Как сохранить школу,если ее хотят закрыть?

Гражданская инициатива

Как сохранить школу,если ее хотят закрыть?
Охота на директора Чтобы закрыть сельскую школу, решили посадить ее защитницу

Единственная школа в селе Ушаки не дает покоя чиновникам. В начале этого года школу хотели «оптимизировать», раскидав учеников по округе.

Но врио директора Нина Симанова вместе с активом села и не без помощи нашей газеты не дали этого сделать. Теперь новая атака. Бывшую директрису хотят посадить. Что будет со школой — вопрос риторический. Стоит она на трассе Москва — Санкт-Петербург.

К гадалке не ходи — идеальная гостиница с рестораном для дальнобойщиков.
(далее…)

Учеников стали сажать втроем за парту из-за сокращения российских школ Оптимизация вылилась в переполненность

На днях родителям одного из омских лицеев сообщили, что отныне их дети будут сидеть за одной партой… втроем — из-за нехватки учителей и кабинетов. Всем несогласным было предложено забирать документы и убираться восвояси, в другие школы.
(далее…)

Приемная семья и школа Усыновление как социальный ресурс

О новой для России уникальной стратегии выживания сел рассказали социологи. Деревенские жители берут под опеку большое количество приемных детей, спасая и их, и местную школу, и родное село. Феномен изучал фонд «Хамовники». Как работает «экономика усыновления», выяснял «Огонек».
(далее…)

Премьер из класса «Ё»

В сентябре премьер-министр Дм. Медведев продемонстрировал удивительные знание русского алфавита и способности к счёту.

На совещании с главой Татарстана по проблемам школьного образования Дмитрий Анатольевич с удивлением узнал, что одна из местных школ набирает аж 11 первых классов.

«Это что, первый М получается? Когда я учился, были максимум Б, В, Г», – поразилось второе лицо государства. Ему аккуратно подсказали, что 11-я буква всё-таки К. Или Л, если пропустить класс Ё.
(далее…)

Дети из села в Томской области вышли на шествие с плакатами, чтобы сохранить школу

Ученики Десятовской школы вместе с родителями вышли на шествие с транспарантами. Они требуют сохранить на селе образовательное учреждение, которое хотят ликвидировать власти Кожевниковского района. 

(далее…)

В Туле родители учеников выступили резко против «оптимизации» единственной вечерней школы

В Туле родители учеников Вечерней образовательной школы обратились к главе администрации города и в СМИ с призывом защитить учреждение от реорганизации.

По неподтвержденным данным, планируется объединить учебное заведение со школой № 49, входящей в состав «Центр образования № 45». Родители опасаются, что такая реорганизация приведет к сокращению педагогов и потере уникальной атмосферы школы.
(далее…)

В Тверской области прокуратура признала незаконным решение о закрытии сельской школы

В Тверской области Ржевская межрайонная прокуратура провела проверку по информации, опубликованной в интернете местными СМИ, о проведении реорганизации медведевской школы.

Ранее общественность возмутилась новостью о закрытии отремонтированной сельской школы. Как сообщает местный портал tvernews.ru, школу признали экономически невыгодной: в ней учится 12 человек, в следующем году останется 7 детей. В образовательном учреждении работает 20 человек, 10 из них – педагоги.
(далее…)

Путин надеется, что музшколы в России закрывать не будут

Президент РФ Владимир Путин выразил надежду, что музыкальные школы в стране закрывать не будут. В среду на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам Путин задал вопрос о музшколах вице-премьеру Ольге Голодец, которая выступала с докладом о программах музыкального образования.
(далее…)

Французские фермеры придумали, как спасти свою малокомплектную школу

Во Франции существует такая же проблема, как и в России.  В школах в сельской местности, в которых не хватает учеников, закрывают классы. Даже, если учеников станет на одного меньше от норматива.

В деревне Крет-ан-Бельедон у подножья Альп местной школе тоже предписали сокращения.

 Гаэль Лаваль, местный пастух решил использовать юмор, чтобы показать национальному органу образования то, что его заботит больше цифры, а не благополучие детей, сообщает The Guardian.
(далее…)

Жители села в Кировской области выступают против закрытия двух школ

После того, как жители села Никола, расположенного в Кировской области, провели сход и проали против ликвидации школ, ситуацию прокомментировали в министерстве образования региона и в администрации Яранского района.
(далее…)

Источник: http://netreforme.org/tag/zakryitie-shkol/

Сельские школы: закрыть нельзя оставить

Как сохранить школу,если ее хотят закрыть?

