Какое наказание возможно по ч 1 ст 158 в особом порядке, если ущерб частично возмещен?

Ответственность за незаконное возмещение НДС

Какое наказание возможно по ч 1 ст 158 в особом порядке, если ущерб частично возмещен?

Борьбу с неправомерным возмещением НДС из бюджета постоянно усиливают. Ужесточают и последствия использования схем незаконного возмещения. Тут возможна и уголовная ответственность, иногда сразу по нескольким статьям УК РФ, и санкции по Налоговому кодексу, и иные наказания.

Когда возможно возмещение НДС из бюджета

С возмещением НДС связаны несколько заблуждений (см. таблицу 5 в конце текста). Одно из них – право на возмещение обычно возникает у экспортеров.

Поэтому именно на них обращают внимание налоговики и правоохранители. На самом деле, ситуация иная: для контролеров важны все, у кого в декларации по НДС заполнена строка 050 раздела 1.

Именно там отражен налог к возмещению – сумма, которую должны вернуть из казны.

Строку 050 заполняют многие. Например, те, кто покупает дорогостоящие основные средства. Тут «входной» НДС за квартал иногда превышает налог с выручки за этот период. Так возникает право на возврат НДС, но инспекция обязательно проверит реальность приобретения основных средств.

Крупнооптовые закупки материалов и товаров или заказ дорогостоящих работ также могут привести к возмещению НДС из бюджета.

Оно актуально и для тех, кто выпускает продукцию с 10-процентной ставкой НДС, а закупает сырье и материалы, облагаемые по ставке 20%. Для возмещения используют и различные незаконные схемы.

В частности, связанные с фиктивными закупками. Либо с завышением закупочных цен или с занижением продажных.

Получив декларацию по НДС, инспекция проведет «камералку». Тут права налоговиков ограничены (по сравнению с выездной проверкой). Но большинство ограничений действуют, когда в декларации отражен НДС к уплате. Иная ситуация с возмещением. Здесь ИФНС вправе потребовать счета-фактуры и иные документы на вычет (п. 8 ст. 88 НК РФ).

Так камеральная проверка становится близкой к выездной. Возрастают и риски. В частности, налоговых доначислений – для компании. Или привлечения к уголовной ответственности – для руководителя и других работников. Ведь, если налоговики заподозрят преступление, то они извещают органы внутренних дел (п. 3 ст. 82 НК РФ).

Возмещение НДС и статьи УК РФ

Уголовная ответственность за уклонение компании от налогов введена статьей 199 УК РФ. Там предусмотрено наказание, если неуплаченные налоги и страховые взносы превысят 15 млн руб. Или 5 млн руб. и одновременно 25% от начисленных налогов и взносов. Все суммы также рассчитывают за три года.

За неуплату налога в крупном размере грозит лишение свободы. Но максимум на два года. Причем, зачастую приговаривают к условному сроку. Или штрафуют на 100 – 300 тыс. руб. Это относительно мягкое наказание (по сравнению с другими статьями УК РФ). Только его применяют, когда налоги занижают.

Но не просят их вернуть. Хуже, если фирма либо предприниматель требуют возместить НДС из бюджета. Это уже хищение чужого имущества (средств из казны). То есть мошенничество (ст. 159 УК РФ). Здесь иное наказание (см. таблицу 1). В частности, максимальный срок лишения свободы возрастет до 10 лет.

