Как признать право собственности на жилой дом

Вс рф объяснил, когда дом без документов не самострой

Как признать право собственности на жилой дом

Контекст

Факт утраты архивных документов на старый дом и отсутствие информации об обстоятельствах его строительства не дают права властям признавать здание самостроем и отказывать в его регистрации. В случае длительного открытого и добросовестного владения недвижимостью владелец приобретает право собственности на имущество, напоминает Верховный суд (ВС) РФ.

Высшая инстанция рассмотрела жалобу жительницы Новосибирска, которая 20 лет прожила в жилом доме, построенном ещё в 1949 году, а когда захотела взять землю под ним в аренду, власти выяснили, что здание является самостроем и не может быть введено в эксплуатацию. Суды позицию чиновников поддержали.

Однако ВС РФ отметил, что при отсутствии правоустанавливающих документов на древние постройки ее владельцы могут ссылаться на приобретательную давность и на ее основании требовать регистрации собственности. Аргументом в пользу хозяина дома также следует считать отсутствие претензий со стороны властей и соответствие дома всем необходимым техническим параметрам, указывает суд.

Суть спора

Суды установили, что спорный жилой дом на улице Декабристов был построен ещё в 1949 году, а в 1954, 1971, 1978, 1980, 2006, 2010 годах к нему добавляли пристройки. Владельцами дома, по данным технического учёта и технической инвентаризации, были учтены двое собственников, которые 1 апреля 1977 года продали его матери истицы за 3 тысячи рублей, о чем имеется соответствующая расписка. 

Из выписки домовой книги следует, что мать была зарегистрирована по адресу этого дома с апреля 1977 года, а заявительница – с ноября 1996 года. Когда мать истицы умерла, она вступила в наследство.

Летом 2016 года женщина попросила департамент земельных и имущественных отношений мэрии Новосибирска предоставить ей земельный участок под домом на условиях выкупа или аренды. И тогда выяснилось, что никаких документов на дом нет и он, по сути, является самостроем.

Из «Новосибирского городского архива» пришёл ответ, что в имеющихся на хранении документах за 1946–1957 года решение об отводе земельного участка и регистрации домостроения, расположенного на улице Декабристов не обнаружено.

Власти пришли к выводу, что земельный участок под домом не может быть сформирован и предоставлен, раз отсутствует правоустанавливающий документ на само жилое здание. Осенью же администрация отказала истице и в вводе дома в эксплуатацию. Тогда она обратилась за защитой своих прав в суд, однако и тот ее не поддержал.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что спорный жилой дом является самовольной постройкой, земельный участок, на котором расположен жилой дом, не сформирован и не поставлен на кадастровый учет, не предоставлен истцу на каком-либо праве, а потому оснований для признания права собственности на самовольную постройку не имеется в силу пункта 3 статьи 222 Гражданского кодекса РФ.

Право на самострой

ВС напомнил, что право собственности на самовольную постройку может быть признано при одновременном соблюдении следующих условий:

— если в отношении земельного участка лицо, осуществившее постройку, имеет права, допускающие строительство на нем данного объекта;

— если на день обращения в суд постройка соответствует параметрам, установленным документацией по планировке территории, правилами землепользования и застройки или обязательными требованиями к параметрам постройки, содержащимися в иных документах;

— если сохранение постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

В этом случае лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему ее лицу расходы на постройку, размер которых определит суд, уточняется в определении.

Приобретательная давность

Немаловажным фактором в подобных делах является приобретательная давность, на анализе которой ВС остановился подробно.

Суд напомнил, что если гражданин не является собственником недвижимости, но добросовестно, открыто и непрерывно владел им как своим собственным в течение 15 лет, то он приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность – часть 1 статьи 234 ГК РФ).

При этом действие статьи 234 ГК распространяется и на случаи, когда владение имуществом началось до 1 января 1995 года и продолжается в момент введения в действие части первой кодекса, указывает ВС.

Давностное владение является добросовестным и открытым, если гражданин не знал и не должен был знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности, но при этом не скрывал факта нахождения имущества в его владении, отмечает суд со ссылкой на постановления пленума Верховного суда № 10 и Высшего Арбитражного Суда № 22 от 29 апреля 2010 года.

В решении также указывается, что по смыслу статей 225 и 234 ГК, право собственности в силу приобретательной давности может быть получено как на имущество, принадлежащее другому лицу, так и на бесхозную вещь.

Возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из статей 11 и 12 ГК РФ. Поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности, напоминает суд.

«По смыслу указанных положений закона и разъяснений пленума, давностное владение является добросовестным, если, приобретая вещь, лицо не знало и не должно было знать о неправомерности завладения ею.

Это относится к случаям, когда вещь приобретается внешне правомерными действиями, однако право собственности в силу тех или иных обстоятельств возникнуть не может.

При этом лицо владеет вещью открыто, как своей собственной, то есть вместо собственника, без какого-либо правового основания (титула)», — резюмирует ВС.

Позиция ВС по делу

Согласно материалам дела, истица и ее мать открыто, непрерывно и добросовестно в течение почти 40 лет пользовались жилым домом и несли бремя расходов на его содержание.

За все это время никем, в том числе местной администрацией, не оспаривалось владение ни домом, ни землей под ним. Каких-либо требований о сносе дома либо его безвозмездном изъятии или об истребовании земельного также не заявлялось.

При этом согласно техническому заключению, жилой дом соответствует противопожарным нормам, его строительные конструкции не представляют опасности для жизни и здоровья людей, жилое помещение отвечает санитарно-эпидемиологическим требованиям, несущие и ограждающие конструкции находятся в работоспособном состоянии.

Между тем эти обстоятельства не были предметом исследования и оценки судебных инстанций полагавших, что они не имеют правового значения для рассмотрения возникшего спора, указывает ВС.

«Однако с этим выводом согласиться нельзя, поскольку само по себе отсутствие в архивном фонде документов об отводе земельного участка, а также невозможность доказать право собственности на основании надлежащим образом заключенного и зарегистрированного договора не препятствуют приобретению по давности недвижимого имущества, обстоятельства возведения которого неизвестны.

Иной подход ограничивал бы применение статьи 234 ГК РФ и введение в гражданский оборот недвижимого имущества, возведенного в период действия гражданского законодательства, не предусматривавшего признание права собственности на самовольную постройку, и в отношении которого истекли сроки предъявления требований о сносе», — отмечается в определении.

С учётом этих обстоятельств ВС отменил решение апелляционной инстанции и отправил дело на новое рассмотрение с этой стадии.

«При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, установить обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, правоотношения сторон и разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона», — отметил ВС РФ.

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20180117/281648556.html

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 мая 2018 г. N 87-КГ18-2 Суд отменил определение суда апелляционной инстанции, направив дело на новое апелляционное рассмотрение, поскольку нахождение объекта недвижимости в ветхом состоянии не является основанием для прекращения права собственности на недвижимое имущество

Как признать право собственности на жилой дом

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Киселёва А.П., Момотова В.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску управления имущественных и земельных отношений администрации г. Костромы к Соколову Вячеславу Алексеевичу о признании права собственности на жилой дом отсутствующим по кассационной жалобе Соколова Вячеслава Алексеевича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Костромского областного суда от 15 мая 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав Волкова Е.А., представителя Соколова В.А., поддержавшего жалобу, представителя администрации г. Костромы Смирнова В.А., возражавшего против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

управление имущественных и земельных отношений администрации г. Костромы обратилось в суд с иском к Соколову В.А. о признании отсутствующим права собственности на жилой дом … в …

, указав в обоснование заявленных требований, что находящийся на земельном участке, собственность на который не разграничена, объект, право собственности на который зарегистрировано за Соколовым В.А., невозможно использовать по его прямому назначению.

Так как указанный объект перестал существовать в качестве жилого дома, сохранение существующей записи в ЕГРП о праве на это имущество делает невозможным реализацию правомочия на распоряжение земельным участком, собственность на который не разграничена.

Ответчик в судебном заседании исковые требования не признал, просил отказать в их удовлетворении.

Решением Ленинского районного суда г. Костромы от 25 января 2017 г. в удовлетворении исковых требований Управлению имущественных и земельных отношений администрации г. Костромы отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Костромского областного суда от 15 мая 2017 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу вынесено новое решение об удовлетворении иска.

В кассационной жалобе Соколова В.А., подписанной его представителем Волковым Е.А., поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 29 марта 2018 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Костромского областного суда от 15 мая 2017 г. в кассационном порядке.

При рассмотрении дела судом установлено, что Соколов В.А. является собственником жилого дома …, о чём в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 30 ноября 2015 г. сделана запись регистрации N …

Основанием государственной регистрации права собственности Соколова В.А. на указанное домовладение явилось решение Ленинского районного суда г. Костромы от 28 июля 2015 г., которым за Соколовым В.А. признано право собственности в порядке наследования после умершего 1 июня 2009 г. Соколова А.А.

