Какие у меня есть возможности?

Лада Чуровская: «Сейчас у меня есть возможность ошибаться»

Какие у меня есть возможности?

С 8 лет у меня есть привычка вести дневник. В то время тетради на замочке стоили дорого, и я купила себе обычную тетрадь, проколола ее дыроколом и повесила замок.

Она и сейчас у меня лежит, здоровая такая, с какими-то вклеенными конвертами. Там есть совсем детские записи: кто мне дал шоколадку, как я выменяла гелевую ручку.

А есть более осознанные вещи, которые я иногда зачитываю своему молодому человеку.

С 5 лет я занималась балетом. Сначала русский народный танец, потом три года в Вагановском училище, в консерватории, в балетной школе Якобсона. Недолго танцевала в кордебалете Мариинки в постановке «Спящей красавицы». За год до диплома я заболела, и мама стала меня уговаривала уходить. Я тогда сильно плакала, но теперь ни о чем не жалею.

Мама у меня на тот период работала в Александринке гримером. Она нашла мне театральную студию. Я очень боялась туда идти, потому что вообще никогда не думала об актерской карьере. В итоге вышло так, что мне в студии сильно помогли. У нас там были всевозможные тренинги на раскрепощение, воображение и главное — люди. Я же мало общалась, пока занималась балетом.  

В студии у нас была администратор, которая работала кастинг-директором где-то в кино. Как-то она мне говорит: «Лада, нужно сыграть дочку мента». Я никогда не снималась, но сразу согласилась.

Я была хорошей дочкой мента, пельмени лепила. Сериал «Улицы разбитых фонарей», он же с черт знает какого года идет, и все студенты театрального там обязательно снимаются.

У каждого в фильмографии есть «УРФ-14» или «УРФ-15» — в зависимости от возраста.

Как мне нравился Римас Туминас! Я посмотрела спектакль «Дядя Ваня» и стала читать все его интервью. Мне он просто нравился как человек — простой и в то же время таинственный. Сейчас все ходят на современные спектакли, и там все так — правой рукой за левое ухо, а потом делают сложное лицо. А у Туминаса все просто. Мы от этого совсем отвыкли.

Наша студия в Вахтанговском театре существует первый год. Мы только притираемся друг к другу, и это сложно, потому что у всех разные школы.

Но мне кажется, в обычном театре мне бы давали небольшие роли, вводили бы на замену. И я бы так и делала только то, что умею.

Может быть, и нормально, достойно, но для себя я бы ничего не открыла, кроме, конечно, большой сцены. А тут сейчас есть возможность ошибаться, искать что-то новое.

Я люблю гулять, чувствую в этом потребность. В Питере я постоянно гуляла. У меня есть очень легкий коврик, который бабушка сшила из лоскутков. И я могу сесть на него где угодно и даже поспать. Записать что-нибудь, музыку послушать.

Когда я приехала в Москву, никак не могла найти такое место, где бы мне было хорошо. Потом поняла, что дело не в месте, а в образе жизни. Здесь если я выхожу из дома, значит, обязательно куда-то иду. В таком ритме начинаешь многое забывать, теряешь чувствительность.

Мне очень важно видеть и чувствовать.

В Москве люблю Фадеевский парк — там троллейбусное депо и мало народу, и еще Патриаршие пруды. А недавно научилась кататься на велосипеде.

Когда я занималась балетом, мне мама говорила, нельзя — иначе ляжки накачаются, а нужно, чтобы они были стройные. И вот мне недавно подарили велосипед. Так страшно было: взрослая тетка, еду по этому троллейбусному депо.

Правда, я с бордюров все еще не умею спускаться. Поэтому останавливаюсь, спускаю велосипед и потом еду дальше.

С родителями мы жили в коммуналке и все время были вместе, а теперь я уехала. Мне нравится быть самостоятельной. Даже помогать им могу. Директор театра к нам очень добр, за это ему реально большое спасибо. Однокурсники в других театрах ужасы рассказывают, а мы из студии вообще не вылезаем да еще и деньги зарабатываем.

 у меня есть два крупных проекта — сериалы «Моими глазами» и «Моя большая семья». Там я снималась с известными актерами. Но это в театре важна энергетика, контакт, партнерство, а там, конечно, все по-другому. Телевидение больше ориентировано на результат, но сам процесс мне нравится.

Оба моих сериала вышли в один год, и в соцсетях началось что-то невероятное. Хотя я вообще не известная актриса, но мне постоянно писали школьники и совсем еще дети, задавали какие-то вопросы, консультировались, как поступить в институт, просили вступить в фан-клубы. И я всем отвечала — объясняла, что не очень люблю долгие беседы.

В кино у меня пока не получалось сыграть. Наверное, потому, что я пробовалась на взрослые роли, а сама была еще маленькая. У меня есть фотографии такие, ну, брутальные.

И вот прихожу я, например, к Кеосаяну пробоваться на роль медсестры, которая с лейтенантом шуры-муры крутит.

Он сидит, долго так на меня смотрит: «У тебя парень-то есть?» — «Господи, почему же вы все задаете мне этот вопрос?! Есть у меня парень, есть!»

Источник: https://www.wonderzine.com/wonderzine/entertainment/interview/193887-lada-churovskaya

«У меня есть возможность создать свою небольшую школу внутри Вышки»

Какие у меня есть возможности?

Дмитрий Веселов в 2012 году защитил кандидатскую диссертацию в Вышке, в 2014-м получил степень PhD в Сорбонне, а теперь сам руководит в ВШЭ аспирантами. Он рассказал новостной службе ВШЭ о различиях в PhD и кандидатской диссертации, о поиске своей темы и о том, как отобрать тех, кто по-настоящему заинтересован в науке.