Закрытие в деревнях малокомплектных школ всегда проходит очень болезненно, причем как для самих детей и их родителей, так и для школьных педагогов. Все-таки школа остается образовательным и культурным центром жизни сельчан. И сам факт ее закрытия ставит под вопрос перспективы дальнейшего существования населенного пункта…

Мифы об индивидуальном подходе

Десять учеников в классе – это много или мало? А если в классе обучаются всего два-три или пять детей? И сколько вообще учеников должно быть в 10-х и 11-х классах, чтобы старшую ступень школы можно было сохранить? Однозначного ответа на эти вопросы не может быть, ведь у каждой заинтересованной стороны – своя правда. По мнению родителей школьников, малая наполняемость класса – это, скорее, большой плюс, так как, когда все дети у педагога на виду, можно надеяться на индивидуальный подход. К тому же в малокомплектной школе обычно царит почти «семейная атмосфера». И за подвоз детей в соседнюю деревню не надо волноваться…

– Мнение, что оптимизация сети учреждений общего среднего образования проводится исключительно в целях экономии средств, к сожалению, самое распространенное, – констатирует начальник управления общего среднего образования Министерства образования Светлана Уклейко.

– Безусловно, никто не станет оспаривать тот факт, что содержание учащегося в малокомплектной школе обходится бюджету в несколько раз дороже, чем обучающегося в полнокомплектной школе.

Но я предлагаю посмотреть на оптимизацию и проблему существования так называемых малокомплектных школ с немного иных позиций, прежде всего с позиций качества образования.

При этом мы должны понимать, что качество образования – это не только результат обучения, но и среда, которая гарантирует, что учащийся получит комплексное личностное и социальное развитие, которое позволит ему быть в жизни успешным и конкурентоспособным.

Если в классе всего один или несколько учеников – это вовсе не гарантирует, что дети достигнут в учебе особых успехов.

Потому что, во-первых, результативность обучения зависит от профессионального уровня как каждого конкретного педагога, так и вообще педагогического коллектива и, как бы это прозаично не звучало, от материально-технической базы школы: наличия соответствующего учебного оборудования, возможности использовать информационно-коммуникационные ресурсы и так далее.

Во-вторых, не меньшее значение имеет создание в классе конкурентной среды, мотивированность на учебу и успех самих детей. А если в классе всего пять учеников, то, как правило, один из них будет успешным, два – середнячки и еще два как минимум будут всем мешать…

Наличие детского коллектива, общественной организации, участие в общественной жизни школы – все это обязательные составляющие успешной социализации учащихся. Поэтому, когда мы закрываем малокомплектные школы, делается это с учетом интересов детей.

Все школьники имеют право учиться в хорошо оснащенных кабинетах, приобретать навыки работы в команде – в парах или группе, заниматься в спортивном зале, а не в приспособленном под уроки физической культуры помещении и так далее.

Что не видно сверху?

Сегодня в сельской местности уже почти не осталось школ с печным отоплением, расположенных в нескольких приспособленных помещениях, без собственных пищеблоков. Такие учреждения образования закрывались в первую очередь.

В 2016 году, по информации Министерства образования, в результате оптимизации сети учреждений общего среднего образования были закрыты 79 школ и 75 – реорганизованы. Как правило, общие средние школы реорганизуются в базовые, базовые – в начальные, а дошкольные учреждения включаются в педагогический комплекс детский сад – школа (начальная или базовая).

Но в этом учебном году еще функционировало 91 учреждение общего среднего образования с количеством учащихся до 25 человек и 333 учреждения с количеством учащихся от 26 до 50 человек.

– Решение о закрытии обязательно принимается с учетом анализа демографической ситуации в регионе. И если очевидно, что у него есть перспектива и в ближайшие годы дети будут пополнять учебное заведение, вопрос о ее закрытии не должен стоять, – уверяет заместитель начальника управления общего среднего образования министерства Ирина Каржова.

– Процесс реструктуризации всегда требует продуманных и взвешенных решений. И здесь нужно думать как об интересах детей, так и о том, как и где будут трудоустроены педагоги. Экономия бюджета – задача любого руководителя. Но «сверху» не все видно. Только на местах можно реально оценить необходимость сохранения или закрытия того или иного учреждения.

Причем самый яркий внешний показатель – число учащихся – далеко не всегда должен быть решающим. Закрыть все маленькие школы, исходя только из небольшого количества учащихся, будет, наверное, неправильным. Может, где-то есть смысл сохранить школу и с контингентом в 25 человек, если есть проблемы с подвозом. Везти маленьких детей на большое расстояние – тоже не выход.

А для дошкольников вообще лучше всего находиться в учреждении образования по месту проживания.

Буквально на днях Министерство здравоохранения скорректировало санитарные нормы и правила «Требования для учреждений общего среднего образования». Там, в частности, появился пункт, по которому в случае подвоза учащихся в городах и сельских населенных пунктах радиус транспортной доступности учреждений образования не должен по времени превышать 30 минут.

При ликвидации школ с этим требованием придется считаться, поскольку расстояния, на которые возят школьников, увеличиваются. Когда-то действовало ограничение в 30 километров. Но и дороги могут быть разные, детей возят не только по шоссе.

К тому же для подвоза используются и маршрутные автобусы, пригородные и местные поезда, транспорт сельскохозяйственных и других организаций.

Услышать всех!

В скольких еще школах 1 сентября не прозвенит первый звонок, сказать пока проблематично. Согласно скорректированному плану по оптимизации, до начала 2017/2018 учебного года местными исполнительными и распорядительными органами планируется закрыть 64 и реорганизовать 87 учреждений образования. Но реальное положение дел по стране станет известно только в сентябре-октябре.