Участвовавшая в данном деле в качестве ответчика администрация г. Костромы против удовлетворения требований не возражала, об отсутствии жилого дома по адресу: …, не заявляла.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришёл к выводу, что вступившим в законную силу решением суда установлено, что жилой дом … по ул. … как объект права существует, доказательств обратного суду представлено не было. Доказательств того, что регистрация права ответчика на недвижимое имущество была произведена на несуществующее имущество, также не имеется.

При этом суд первой инстанции принял во внимание, что по делу была проведена экспертиза, заключение которой подтверждает нахождение на земельном участке недвижимого имущества.

Суд апелляционной инстанции с выводом суда первой инстанции не согласился и, отменяя его решение с вынесением нового решения об удовлетворении иска, указал, что объект, по поводу которого возник спор, перестал существовать в качестве объекта права, а наличие записи в ЕГРП о регистрации на него как на объект недвижимости права собственности ответчика нарушает права истца исходя из осуществляемых им полномочий.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

Вещью является осязаемый, материальный предмет, представляющий имущественную ценность.

Согласно ст.

 128 Гражданского кодекса Российской Федерации к объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права; результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

По смыслу изложенного, вещь продолжает являться объектом гражданских прав, объективно существуя в материальном выражении.

В силу п. 1 ст. 130 Гражданского кодекса Российской Федерации к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и всё, что прочно связано с землёй, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершённого строительства.

При рассмотрении дела судом первой инстанции было установлено, что домовладение, право собственности на которое зарегистрировано за Соколовым В.А., реально существует, хотя и находится в аварийном состоянии.

Поскольку данное имущество реально существует, вывод суда апелляционной инстанции о том, что оно перестало существовать в качестве объекта права, противоречит действующему законодательству. Доказательств того, что объект права прекратил своё существование, истец не представил, а суд апелляционной инстанции не добыл.

В соответствии с п. 1 ст. 235 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

Удовлетворяя исковые требования управления имущественных и земельных отношений администрации г. Костромы, суд апелляционной инстанции в нарушение требований ч. 4 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не указал основании каких положений действующего законодательства право собственности Соколова В.А. на объект недвижимости подлежало прекращению.

Согласно выводам проведенной по делу судебной строительно-технической экспертизы от 21 декабря 2016 г. жилой дом, расположенный по адресу: г. …, имеет 80% износа и находится в аварийном состоянии.

При этом нахождение объекта недвижимости в ветхом состоянии не является основанием для прекращения права собственности на недвижимое имущество в соответствии с положениями ст. 235 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Одновременно с этим, по смыслу положений указанной правовой нормы прекращение права собственности на объект недвижимости в силу его гибели или уничтожения возможно исключительно по волеизъявлению собственника такого имущества. Данного обстоятельства судом апелляционной инстанции установлено не было.

Лицо, полагающее свои права нарушенными, может избрать любой из приведённых в ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации способ защиты либо иной, предусмотренный законом, который бы обеспечил восстановление этих прав.

Выбор способа нарушенного права должен соответствовать характеру нарушенного права.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г.

“О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”, в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путём признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путём предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

Иск об отсутствии права имеет узкую сферу применения и не может заменять собой виндикационный, негаторный или иные иски, поскольку допустим только при невозможности защиты нарушенного права иными средствами.

В настоящем случае администрация г. Костромы обратилась в суд с настоящим иском, ссылаясь на положения ст.

 235 Гражданского кодекса Российской Федерации, полагая, что в случае гибели имущества право на него может быть признано судом отсутствующим, однако последствием применения ст.

 235 Гражданского кодекса Российской Федерации является прекращение права собственности на несуществующий объект.

Кроме того, право собственности конкретного лица может быть признано отсутствующим только при наличии иного лица, которое таким правом обладает, в отношении имущества, которое существует. Поскольку истец полагал вещь, в отношении которой просил признать право отсутствующим, несуществующей, им выбран ненадлежащий способ защиты своего нарушенного права.

При таких обстоятельствах апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Костромского областного суда от 15 мая 2017 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Костромского областного суда.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Костромского областного суда от 15 мая 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Горшков В.В.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ не согласилась с признанием отсутствующим права собственности гражданина на жилой дом.