Как выбрать науку

Я достаточно рано выбрал для себя преподавательскую и научную деятельность. Мне нравилась математика и история, и я видел в экономике возможность использовать математические знания, не уходя далеко от гуманитарной сферы.

Я с большим удовольствием учился в бакалавриате и тогда же начал преподавать микроэкономику, собирая большие аудитории своих однокурсников — им это нравилось, потому что они получали возможность лучше подготовиться к предмету.

На третьем курсе я познакомился с Фуадом Алескеровым, который привлек меня к проекту по изучению взаимодействия фондовых рынков. Мы с ним встречались еженедельно, он убеждал меня участвовать в научных конференциях.

В итоге с Фуадом Тагиевичем я работал вплоть до защиты PhD-диссертации, и его роль в моей научной жизни трудно переоценить. Он показал мне, как правильно заниматься наукой, разжег во мне интерес к решению задач в экономике.

Время, которое нужно, чтобы «набить шишки»

Ту тему, с которой я начинал учебу в аспирантуре в 2008 году, я не закончил, я ее поменял в процессе работы над исследованием. И мне кажется, что это нормальная ситуация.

Первый год уходит на «набивание шишек», а как ученый ты «зреешь» несколько лет.

Например, ту статью, которую я принес научному руководителю в первый год после защиты магистерской, мы с ним отвергли, и это помогло мне немножко поменять видение проблемы.

Весь мой научный путь связан с вопросом «Почему?» и попыткой найти ответ на него

Начинал я с темы, которая касалась экономики природных ресурсов и макроэкономики, она была навеяна моей магистерской диссертацией в Вышке и в Университете Париж-1 Пантеон Сорбонна. Я ориентировался в то время на труды таких ученых, как Хотеллинг и Эрроу.

С Оксаной Бондаренко в 2009 году мы сделали интересную работу, которая вышла в качестве препринта: в ней мы показали разнообразные траектории накопления капитала в экономиках, основанных на экспорте природных ресурсов.

Именно с этой работой я приехал в докторантуру Парижа-1, мой сорбонский руководитель профессор Антуан Д’Отюм, который занимается задачами динамической оптимизации и экономикой природных ресурсов, ее оценил и взял меня к себе.

Но в итоге эта тема не вошла ни в мою кандидатскую диссертацию в Вышке, ни в PhD-диссертацию в Сорбонне.

Понять причины

Весь мой научный путь связан с вопросом «Почему?» и попыткой найти ответ на него. В совместной работе с Оксаной Бондаренко мы выясняли, почему одни сырьевые страны имеют приток капитала, а другие — отток.

Оказалось, что дело в некотором внутреннем факторе, который можно назвать «остатком Солоу», от динамики которого и зависит траектория движения капитала.

Дальше мы задаем вопрос: а почему остаток Солоу в этих странах разный? На эту тему я сейчас в Вышке читаю большой курс по теории роста, именно в эту тему я погрузился с головой, и с ней напрямую была связана моя кандидатская диссертация в ВШЭ.

Я подготовил модель, которая показывает, почему одни страны успешнее других, в контексте двух проблем — провалов рынка (то есть ситуации, когда рыночная экономика не может вывести страну из ловушки бедности) и провалов государства (когда государственная система управления работает неэффективно). Согласно этой модели, Россия попадает в группу стран, где даже временные изменения в экономической политике и внешних рынках могут привести к постоянным эффектам — это то, что в экономике называется «эффектом гистерезиса».

Условия гранта предполагали, что во время обучения в Сорбонне я не теряю позицию преподавателя в ВШЭ, а после окончания докторантуры обязуюсь три года работать в Вышке

Но когда я построил и защитил эту модель, оказалось, что глубинные причины различий все-таки не до конца понятны.

Тогда я сделал следующий шаг — в сторону политической экономики развития, в сторону модели с неоднородными агентами, когда разные группы интересов по-разному влияют на экономическую политику государства.

Исследованию этой проблемы была посвящена моя парижская диссертация, и я продолжаю ею заниматься до сих пор.

Как попасть в Париж

Здесь мне оказали поддержку несколько факторов. Во-первых, у меня перед глазами были положительные примеры Николая Геннадьевича Арефьева и Оксаны Анатольевны Малаховской, которые тоже защитились в Париже-1. Во-вторых, в Париже я учился еще по программе двойных дипломов в магистратуре.

Конечно, очень ценной была поддержка в течение всего это времени Фуада Тагиевича Алескерова и самой Вышки. Мне как человеку, который уже какое-то время работал в ВШЭ, удалось попасть на программу поддержки обучения в ведущих зарубежных университетах.

Когда я в 2010 году, на втором году обучения в аспирантуре, съездил в Париж со своей моделью и договорился об обучении там в докторантуре, я подал документы в Центр повышения квалификации ВШЭ и получил грант, расписанный по семестрам. Примерно семестр я проводил в Москве, и семестр в Париже.

Но так как я поступил в Сорбонну позже, то и защитился там тоже позже, чем в Вышке. Условия гранта предполагали, что во время обучения в Сорбонне я не теряю позицию преподавателя в ВШЭ, а после окончания докторантуры обязуюсь три года работать в Вышке.

PhD и кандидатская: найдите отличия

Российская диссертация и диссертация в Сорбонне — это разные вещи. Ключевое различие в том, что PhD-диссертация рассматривается на защите профессионалами именно в той области, к которой относится работа, людьми, которые могут ее достаточно подробно разобрать.