– Мы направили письмо председателю Поставского райисполкома с рекомендацией сохранить в 2017/2018 учебном году прием учащихся в десятый класс средней школы №4 в городе, но окончательное решение будут принимать местные власти, – подчеркивает Ирина Каржова. – Посчитали нецелесообразным закрытие Минского районного лицея.

В этом нас поддержало и областное управление образования. Если лицей планировали ликвидировать, то зачем в таком случае осуществили в прошлом году набор в 10-й класс? Надо сначала выпустить этих детей, а уже потом ликвидироваться.

В ситуации, возникшей вокруг 206-й столичной школы, наша позиция следующая – закрывать учреждение образования в многонаселенном микрорайоне с хорошими демографическими перспективами нецелесообразно. Там рядом оказались две школы с неполной загрузкой.

Но решение закрыть одну школу, чтобы перевести ее учеников в другую, тоже не самое удачное, так как в этом случае учебный процесс придется организовывать в две смены.

Когда в министерство поступает обращение с большим количеством подписей, его сотрудники обязательно выезжают на место, встречаются с педагогическим коллективом, посещают школу, которая закрывается, и то учреждение, куда планируют перевести детей.

И если видят, что из двух школ, расположенных на небольшом расстоянии в соседних населенных пунктах, закрывают школу с лучшими условиями для обучения или что это учреждение через несколько лет также может быть ликвидировано, обязательно высказывают свое мнение. Ведь очередной раз менять школу и коллектив – огромный стресс для ребенка.

Главное, чтобы условия для обучения и развития детей были значительно лучше, чем в закрытой школе.

– Надо обсуждать с родителями и педагогами каждый вопрос. Людям необходимо дать разъяснения, выслушать их просьбы, понять переживания, развеять опасения, – замечает Светлана Уклейко. – К родителям нужно прислушиваться, потому что их мнение – индикатор качества образования.

С другой стороны, если родители видят, что учреждение не может дать необходимый уровень знаний, они сами придут к пониманию необходимости его реорганизации. Любое решение должно базироваться на очень существенных, неопровержимых основаниях, свидетельствующих о нецелесообразности дальнейшего существования школы.

Еще раз подчеркну: школы закрываются не только с целью экономии средств, поскольку в этом случае приходится решать одновременно и ряд других проблем – с подвозом детей, с трудоустройством учителей, решать жилищные проблемы педагогов, связанные с переездом в другой населенный пункт, закупать школьные автобусы.

В первую очередь мы стремимся к достижению того качества образования, которое можно получить в хорошо оборудованной, современной и мобильной школе, и действуем в интересах учеников.

В тему

Председатель Минской областной организации Белорусского профсоюза работников образования и науки Николай Башко:

– Процесс оптимизации сети учреждений образования идет в столичном регионе уже 12 лет: за это время было закрыто 200 и реорганизовано 150 учреждений образования.

Пик оптимизации в области уже прошел: по предварительной информации, к новому учебному году планируется закрыть еще 13 учреждений образования (преимущественно речь идет о малокомплектных детских садах).

Вопрос трудоустройства работников из закрытых и реорганизованных школ всегда находится для нас на первом месте. С управлением образования Миноблисполкома у профсоюза сложилось конструктивное взаимодействие в этом направлении.

Достигнута договоренность, что решение о ликвидации или реорганизации учреждения образования должно приниматься до 1 апреля, чтобы дать людям возможность определиться с местом своей будущей работы.

И чтобы то учреждение, куда их устраивают, при предварительном распределении педагогической нагрузки на следующий учебный год (а это обычно делается в конце мая – в июне) могло учесть также интересы новых работников.

При ликвидации учреждения образования в обязательном порядке должен соблюдаться пункт, в котором прописывается обязанность отдела образования решить вопрос с трудоустройством кадров.

Кроме того, мы также мониторим ситуацию.

И те работники, которые на 1 сентября оказываются нетрудоустроенными, получают от профсоюза единовременную выплату в связи с потерей рабочего места – от 10 до 15 базовых величин в зависимости от состава семьи (если есть школьники, значит, 15 «базовых»). Денежные средства в размере 1100 базовых величин мы выплатили за это время 96 членам нашего профсоюза – не только педагогам, но и техническому персоналу.

Проблемным пока остается вопрос с оплатой работы педагогов, отвечающих за подвоз детей в школы. Только в Минской области ежедневно детей сопровождают по дороге в школу около тысячи педагогов.

У учителей городских школ голова не болит, как их ученики доберутся до школы. А сельскому учителю приходится вставать в пять утра, ехать, собирать детей по окрестным деревням и нести за них ответственность…

К тому же 87 процентов работников школ составляют женщины. Причем многие из них воспитывают своих детей в одиночку.

Оплата сопровождения детей действующим законодательством не предусмотрена. Найти резерв, чтобы оплатить эту работу, – добрая воля руководителя, а не его обязанность.