Несмотря на высокую степень износа и аварийное состояние, дом реально существует. Значит, он не перестал существовать и как объект права.

Более того, истец ошибся в выборе способа защиты. При гибели имущества суд не может признать право на него отсутствующим. В таком случае следствием является прекращение права собственности.

Если же объект недвижимости не погиб, а находится в ветхом состоянии, то право собственности на него не прекращается.

У иска об отсутствии права узкая сфера применения. Право собственности лица может быть признано отсутствующим только при наличии иного лица, которое обладает таким же правом на имущество, которое существует.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71863354/

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Как признать право собственности на жилой дом

11.05.2017

26 апреля 2016 года Президиумом Верховного Суда РФ утвержден обзор судебной практики № 2 (2017).

В обзоре приведено определение N 33-КГ16-12 по разрешению спора, возникшего в связи с защитой права собственности и других вещных прав.

Исходя из материалов дела, истец обратился с иском о прекращении права общей долевой собственности на жилой дом, признании права собственности на оставшуюся после пожара часть жилого дома, об обязании устранить нарушения противопожарных требований, допущенных при возведении жилого дома.

В обоснование иска указал, что он и другой гражданин являлись собственниками жилого дома и земельного участка. В соответствии с договором реального раздела земельного участка и жилого дома и сложившимся порядком пользование домом осуществлялось по частям.

После пожара, уничтожившего жилой дом, другой собственник продал свой участок. Новый собственник снес сохранившуюся после пожара часть дома и возводит на ее месте новый объект.

При этом, истцу отказано в государственной регистрации права на принадлежащую ему часть жилого дома, хотя она является объектом капитального строительства, он принимает меры к ее полному восстановлению.

С учетом изложенного истец просил суд прекратить право общей долевой собственности на спорный жилой дом, признать за ним право собственности на сохранившуюся после пожара часть жилого дома, а также обязать нового собственника устранить нарушения противопожарных требований, допущенные при возведении нового жилого дома.

Решением суда исковые требования удовлетворены. Однако, апелляционной инстанцией решение отменено в части удовлетворения исковых требований о признании права собственности на часть жилого дома, об обязании нового собственника устранить нарушения противопожарных требований, в указанной части принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила апелляционное определение, направив дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

В обоснование суд указал, что в соответствии с п. 1 ст. 6 Федерального закона от 21 июля 1997 г.

N 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу данного федерального закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной этим федеральным законом. Государственная регистрация таких прав проводится по желанию их обладателей.

Таким образом, право собственности истца на сохранившуюся после пожара часть жилого дома хоть и не было зарегистрировано, но являлось действительным, и в соответствии со ст. 209 ГК РФ истцу принадлежало право на восстановление имущества, пострадавшего при пожаре.

Согласно п. 1 ст. 235 ГК РФ право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

По смыслу приведенной правовой нормы, основанием прекращения права собственности на вещь являются в том числе гибель или уничтожение имущества, влекущие полную и безвозвратную утрату такого имущества.

При этом восстановление объекта не является созданием нового объекта, на который необходимо признание права собственности.

Как установлено судом, в результате произошедшего пожара сохранилась часть жилого дома, находившегося в общей долевой собственности истца и ответчика.

Отказ собственника от права собственности является одним из оснований прекращения права собственности в соответствии с п. 1 ст. 235 ГК РФ.

Совершение собственником действий по устранению от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на него влечет прекращение его права собственности на это имущество.

Судом установлено, что ответчиком построен отдельный жилой дом на принадлежащем ему земельном участке, каких-либо действий в отношении оставшейся после пожара части жилого дома им не осуществлялось и каких-либо притязаний в отношении этого объекта не заявлялось, ответчик в возражениях на иск исходил из отсутствия у него права собственности на оставшийся после пожара объект.

Однако судом не была дана правовая квалификация данных обстоятельств, не установлено, отказывался ли новый собственник от принадлежащего ему права собственности на сохранившийся после пожара жилой дом, было ли его право собственности прекращено в установленном законом порядке.

Согласно п. 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г.

“О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”, положения ст.

222 ГК (самовольная постройка) РФ не распространяются на отношения, связанные с созданием самовольно возведенных объектов, не являющихся недвижимым имуществом, а также на перепланировку, переустройство (переоборудование) недвижимого имущества, в результате которых не создан новый объект недвижимости.