Таблица 1. Возмещение НДС из бюджета и уголовная ответственность

ВопросОтвет
Об общих правилах привлечения к ответственности за незаконное возмещение НДС
Правда ли, что любое неправомерное возмещение может привести к уголовному делу?Нет. Часть 1 статьи 159 УК РФ связывает мошенничество с обманом или злоупотреблением доверием. Это действия, когда обвиняемый сознательно лгал или умалчивал о реальных сведениях (п. 2 и 3 постановления Пленума ВС РФ от 30.11.17 № 48). Отсюда вывод – недопустима уголовная ответственность, если возмещаемый НДС завышен неумышленно. Скажем, из-за неверной трактовки НК РФ и ошибочного применения льгот.
А если фиктивны счета-фактуры контрагентов?Формально и этого недостаточно для приговора по статье 159 УК РФ (обвиняемый мог не знать о фиктивности счетов-фактур). Практически же любая фиктивность счетов-фактур может привести к уголовному делу. И к уголовной ответственности, если доказано, что обвиняемый знал о недостоверности счетов-фактур. Основным доказательством зачастую бывают показания работников, контрагентов и иных лиц.
Кого могут привлечь к ответственности?В первую очередь, руководителя (даже если он официально не оформлен, но фактически возглавляет предприятие). Опасность угрожает и другим лицам. К примеру, главному бухгалтеру или учредителю. Особенно, если ему принадлежит более 50% уставного капитала.
О наказании по приговорам, связанным с незаконным возмещением НДС из бюджета
Какое самое легкое наказание по статье 159 УК РФ?Это лишение свободы на срок до двух лет (ч. 1 ст. 159 УК РФ). Его могут заменить на штраф до 120 000 руб. или до годового дохода. Или на арест сроком до четырех месяцев. Или на ограничение свободы либо принудительные работы – тут срок до двух лет. Или на обязательные работы (срок до 360 часов) либо исправительные (срок до одного года). Если дело связано с возмещением НДС, то чаще всего применяют штраф. Или лишение свободы (в том числе условное).
А могут ли ужесточить это наказание?Да. И в большинстве случаев ужесточают. К примеру, используя часть 3 статьи 159 УК РФ. По ней возможен штраф от 100 до 500 тыс. руб. (или в размере дохода за один – три года). Или лишение свободы на срок до шести лет (дополнительно могут взыскать штраф до 80 000 руб.).
Когда применяют часть 3 статьи 159 УК РФ?При мошенничестве в крупном размере, когда сумма возмещаемого НДС превысила 250 000 руб. Или если преступник использовал служебное положение. Эта норма применима к директору и к иному должностному лицу коммерческой фирмы (п. 29 постановления Пленума ВС РФ от 30.11.17 № 48).
Часть 3 статьи 159 – единственное основание для ужесточения?Нет. Опасна и часть 4 статьи 159 УК РФ (до десяти лет лишения свободы с дополнительным штрафом до 1 млн руб.). Ее применяют, если схему незаконного возмещения обеспечила организованная группа (например, руководитель и главный бухгалтер). Или если неправомерно возмещаемая сумма превысила 1 млн руб. Еще наказание ужесточают из-за совокупности преступлений.
Что такое совокупность преступлений?Допустим, сдано несколько деклараций на возмещение НДС из бюджета. Каждая основана на фиктивных счетах-фактурах. Тут каждый эпизод суд может счесть отдельным преступлением. И за него будет отдельный срок или штраф. Потом эти сроки либо штрафы суммируют (как правило, частично). И выносят окончательное наказание. Такой подход основан на статье 69 УК РФ. Его часто применяют к ответственности за незаконное возмещение НДС. Для примера откроем постановление Мосгорсуда от 23.08.18 № 4у/9-4763/18. Там изучали несколько эпизодов. По каждому руководитель приговорен к шести годам лишения свободы. Частичным сложением определен итоговый срок – 10 лет.
Обвиняют ли и в мошенничестве, и в неуплате налогов, – сразу по двум статьям УК РФ?

Источник: https://1c-wiseadvice.ru/company/blog/otvetstvennost-za-nezakonnoe-vozmeshchenie-nds/

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ № 4 (37), 2018 судебной практики рассмотрения уголовных дел

Какое наказание возможно по ч 1 ст 158 в особом порядке, если ущерб частично возмещен?
Печать

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ ДРУГИХ РЕГИОНОВ

Задонским районным судом Липецкой области Г. осужден по ч. 2 ст. 124 УК РФ к 2 годам лишения свободы, условно с испытательным сроком 2 года. Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением.