Надежда Николаева

nikalaeva@zviazda.by

Фото Анатолия Клещука

Источник: http://www.zviazda.by/ru/news/20170531/1496240173-selskie-shkoly-zakryt-nelzya-ostavit

Как отстоять малокомплектную школу

Как сохранить школу,если ее хотят закрыть?

По каким критериям родители выбирают школу для своего ребенка? Это может быть близкое расположение к дому, хорошая репутация школы, качественное образование. Но есть еще один пункт, на который теперь нужно обращать внимание, – это количество учеников в школе.

Если их будет меньше нормы, школу могут признать малокомплектной, а значит, нерентабельной, и объединить с другой школой, не спрашивая у вас разрешения. Школа ведь муниципальная, поэтому собственник может с ней делать все, что хочет.

По каким критериям родители выбирают школу для своего ребенка? Это может быть близкое расположение к дому, хорошая репутация школы, качественное образование. Но есть еще один пункт, на который теперь нужно обращать внимание, – это количество учеников в школе.

Если их будет меньше нормы, школу могут признать малокомплектной, а значит, нерентабельной, и объединить с другой школой, не спрашивая у вас разрешения. Школа ведь муниципальная, поэтому собственник может с ней делать все, что хочет.

**Сад вместо школы** Месяц назад случилось нерядовое событие для райцентра Черепаново в Новосибирской области. Родителям и учителям удалось отстоять малокомплектную школу №2, которую хотели закрыть. 149 учеников (с 5 по 11 классы) и 18 учителей планировалось перевести в школу №1, расположенную в этом же микрорайоне в полукилометре, а здание перепрофилировать в детский сад. “Тревожит то, что ни родителей, ни учителей никто не поставил в известность.

Я знаю, что в администрации вообще были возмущены, что до родителей эта информация дошла. Они бы за лето сделали в здании нынешней школы ремонт, превратили ее в детсад, а мы бы в другую школу пошли, нас бы никто и не спросил даже.

Вот так тихо три года назад отдельно стоящее здание начальной школы у нас под детсад забрали”, – рассказывает председатель родительского комитета школы №2 Лариса Ковнер. Звонок в районную администрацию во всех красках подтвердил слова неравнодушной мамы.

Начальник управления образования Черепановского района Людмила Сластухина так прокомментировала случай, связанный с закрытием школы №2: “Ничего необычного не произошло, просто глава района отменил свое постановление, по закону он имеет на это право”. На мой взгляд, жители маленького городка сделали невозможное – добились отмены уже подписанного постановления.

6 февраля глава Черепановского района Аркадий Звонков своей подписью узаконил объединение школ №1 и №2, в здании последней должен был разместиться детский сад на 40 мест, ведь в школе недобор учащихся, а в детсады – очередь. В школе появились незнакомые люди, стали окна измерять, расспрашивать о состоянии канализации, – грядет ремонт, обрадовались местные.

  “У меня у самого дочь, как отец, я одобряю открытие детского сада рядом с домом, – комментирует директор школы №2 Сергей Левкович. – Здание наше не типовое, приспособлено под школу 25 лет назад, до того здесь было общежитие школы строймастеров. Отсюда много трудностей: школа не соответствует современным требованиям, нормам и правилам.

Это и наличие холлов, и квадратные метры на 1-го учащегося. Когда-то из-за переполненности школы № 1 сюда вывели часть учеников и учителей. Сейчас хотели произвести обратный процесс. А здание школы № 1 строилось позднее, там и классы больше и спротзал есть. Я сам ее когда-то окончил”. У родителей своя правда.

“Почему здание, не типовое для школы, вдруг станет типовым для детсада? – возмущается Лариса Ковнер. – У нас есть детсад №1, который 12 лет назад был отдан СЭС, обществу охотников и рыболовов, сейчас там находится Росстрах. Правда, треть здания отданы приюту для беспризорников, там находится от 6 до 20 детей. А сад большой, на 120 мест.

Почему это здание не хотят от непрофильных организаций освободить? В другую школу перевести – там нас никто не ждет. Не устраивает то, что будем учиться в две смены. Во-вторых, если класс большой, его, может, и переведут полным составом. А остальные-то расформируют! И учителя останутся не у дел. В маленьком городе идти им некуда”.

Родители и учителя обратились в областные СМИ, написали письма губернатору, депутату Законодательного собрания области, президенту Медведеву. Была инициирована прокурорская проверка законности действий главы района. Областная новосибирская прокуратура установила следующее: “Решение о реорганизации образовательного учреждения издано с нарушением требований ст.

13 Федерального закона „Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации“. Принятию решения о реконструкции должна предшествовать проводимая учредителем экспертная оценка последствий такого решения.

При издании правового акта не было учтено его возможное негативное влияние на обеспечение образовательного процесса в школе, оказание детям медицинской и лечебно-профилактической помощи, их социальной защиты и обслуживания”, — сообщается на сайте ведомства. В итоге, Аркадий Звонков подписал другое постановление, которое отменяло предыдущее решение. Кажется, победа.