В российской практике кандидатская диссертация — это в какой-то степени квалификационная работа. Человек должен потратить определенное время, чтобы собрать материал, обработать его, и к самому моменту защиты почти весь путь оказывается уже пройденным.

На защите многочасового обсуждения работы не будет, это происходит заранее — на тех этапах, когда ты готовишь статьи для журналов, на предзащите и так далее.

Жизнь после аспирантуры

Раньше, из-за учебы в парижской магистратуре и докторантуре, я регулярно уезжал из Вышки и не в полной степени участвовал в вышкинской жизни. Поэтому после возвращения мне в каком-то смысле пришлось в нее заново интегрироваться. Конечно, я продолжил работать со студентами.

После защиты мне впервые удалось прочитать большой авторский курс (двадцать лекций) по моей профессиональной теме — теории роста. Я видел, что многие вещи из него студенты второго курса бакалавриата действительно усвоили — значит, они, в принципе, могут их использовать в дальнейшем.

Я считаю это своим профессиональным достижением и с удовольствием буду развивать этот курс дальше.

Если кто-то из студентов не ходит на мой семинар, я на них не обижаюсь. Я понимаю, что они просто выбрали другую стратегию учебы

Затем мне удалось прочитать курс на английском языке по современной экономике для политологов. Кроме того, восемь лет я читаю курс по макроэкономике для неэкономистов (сейчас это майнор), он тоже постоянно совершенствуется.

В науке за эти два года самым ценным было то, что благодаря участию в конференциях и летних школах мне впервые удалось представить свои работы по теории роста людям, которые являются «путеводными звездами» в этой области.

Прежде всего это команда Одеда Галора, основателя единой теории роста.

И сейчас уже мой аспирант Александр Яркин, с которым я работаю с тех пор, как он был на втором курсе бакалавриата, едет с нашей совместной работой на стажировку к Одеду Галору на четыре месяца.

Школа внутри школы

В работе со студентами я ориентируюсь на свой опыт работы под руководством Фуада Алескерова, который показал, что если человек потенциально открыт к научной деятельности, как я был в свое время, то уделять ему время — это ценно и важно.

Поэтому первое, что я делаю, когда работаю со студентами над бакалаврскими, магистерскими работами и даже над курсовыми, — стараюсь регулярно с ними встречаться и обсуждать их результаты. Но нагрузка и временные ограничения позволяют столь плотно работать лишь со считанным количеством студентов и аспирантов.

Если бы я вел двадцать курсовых, я бы не смог этого сделать.

Как отобрать тех, кто по-настоящему заинтересован в науке? У меня есть свой способ. Я совместно с Андреем Викторовичем Дементьевым веду научно-исследовательский семинар, который обязателен для посещения — это неформальная договоренность между мной и студентами. Если кто-то не ходит, я на них не обижаюсь, я понимаю, что они просто выбрали другую стратегию учебы.

Но с теми, кто ходит (обычно это 8-10 человек), мы разбираем передовые исследования в нашей области, делимся своими научными разработками, студенты и аспиранты получают возможность там выступить.

Мне вообще кажется, что главная возможность, которая есть у преподавателя и научного работника, — это возможность создать свою, пусть небольшую, школу в контексте нашей общей высшей школы.

Источник: https://www.hse.ru/news/edu/187645641.html

У меня есть идея: что делать?

Какие у меня есть возможности?

Рассказываем, как получить средства на реализацию проекта и какие возможности есть у студентов и молодых сотрудников.

Внешние возможности

Конкурс «Росмолодежи» среди образовательных организаций высшего образования

Когда: Заявки на участие можно отправлять до 14 июня

Условия: Проект должен соответствовать одной из номинаций конкурса.

Что делать?
В конкурсах «Росмолодежи» можно участвовать как самостоятельно, так и от своего ВУЗа. Прием заявок на конкурс для физических лиц в 2019 году уже завершен, но до 14 июня вышкинцы могут отправить свои заявки от университета.

  1. Заполнить анкету и отправить ее директору по развитию студенческого потенциала Павлу Здоровцеву по электронной почте: pzdorovtsev@hse.

    Информация по заполнению карточки проекта в АИС (DOCX, 24 Кб)

  2. Университет обработает ее и через личный кабинет в информационной системе подаст вашу заявку на участие в конкурсе.
  3. Дождиться результатов. Максимальный грант в этой категории — 15 млн рублей.

Внутренние возможности

Конкурс поддержки студенческих инициатив

Когда: Конкурс проходит раз в сезон.

Условия: Руководителем проекта должен быть студент.

Что делать?

  1. Создать проект на портале ВышкаFamily, сформулировать концепцию проекта, цели, программу, представить смету и команду.
  2. Пройти модерацию, которую выполняет сотрудник ЦПСИ.
  3. Агитировать своих сторонников: после успешного прохождения модерации проекты выставляются на ание, принять участие в котором могут студенты, сотрудники и выпускники Вышки. Параллельно проекты оцениваются экспертами. Половина команд в каждой категории, получившая наивысшие баллы в ании и оценке, выходит на защиту.

Совет Фонда поддержки студенческих инициатив оценивает публичную защиту и выносит итоговое решение по финансированию. Команды могут получить до 300 тысяч рублей на реализацию проектов.

Вышкоин

Вышкоин — краудфандинговая платформа для финансовой поддержки университетом студенческих инициатив.

Когда: Вышкоины действительны в течение года

Условия: Проект считается успешным, если он привлек 70% средств до окончания сроков сбора.

Что делать?

