Как повлиять на сестру, которая постоянно преследует брата?

Блог психолога: нормально ли не любить сестру или брата?

Как повлиять на сестру, которая постоянно преследует брата?

Елена Савинова Психолог

Копірайт зображення Craig Whitehead/Unsplash

Довольно часто мы искренне привязываемся к друзьям, коллегам, людям, чужим нам по крови, но близким по ценностям и предпочтениями. Зато к родным сестре или брату бываем вполне равнодушными, можем не звонить им месяцами. Нормально ли это?

Дедовы и бабины внуки

Так получилось, что моя бабушка умерла рано, и пятидесятилетний дедушка женился на местной учительницей, на пять лет моложе.

Общих детей у них не было. Зато через некоторое время они “обросли”, как говорили у них в селе, многочисленными внуками с обеих сторон.

И когда я, дедова внучка, приезжала на каникулы из города, едва расцеловавшись с любимыми дедушкой и бабушкой (родной бабушки я не знала), сразу же бежала на соседнюю улицу к Тарасенкам – бабушкиным внукам.

Хорошо, что их число там увеличивалось чуть ли не ежегодно, и детей было уже пятеро. И бежать навстречу Людке, Витьке и Толику после долгой разлуки было настоящим счастьем. И они, и их родители искренне радовались мне.

Были они бедными и веселыми. Дед с бабкой как могли помогали многодетной семье. Чем вызывали немалый гнев родственников со стороны деда – семьи Панченко.

Но дедушку упрекали за то, что тратит деньги на “чужих”, а не на родных, которые, кстати, вовсе не нуждались. А в отношении меня претензии были другие.

Тетка каждый раз ругала меня за то, что бегаю, глупая, к Тарасенкам, а ведь они мне неродные, и все село уже надо мной смеется. Потому что где же это видано, чтобы к своим братику и сестренке зайти только на третий день.

Но с родными – Панченками – было неинтересно. Старшая на несколько лет Ольга все время слушала непонятную музыку, какое-то “така-така-така-така-так”, вытаскивала из шкафа гору платьев и советовалась, что ей сегодня надеть в клуб.

А брат непрерывно чинил мопед, молчал, и от него пахло машинным маслом. Неудивительно, что, отбыв короткий визит вежливости, я снова радостно бежала к Тарасенкам. А там меня ждал безграничный мир детского счастья.

Теперь, к сожалению, редко выбираюсь в то село, где с каждым годом становится все меньше родственников. И когда еду к взрослым уже Тарасенкам, не говорю об этом своим родным брату и сестре.

Они живут в небольшом городе недалеко от села, и так же, как когда-то их мать, обижаются, что не заезжаю к ним. Поэтому их проведываю отдельно, в основном, на какие-то семейные торжества.

Копірайт зображення Asa Rodger/Unsplash

“Дружим” за родителей

И если я столкнулась с собственным равнодушием к двоюродным, многие признаются, что не чувствует никакой привязанности к тем, с кем у них общие родители. А тем более к их детям, то есть племянникам.

Поэтому семейные праздники для них становятся настоящим испытанием. Потому что приходится изображать дружбу и скрывать раздражение. А в итоге – чувствовать глубокую вину за якобы собственную черствость, которая как правило сопровождает такого человека с детства.

Вынужденность семейных мероприятий может сравниться разве что с фальшью встреч одноклассников, где ты все время задаешь себе вопрос, кто все эти люди, и что тебя с ними связывает.

На самом деле ничего страшного с нами не происходит. Просто братьев и сестер, как и друзей-одноклассников выбирали для себя не мы.

В первом случае эти люди появились в нашей жизни, потому что это было решением родителей. Во втором – потому что мы, шести- семилетние, оказались вместе в одном времени и пространстве. И так уж сложилось, что вынуждены были общаться.

Более того, с братьями и сестрами мы делим общий ресурс – родителей, поэтому всегда подсознательно, а в младшем возрасте – наглядно и остро, конкурируем за него.

