (50% стоимости потребительской (продуктовой) корзины) и услуги (еще 50% стоимости продуктовой корзины). То есть для того, чтобы узнать стоимость прожиточного минимума стоимость продуктовой корзины увеличивают вдвое, что существенно упрощает расчеты.

Фактически из средних по России 12130 рублей непосредственно на еду должно уходить 6065 рублей, или примерно 202 рубля 17 копеек, остальное – 101 рубль на услуги (проезд к месту работы и обратно, стрижку, коммунальные услуги и т.д.) и столько же на непродовольственные товары (одежду, обувь, предметы быта и т.п.).

Источник фото pixabay.com

Можно ли полноценно жить на вышеуказанную сумму – вопрос формально закрытый, но фактически в России при расчете прожиточного минимума речь идет не о черте бедности, а о черте нищеты, ниже которой стоит вопрос о физическом выживании человека.

Вспоминается анекдот, как разговаривают два Президента – российский и американский (у нас любят все с США сравнивать). Рассуждали Президенты о жизни, об экономике и тут американец задумался. Далее диалог:- О чем думаете, американский коллега?- Да я вот думаю о том, куда американцы деньги тратят.

Минимальная зарплата в месяц в США составляет 1257$ (7,25$ в час), из них около 300$ уходит на еду, еще 500$ на жилье и одежду, на развлечения уходит около 200$, а куда они остальные 257$ тратят?- Действительно, интересно, – ответил наш Президент. А потом тоже задумался.

– О чем думаете, мой русский друг, спросил американец?- Да, понимаете, коллега, у нас в России прожиточный минимум составляет 172$, цены на продукты в России выше, чем в США. Я вот думаю, откуда россияне берут недостающие хотя бы до американских до 300$ на еду еще 128$, не говоря об остальном…

На мой субъективный взгляд, если домохозяйство тратит на еду больше 15% дохода – наступает бедность.

Почему? Да потому, что траты на коммунальные услуги, одежду, необходимую бытовую технику, к примеру, банальные утюг, холодильник, телевизор, тем, кто его смотрит, пылесос и т.п., которые, увы, не вечны, никто не отменял.

Бедность завершается только тогда, когда у человека появляется возможность ОТКЛАДЫВАТЬ СБЕРЕЖЕНИЯ, а если все деньги уходят на поддержание существования – это бедность.

Впрочем, хватит о грустном. В России всем известно, «скоро этой вашей Америке кирдык», поэтому давайте вернемся к нашим баранам.

Источник фото pixabay.com

Итак, эксперты агентства РИА подготовили информацию о 40 европейских государствах по уровню расходов семей на продукты питания.

Все расчеты производились на основании данных статистических органов соответствующих государств. Полный текст новости можно посмотреть по этой ссылке. Результаты:

Украина — 50%;

Казахстан — 47,6%;

Молдавия — 43,8%;

Северная Македония — 37,8%;

Болгария — 36,5%;

Белоруссия — 36,3%;

Сербия — 34,3%;

Румыния — 33,3%;

Литва — 31,5%;

Россия — 30,2%;

Черногория — 29,7%;

Хорватия — 28,2%;

Финляндия — 11,7%;

Ирландия — 11,5%;

Нидерланды и Великобритания — по 10,6%;

Люксембург — 8,4%.

Итак, какую информацию можно почерпнуть из этого перечня?

Во-первых, в сравнении с другими странами бывшего СССР, особенно Украиной, у нас все не так плохо, как кажется. По крайней мере 30,2% доход на продукты – это выше уровня задворков Европы в виде Литвы, не говоря о Сербии, Румынии и Болгарии и Македонии.

Фактически Россия находится на 31 месте из 40 стран, что в целом не так уж плохо, если не учитывать, что те страны, которые ниже нас в рейтинге, традиционно были бедными, каких-либо полезных ископаемых практически не имеют.

Куда интересней разбивка по тратам на питание внутри страны. К примеру, больше всего денег на питание уходит в таких российских субъектах, как Ингушетия (57,9%) и Дагестан (53,8), а меньше всего в Татарстане (21,8%), Ханты-Мансийском автономном округе (23,1%) и Москве (24,5%).

Источник фото pixabay.com

Наверное, в Ингушетии живут на пенсии так долго, что на всякие “деликатесы” типа копченостей, да сырных продуктов денег не остается.