Лица, право собственности или законное владение которых нарушается сохранением таких объектов, могут обратиться в суд с иском об устранении нарушения права, не соединенного с лишением владения (ст. 304 ГК РФ).

В случаях, когда самовольно возведенный объект, не являющийся новым объектом или недвижимым имуществом, создает угрозу жизни и здоровью граждан, заинтересованные лица вправе на основании п. 1 ст. 1065 ГК РФ обратиться в суд с иском о запрещении деятельности по эксплуатации данного объекта.

При таких обстоятельствах суду надлежало установить, является ли строение восстановленным имуществом либо вновь созданным, соответствует ли данный объект требованиям, предъявляемым к нему законом.

Данное обстоятельство является существенным для правильного разрешения спора, поскольку при рассмотрении дела установлено, что на смежных земельных участках, принадлежащих истцу и ответчику, существуют два строения, расположение которых относительно друг друга не соответствует требованиям градостроительного законодательства и безопасности.

В силу диспозитивности гражданского законодательства возведение нового строения и последующее возникновение прав на него не должны умалять уже существующие права третьих лиц, добросовестно их реализовавших.

Старший помощник прокурора округа по правовому обеспечению

Возврат к списку

Источник: http://www.prokhmao.ru/legal-advice/58491/

Решение о признании права собственности на жилой дом

Как признать право собственности на жилой дом

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

26 сентября 2017 года

Раменский городской суд Московской области в составе председательствующего федерального судьи Аладина Д.А.,

при секретаре Банцекиной Е.Д.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-4743/17 по иску ФИО к Администрации Раменского муниципального района Московской области о признании права собственности на самовольную постройку,

УСТАНОВИЛ:

Истцы ФИО, ФИО обратились в суд с исковым заявлением к Администрации Раменского муниципального района, которым просят признать за ними право собственности на самовольно построенный жилой дом, расположенный на земельном участке с кадастровым номером по адресу: АДРЕС.

В обоснование заявленных требований указали, что они являются по ‘/г доли каждый собственниками земельного участка по адресу: АДРЕС. На данном земельном участке они построили жилой дом без получения разрешения на строительство. В досудебном порядке оформить права не представляется возможным и они были вынуждены обратиться в суд за признанием права собственности на жилой дом.

В судебном заседании представитель истцов исковые требования поддержала в полном объеме, просила иск удовлетворить.

Представитель ответчика Администрации Раменского муниципального района по Московской области в судебное заседание не явился, представил письменное мнение, в котором просят в иске отказать.

Суд, выслушав явившиеся стороны, проверив материалы гражданского дела, приходит к следующему.

Положениями ст.

222 ГК РФ установлено, что самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой — продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки.

Право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке, за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. В этом случае лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему ее лицу расходы на постройку в размере, определенном судом.

Право собственности на самовольную постройку не может быть признано указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

В силу п. 2 ст. 264 ГК РФ, лицо, не являющееся собственником земельно1 участка, осуществляет принадлежащие ему права владения и пользования участком на условиях и в пределах, установленных законом или договором с собственников

Согласно ст. 263 ГК РФ, собственник земельного участка может возводить на нем здания и сооружения, разрешать строительство на своем участке другим лицам. Эти права осуществляются при условии соблюдения градостроительных, строительных норм и правил, а также требований о назначении земельного участка.

Согласно пп. 2 п. 1 ст.

40 ЗК РФ, собственник земельного участка имеет право возводить жилые, производственные, культурно-бытовые и иные здания строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка, его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических противопожарных и иных правил, нормативов. В силу статьи 41 Кодекса лица,  являющиеся собственниками земельных участков, за исключением обладателей сервитутов, осуществляют те же права.

Таким образом, лица, которым земельные участки предоставлены на законных основаниях, вправе возводить жилые, производственные, культурно- бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.

Судом установлено, что ФИО, ФИО являются собственниками (по ‘/г доле каждый) земельного участка под индивидуальное жилищное строительство, категория земель: земли населенных пунктов, общей площадью 1100 кв.м., с кадастровым номером , расположенного по адресу: АДРЕС.

На данном земельном участке был построен жилой дом, площадью 209,2 кв.м, без разрешения на строительство, в связи с чем, в порядке ст. 222 ГК РФ данная постройка является самовольной.

Таким образом, судом установлено, что при возведении самовольной постройки, истцом соблюдено целевое назначение предоставленного ему земельного участка с разрешенным использованием: под индивидуальное жилищное строительство.