Поэтому именно между родными и в зрелом возрасте может сохраняться неприязнь, ревность. Хотя, казалось бы, мы – родные люди, роднее некуда.

Любить – желательно, но не должны

Если между братьями-сестрами есть конфликт, к нему во многом приложили руку родители.

Старшего ребенка, скорее всего, как правило использовали как бесплатную няньку для младшего. И вместо того, чтобы благодарить его и всячески подчеркивать его значимость, еще и назначали виноватым, если малыш упал или они вместе что-то поломали.

Копірайт зображення Myung-Won Seo/Unsplash

Или говорили – ну ты же взрослый или взрослая, поддавайся ему в какой-то игре, он же маленький, тебе что, трудно.

То есть, по сути, предлагали старшему ребенку перманентно врать, изображать из себя маленького и глупого, лишь бы младший успокоился.

Как бы говорили: – солги, и всей семье станет легче. Таким образом, с одной стороны, наделяли старшего несвойственными обязанностями, лишая при этом адекватных полномочий.

Как в такой ситуации не развиться неврозу? Психологи так и называют его – неврозом старшего брата (сестры).

Как правило, этот невроз подпитывается постоянным внушением, что дети должны – да, именно должны – любить друг друга на том основании, что они родные.

Поэтому, если шести-семилетняя девочка не чувствует любви к пятимесячному брату, который все время кричит, а мама к тому же теперь все время с ним носится, а не с ней, она чувствует себя виноватой. За то, что не любит его, что какая-то неправильная.

Чувство вины за то, что всем важным мы делимся с друзьями, а не с сестрой или братом, может оставаться с нами на долгие годы.

Но ничего страшного нет в том, что с ближайшими родственниками у нас будут просто добрые отношения, готовность помочь в случае чего. Это нормально.

Плохих чувств не бывает

Чтобы не оставлять ребенка наедине с отчаянием, взрослые должны не стыдить, не требовать.

А сказать, например: “Да, я понимаю тебя. Ты бы хотела, чтобы мы, как раньше, читали вдвоем. Я тебя люблю так же. Но сейчас должна уделить внимание маленькому, он же совсем беспомощный. А потом обязательно почитаем сказку на ночь “.

Копірайт зображення Eye for Ebony/Unsplash

Старайтесь никогда не предоставлять привилегий детям из-за того, что кто-то из них младше.

Это, кстати, вредит и младшим, казалось бы, баловням судьбы. Потому что у них не будет стимула взрослеть психологически. Зачем? Нас и здесь неплохо кормят.

Если дети, к которым родители относятся одинаково ровно, будут понимать, что им не надо конкурировать за благосклонность мамы и папы, они будут сотрудничать, дружить.

А вот требовать любить или наоборот не любить, как было в моем детстве, не стоит.

Как и считать “плохими” или стыдными какие-либо чувства вообще.

Хорошо, если у ребенка сильная психика – он ​​будет бороться за право самому решать, какие чувства и к кому ему испытывать.

А если загонит свой невроз несоответствия семейным ожиданиям внутрь, в сорокалетнем возрасте будет плакать на кушетке психоаналитика.

Следите за нашими новостями в и Telegram

Источник: https://www.bbc.com/ukrainian/blog-psychologist-russian-44257650

Сергей Лазарев:

Как повлиять на сестру, которая постоянно преследует брата?

“Анюта же принцесса! Мы ее будем снимать исключительно в платьице. А колготочки в тон вы взяли? Конечно, дети до года ходят в колготках дома!” – дает указания Сергей нашему стилисту. У артиста все под контролем.

 ”Так, Марина, – обращается он к няне, – принеси, пожалуйста, те красивые розовые колготки, которые мы недавно купили”. Когда Аня “вошла в образ” и мы уже думали приступать к съемке, Сергей попросил паузу: “Здесь много людей, надо дать время Анюте привыкнуть к вам.