Но победа в битве или в сражении? “Школа у нас недоукомплектованная, – сожалеет Сергей Левкович. – На город у нас 5 школ, из них только школа № 3 наполнена по своим мощностям. Я знаю, что по лицензии у остальных немножко больше численность учащихся должна быть, на фактах меньше”. Хотя это и непростое решение, рано или поздно малокомплектным школам придется объединяться.

И приписные “мертвые души” не изменят ситуацию. **Школа стоит 400 учеников** Ситуация с малокомплектными школами в самом Новосибирске выглядит по-иному.

В полуторамиллионном городе малокомплектных школ быть не может, – ответили мне в управлении образования мэрии города через официальный запрос: “Еще до вступления в силу федерального постановления, рекомендующего порядок зачисления в школу детей, приписанных к микроучасткам, у нас соблюдался этот принцип. Поэтому в Новосибирске малокомплектных школ нет”.

Между тем, проблем в большом городе побольше, чем в райцентре, и страсти вокруг них разгораются покруче шекспировских. Подушевое финансирование породило конкуренцию за учеников и финансовые потоки, за ними следующие. Не наберет учеников директор, будет сидеть с минимумом учителей, скудной материально-технической базой в здании, 15 лет не видевшем ремонта.

А потом такую школу закроют или объединят с другой. Вот и появляются на фасадах школ странные объявления о дополнительном наборе учащихся. Одно такое увидела на школе №84 Новосибирска, расположенной близ улицы Владимировской (рабочий район). Звоню в школу, там мне объясняют, что готовы принять учеников с 1 по 11 классы. И это в апреле, когда через месяц будет конец учебного года.

В школе учится около 200 учеников. По нормативам Новосибирска должно быть минимум 400, чтоб школа не вошла в число малокомплектных. Такие школы становятся малокомплектными, потому что они вне рейтинга родителей. Таких полно на окраинах и в рабочих районах любого большого города. Уровень знаний там дают базовый, не выше. Единственный плюс такой школы – близкое расположение к дому. Но для родителей, которые думают о будущем своего ребенка в перспективе, плюс этот не значителен. Они готовы возить своего ребенка в школу в другой район, лишь бы там он получил качественное образование. Недавно беседовала с одной учительницей из школы “возле дома”. Так вот она сетовала, что ученики приходят совсем слабые, что учителей не хватает – все увольняются, что в начальной школе учитель по два класса стандартно ведет (еще и классы в началке по 35 человек, из-за дефицита учителей из трех классов комплектуют два). Получается, если учителю есть куда из такой школы уйти, он уходит. Потому что, если в школе один профессионал и 30 слабых учителей, то профессионал там долго работать не сможет. Городским чиновникам кажется нормальным слабую школу дополнить сильной. Так случилось с объединением 33-й школы и гимназии №9 , гимназия переехала в здание малокомплектной школы №33. Школьный форум Новосибирска пестрит недовольными отзывамиродителей, вот один из них: “Моей учителя с бывшей 33 не нравятся. Хамовитые, грубые, говорит, на ребят срываются. У нас в первую четверть в сравнении с прошлым годом резко успеваемость упала за счет новых учителей. 7 класс. А еще в 33 постоянный педикулез. Осматривайте детей периодически. Я уж не знаю, с чем это связанно”.  **Когда стенка на стенку**

Урок хоровой студии школы Журавушка Но подходить формально к вопросу успешности школы, руководствуясь только количеством учащихся, нельзя. Бывает, так исторически складывается, что школа находится в небольшом здании, но у нее богатые традиции, хорошая репутация и достойный уровень образования. В Новосибирске такой школой можно считать школу №85 с музыкальным уклоном “Журавушка”.

У школы нет микроучастка, сюда возят талантливых детей со всего города. И пусть из муниципального бюджета (исходя из подушевого финансирования) деньги школа получает небольшие, ее готовы поддерживать родители.

Год назад в управлении образования Новосибирска решили 85-ю школу, где организовано обучение в рамках культурно-эстетического профиля, сформированы хоры (по классам), объединить с “обычной” школой № 74, куда ходят ребята из окрестных домов, хорошая в общем-то школа, просто маленькая.

В марте ученикам и родителям сообщили, что 1 сентября на линейку они пойдут в объединенную школу “№74 и Журавушка”. В здание 74-ой школы переведут 85-ую. Последняя пока арендует помещения, и там не хватает кабинетов на всех. В 74-ой наоборот – недокомплект учеников. Она рассчитана на 900 человек, но учится там вполовину меньше.

После такого события началось противостояние, вылившееся во взаимную ненависть детей и родителей. Объединения не хотели ни в 74-й школе, ни в 85-й. Обычную школу смущало, что школа № 85 для избранных, музыкально талантливых детей.

А куда деть обычных детей, одаренных в других областях? В какое образовательное пространство попадут эти дети? В Журавушке содержание школы – это прерогатива родительского комитета. Родители учащихся 85-й школы своим примером хотели показать, КАК нужно участвовать в делах школы. В школе №74 опасались, что их обяжут ежемесячно отчислять средства на развитие объединенной школы.