Во-вторых, судя по данному перечню, в Европе сейчас, особенно, если говорить о странах бывшего СЭВ, люди живут отнюдь не богато. Хорошо живут те, кто живет в так называемой «Старой Европе», а также в Финляндии.

В-третьих, чем меньше государство и чем оно ближе к центру Европы, тем выше у людей уровень жизни, чему примером являются Люксембург и Нидерланды.

В общем, России есть куда стремиться, тем более, что по статистике в текущем году наш результат вырос на 1 процентный пункт относительно предыдущего. Хорошо бы еще это ощутить, так сказать, на личном опыте. Но статистика – это такая статистика…

Если статья понравилась, ставьте лайки и подписывайтесь на канал, все лучшее – впереди!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/freevad/rossiiane-tratiat-na-edu-tret-semeinogo-biudjeta-ukraincy-polovinu-a-finy-tolko-115-5df710138f011100ad77af1c

Что мешает довести прожиточный минимум до реального уровня потребления

Как можно жить на половину прожиточного минимума в нашей стране?

С такой скоростью чиновники еще не лишались своих кресел. Министра занятости, труда и миграции Саратовской области Наталью Соколову уволили практически сразу после ее слов, что вполне можно прожить и на 3,5 тысячи рублей в месяц, ведь на “макарошки” в любой сезон – одна цена.

Правда, проверить на себе такой рацион Наталья Соколова отказалась, мол, “статус не тот”. с откровениями чиновницы стало настоящим интернет-бестселлером. На сегодня эмоции уже улеглись, а осадок остался. И в этом осадке как минимум пять вопросов.

Определен размер МРОТ в 2019 году

Первый.

Что мешает регионам довести прожиточный минимум до реального уровня потребления? Роковые для Натальи Соколовой “макарошки” стали продолжением дискуссии, возникшей на рабочей группе комитета по соцполитике Саратовской областной думы, где обсуждали законопроект об индексации прожиточного минимума для пенсионеров. Правительство региона планирует в 2019 году добавить 288 рублей, до 8278 рублей в месяц.

Сумма эта была рассчитана с учетом прогнозируемого роста цен на продукты, промтовары и услуги. Некоторые депутаты предложили увеличить прожиточный минимум пенсионерам хотя бы на пятьсот рублей.

Кажется: почему бы и нет? Но если размер прожиточного минимума для пенсионера превысит средний размер по стране (в проекте федерального бюджета на будущий год он предусмотрен в размере 8846 рублей), то на доплату придется тогда раскошеливаться региональному бюджету, который и без того в долгах, как в шелках.

Нет денег – нет большой индексации. Кстати, в мае в Саратовской облдуме обсуждали возможность изменения методики подсчета потребительской корзины. Но министр Соколова и тогда говорила, что прожить можно на небольшие деньги, в мае это были 3,7 тысячи рублей. Тогда тоже договориться не удалось.

“Меня очень удивляет, что областные депутаты перекладывают решение вопроса на исполнительную власть, – поделился своими мыслями в разговоре с “РГ” председатель Комитета по социальной политике Совета Федерации Валерий Рязанский.

– Они же могут сами выступить инициаторами индексации местного прожиточного минимума? Готовьте законопроект с корректировкой бюджета, вносите в свой парламент”.

Тогда возникает второй вопрос.

Так сколько реально люди тратят? По данным Росстата на второй квартал этого года, для трудоспособного населения прожиточный минимум самым высоким он оказался на Чукотке – более 22 тысяч рублей в месяц.

А самым низким – в Белгородской области, 8995 рублей. “РГ” на своем сайте провела опрос: “Сколько вы тратите в среднем за месяц”. Почти половина читателей ответила: от 10 до 30 тысяч рублей. Треть – от 30 до 50 тысяч.

При расчете и последующей поквартальной корректировке прожиточных минимумов учитываются “ингредиенты” потребительской корзины, напомнил зав лабораторией проблем уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Вячеслав Бобков. В нее входит минимальный набор продуктов.

В нынешней методике учитываются исключительно продукты питания. “Рассчитывается сумма минимального набора продуктов питания, а потом она просто умножается на два”, – пояснил Бобков. Эксперт уверен, что методика давно устарела и нуждается в пересмотре.

“Сегодня стоимость прожиточного минимума не менее чем в два раза занижена по отношению к минимальным потребностям человека”, – считает он.