 Анюта, смотри, какие фонарики, а елочка какая! – умело управляет вниманием дочери молодой отец. – А теперь давайте снимать! Никита, обними Анюту и не забывай улыбаться”.

Дети его слушаются. Сергей любит и понимает своих малышей, оберегает от излишнего внимания прессы и комментаторов из Instagram, знает потребности и желания Никиты и Ани – не возникает никаких сомнений, что у них точно все будет хорошо.

 ”Я не хочу, чтобы дети чувствовали себя в моей тени. Когда вырастут, ни в коем случае не буду навязывать им свои ожидания, – говорит Лазарев. – Сейчас Никита хочет стать водителем. До этого хотел быть пожарным и врачом.

Если это принесет ему удовольствие – пусть будет!”

Когда фотосессия закончилась, Сергей положил руку на плечо сына, посмотрел ему в глаза и предельно серьезно произнес: “Ты же понимаешь, что ты большой молодец, ты без­укоризненно справился с очень сложными задачами, которые не всем взрослым под силу”. Пятилетний ребенок расплылся в улыбке и обнял отца. “Вот что значит профессионал! Мои гены!” – подмигивает нам Лазарев, и под Let it Snow Фрэнка Синатры мы начинаем беседу.

Сергей, артисты выступают в ночь с 31 декабря на 1 января. Вы не исключение. Не обидно, что из-за работы пропускаете семейный праздник?

Нет, потому что в полночь дети уже спят. Традиционно мы отмечаем Новый год 1 января всей семьей. Работать в эту ночь - большая радость. Я люб­лю доставлять удовольствие другим. Понимаю, что люди приглашают меня для того, чтобы я создал атмосферу Нового года. Я и делаю этот праздник. Вообще, жизнь у меня необычная…

https://www.youtube.com/watch?v=a6TPZnlH1UI

Обычная жизнь вам кажется скучной?

Иногда я задумываюсь: вот люди приходят каждый день в офис, у них там есть свой стол, своя кружка, семейное фото в рамочке. Поблизости есть столовая, где они едят пять дней в неделю. Прикольно. Но, с другой стороны, это рутина.

Именно поэтому люди в субботу и воскресенье отрываются, танцуют в клубах. Наверстывают. У меня ровным счетом наоборот. Чаще всего мои выходные – домашние, спокойные. У всего есть плюсы и минусы. Я не могу позволить себе обычные вещи. Например, сходить с детьми в зоопарк в Москве…

Мы тут же будем под пристальным вниманием других посетителей и не сможем отдохнуть.

Судя по тому, как ответственно вы подходите к выстраиванию каждого кадра во время съемки, вы перфекционист?

Правда. Это касается не только обложки HELLO!, но и всего, в чем я участвую.Ане чуть больше года, ее светский дебют состоялся раньше, чем у Никиты, который впервые начал позировать на камеру в два с половиной, но тогда это была семейная фотосессия для домашнего архива

Это началось в школе?

Раньше. Я занимался спортивной гимнастикой, участвовал в соревнованиях. На моем счету много побед. Тогда и сформировался девиз: ”Стараться быть первым”. Дисциплина, самоконтроль и самосовершенствование. Такая закалка и сейчас дает мне возможность работать на пределе.

Вам комфортно жить с такой высокой планкой?

С одной стороны, да, потому что я стараюсь выдавать максимально качественный результат. Мои музыкальные и театральные выступления всегда на высоком уровне. С другой стороны, чем выше ты поднимаешься, тем сложнее удивлять, потому что люди привыкают к такому уровню. Они ожидают большего.

 Каждый раз нужно прыгать выше. Пока это удается, но есть предел человеческих возможностей. Конечно, сложно быть перфекционистом. Вот вам пример. Две недели назад я выпустил альбом “Это Я”. Совершенствовал его, пересводил-­перезаписывал песни полтора года.