Ситуацию комментирует Максим Зенков, у которого в школе №85 “Журавушка” учится дочь: “Мы выступаем за активное участие родителей в управлении делами школы. И не столько через взносы, решение о которых абсолютно осознано (ведь обеспечить качественное образования сейчас невозможно, опираясь исключительно на бюджетные средства). Конечно разный подход к сбору средств.

В “Журавушке” он добровольный, при этом размер определяют сами родители, и могут уплачивать его не полностью (учитывается материальное положение семьи, нерегулярное посещение школы ребенком по причине болезни и проч.). Да, сумма больше, чем в 74 школе.

Но за счет этого обеспечены дополнительные образовательные услуги, существенно выше, чем в других школах района, материально-техническое и информационно-технологическое обеспечение. Думаю, там, где участвуют в делах школы менее 50% родителей, весьма сложно обеспечить надлежащим образом учебный процесс. В “Журавушке” — противоположная ситуация.

Я не сторонник поборов, но в условиях настоящего политического режима именно они и становятся основным инструментом управления учебным заведением. Разве не платят сегодня куда большие суммы за получение высшего образования (при существенно меньшем объеме образовательных услуг, по сравнению со средней школой)?” По сути, столкнулись не интересы двух школы, а два подхода к получению образования.

С одной стороны, гарантированное право на получение бесплатного образования, дарованное Конституцией РФ. С другой стороны, если образование выходит за рамки стандартов и муниципальный бюджет не может компенсировать эту разницу (а в “Журавушке” есть учителя из консерватории), управление школой и ее бюджетом берет на себя родительский комитет.

В итоге, городские власти приняли единственно правильное решение – оставить обе школы в покое, не объединять их. Потому что нестандартные школы нужны, детям там намного интереснее. И заменить такие школы ДО или кружками – означает потерять коллектив, единый по духу и интересам.

**Не малокомплектная, а с индивидуальным подходом** Крупных городов в России, где есть выбор – идти в особенную школу или остаться в обычной, не больше сотни. В России-как-она-есть, состоящей из деревень, сел и небольших городков-райцентров, выбора такого не стоит. Хорошо, если есть возможность идти хоть в какую-то в школу, если  школа в данном населенном пункте вообще есть.

  В 500 км от Новосибирска, на севере области расположился Кыштовский район. На всю его огромную территорию, усеянную озерами и болотами, приходится всего 23 школы, и только две из них – обычные, где учатся больше сотни учеников. Остальные – малокомплектные, где на всю школу – 20 учеников.

Закрыть такие школы, значит, лишить село жизни: не будет школы – не будет и людей, так как молодые семьи разъедутся. Возить ребят в другую деревню тоже не выход – кыштовские расстояния тому не способствуют. Поэтому живут такие школы в маленьких деревянных домах-избах, где туалет – на улице, вода бежит не из-под крана, а стоит в бочке с ковшиком.

Районные власти приняли стратегическое решение, если есть возможность – школы сохранять. На сайте образовательного портала Кыштовского района большой раздел посвящен дистанционному образованию. Если в какой-то сельской школе нет учителя математики для старшеклассников, учить ребят будут по интернету специалисты из школы №2 в райцентре. Получается, что малокомплектные школы – очень общее понятие, и школы в него попадают очень разные. Понятно, что из соображений рентабельности некоторые школы нужно закрывать или объединять с соседними. Только об этом должны знать родители, должны знать заранее, определяя своего ребенка в эту школу. Ведь мало кому захочется, чтобы твой ребенок проучился год или два в одном коллективе, а потом его насильно отправили в другой. Чиновники от образования должны открыто говорить о малокомплектных школах, предоставлять родителям полную информацию об их наличии и условиях существования в будущем. И если объединять школы, то только после проведения публичной экспертизы условий и последствий реорганизации. Следить за соблюдением всего этого остается нам, родителям.

Источник: https://letidor.ru/obrazovanie/kak-otstoyat-malokomplektnuyu-shkolu.htm

Сельскую школу не закроют без согласия жителей

Как сохранить школу,если ее хотят закрыть?

По данным Росстата, за прошедший год количество школьников в нашей стране увеличилось на миллион, а школ стало меньше на 1300. Причём если в крупных городах школы и сады чаще всего не закрывают, а объединяют в конгломераты, то в сельской местности прослеживается иная тенденция.

Школа, топоры и волки

Подушевое финансирование автоматически делает сельскую школу с 10–50 учениками нерентабельной, и после того, как она закрывается, дети вынуждены либо переезжать в крупные населённые пункты и учиться там в интернатах, либо думать, как добираться до ближайшей школы, которая может находиться в десятках километров от их дома. Предполагается, что власти должны предоставить им для этого транспорт, но сделать это нередко не удаётся: нет автобусов и машин, плохие дороги, не хватает денег на топливо.

В начале ноября прокуратура Бурзянского района Башкирии начала проверку сообщений о детях из села Верхний Нугуш, вынужденных, после того как там были закрыты средние и старшие классы, ходить в школу в соседнюю деревню через лес. А чтобы ученики могли защититься от волков, родители выдали им топоры.