  1. Создать проект на платформе Вышкоин. Помните: чем лучше будет описан ваш проект, тем выше шансы получить поддержку вышкинского сообщества.
  2. Привлечь к краудфандингу максимальное количество заинтересованной аудитории. В 2019 году курс вышкоина – 200 рублей.
  3. Собрать необходимое количество вышкоинов и успешно завершить проект.

Конкурс предпринимательских проектов от Бизнес-инкубатора ВШЭ

Когда: Дважды в год

Условия: Студенческим бизнес-проектам выдаются гранты в размере 200 тысяч рублей на проверку гипотез и создание прототипа.

Что делать?

  1. Следить за обновлениями на сайте Бизнес-инкубатора. В этом году конкурс уже был запущен, финал пройдет в конце мая.
  2. Когда конкурс запустится снова, подать заявку на участие и пройти очный отбор, сформировать команду.
  3. Разработать проект, получая комментарии от экспертов. Пройти предварительную защиту.
  4. Выступить с финальной защитой проекта. Победить!

Поддержка участия в интеллектуальных соревнованиях

Когда: Если соревнование проходит в РФ, заявка должна быть оформлена за 30 дней до поездки. Если за рубежом — за 45 дней.

Условия: Участвовать могут все студенты бакалавриата, специалитета, магистратуры и аспирантуры всех кампусов Вышки.

Что делать?

В течение 3 дней после участия в соревновании заполнить отчет.

Для нас в Вышке важно создавать и сохранять ту среду, где рождаются и развиваются студенческие инициативы. Мы обеспечиваем им поддержку, в том числе финансовую, с помощью системы грантов.

В руках студентов даже самая строгая наука обретает креативные формы. Так у нас появились научно-популярные проекты, например, Научные бои.

Меня как исследователя радует, что с каждым годом вовлеченность студентов в научную жизнь университета растет. Сейчас много возможностей для самореализации и за пределами Вышки. Это и конкурс молодежных инициатив Росмолодежи, и гранты Президента и Правительства. Участие в таких конкурсах – это не только способ реализовать свою идею, но и возможность прокачать навыки самопрезентации.

Материал подготовила Мария Еремина

30 мая

«Вышка для своих» в Telegram

Источник: https://www.hse.ru/our/news/279095245.html

В четверг, 19 декабря, наблюдательный совет Российского антидопингового агентства (РУСАДА) решил, что эта организация будет оспаривать в Международном арбитражном суде решение Всемирного антидопингового агентства (WADA) об отстранении России из-за манипуляций с допинг-пробами от международных соревнований, включая Олимпиаду 2020 года в Токио. Шансы на удовлетворение этой апелляции невелики, и многие российские спортсмены уже готовятся вновь, как и четыре года назад, выступать на Играх в японской столице в нейтральном статусе.

У некоторых россиян есть и другие варианты – например, смена гражданства. 17 декабря первые полосы российских СМИ облетели заголовки о том, что 30-летний шоссейный велогонщик Ильнур Закарин заявил о возможном получении паспорта Кипра ради того, чтобы поехать в Токио.

В интервью Радио Свобода Закарин пояснил, что его слова неправильно интерпретировали журналисты: он говорил лишь о теоретической возможности получить кипрский паспорт в обмен на инвестиции в экономику страны, денег для таких инвестиций у него нет, и гонщик рассчитывает поехать на Олимпиаду в нейтральном статусе, поскольку уже долгие годы живет и тренируется на Кипре и сдает все допинг-тесты непосредственно в WADA.

Велоспорт – один из самых “допингоопасных” видов спорта.

Лэнс Армстронг, пожалуй, самый знаменитый и титулованный велогонщик в истории, в 2012 году был пожизненно дисквалифицирован за применение допинга и лишен всех завоеванных титулов.

На заре своей спортивной карьеры попадался на допинге и сам Ильнур Закарин, из-за чего он был вынужден пропустить и прошлые игры в Рио-де-Жанейро, хотя в последний момент его признали “чистым” и разрешили участвовать в соревнованиях.

В разговоре с Радио Свобода Ильнур Закарин поделился своими мыслями об очередном отстранении россиян от Олимпийских игр, еще раз объяснил, откуда взялись слухи о его намерении сменить гражданство, и рассказал о том, изменилась ли ситуация с допингом в велоспорте в лучшую сторону за последние 10 лет.

– Что вы почувствовали, когда узнали, что Россия второй раз подряд не будет допущена под своим флагом на Олимпиаду?

– То, что WADA вынесла такое решение, – я думаю, оно небезосновательное. Кто-то виноват, а страдают из-за этого спортсмены.

Шоссейный велоспорт не так связан с чемпионатами Европы, мира и Олимпиадой, у нас профессиональные контракты не обязательно с Россией, есть профессиональные команды, и у нас, помимо этих соревнований, есть свои гонки.

А пловцы, гимнасты, у них все завязано: они подбирают время, чтобы не пропустить олимпийский цикл, для них это, конечно, сильный удар.

– Почему вы сами в прошлый раз не смогли участвовать в играх под олимпийским флагом?

– Дело в том, что лет десять назад у меня самого были проблемы с допингом, а там было условие: едут все, у кого чистая история.

Я проехал Джиро д'Италия, сильно упал во время 19-го этапа, но уже через две недели после этого побыстрее сел на велосипед и поехал Тур де Франс, чтобы подготовиться именно к Олимпиаде.

Вышел на хорошую форму, выиграл один из последних этапов, и тут мне сказали, что я не стартую на Олимпиаде. Я полетел в Россию ждать какого-то решения. Решение было принято за два дня до старта, что я все-таки могу ехать, но поехать я уже никак не успевал.

– Расскажите подробнее о той истории с допингом.