Кроме того, истцами предпринимались меры для легализации спорного объекта, истцы обращались в администрацию по вопросу оформления разрешения на ввод объекта в эксплуатацию.

Согласно части 1 статьи 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации разрешение на строительство представляет собой документ, подтверждающий соответствие проектной документации требованиям градостроительного плана земельного участка или проекту планировки территории и проекту межевания территории (в случае строительства, реконструкции линейных объектов) и дающий застройщику право осуществлять строительство,

реконструкцию объектов капитального строительства, за исключением, предусмотренных настоящим Кодексом.В пункте 26 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснено, что при рассмотрении исков о признании права собственности на самовольную постройку судам следует устанавливать, допущены ли при ее возведении существенные нарушения градостроительных и строительных норм и правил, создает ли такая постройка угрозу жизни и здоровью граждан. Отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку. При этом необходимо учитывать, предпринимало ли лицо, создавшее самовольную постройку надлежащие меры к ее легализации, в частности к получению разрешения на строительство и/или акта ввода объекта в эксплуатацию, а также правомерно ли отказал уполномоченный орган в выдаче такого разрешения или акта ввода объекта в эксплуатацию. Если иное не установлено законом, иск о признании права собственности на самовольную постройку подлежит удовлетворению при установлении судом того, что единственными признаками самовольной постройки являются отсутствие разрешения на строительство и/или отсутствие акта ввода объекта в эксплуатацию, к получению которых лицо, создавшее самовольную постройку, предпринимало меры. В этом случае суд должен также установить, не нарушает ли сохранение самовольной постройки права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает ли угрозу жизни и здоровью граждан.В ходе судебного разбирательства установлено, что самовольная постройка возведена на земельном участке истцов с соблюдением строительных, градостроительных, противопожарных, санитарно-технических, экологических норм и правил, а также не угрожает жизни и здоровью граждан, о чем представлено техническое заключение.Согласно статьи 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется путем признания права.Оценив в совокупности представленные доказательства, принимая во внимание, что спорный земельный участок выделен истцам на законных основаниях, возведенный спорный объект соответствуют целевому назначению земельного участка, сохранение самовольной постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан, истцами предпринимались меры по легализации самовольно возведенной постройки, то есть материалами дела подтверждены все условия, с которыми закон связывает возможность признания права собственности на самовольную постройку, суд приходит к выводу о признания за истцами права собственности на злой дом по указанному адресу.Руководствуясь ст.ст.56,194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Признать за ФИО и ФИО право собственности по ½ доли за каждым на самовольно построенный жилой дом, общей площадью 209,2 кв.м., в том числе жилой 121,6
кв.м., лит.А, по адресу: АДРЕС расположенный на земельном участке с кадастровым номером.

Решение является основанием для внесения изменений в кадастровый учет и внесения сведений об объекте недвижимости в ЕГРН.

Источник: https://studiya-prava.ru/prava-sobstvennosti-na-zhiloy-dom/

Признание права собственности на жилой дом

Как признать право собственности на жилой дом

20.12.2016

Термин “жилой” означает юридический статус дома, закреплённый правоустанавливающими документами, а не субъективные представления о пригодности дома для проживания.

Ими могут быть: акт приёмки дома в эксплуатацию, утверждённый постановлением главы местной администрации, в совокупности с договором о возведении индивидуального жилого дома (договором застройки); договор (купли-продажи, мены, дарения, ренты), в соответствии с которым Вы (или Ваш наследодатель) стали собственником жилого дома; свидетельство о праве на наследство; решение суда. Дома, построенные в садоводческих некоммерческих товариществах считаются не жилыми. Поэтому и декларации, подаваемой на регистрацию дома необходимо указывать статус нежилое строение. Проще говоря, статус жилого дома – это когда в доме можно постоянно зарегистрироваться, домовладение имеет домовую книгу. В данную домовую книгу вносятся данные о зарегистрированных лицах в данном доме.

С 01 сентября 2006 года по 01 марта 2015 года правоустанавливающим документом (документом-основанием для регистрации права) на вновь созданный жилой дом является его кадастровый (не путать с техническим) паспорт в совокупности с правоустанавливающим документом на земельный участок.

До 01 марта 2015 года при подаче документов на регистрацию права собственности на жилой дом с вас не потребуют разрешения на строительство или постановление о вводе в эксплуатацию.