За неделю до назначенного релиза я подумал выпуск перенести, так как хотелось его еще улучшить. Но в звукозаписывающей компании сказали: “Этого не может быть, альбом прекрасный, мы уже огласили дату выхода”. В общем, я сказал себе “стоп” и выпустил альбом.

 В итоге получил огромное количество восторженных отзывов слушателей и первое место в iTunes в течение недели… 

Когда вы смотрите на отснятые кадры, говорите “правильно” или ”неправильно”. Для кого правильно, для вас?

Для меня. Порой спрашивают: “К кому ты прислушиваешься?” Да ни к кому. К себе. Даже если всем вокруг будет нравиться, а мне – нет, это не повлияет на мое мнение. Самый главный критик Сергея Лазарева – я сам.

И самый злейший враг, вероятно.

Да. Я много в себе копаюсь и сразу готовлюсь к плохому… Раньше я видел мир в розовом цвете, мне казалось, что все замечательно.

Но потом жизнь начала меня немножко ударять… Люди подводили, предавали, я разочаровывался и все больше закрывался.

Есть определенные законы шоу-бизнеса, они мне не нравятся, но приходится их принимать, я максимально пытаюсь абстрагироваться и идти своим путем. Я заранее готов к худшему сценарию. Если вдруг происходит что-то хорошее, тогда радуюсь.

Помните переломный момент, когда превратились из оптимиста в пессимиста?

Я бы не хотел навешивать ярлыки: оптимист, пессимист. Просто мне попадает больше, чем другим. Очень часто мои очевидные успехи и большие достижения для многих – норма. И наоборот, если я оступ­люсь или что-то сделаю не так, как от меня ждут, – тут же скандал. Я не знаю, с чем это связано. То, что прощают другим артистам, мне не прощают.

Либо у меня больше популярности, либо я как-то особенно волную некоторые СМИ. Поэтому аккуратнее высказываюсь в последнее время.Для Сергея Лазарева минувший год выдался насыщенным. “Непростым, но счастливым”, – резюмирует Сергей.

Второе “Евровидение”, две части нового альбома, 100 городов России, но главное – он счастлив быть отцом двоих прекрасных детей

Считаете, что счастье нужно выстрадать?

Так много людей, так много историй, нельзя всех под одну гребенку, нельзя оценивать со своей колокольни… Вообще, судить других людей нельзя. У каждого свое счастье, свой путь к этому счастью. У меня особая история.

Она кого-то вдохновляет, кого-то раздражает. Я не хочу жить для кого-то, хочу жить для себя, для своей семьи. Вот сейчас уже, в возрасте 36 лет, я не готов оправдывать ничьих ожиданий. Я все сам про себя знаю.

Знаю, чего я стою.

Чувствуете сейчас в себе гармонию?

Больше, чем раньше. Во-первых, нашелся абсолютный смысл жизни. Как только у тебя появляются свои дети, все сразу встает на свои места, потому что понимаешь, для чего живешь.

А до появления детей?

Раньше у меня были такие вопросы к себе: “Чего я могу добиться? На что могу заработать? Что могу себе купить?” Хотя, честно говоря, никогда для себя не жил. Я единственный кормилец в семье. Единственный, кто работает. Поэтому все время жил для семьи. А теперь еще и для детей.

Когда для себя будете жить?

Планирую. Хотя это опасная история. Я не миллионер, у меня нет огромных счетов в банках, и меня никто не спонсирует. Для постановки красивого шоу нужны деньги.

Я сейчас даю много концертов с шоу N-Tour, недавно состоялось мое  сотое выступление с этой программой за полтора года, мы отпраздновали это грандиозным представлением в Москве. До конца 2020 года планируем посетить еще 50 городов.

Да, я сейчас зарабатываю на свое новое шоу, которое презентую в начале 2021-го. Может, кредит в банке придется взять. Потом все по новой, буду кататься по стране и выплачивать… Такой вот “день сурка”. У меня большой коллектив.