Судом установлено, что Г. не оказал помощь без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом, если это повлекло по неосторожности смерть больного при следующих обстоятельствах.

Г., имея диплом о среднем профессиональном образовании по специальности «Лечебное дело» квалификация «Фельдшер», на основании приказа ГУЗ «Хлевенская РБ» назначен на должность фельдшера скорой медицинской помощи в структурное подразделение «Пункт скорой медицинской помощи ОМС».

В соответствии с трудовым договором и должностной инструкцией в обязанности Г.

входило: оказание скорой медицинской помощи в объеме доврачебной помощи в соответствии с утвержденными стандартами; осмотр и применение объективных методов обследования больного (пострадавшего); оценка тяжести состояния больного (пострадавшего); определение необходимости применения доступных методов исследования; получение необходимой информации о заболевании, отравлении или травме от пациента или окружающих лиц; выявление общих и специфических признаков неотложного состояния и т.п.

Г. находился при исполнении возложенных на него трудовых обязанностей в качестве фельдшера скорой медицинской помощи, когда туда обратилась С.А. и сообщила, что ее мужу необходима медицинская помощь, так как он лежит в состоянии алкогольного опьянения на детской площадке.

Г. в качестве фельдшера скорой медицинской помощи прибыл по вызову на детскую площадку, где на земле в состоянии алкогольного опьянения лежал С.Г. Находясь там, Г.

, действуя небрежно, не предвидя наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, в нарушение ст.ст. 4, 32 Федерального закона от 21.11.

2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», согласно которым отказ в оказании медицинской помощи не допускается, не оказал больному С.Г.

без уважительных причин медицинскую помощь, не выполнил в экстренном порядке транспортировку больного в лечебное учреждение для обследования и оказания квалифицированной медицинской помощи и необоснованно оставил его находиться на месте. Вышеуказанное бездействие Г. не позволило провести С.Г.

необходимого лечения – дезинтоксикационной, метаболической и симптоматической терапии, а также других возможных лечебных мероприятий, что не исключало возможность спасения жизни больного. В результате этого, от хронической алкогольной интоксикации с полиорганными проявлениями, на фоне тяжелой алкогольной интоксикации, осложнившейся острой сердечно-сосудистой недостаточностью и отеком головного мозга, на вышеуказанной детской площадке наступила смерть С.Г. Недооценка тяжести состояния больного и оставление его на месте фельдшером Г. находится в причинно-следственной связи со смертью С.Г.

Действия подсудимого суд квалифицировал по ч.2 ст. 124 УК РФ как неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом, если это повлекло по неосторожности смерть больного.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

Г. впервые совершил преступление средней тяжести по неосторожности, полностью признал вину, раскаялся в содеянном, оказывает помощь и уход бабушке-инвалиду 2 группы и дедушке – инвалиду 3 группы, с которыми проживает совместно. Указанные обстоятельства суд в силу ч.2 ст.

61 УК РФ расценил как смягчающие наказание. По месту жительства, прежней учебы, службы и работы характеризуется исключительно положительно. Обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено. При назначении наказания подсудимому суд принял во внимание также требования ч.5 ст.

62 УК РФ.

Учитывая обстоятельства дела, наличие совокупности смягчающих обстоятельств, данные о личности, суд счел возможным определить Г. наказание в виде лишения свободы с применением положений ст.73 УК РФ, без применения дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью.

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ СУДОМ ОКРУГА

Приговор отменен в связи с неправильным применением уголовного закона

Нижневартовским городским судом Р. оправдан по ч. 2 ст. 228 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления. За ним признано право на реабилитацию. Этим же приговором он осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

В апелляционном представлении государственный обвинитель указал о неправильном применении уголовного закона, что повлекло необоснованное освобождение Р. от уголовной ответственности.