– Я попался 10 лет назад, мне было 20 лет, молодой был, не осознавал, дали мне два года, я два года отсидел дома, а потом вернулся в велоспорт.

– Кто виноват, на ваш взгляд, в том, что Россия второй раз подряд не едет на Олимпиаду? WADA утверждает, что в России подмена допинг-проб была поставлена на государственный уровень и была системой.

– Честно, не смогу ответить на этот вопрос.

Потому что я чуть-чуть по-другому связан с контролем: меня тестирует непосредственно сама WADA и UCI (Union Cycliste Internationale, Международный союз велосипедистов) в системе ADAMS (онлайн-система WADA, в которой спортсмены ежедневно заполняют данные о своем местонахождении, чтобы допинг-офицеры агентства могли в любой момент приехать к ним и взять пробу. – Прим. РС). Я долгое время проживаю на Кипре, и меня тестируют именно они. Как все это выглядит в России, я читаю только в интернете. Я не знаю, как там все устроено, если честно.

– А до того, как вы уехали на Кипр, вы тестировались в РУСАДА?

– Нет. Вроде бы нет, потому что я попал в команду RusVelo, это было чуть позже, и тогда меня включили в систему ADAMS. Сейчас у меня там больше ста допинг-текстов, которые проводила WADA.

– Может быть такое в велоспорте, что спортсмен получает допинг, сам не зная об этом?

– Скорее всего, нет. У нас работает квалифицированный персонал, у нас все строго. Даже когда ты, допустим, простужаешься, ты должен прислать медикаменты от простуды доктору, доктор уже смотрит сам и тебе говорит: “вот это можно” или “это нельзя”. У нас с этим все строго.

– Вы уехали на Кипр шесть лет назад. Почему? И приходилось ли вам выслушивать в свой адрес какие-то упреки в непатриотизме из-за этого?

– Велоспорт связан с тренировками на дороге, в России круглый год заниматься велоспортом на дороге невозможно, потому что у нас суровая зима. На Кипр я переехал только из-за возможности тренироваться, это никак не связано с какими-то политическими взглядами.

– Откуда в прессе появились заголовки о том, что ради поездки на Олимпиаду в Токио вы готовы сменить российское гражданство на кипрское?

– У нас был брифинг в команде (сейчас Ильнур Закарин выступает за команду Katusha-Alpecin. – Прим. РС), там было около 10–15 журналистов, и ни одного русского, естественно, не было, все были из разных стран.

Один из журналистов спросил меня, почему я не поменяю паспорт? Этим я избегу всех проблем. Я сказал, что теоретически это возможно, поменять, но я об этом не задумывался.

Сайт Cycling News, это один из главных порталов о велосипедной жизни в мире, написал об этом, что у меня “есть такая возможность”. Русские СМИ это все перевернули и написали, как они написали.

– То есть в реальности вы для себя такую возможность не рассматриваете?

– Нет. Почему я должен это рассматривать? Теоретически это возможно, но я не раздумывал об этом.

– А какие у вас сейчас есть возможности, для того чтобы все-таки поехать в Токио? Или от вас ничего не зависит и вы просто ждете, какое будет принято решение?

Чтобы получить кипрское гражданство нужно 2,5 миллиона евро, у меня таких денег, естественно, нет

– Международный союз велосипедистов вроде бы сказал, что “каждого кандидата мы будем рассматривать индивидуально и будем допускать или не допускать”. Когда они спросят, и если я буду кандидатом в олимпийскую сборную, а я кандидат, да, то я предоставлю все документы.

Они знают историю моего “Адамса” и примут какое-то решение. Я буду ждать. По поводу гражданства пишут те, которые не особо разбираются, видимо, что я его поменяю или тому подобное. Чтобы получить кипрское гражданство нужно 2,5 миллиона евро, у меня таких денег, естественно, нет. И каких-то лазеек…

я даже и не знаю, как это все делается.

– Вы имеете в виду кипрскую программу предоставления гражданства в обмен на инвестиции?

– Да. Если менять гражданство на кипрское. То есть это невозможно.

– Как вы относитесь к идее полного бойкота Олимпиады, которая звучит в России, к идее не ехать вообще в знак протеста ни под каким флагом? Или к идее создания каких-то собственных, альтернативных соревнований?

– Я думаю, что, сделав бойкот всему миру, ничего не добиться. Спортсмены хотят соревноваться с соперниками всего мира, а не с самими собой, для этого есть чемпионаты России. Зачем делать такие соревнования – я не знаю. Но это мое сугубо личное мнение. Возможно, если подумать, в этом есть плюс, но на данный момент мне кажется, что это ничего не изменит.

– Велоспорт известен как один из самых, что называется, “допингоопасных” видов спорта. Вспомнить хотя бы историю Лэнса Армстронга, да и вы сами попадались на допинге. Что изменилось с тех пор, как обстоит дело с допингом в велоспорте сейчас?

– На мой взгляд, все стало гораздо чище, потому что о каких-то допинговых скандалах [в велоспорте] давно уже не упоминалось. У нас есть система ADAMS, в любое время могут приехать и протестировать. Если ты пропускаешь три теста, когда они приезжают, то уже дисквалификация от двух лет. Сейчас все намного строже и чище.

https://www.youtube.com/watch?v=vuB8E0RSTSU

Лэнс Армстронг

– Верите ли вы, что Россия когда-нибудь очистится от допинга и не будет пропускать Олимпиаду за Олимпиадой, как сейчас?