В соответствии с Градостроительным кодексом, разрешение на строительство или постановление о вводе в эксплуатацию не нужно застройщикам жилых домов, расположенных на земельных участках, имеющих категорию земель поселений и вид разрешенного использования – индивидуальное жилищное строительство или личное подсобное хозяйство.

Основным документом при регистрации права собственности на жилой дом будет свидетельство на право собственности на земельный участок и кадастровый паспорт на жилой дом.

Право собственности за уже умершими людьми не регистрируется.

Поэтому, если наследодатель не зарегистрировал при жизни в установленном порядке своё право на жилой дом, необходимо обратиться в суд с целью подтверждения принадлежности умершему данного имущества и признания за наследником прав на него.

Хотя многое здесь будет зависеть от нотариуса, ведущего наследственное дело, от текущей трактовки законодательства органами регистрации и от оснований приобретения дома наследодателем.

В соответствии со ст.

1152 ГК РФ принятое наследство признаётся принадлежащим наследнику со дня открытия наследства (со дня смерти наследодателя) независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации. При этом необходимо, чтобы право “исходного” наследодателя было оформлено надлежащим образом; являлся собственником жилого дома на основании решения суда.

Закон о собственности ввел принципиально новое основание возникновения права собственности на жилой дом. Речь идет так называемой приобретательной давности, о которой говорится в ст. 234 ГК.

В соответствии с указанной статьей гражданин, не являющийся собственником жилого дома, но добросовестно и открыто владеет им как собственник в течение пятнадцати лет, приобретает право собственности на этот дом. Добросовестность фактического владельца заключается в его убеждении, что владение правомерно.

Эта добросовестность должна сохраняться на протяжении всего срока давности, а не только на момент поступления имущества во владение. Поведение фактического владельца должно соответствовать поведению собственника: оплата налогов, облагораживание территории при доме, текущий ремонт дома.

Дом, построенный трудом и на средства двух семей, может быть признан их общей долевой собственностью. Размер долей определяется в зависимости от трудового и денежного вклада обеих семей. При наличии спора гражданам следует обратиться в суд с иском о признании права собственности на часть (долю).

Совладельцы дома могут заключить соглашение о порядке пользования обособленными помещениями дома, нотариально его удостоверить и зарегистрировать в местном органе власти. В этом случае оно будет обязательным не только для совладельцев, но и для тех лиц, которые впоследствии могут приобрести части дом.

Участники общей долевой собственности на жилой дом в соответствии со ст. 250 ГК РФ имеют право преимущественной покупки.

Это право заключается в том, что продавец доли обязан известить в письменной форме всех совладельцев дома о наме­рении продать ее постороннему лицу с указанием цены и других условий.

Если совладельцы откажутся от покупки или не воспользуются своим правом на нее в течение месяца со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу. Любое общее имущество (в том числе и дом) делятся лишь при условии, что это возможно без ущерба его хозяйственному назначению.

Дом, возведенный или приобретенный супругами во время брака, является их общим совместным имуществом независимо от того, кому из них предоставлен земельный участок для строительства дома, кто из них указан в договоре о приобрете­нии дома и на чье имя зарегистрирован дом.

Принадлежность жилого дома обоим супругам независимо от того, на кого из них он зарегистрирован, подтверждается данны­ми, на основе которых можно установить факт приобретения дома во время брака. Это, в частности, свидетельства о регистра­ции и расторжении брака, договоры купли-продажи, мены, о возведении индивидуального жилого дома и иные правоустанавливающие документы.

Если жилой дом был приобретен лицами, проживавшими совместно без регистрации брака, то спор о праве собственности на этот дом разрешается между ними в соответствии с нормами гражданского законодательства.

Признание права собственности на жилой дом – достаточно распространенная практика гражданского судопроизводства и юристов. Признание права собственности на дом в судебном порядке становится необходимо, если невозможно иным способом оформить и зарегистрировать это право.

Для начала необходимо написать исковое заявление о признании права собственностина часть домовладения, на жилой дом. Данное исковое заявление подается в суд по месту нахождения недвижимого имущества.

Решение суда о признании права собственностина жилой дом является документом – основанием для регистрации права собственности домовладельца. К данному решению суда необходимо приложить кадастровый паспорт на дом и заявление о проведении государственной регистрации.

Источник: http://www.oblzemli.ru/stati/priznanie-prava-sobstvennosti-na-zhiloy-dom/

Консультант закона
Добавить комментарий