Так, оправдывая Р. по обвинению в незаконном приобретении и хранении в своем жилище наркотического средства, суд сослался на положения примечания 1 к ст. 228 УК РФ. По мнению суда, Р. добровольно заявил о находящемся у него дома наркотическом средстве, которое он изъявил желание незамедлительно выдать, что следует из показаний свидетеля М. и на тот момент подозреваемого Р.

Вместе с тем из материалов дела не следует, что имело место добровольное сообщение о совершении преступления, то есть по делу не подтверждается признак добровольности.

Согласно вышеназванному примечанию не может признаваться добровольной выдачей наркотических средств их изъятие при задержании лица и при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

Действительно, свидетель М., оперуполномоченный полиции, показал, что после задержания Р. и получения от него объяснений, ему стали известны обстоятельства приобретения осужденным наркотического средства. После допроса Р.

было инициировано производство обыска в жилище последнего с целью обнаружения по месту жительства наркотических средств. В ходе обыска осужденный добровольно выдал эти средства. Вместе с тем свидетель пояснил суду, что Р.

не сообщал ему о хранении дома наркотических средств, тогда они попросили следователя разъяснить подозреваемому, что у него по месту жительства будет произведен обыск. После чего Р. рассказал о том, что дома также имеются наркотики.

Из показаний свидетеля Д., следователя по уголовному делу, следует, что Р. поинтересовался у него, какие следственные действия будут производиться по делу, после чего он сообщил ему, что после допроса будет произведен обыск по месту жительства. После этого Р. сообщил о находящихся в доме наркотиках.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что суд дал неправильную оценку показаниям свидетелей, поскольку Р.

был лишен возможности распорядиться наркотическим средством, хранящимся у него в квартире, по своему усмотрению, вследствие чего сообщение сотрудникам полиции о нахождении у него дома наркотического средства было вынужденным, а не добровольным.

В связи с этим апелляционная инстанция приговор отменила, уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение.

Существенные нарушения закона явились причиной изменения приговора

Сургутским районным судом П. осуждён за совершение преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 158 (2 эп.), ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, к 1 году 9 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания колонии строгого режима.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с доводами апелляционного представления прокурора Сургутского района, указал на невыполнение судом первой инстанции требований п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, согласно которому смягчающими обстоятельствами признаются явка с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступлений.

По смыслу данной правовой нормы под явкой с повинной понимается сообщение лица о совершенном им преступлении, сделанное в письменном или устном виде, в том числе заявление лица, задержанного по подозрению в совершении конкретного преступления, об иных совершенных им преступлениях.

Активное способствование раскрытию и расследованию преступления представляет собой предоставление лицом правоохранительным органам информации о совершенном преступлении, имеющей значение для его раскрытия и расследования (п.п. 29, 30 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.

2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).

По настоящему делу П.

, будучи застигнутым на месте преступления и задержанным, добровольно сообщил органам предварительного следствия об ещё двух осуществленных им хищениях и дал признательные показания, позволившие их раскрыть и собрать достаточные доказательства, подтверждающие виновность осуждённого. Действия П. в соответствии с приведёнными выше требованиями уголовного закона должны быть признаны явкой с повинной и активным способствованием раскрытию и расследованию преступления, то есть обстоятельствами, смягчающими наказание.

Принимая это во внимание, суд апелляционной инстанции счел возможным учесть упомянутые смягчающие обстоятельства и, применив положения ч. 3 ст. 68 УК РФ, смягчить П. наказание, назначенное за каждое из преступлений и по их совокупности.

Кроме того, признаны обоснованными доводы апелляционного представления о противоречии выводов суда первой инстанции принципу, закрепленному в ч. 1 ст.

6 УК РФ, при определении виновному за названные преступления, имеющие обстоятельственные различия, одинакового наказания. В этой связи по одному из преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст.

158 УК РФ, назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев, по другому – 1 года 7 месяцев лишения свободы.

Частично удовлетворены и доводы апелляционной жалобы осуждённого в части нарушения требований уголовно-процессуального законодательства при получении доказательств по делу.