По его словам, обязательно нужно вернуться к детальному прописыванию в потребкорзине всех товаров и услуг, но уже в более современной интерпретации.

Росстат сообщил о сокращении бедности в стране

“В продуктовой части должны быть не только низкосортная свинина или дешевая курятина, но и качественная говядина, – уточняет эксперт. – Для расчета стоимости услуг надо взять не только транспорт и ЖКХ, но и интернет, мобильную связь, некоторые платные образовательные и медицинские услуги.

Граждане также должны иметь возможность пользоваться потребительскими кредитами, а следовательно, и ежемесячно выплачивать проценты банку. Не учитывает сегодня потребительская корзина и то, что семья должна где-то жить – арендовать или покупать квартиру. Как бы считается, что крыша над головой уже есть. То же касается и питания вне дома.

А ведь это необходимость, особенно для работающего человека”.

Отсюда вытекает третий вопрос. Как влияет на нашу жизнь этот “нереальный” прожиточный минимум?

Он – ориентир для начисления пенсий, пособий и предоставления федеральных и региональных льгот. Те пенсионеры, которым насчитали пенсии ниже прожиточного минимума, а таковых в стране около 4 миллионов, получают доплаты именно до его уровня из федерального и региональных бюджетов.

“Кроме того, у нас десятки категорий федеральных и региональных льготников, предоставление льгот и пособий которым также завязано на прожиточном минимуме, – продолжает Рязанский.

– Например, с этого года молодые семьи, ежемесячный доход которых менее 1,5 прожиточного регионального минимума трудоспособного населения на одного человека в семье, при рождении первого и второго ребенка получают ежемесячные выплаты. И их размер зависит от величины прожиточного минимума”.

Также с мая этого года минимальный размер оплаты труда приравнен к прожиточному минимуму работающего населения. “По России это в среднем 11 280 рублей в месяц, – уточняет сенатор. – Если поднимать прожиточный минимум, то сразу же нужно будет повышать размеры оплаты труда бюджетникам, закладывать дополнительные расходы на соцвыплаты”.

Понятно, тема прожиточного минимума крайне чувствительная. Как сказал Валерий Рязанский, “действовать надо не популистски, а очень взвешенно – потянут федеральный и региональный бюджеты дополнительную нагрузку”. И все-таки ключевое слово здесь – “действовать!”.

Создан неплохой прецедент, представителям власти нужно давать себе отчет, как они будут восприняты людьми

Но прежде ответить на четвертый выпавший в осадок вопрос. Так можно прожить на 3,5 тысячи?

Завкафедрой статистики Саратовского социально-экономического института РЭУ им. Г.В. Плеханова Михаил Толмачев считает: “Весьма проблематично удовлетворить свои минимальные потребности на 3,5 тысячи. Это была бы не жизнь, а выживание”. И напомнил, что в прожиточный минимум заложены траты не только на продукты, но и на промтовары.

Своя позиция у завкафедрой государственного регулирования экономики РАНХиГС Владимира Климанова: “Прожиточный минимум оценочно дает возможности для характеристики самого минимального, но это не означает, что по этому минимальному нужно делать какие-то жизненные установки. Саратовская чиновница хотела сказать, что они сделали расчеты, по которым можно прожить на такую сумму. Но можно не значит, что нужно”.

Кстати, сами россияне, как показал последний опрос “Ромир”, тратят за один поход в магазин 519 рублей. То есть 3,5 тысячи – это всего семь походов.

И, наконец, пятый вопрос. За что уволили саратовского министра?

Вот как на него ответил губернатор Саратовской области Валерий Радаев: “Считаю недопустимым для руководителя регионального министерства пренебрежительное отношение к темам, имеющим жизненную важность для людей. К тем, кто забывает об ответственности, меры будут приниматься самые жесткие”.

Выплату пособий на детей предложили продлить до трех лет

С другой стороны, история эта очень озадачила местных журналистов. Саратовские чиновники и раньше не отличались открытостью и готовностью общаться со СМИ, а уж проведенные ими пресс-конференции по пальцам можно пересчитать. Теперь, дескать, они и вовсе могут набрать в рот воды. И не только в Саратовской области.

Эти опасения не разделяет проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов: “Увольнение в данном случае вполне оправдано.

Если уж взялся за эту работу – помогать бедным, то и компетенцией сострадания должен обладать, да и с риторикой должно быть все в порядке”.