– Как сказать… WADA приняла решение небезосновательно. Как на самом деле обстоит дело у нас в стране с допингом, я не знаю. Может быть, оно более-менее уже нормальное. Но тут двоякое же мнение. WADA говорит, что Россия не очистилась, а Россия говорит, что очистилась. Нам, спортсменам, это тяжело как-то анализировать.

– Что бы вы сказали российским спортсменам накануне Олимпиады в Токио?

– Что бы я сказал? Не надо отчаиваться. Я думаю, что надо так же упорно тренироваться и готовиться. Если сейчас, в принципе, сдаться и все бросить, то зачем люди тренировались, готовились к этим соревнованиям?

В субботу, 21 декабря, стало известно, что Следственный комитет России уже нашел виновного в том, что российские спортсмены будут выступать в Токио под олимпийским флагом. В изменениях базы данных Московской антидопинговой лаборатории обвинен ее бывший директор Григорий Родченков.

Григорий Родченков

Версия Следственного комитета полностью противоречит выводам WADA: там говорят, что первое крупное изменение в базе данных было сделано в июле 2016 года, почти через год после того, как Родченков уехал в США и рассказал всему миру о поддерживаемых российским государством махинациях с допинг-пробами российских спортсменов.

Кроме того, утверждает WADA, изменения в базу были внесены после того, как Московская лаборатория была опечатана Следственным комитетом. По данным агентства, множественные изменения в базе были зафиксированы также в 2018 году, после восстановления аккредитации РУСАДА.

В декабре РУСАДА вновь была лишена статуса соответствия: это значит, что российские спортсмены не смогут выступать на Олимпиадах и мировых первенствах под флагом России. Исполком WADA также ввел четырехлетний запрет на посещение международных спортивных мероприятий российскими госслужащими и руководством Олимпийского комитета России и Паралимпийского комитета.

В соответствии с решением WADA, россияне не смогут выступать под своим флагом не только на летней Олимпиаде в Токио, но и на зимних Играх 2022 года в Пекине.

Источник: https://www.svoboda.org/a/30337799.html

Владимир Шарий: “У меня есть силы, возможности и желание быть полезным Киеву и киевлянам”

Какие у меня есть возможности?

17 сентября 2019 г. 12:00

Сегодня из столичных застройщиков совсем немногие уделяют внимание созданию социальных объектов и только единицы, действительно, реализуют проекты по возведению садиков, школ и больниц.

О том, почему КП “Спецжилфонд” строит социальные объекты, достраивает долгострои и чего не хватает для реновации жилья в столице, в интервью КиевVласть рассказал директор КП “Спецжилфонд”, депутат Киевсовета Владимир Шарий.

KV: КП “Спецжилфонд” сегодня строит больше социальных объектов или инвестиционных?

Владимир Шарий: Наше предприятие одно из крупнейших в столице по строительству и обслуживанию социальных объектов, а также жилой и нежилой недвижимости.

задача – эффективно для города использовать средства столичного бюджета. Поэтому, в первую очередь, для нас важно создавать городскую инфраструктуру и социально значимые объекты.

В то же время, мы должны быть прибыльными, а значит обязаны соблюдать баланс коммерческого и социального строительства.

За 15 лет КП “Спецжилфонд” построило и реконструировало более 150 тысяч квадратных метров различных объектов, включая садики, школы, общежития, жилые дома и паркинги. 

Подписывайтесь на новости “КиевVласть”

До работы в КП “Спецжилфонд” я получил хороший профессиональный опыт и навыки, в том числе и в строительной отрасли.

Теперь наше КП занимается, в том числе, важнейшим в столице направлением – строительством жилья для воинов АТО, участвует в программах реконструкции ветхого жилья и помогает городу разбираться с домами Войцеховского.

Читайте: КП “Спецжилфонд” с третьей попытки попробует достроить детсад на Новобеличах

Для строительства жилья мы привлекаем и частных инвесторов. Ведь покупка квартиры у нас – это гарантия того, что дом будет построен по закону со всеми разрешительными документами. А это значит, что такая покупка будет надежной.

За нашим предприятием усиленный контроль как со стороны администрации, так и со стороны общественности. Мы полностью открыты, во всех торгах участвуем исключительно через ProZorro, все выполненные нами работы и используемые материалы соответствуют самым жестким и современным требованиям.

Сложности на объектах, конечно, порой бывают, но чтобы понять их причину надо смотреть на проблему глубже.

KV: Почему вы беретесь достраивать долгострои?

Владимир Шарий: В первую очередь потому, что люди, которые должны жить в этих домах, разуверились в частных инвесторах и им нужна надежная строительная компания, понятная и подконтрольная городу. Именно наша компания имеет такой кредит доверия и опыт в выполнении подобных работ.

KV: Чем ваши объекты качественно отличаются от объектов возводимых другими застройщиками?

Владимир Шарий: Мы коммунальное предприятие и вся наша деятельность на виду. Каждый наш шаг можно проверить.

KV: Сейчас время от времени появляются разговоры о сносе столичных хрущевок и строительстве на их месте современного жилья. Вашему КП в каком случае будет интересно участвовать в этом проекте?

Владимир Шарий: Чтобы говорить о широкомасштабной реновации жилья в Киеве или другом городе Украины, нужно реформировать профильное законодательство.

Сегодня для того, чтобы переселить жильцов старой хрущевки, необходимо согласие всех владельцев квартир. Это значит, что жители ветхого дома могут стать заложниками всего лишь одного человека.

Думаю, государство должно защищать не только интересы собственников, которые не хотят переселяться, а, в первую очередь, не подвергать опасности жильцов ветхих домов.

KV: Вы были избраны в Киевсовет в Деснянском районе столицы по 37 округу. Что сделано Вами для округа?