«Установлено, что указанная деревня расположена в труднодоступной горной лесной местности и состоит из 15 домов. Пятеро детей в возрасте от 12 до 15 лет из данного населённого пункта обучаются в соседней деревне Галиакберово, которая находится в 15 км, – сообщила пресс-служба прокуратуры.

– В связи с необеспечением реализации установленного законом принципа доступности получения детьми среднего общего образования прокуратура внесла в адрес районной администрации представление с требованием устранить нарушения законодательства.

В ходе прокурорской проверки администрация района выделила школе внедорожник марки «УАЗ».

Закон предложено усовершенствовать..

Действующий Закон «Об образовании» гласит, что ликвидировать или реорганизовать сельскую школу или детсад власти имеют право только с согласия специальной комиссии по оценке последствий такого решения и с «учётом мнения схода местных жителей».  При этом документ не предписывает, что мнение это должно быть непременно положительным. То есть власть может получить от граждан и отрицательный отзыв, его учесть, но школу или детсад всё равно закрыть.   

на 36 % уменьшилось число сельских школ с 2006 года

Исправить эту несправедливость предложили Заксобрание Амурской области и первый заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке Олег Смолин.

Первого чтения в Госдуме ожидают сразу два близких по сути законопроекта, предписывающих, что ликвидация или реорганизация школ в сельской местности «не допускается при отсутствии согласия жителей данного сельского поселения».

Но если депутаты Амурской области в законопроекте упоминают только школы, то Смолин предложил распространить эту норму ещё и на детсады.

Кроме того, законопроект Олега Смолина предусматривает возможность «при принятии соответствующего решения сходом граждан, проживающих в сельском поселении, заново открыть ликвидированные начиная с 1 января 2015 года сельские школы, сельские дошкольные организации или их филиалы».

«В 2005–2006 годах, по данным Росстата, в нашей стране было 40 тысяч 700 сельских школ. За прошедшие 10 лет это число сократилось до 26 тысяч 100.

Таким образом, число сельских школ за это время уменьшилось на 36 процентов, – указал депутат. – Исчезновение сельских школ в конечном счёте ведёт к вымиранию сельских поселений в России.

Поэтому, если мы хотим сохранить и возродить российское село, необходимо прежде всего защитить сельскую школу».

…но сделать это без спешки

Эти законопроекты сегодня, 14 ноября, сенаторы обсудили на заседании Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре.

«Я сталкивался с ситуацией, когда мнение жителей при обсуждении вопроса о закрытии или реорганизации школы не просто не принималось во внимание, а игнорировалось. Им чуть не прямым текстом говорили: «Вы можете думать что угодно, но решение принимаем мы», – рассказал член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Валерий Марков.

В то же время, по мнению его коллеги Александра Волкова, региональные власти заинтересованы в том, чтобы все дети получили качественное образование, и если комиссия по оценке последствий такого решения согласилась с тем, что ту или иную школу нужно закрыть, то для этого имелись веские основания. «Как показывает практика, после этого власти субъектов переводят детей в такие школы, где им обеспечат высокий уровень знаний», – сказал он.

Источник: https://www.pnp.ru/social/2016/11/14/selskuyu-shkolu-ne-zakroyut-bez-soglasiya-zhiteley.html

Закрытие сельских школ превращается в вопрос национальной безопасности страны

Как сохранить школу,если ее хотят закрыть?

Система сельских школ однажды уже стояла на грани полного исчезновения, когда в 70-х годах советское партийное руководство объявило войну «неперспективным» деревням. Сейчас, судя по всему, идёт очередная волна.

По данным Росстата, число сельских школ за минувшие шесть лет сократилось на четверть. На этом фоне Росстат сообщает: в России уже сегодня насчитывается 2 млн безграмотных людей. Учитывая, что жители сёл составляют почти четверть населения страны, проблема закрытия сельских школ становится особенно острой.

Процесс закрытия сельских школ начался несколько лет назад по инициативе Министерства образования. Там решили: если в школе учатся всего пять-семь ребят, им невозможно дать достойное образование. В принципе аргумент этот кажется резонным.

Однако на деле это далеко не факт – в реальности малочисленность классов может дать прямо противоположные результаты. Так, студент факультета журналистики МГУ Максим Еремеев приехал из деревни Озерки.

В школе, которую он окончил, вместе с ним учились всего семь человек. На протяжении всей учёбы у Максима не было ни одной четвёрки. Почему? Дело в том, что в малокомплектном классе обучение было практически индивидуальным.

«Весь 11-й класс учителя меня натаскивали, поэтому поступление в МГУ не стало какой-то непосильной задачей», – рассказывает Максим.

Впрочем, минус учёбы в маленькой сельской школе он всё же ощутил. Хотя школу юноша окончил на одни пятёрки, золотую медаль ему в деревню так и не привезли – далеко.

В школу – с портфелем и топором

Не хочу проводить пресловутую параллель с Ломоносовым, но мотивация деревенских и сельских ребятишек зачастую просто поражает. Многих потряс в Интернете ролик, снятый на мобильный телефон в Башкирии.