Владимир Климанов тоже считает, что создан неплохой прецедент, а представителям власти следует давать себе отчет, как они будут восприняты людьми.

“Да просто нельзя заниматься фиглярством, когда обсуждается тема, которая имеет жизненно важное значение для миллионов людей”, – резюмировал сенатор Рязанский.

Особенно это постыдно, когда по закону сотрудники правительства получают ежегодную материальную помощь, которая равна двукратному размеру денежного вознаграждения. Это двести тысяч рублей.

В год саратовский экс-министр зарабатывала по 2,3 миллиона рублей.

Инфографика: Антон Переплетчиков/ Ирина Ивойлова

За бесплатное платят нервами

Отказаться от получения бесплатных лекарств, которые по законы обязана получать юная пациента, пришлось маме Вики Ивановой – девочки из Иркутска, которой три года назад пересадили сердце в Индии. Последней каплей стало обследование Вики накануне консилиума, который вновь будет рассматривать целесообразность и правильность терапии, назначенной индийским хирургом.

– Мы пришли в Детскую областную больницу: отсидели огромную очередь, выслушали хамские заявления замглавврача “Смените тон, мамуля!” – рассказала Юлия Иванова. – И это после обещаний главного педиатра Иркутской области “лично курировать” единственную в регионе девочку с пересаженным сердцем.

Почему доходы чиновников в разных регионах сильно различаются

Напомним, в феврале 2018 года Юлия Иванова была вынуждена обратиться за поддержкой к СМИ, поскольку волокита с получением бесплатных лекарств затянулась.Тогда региональный минздрав заявил, что “девочка будет обеспечена всем необходимым. Но не прошло и года, ситуация повторяется.

– Я приняла решение купить дочке спокойствие. Цена упаковки необходимого препарата – 11 тысяч рублей, на год – чуть больше 100 тысяч. Недешево, но подъемно, – пояснила Юлия. – Два года после трансплантации, пока у Вики были свои лекарства, мы жили спокойно. Но теперь вынуждены без конца что-то доказывать чиновникам.

Официального ответа от регионального министерства здравоохранения пока нет. “РГ” будет следить за развитием событий.

Подготовила Ирина Штерман, Иркутск

Источник: https://rg.ru/2018/10/14/reg-pfo/chto-meshaet-dovesti-prozhitochnyj-minimum-do-realnogo-urovnia-potrebleniia.html

Н

Как можно жить на половину прожиточного минимума в нашей стране?

Н.П.Попов

Бедные в богатой стране

В конце ноября 2008 годы Всемирный банк опубликовал доклад о воздействии мирового финансового кризиса на экономику России. В нем говорится, что за 2008 год “богатство России” уже значительно сократилось – капитализация российских предприятий, цена их акций, упала на 1 трлн. долларов, или на 84% ВВП. Темпы роста ВВП в 2009 году снизятся до 3%, а то и ниже.

По оценкам ВБ, “замедление темпов роста негативно скажется на уровне реальных доходов среднего класса и малоимущих граждан”. Соответственно, доля бедных в стране не снизится до ожидавшихся ранее 8,6%, а составит 9,5% населения. (Цит. по полит.ру, 23.03.

2009)При этом наиболее страдающей категорией окажутся именно бедные: если олигархи теряют миллиарды из-за падения стоимости акций, средний класс перестанет заменять автомашины на более новые и дорогие, то бедным остается экономить только на питании.

В связи с нарастанием и углублением кризиса необходимо заново оценить положение с бедностью в стране, понять, что такое бедность в самой богатой стране мира, кто в нее входит, и каковы причины российской бедности.

Ухудшение жизни беднейших слоев в связи с кризисом не заставило себя долго ждать, что показали опросы общественного мнения первых же месяцев 2009 года.

Еще в декабре 2008 года, по данным социологической службы “Башкирова и партнеры”, 22,2% населения вынуждены были отказываться “от некоторых продуктов питания”. При этом среди группы населения, чей семейный доход составлял 2000-4000 рублей в месяц – т.е.

значительно ниже прожиточного минимума, эта величина составила 39,5%, а среди пенсионеров – 31,6%. (“Башкирова и партнеры”, пресс-релиз, 10.02. 2009).