Если я им скажу: “Слушайте, я беру отпуск на полгода”, они окажутся без работы. Не могу себе это позволить, ведь у всех семьи, кредиты, ипотеки. Мне хотя бы раз в месяц нужно куда-то улетать на пару дней, чтобы восстановиться. Но пока не получается.

Жить некогда?

Ну честно, спокойно сесть и релакснуть, бытом заняться некогда. Мечтаю выучить итальянский язык или научиться играть на фортепиано. Я все думаю, что это должно в каком-то обозримом будущем произойти, но работа мешает.

И потом, я понимаю: невозможно выйти из информационного пространства на полгода, потому что это место тут же зай­мут, так быстро все сейчас меняется. Я не сомневаюсь в своем таланте или опыте, но сложно наверстывать упущенное, если останавливаешься. Особенно сейчас.

Непонятно, что в мире происходит. Непонятно, что за ценности. Я вот не знаю ответ на вопрос ”куда движется музыка?”. Стараюсь делать то, что мне нравится. То, что было популярно два года назад, сейчас уже моветон.

Вчера все сидели в , сегодня он уже “умер”, молодежь использует TikTok. Только в TikTok разобрался – не модно уже.

У вас нет ощущения, что вы кому-то что-то пытаетесь доказать? Родителям, учителям, обидчикам?

Я постоянно что-то доказываю. Кому? Не могу назвать какого-то одного человека.  Самому себе в первую очередь – проверяю себя на прочность. Нужно постоянно доказывать, что ты не зря занимаешь место на сцене. Вообще, шоу-бизнес очень злой. Циничный.

Дружба дружбой, но каждый преследует свои интересы. Я ведь не единственный перфекционист на эстраде. Настоящим артистом может стать только лидер. Представьте, когда много лидеров встречаются. Начинается война.

К счастью, моя семья меня всегда поддерживала.

Вы росли в неполной семье. И ваши дети тоже. Не переживаете по этому поводу?

Не вижу проблемы в том, что я родился в неполной семье. Главное – что в детстве мама одарила меня любовью. И воспитала меня прекрасным человеком. Что касается моих детей… Никита пока не задает вопросов. Я ему объясняю, что бывают разные семьи.

К примеру, моя племянница растет без папы, потому что брата не стало несколько лет назад. Анютка еще мала. Дети окружены любовью, они не брошены. По поведению детей можно понять, какими воспитанными они растут. Никита заботится об Ане. Его можно попросить о чем-то, он сделает.

Мой сын очень внимательный.

Вы как-то готовили Никиту к тому, что у него появится сестра?

Конечно. Именно он выбрал имя. Я предложил ему два – Анна и Анастасия. Никита очень хотел сестричку. Я говорил ему, что он будет защитником, настоя­щим старшим братом. Сей­час стараюсь уделять им равное количество внимания. Когда вожусь с Анюткой и вижу, что Никита “зависает”, тут же беру его в охапку.

Суррогатное материнство в наше время – это уже не научная фантастика, а реальность, все больше людей делают такой выбор…

Если люди решили дать жизнь новому человеку, это замечательно! Надо порадоваться. У многих не получается в силу возраста, здоровья… Но если медицина предлагает выход, почему бы им не воспользоваться? Главное, чтобы дети жили в любви.

Сколько этих якобы полноценных семей, в которых дети никому не нужны? Мама пьющая, папа бросил… Поэтому тут важен осознанный выбор, важно хотеть детей, а способ – второстепенный вопрос.

“Перед новым годом я подвожу итоги, ставлю цели на следующий, но не читаю гороскопы – не допускаю, чтобы кто-то меня на что-то программировал.

Хочу сам определять свою судьбу””Я рад, что Никита не ревнует к Ане, не обижается ни на нее, ни на меня – он настоящий старший брат”В свое время Сергей набил слева на шее тату в виде буквы N – посвящение Никите. Вскоре с другой стороны появится А – в честь Ани

Все-таки тема новая. Как человек, проигрывающий в голове разные сценарии, вы думали о том, что у женщины впоследствии может проснуться материнский инстинкт? Не опасаетесь, что суррогатная мать выдвинет требования?