На нём видно: дети едут в школу на лыжах через лес с топорами в руках. Как выяснилось, из-за закрытия школы дети вынуждены ходить учиться в соседнее село, вооружившись топорами на случай нападения волков.

Сейчас прокуратура района проверяет исполнение законодательства об образовании и законность обучения детей в соседней школе.

Также в ходе проверки будет дана оценка действиям должностных лиц органов местного самоуправления по организации безопасной перевозки подростков к месту учёбы и обратно. Хотя «перевозка» на лыжах – это, согласитесь, новое слово в обеспечении школьников транспортом.

Ранее, в 2003 году, страну потрясла история, произошедшая в подмосковном селе Никульском. Там было решено сохранить школу ради единственной ученицы – семилетней Наташи Шуваловой. Школу не раз хотели снести, но жители села смогли отстоять её право на существование. Правда, удалось это им ненадолго, всего на год.

Затем Наташа тяжело заболела, и её пришлось перевезти поближе к врачам. После этого школу закрыли, хотя в селе было на то время как минимум восемь детей школьного возраста. Им предложили ездить в другую школу, расположенную в 14 километрах от дома. Из-за этого ребята просыпались в 5 утра, в полшестого уже стояли на остановке.

О том, чтобы выспаться, в таких условиях речь, понятно, не шла.

Здесь ещё надо учитывать, что дороги на селе – история особая. В некоторых случаях их просто нет. То есть проехать можно, только лишь когда сухо и не идут дожди или снег – летом, ранней осенью и поздней весной. Хотя дети учатся и в другое время.

«По дорогам в отдалённых регионах страшно ездить не то что зимой – даже после маленького дождя, – рассказывают на кафедре строительства и эксплуатации дорог МАДИ. – Весной и осенью эти дороги превращаются в болото. Ездить по таким дорогам без потерь могут только танки».

Неудивительно, что родители учеников сельских школ порой начинают задумываться, не стоит ли, словно при царе Горохе, начать обучать детей самостоятельно.

Так, в посёлке Краснолесье Калининградской области в прошлом году взбунтовавшиеся взрослые вообще решили не переводить детей – а их 63 человека – в новую школу, расположенную от их посёлка в десятке километров.

По теме

Школы – вне закона?

При этом мало кто знает, что закрытие школы на селе – сложный и долгий процесс, если подойти к нему с точки зрения закона. Согласно федеральному закону «Об образовании в РФ» ликвидация так называемой малокомплектной школы допускается только с согласия схода жителей села. Но соблюдается это правило не везде и не всегда.

К примеру, за последние годы в Псковской области было уничтожено более 100 малокомплектных школ. Причём сделали это невзирая на протесты родителей и общественности. На селе убеждены: всё это – следствие финансовой политики областной администрации.

Хотя чиновники наверняка знают: согласно закону «Об образовании в РФ» нормативы финансирования малокомплектных сельских школ не должны зависеть от количества учащихся.

Нам удалось достать эксклюзивный документ – стенограмму обсуждения депутатами Госдумы вопроса о внесении изменений в статью 22 федерального закона «Об образовании в РФ». Заседание началось со слов: «Решение о реформировании или ликвидации общеобразовательных учебных заведений в сельском поселении без согласия жителей не допускается, ибо нет школы – нет села».

Депутат Госдумы Владимир Поздняков привёл пугающую статистику: «Настало время укрупнения, объединения, реформирования средних общеобразовательных учебных заведений, а фактически их ликвидации. Создаются интернаты в крупных населённых пунктах за 100, 200, 300 километров в округе, собирают школьников из обезлюдевших деревень, и дети фактически лишаются семьи».

По словам депутата Олега Смолина, начиная с 1991 года в стране было ликвидировано 25,5 тыс.

школ… «Проблема в том, что детей в последние годы становится больше, а сельские школы продолжают закрывать», – констатировал депутат.

В связи с этим можно говорить, что проблема закрытия сельских школ уже вышла за рамки образовательной сферы. Огромные пустующие обезлюдевшие территории – это уже из сферы национальной безопасности.

Владимир Поздняков, депутат Госдумы:

– У меня имеются статистические данные за 2000–2015 годы. В связи с закрытием сельских школ численность населения в Амурской области сократилась за этот период на 130 тыс. человек. Сокращается численность сельского населения, численность населения трудоспособного возраста. Сокращается число детей от 0 до 18 лет.

Происходит это потому, что сокращается число общеобразовательных учебных заведений и обучающихся в них. Количество получивших аттестаты зрелости снизилось за 15 лет в 2 раза, количество учителей – в 3 раза. Происходит обезлюдение территорий Амурской области. Такое положение дел – по всей Сибири и Дальнему Востоку.

А на освободившиеся земли уже с вожделением поглядывают наши соседи…

Источник: https://versia.ru/zakrytie-selskix-shkol-prevrashhaetsya-v-vopros-nacionalnoj-bezopasnosti-strany

Консультант закона
Добавить комментарий