Положениями ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ прямо запрещается использование в уголовном судопроизводстве доказательств, полученных с нарушением требований уголовно-процессуального закона, которые признаются недопустимыми.

Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а его проверка производится путем сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников (ст.

ст. 87,88 УПК РФ).

Вышеприведенными нормами закона установлен порядок получения доказательств и регламентированы их источники, которые должны быть установлены и известны.

К материалам настоящего дела приобщен список вызовов абонента мобильной телефонной связи П., на который суд первой инстанции ссылается в приговоре.

Между тем никаких документов, удостоверяющих факт, основания и соблюдение процедуры его изъятия в деле нет, кроме показаний оперуполномоченного Г., которые ничем не подтверждены.

Сторона защиты настаивала на незаконности получения упомянутого списка и данное утверждение стороной обвинения в порядке ч. 4 ст. 235 УПК РФ убедительно не опровергнуто.

В связи с этим происхождение списка вызовов абонента мобильной телефонной связи П. признано не установленным. Поскольку основания и процедура его изъятия достоверно не соблюдены, судом первой инстанции данное доказательство не проверено, упомянутый список, полученный с нарушением требований уголовно-процессуального закона, признан недопустимым доказательством и исключен из приговора.

По тем же основаниям признаны недопустимыми доказательствами протоколы изъятия обуви у П. и последующей выемки её у оперуполномоченного К., сама обувь как вещественное доказательство, протокол ее осмотра и заключение эксперта № 283.

Источник: http://www.prokhmao.ru/jurisprudence/66640/

Оправдательный приговор гражданину, оплатившему покупки чужой банковской картой, устоял в апелляции

Какое наказание возможно по ч 1 ст 158 в особом порядке, если ущерб частично возмещен?

13 августа судебная коллегия по уголовным делам Костромского областного суда оставила в силе оправдательный приговор гражданину, ранее обвиняемому в краже за совершение покупок с использованием чужой банковской карты (апелляционное определение имеется у «АГ»).

Обстоятельства дела

В декабре 2018 г. Александр Лебедев потерял свою банковскую карту и обнаружил пропажу только тогда, когда неизвестные лица стали расплачиваться ею за покупки. Деньги списывались несколько раз, и каждый раз сумма транзакций не превышала 1 тыс. руб. Далее владельцу карты удалось заблокировать ее и прекратить несанкционированное списание средств.

Впоследствии Алексей Пестов добровольно явился в полицию, где написал явку с повинной. Он признался в том, что получил от своего знакомого Смирнова банковскую карту на имя Лебедева. С помощью нее он купил в магазине продукты на сумму 745 руб.

Во второй раз сумма покупок с использованием чужой банковской карты составила 288 руб., а в третий – 306 руб. По словам гражданина, после приобретения продовольствия он вернул карту Смирнову. Далее еще один человек попытался купить товары на 900 руб.

, но карта была заблокирована.

Алексей Пестов возместил причиненный потерпевшему вред в полном объеме. Суд избрал ему меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Действия обвиняемого были квалифицированы следствием по п. «г» ч. 3 ст.

158 (кража, совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств, при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ст. 159.3 данного Кодекса) УК РФ.

Аналогичные обвинения в рамках отдельного уголовного дела были предъявлены и Смирнову.

Вступление в дело защитника по назначению

Защиту Алексея Пестова осуществлял адвокат АП Костромской области Алексей Егоров. В комментарии «АГ» он сообщил, что вступил в процесс на стадии предварительного следствия. «13 декабря 2018 г.

в соответствии с графиком дежурств я был приглашен органами следствия для защиты подозреваемого в порядке ст. 51 УПК РФ. К моему прибытию в следственный отдел мой доверитель уже находился у следователя.

Мне были предъявлены для ознакомления объяснение и явка с повинной доверителя, в которых он подробно изложил свои действия. В ходе беседы доверитель подтвердил изложенное им в документах», – отметил адвокат.