Нет. Во-первых, суррогатная мать не является биологической матерью моих детей. Во-вторых, потенциальная суррогатная мать добровольно идет на это, проходит беседы с психологами, которые выявляют, насколько она готова к такой работе.

Женщины, которые решают быть суррогатными матерями, делают доброе дело для других, тем самым решая свои финансовые вопросы при полной анонимности. В общем, Аня и Никита – только мои дети. Я скорее вижу другую сложность: им будет непросто жить в тени известного папы. Поэтому я запрещаю культ папы-артиста в семье.

Хочу, чтобы дети воспринимали меня в первую очередь как отца, а не как певца. 

Когда в семье есть человек, который гораздо круче, ничего с этим не сделаешь.

Верно. Никита уже понимает, что папа – известный певец. Но я не хочу, чтобы ему постоянно говорили: “А вот папа…” Да, папа – пример, но сын необязательно должен повторять мой путь. Я хочу избавить детей от давления авторитета.

Раздумываю над тем, как сделать так, чтобы ребенок в возрасте 15 лет не взбрыкнул, потому что у него все и так в шоколаде и можно ничего не делать. Вот это, на мой взгляд, самая большая опасность, от которой я стараюсь их уберечь. А кем они будут – неважно.

Главное, чтобы получали кайф от того, что делают.

А известный папа до сих пор кайфует от своей работы?

Да. От зрителей особенно.

Зачем вам эта гонка? Что пытаетесь успеть?

Пока есть силы и возможности, надо максимально много сделать. Мы не знаем, сколько нам отведено. Потому что в конечном счете останемся в памяти людей нашими поступками. Артисты – песнями. Поэтому надо успеть сделать так, чтобы тебя вспоминали и слушали.

Ваш новый альбом называется “Это Я”. Какой сегодня этот “Я” – Сергей Лазарев?

Это очень личный альбом. Там нет случайных песен. Каждая песня – моя история, как отдельная глава. Я даже попросил поклонников слушать все песни в том порядке, в котором я их распределил, чтобы получить правильную эмоцию и не  только услышать, но и “увидеть” альбом. Кстати, обложка альбома о многом говорит. Я там с голым торсом и мокрыми волосами, словно только что вышел из душа.

 Такой как есть – без прикрас, без прически, без одежды. Чистота души, оголенные нервы и открытое сердце. Я стал гораздо взрослее и увереннее в себе, многого достиг, твердо стою на ногах. Потому что я должен так стоять, ведь у меня есть дети. В глазах видно небольшое разочарование.

Я стараюсь честно жить, насколько это возможно в моей профессии, делать свою работу хорошо и, наверное, меньше хочу кому-то нравиться и стараться, чтобы меня полюбили. Не хочу, чтобы люди думали, что я всегда милый. Я не милый. Многие видят меня “мальчиком-зайчиком”, у которого всегда все хорошо. Но это не так. Вот ответ на вопрос “кто я?”. Я – человек. Со своими плюсами и минусами.

 “Я в ответе за будущее своих детей, они мотивируют творить – создавать новые треки и покорять музыкальный Олимп”

Стиль: Мария Колосова,
Продюсер: Ольга Закатова, 
Макияж и прически: Анна Салихова-Мигриаули,
Ассистент фотографа: Павел Нотченко,
Ассистент стилиста: Алина Салимова,
Ассистент продюсера: Виктория Захарочкина

Благодарим “Agalarov Estate отель и спа” за помощь в организации съемки

Источник: https://ru.hellomagazine.com/zvezdy/intervyu-i-video/34896-sergey-lazarev-anya-i-nikita-tolko-moi-deti.html

Консультант закона
Добавить комментарий