По данным Левада-центра, в сентябре 2008 г. доля семей, которым едва хватает денег на продукты питания, снизилась до 9%, а в феврале 2009 г. их стало уже 11%. Доля семей, которым хватает денег только на продукы, но не одежду или другие нужды, выросла с 25% до 31%. (Левада-центр, пресс-релиз, 13.02.2009).

Мартовский опрос ВЦИОМ показал, что доля людей, кому не хватает средств даже на продукты питания, выросла с 8% в феврале 2008 года до 14% в феврале 2009 го. Т.е.

эти люди недоедают, голодают, не говоря уже о том, что о расходах на воспитание детей, платное медицинское обслуживание им приходится вообще забыть. Это не уровень бедности, а физического выживания.

О том же говорит величина в 32% – тех, кому хватает денег на питание, а покупка одежды и другие расходы вызывают затруднения. (Пресс-выпуск ВЦИОМ, №1184, 24.03.2009).

Что такое бедность

Самое общее международное определение бедности, которое часто используется в литературе, это определение Социального совета ООН, к бедным относятся лица, семья, группа лиц, ресурсы которых являются столь ограниченными, что не позволяют вести минимально приемлемый образ жизни в государствах, в которых они живут.

Как в марксистской так и в западной либеральной теории под бедностью понимается состояние, когда индивид или его семья не имеют средств для удовлетворения основных жизненных потребностей. Понятно, что в разных странах и в разные исторические периоды эти потребности оцениваются по-разному.

В частности, устоявшийся подход – это подразделение бедности на абсолютную, относительную и субъективную. Абсолютная бедность предполагает сравнение индивидуальных или семейных доходов с минимальным уровнем, обеспечивающим физическое выживание (сколько бы у нас не описывали многообразие этого минимального уровня, речь идее прежде всего о питании).

Относительная бедность

, или в советской терминологии, относительное обнищание трудящихся, это когда доходы человека или семьи ниже среднего для данной страны дохода или расходов. Т.е. люди не голодают, но живут “ниже среднего”, чувствуют себя обделенными. Отсюда, принятое определение этого явления как, “исключение” из среднего, нормального, “приличного” уровня потребления для данной страны.

Наконец, третий подход – “субъективный”, это то, как сами люди оценивают свое благосостояние, могут ли они нормально существовать, и как их жизненный уровень отличается от среднего, типичного для данной страны.

Специфика нашей страны, в отличие от большинства стран Европы и США, в том что государственные органы с момента распада социалистического хозяйства и СССР приняли за основной критерий бедности именно ее абсолютное измерение.

С началом экономических и политических реформ и последовавшим распадом социалистической экономики и Союза в условиях падения производства вдвое руководством страны была принята доктрина отсчета жизненного уровня от минимально уровня выживании населения для предотвращения социального взрыва.

Очевидно, что с распадом экономики в два раза в такой же мере должны были упасть доходы населения. При этом, накануне краха, в 1991 году был разработан и утвержден минимальный потребительский бюджет, соответствовавший в целом международному критерию бедности.

Но уже в 1992-1993 году ниже уровня этого бюджета оказались более 80% населения. В результате, был разработан иной подход – на основе “прожиточного минимума”, по сути, уровня физического выживания.

Он рассматривался как временный, на период острого кризиса, с надеждой на переход к более объективным оценкам с развитием рыночной экономики, ростом производства и доходов населения. Тем не менее, этот критерий физического выживания используется как основной уже 15 лет.

В свою очередь, прожиточный минимум исчисляется на основании “потребительской корзины”, которая рассчитывается ежеквартально и включает затраты на основные, минимально необходимые населению продукты питания, непродовольственные товары и услуги и расходы по обязательным платежам и сборам.

Уровень бедности, доля бедного населения

Исходя из оценки прожиточного минимума, официальная статистика использует вытекающие из него показатели:

Уровень бедности

– это отношение численности людей, имеющих душевой доход ниже прожиточного минимума, ко всему населению.

Глубина бедности

– степень отклонения доходов бедных семей от величины прожиточного минимума.

Порог нищеты

– душевой доход, не превышающий 50% порога бедности, т.е. прожиточного минимума.

Основной показатель, который используется в официальных оценках проблемы бедности и социальных программ, направленных на ее снижение, это уровень бедности –

Источник: http://www.indem.ru/PUBLICATII/Popov/bednie.htm

Консультант закона
Добавить комментарий