Защитник пояснил, что, со слов Алексея Пестова, последний совершил несколько покупок в магазинах с использованием чужой банковской карты бесконтактным способом без введения ПИН-кода. «Каждая покупка была менее 1 тыс. руб. Следователь в свою очередь пояснил, что возбуждено уголовное дело по п. “г” ч. 3 ст. 158 УК РФ в отношении неустановленных лиц», – сообщил адвокат.

По словам Алексея Егорова, он разъяснил доверителю, что есть вероятность изменения квалификации его действий с уголовно наказуемого деяния на административное правонарушение. «Формально его действия подпадали под иную квалификацию УК РФ, а именно ч. 1 ст. 159.

3 УК РФ (мошенничество с использованием электронных средств платежа). Но в связи с тем, что общая сумма покупок была менее 2,5 тыс. руб., в его действиях усматривается состав административного правонарушения, предусмотренный ч. 2 ст. 7.

27 КоАП РФ (мелкое хищение)», – пояснил адвокат.

«Далее доверитель дал показания, в которых детально изложил весь порядок своих действий, уделив особое внимание тому, что в магазине его никто не спрашивал о принадлежности банковской карты, а он никому не сообщал о том, что карта ему не принадлежит», – добавил Алексей Егоров.

Адвокат отметил, что следствие возбудило уголовное дело по тяжкому составу преступления, хотя в диспозиции п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ прямо указано на соблюдение важного условия для возбуждения такого уголовного дела (отсутствие признаков преступления, предусмотренного ст. 159.3 УК РФ).

«Было бы наивно думать, что следствие просто ошиблось или поторопилось. Было очевидно, что на стадии расследования ни о каком прекращении речи быть не может, да и следствие было уверено в правильности квалификации.

Надзирающий прокурор подписал обвинительное заключение именно по тяжкому составу, что свидетельствует о согласованности позиции органов следствия и прокуратуры в этом вопросе», – рассказал защитник.

«Мы с доверителем решили не идти против течения и изложить свою позицию уже в суде. По этой причине мы выработали позицию, при которой он полностью соглашается с обвинением, дает необходимые для последующей переквалификации показания и возмещает причиненный вред потерпевшему.

Далее защита, не препятствуя расследованию, выходит в суд для рассмотрения по существу, где заявляет о неверной квалификации.

В свою очередь, доверитель пояснит, что признает фактические обстоятельства дела в полном объеме, а вопрос квалификации его действий оставляет адвокату, при этом всецело полагаясь на справедливость суда», – пояснил Алексей Егоров

Адвокат отговорил доверителя от рассмотрения дела в особом порядке

«В день ознакомления с делом при составлении протокола в порядке ст. 217 УПК РФ доверитель вдруг изъявил желание рассмотреть дело в особом порядке.

Скорее всего, он это сделал по причине того, что его друг, который также успел воспользоваться чужой картой, заявил о рассмотрении уголовного дела в особом порядке. Я разъяснил все последствия такого решения, что есть большая вероятность осуждения по вмененной статье.

Кроме этого, я также указал на бесполезность рассмотрения уголовного дела в особом порядке.

При наличии смягчающих обстоятельств (явка с повинной, раскаяние, возмещение вреда и отсутствие отягчающих обстоятельств) наказание будет в любом случае ниже двух третей наиболее строго наказания, и это при самом плохом исходе. В его же случае максимум – наказание с применением положений ст. 73 УК РФ», – сообщил Алексей Егоров.

По словам адвоката, уже после подписания протокола он убедил подзащитного в том, что в судебном заседании защита заявит о неверной юридической оценке его действий.

Рассмотрение дела в суде первой инстанции

Уголовное дело в отношении Алексея Пестова рассматривалось в Димитровском районном суде г. Костромы. В ходе судебного разбирательства подсудимый полностью признал свою вину в инкриминируемом ему деянии. Гособвинение, в свою очередь, поддержало предъявленное ему обвинение.