Владимир Шарий: В первую очередь, нашей командой решались задачи, связанные с ремонтами лифтов, подъездов, котельных, установкой окон в подъездах. Также много было сделано для модернизации школ и садиков, строительства детских и спортивных площадок.

Отчет депутата Киевсовета Владимира Шария за 2016-2018 гг.

Мне действительно не стыдно смотреть своим избирателям в глаза, ведь за сухой статистикой стоят многие часы живого общения с людьми, обсуждение их проблем и потребностей.

Я перед выборами предложил жителям Троещины свое видение решения важнейших для города и района задач и получил от них поддержку. Теперь я ответственный за избирателей.

Я ценю их доверие, ведь настоящая киевская власть – это они, а я лишь представляю и защищаю их интересы. Многое сделано, но многое еще предстоит.

KV: Зачем вы пошли в политику?

Владимир Шарий: Человек с активной жизненной позицией не может оставаться вне политики. 2004 год поменял нас всех и политика активно вошла в нашу жизнь. На то время я активно работал в строительной сфере и уже понимал, насколько сильно большой бизнес пересекается с политикой.

KV: Некоторые СМИ пишут о вашей причастности к криминальным кругам…

Владимир Шарий: У меня двое детей и я хочу, чтобы они спокойно ходили по городу, не боясь ухудшения криминогенной обстановки. Хочу чтобы они гордились своим отцом всегда и никогда в жизни даже не подумали бы связать мое имя с криминалом.

Для меня очень важна моя репутация. Поэтому с криминалом я не связан и связываться не собираюсь. Могу об этом спокойно сказать кому угодно, глядя прямо в глаза.

Хотя с учетом того, кто у нас у власти был до 2014 года, 9 из 10 украинцев теоретически можно обвинить в криминальных связях.

KV: Не было ли у вас недоразумений, связанных с заполнением е-деклараций?

Владимир Шарий: Е-декларирование достаточно новая штука для нашего государства и пока что работает с некоторыми сбоями, так что ситуации бывали всякие. На сегодня проблем с декларированием у меня нет.

Все мои доходы отражены в поданных мной декларациях и скрывать мне нечего. Сейчас каждый депутат под таким прицелом, что глупо было бы пытаться что-то утаить.

Мои увлечения – это моя работа как топ-менеджера крупного коммунального предприятия и депутата Киевсовета, которой я отдаюсь полностью. Ведь нельзя пытаться сделать что-то качественно, но наполовину.

Ну а каждую свободную минутку я посвящаю своей семье.

KV: Какие Ваши цели как депутата Киевсовета?

Владимир Шарий: Я, в первую очередь, киевлянин, который любит и ценит свой город, заботится о его благосостоянии и развитии, старается создать комфортные и достойные условия для киевлян и гостей столицы. Статус депутата Киевсовета – это моя ответственность. 

У каждого человека свои границы ответственности. Мы их определяем себе сами. Кто-то может спокойно пройти мимо украденного люка, поломанной лавочки, мусора на лестничной клетке, а кто-то готов включиться сам в наведение порядка и заразить своим энтузиазмом других. Мне не все равно, что происходит вокруг.

У меня достаточно сил и желания, чтобы наводить порядок в городе и становится примером для своих земляков. Чистота и порядок, как это не банально, начинается с нас с вами.

И от того попадаем ли мы в мусорный бак, бережем ли тепло в подъездах, уважительно ли относимся к коммунальному имуществу, зависит будущее нашего города.

Моя задача как депутата Киевсовета – не только выполнять данные на выборах обещания, но и доносить позицию жителей района до всего депутатского корпуса, выносить важнейшие для них вопросы для решения на уровне города. У меня есть силы, возможности и желание быть полезным Киеву и киевлянам.

КП “Спецжилфонд”

КиевVласть

Источник: http://kievvlast.com.ua/text/vladimir-sharij-u-menya-est-sily-vozmozhnosti-i-zhelanie-byt-poleznym-kievu-i-kievlyanam

Элина Свитолина:

Какие у меня есть возможности?

Украинская теннисистка – о результатах в 2019 году и целях на сезон-2020.

– Здравствуйте, Элина! В 2019 году ваше имя постоянно было на слуху ― почти во всех турнирах, в которых вы принимали участие, вы проходили в полуфинал. Расскажите о самых ярких и сложных соревнованиях этого года.

– Да, в этом сезоне было много турниров, где я сыграла в полуфинале и, к сожалению, всего один раз попала в финал. Это был очень обидный финал WTA Finals в Шэньчжэне, который я проиграла. Самыми яркими же для меня были два полуфинала на турнирах Большого шлема: Wimbledon и US Open.

Они стали маленьким шажком вперед к моей главной цели и отличной мотивацией.

– Как вы относитесь к победам и поражениям? Что мотивирует вас больше?

– Для меня важны как победы, так и поражения: они имеют свои плюсы и минусы. Конечно, я с самого детства тяжело переношу фиаско. Моей целью всегда была только победа. Но именно благодаря поражениям я четко вижу, над чем нужно работать и что нужно улучшить для того, чтобы в следующий раз не повторять ошибок и двигаться вперед. Победы дают уверенность в себе, своих силах, и в том, что ты двигаешься в правильном направлении. Очень важно анализировать не только триумфы, а и поражения, чтобы опыт не проходил впустую.

– Вы до сих пор выходите на корт с болью в колене? Как обстоят дела с лечением?

– Да, боль в колене в этом сезоне я чувствовала очень часто и ее сложно было контролировать, так как она зависела от нагрузки. Было много матчей и, конечно же, было тяжело. С такой травмой особенно сложно играть на грунтовом покрытии. У меня постоянно были передышки, процедуры, уколы. Очень жаль, что я не смогла подготовиться к грунтовому сезону надлежащим образом. Сейчас я прохожу интенсивное лечение, стараюсь восстановиться и быть готовой к следующему году.
– Элина, вы часто бываете в родной Украине? – В Украину, к сожалению, я приезжаю не так часто, как хотелось бы. Хочется больше времени проводить на Родине и, если честно, то своим домом я считаю именно Одессу. Я очень люблю возвращаться к своим родным, особенно к своей бабушке. Я обожаю украинскую кухню и люблю общение с близкими. Это полный психологический релакс для меня, моя перезагрузка.

– Какую проблему в украинском спорте вы считаете самой главной и как, по вашему мнению, нужно ее решать?

– Я считаю, что очень важно уделять внимание детскому спорту. В Украине так много юных талантов, которые нуждаются в поддержке и развитии. Необходимо также обратить должное внимание на развитие современной спортивной инфраструктуры. Всеми этими вопросами будет заниматься Фонд Элины Свитолиной, который я основала.

Мы планируем открывать обучающие программы для детей, назначать стипендии для юных теннисистов и поддерживать их на международных соревнованиях. Мне очень хочется сделать теннис доступным для детей из всех уголков Украины, а не только из крупных городов.

Кроме того, мы собираемся организовывать детские спортивные лагеря (один из них уже успешно стартовал в Киеве).

– Ваш бойфренд Гаэль Монфис ― теннисист с достаточно насыщенным графиком. Часто ли вам удаётся проводить время вместе?

– Мы достаточно много времени проводим вместе. Часто ездим на турниры. Большинство соревнований, в которых участвую я и Гаэль, как правило, масштабные и совместные. Поэтому у нас хватает времени на общение и совместное времяпровождение. Иногда проходят матчи, где мы выступаем отдельно, но их обычно немного ― не более трех-четырех в год.

– А как вы проводите совместный досуг?

– У нас очень плотный график и тренировочный процесс. Это и есть наш досуг. Когда все-таки удается найти свободное время, мы выбираемся в какое-нибудь романтическое место и проводим время только вдвоем.

– В одном из своих интервью спортсменка Анна Ризатдинова говорила о том, что баллотировалась в Верховную Раду, чтобы повлиять на развитие спорта в Украине. А что скажете вы: задумывались ли о политической карьере, которая помогла бы улучшить состояние спортивной инфраструктуры в нашей стране?

– В политику я идти не собираюсь, так как меня это не привлекает. Я выбрала другой путь. Я могу повлиять на развитие спорта с помощью благотворительного фонда, который мы создали. Мы очень плотно работаем, чтобы помогать детям развиваться и открывать для них новые возможности. Так как у меня есть определенный опыт в теннисе и отличная команда, мы знаем, как помочь детям реализовать себя. Прошло уже несколько мероприятий в рамках деятельности нашего фонда: был организован лагерь для юных теннисистов и мы отобрали несколько талантливых детей, для которых будет предусмотрена спонсорская поддержка ― участие в турнирах, посещение нескольких международных академий, работа с опытными тренерами.

– В последнее время в популярное шоу “Танці з зірками” зовут и спортсменов. Хотели бы вы принять участие в этом или подобном развлекательном проекте?

– Если честно, идея участия в “Танцях з зірками” мне не совсем интересна. Мне больше нравится смотреть это шоу. Это очень большой труд, поэтому участвовать в таком представлении весьма тяжело. Будучи действующей спортсменкой, я предпочитаю более спокойные мероприятия, где нет серьезных физических нагрузок. Возможно, в дальнейшем, когда я завершу спортивную карьеру, мне захочется поучаствовать в подобного рода шоу, но это будет совершенно другой этап в моей жизни.

– Чем вы планируете заниматься, когда добьётесь главных целей – стать первой ракеткой мира, получить олимпийскую медаль..?

– Конечно, я думаю о будущем. Мне бы хотелось иметь свой бизнес, открывать новые успешные проекты. Сейчас я интенсивно изучаю психологию и здоровое питание. Эти направления мне очень нравятся и, возможно, именно эти знания я смогу применить. Мне хотелось бы, чтобы мой будущий бизнес был связан со здоровым образом жизни. Также я рассматриваю сферу недвижимости.

– Кстати, вы уже чувствуете себя готовой стать первой ракеткой мира?

– В следующем сезоне у меня есть все возможности для достижения этой цели. Я уже достаточно много времени провела в туре и набралась опыта. Теперь все зависит от выполнения задач, плана игры на каждый матч и моей готовности. Для меня еще очень важно всегда быть психологически в форме: быть готовой бороться за каждый матч со свежими силами. Так как в теннисе игровой сезон является одним из самых длинных в спорте, довольно-таки тяжело этого достичь. Но я полагаю, что это приходит с опытом.

– Каких профессиональных успехов можно ждать от вас в 2020 году?

– У меня грандиозные планы, но больше всего мне хотелось бы победить на турнире Большого шлема. Это одна из основных моих целей. Но самое главное сейчас ― восстановить здоровье, чтобы не беспокоила боль в колене. Когда я чувствую себя здоровой, могу добиваться высоких достижений.

Источник: glamurchik.tochka.net

Getty Images.

Источник: https://btu.org.ua/news/ukrainskiy-tennis/23848-jelina-svitolina-v-sledujuschem-sezone-u-menja-est-vse-vozmozhnosti-dlja-togo-chtoby-stat-pervoj-raketkoj-mira.html

Консультант закона
Добавить комментарий