«В прениях сторон гособвинитель просил оставить квалификацию прежней, однако предложил снизить категорию преступления, назначить наказание в виде штрафа и освободить от наказания.

Скорее всего, это было сделано для того, чтобы осужденный не обжаловал обвинительный приговор, так как каких-либо серьезных последствий для него бы не наступило. Таким образом, было бы сокрыто необоснованное возбуждение уголовного дела по тяжкой статье.

Плюс доверитель лишился бы права на реабилитацию», – отметил Алексей Егоров.

Верховный Суд разобрался с экономическими преступлениямиПленум ВС РФ принял постановление, касающееся разъяснений судебной практики по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

По словам защитника, он строил свою речь в прениях на основе действующего уголовного закона с учетом разъяснений Постановления Пленума ВС РФ от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

«Так, я указал на явно завышенную и необоснованную квалификацию обвинением действий доверителя при наличии в Особенной части УК РФ ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, которая наиболее подходит к рассматриваемой ситуации и относится к преступлениям небольшой тяжести.

Вместе с тем, несмотря на наличие в действиях доверителя признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, сумма ущерба, причиненного потерпевшему, меньше необходимой для привлечения его к уголовной ответственности.

В этой связи я обратил внимание суда на наличие в действиях доверителя признаков не уголовно наказуемого деяния, а административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.27 КоАП РФ», – пояснил адвокат.

Суд первой инстанции оправдал обвиняемого за отсутствием состава преступления

Изучив обстоятельства уголовного дела, районный суд со ссылкой на п. 17 Постановления Пленума № 48 отметил, в каких случаях деяние следует квалифицировать по ст. 159.3 УК РФ.

Согласно этим разъяснениям ответственность по вышеуказанной статье наступает за хищение имущества лицом с использованием поддельной или чужой кредитной, расчетной или иной платежной карты путем сообщения уполномоченному работнику кредитной, торговой или иной организации заведомо ложных сведений о принадлежности указанному лицу такой карты или путем умолчания о ее незаконном владении.

«Действия Алексея Пестова следует квалифицировать по ч. 1 ст. 159.3 УК РФ как мошенничество с использованием электронных средств платежа. Как следует из обвинения Пестову, причиненный им материальный ущерб потерпевшему составил 1339 руб. 81 коп., что согласно ч. 2 ст. 7.

27 КоАП РФ относится к мелкому хищению чужого имущества. Согласно ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, имеющего все признаки преступления, предусмотренного настоящим Кодексом.

Учитывая, что в действиях Пестова отсутствуют признаки уголовно наказуемого деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, а имеются признаки мелкого хищения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.

27 КоАП РФ, подсудимый Пестов подлежит оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления», – отмечено в приговоре суда от 14 мая (имеется у «АГ»).

Потерпевший обжаловал приговор

Потерпевший Александр Лебедев обжаловал вынесенный судом оправдательный приговор в вышестоящую инстанцию, потребовав его отмены в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

В апелляционной жалобе (имеется у «АГ») он указал, что деяния Пестова следует квалифицировать именно по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ, поскольку в отношении потерпевшего было совершено именно преступление, а не административное правонарушение.

В обоснование своих доводов он сослался на то, что действия подсудимого следовало оценивать исходя из п.

2 Постановления Пленума № 48, согласно которому, если обман не направлен непосредственно на завладение чужим имуществом, а используется только для облегчения доступа к нему, действия виновного образуют состав кражи или грабежа (в зависимости от способа хищения).

«Таким образом, обманув работника торговой организации, Пестов лишь облегчил доступ к денежным средствам. Доступ к совершению банковской операции предоставил сам работник торговой операции.

Если бы работник торговой организации спросил паспорт у Пестова, то хищения моих денежных средств могло бы и не быть.

При возникновении сомнений у работника торговой организации в принадлежности Пестову банковской карты получить доступ к совершению банковской операции было бы затруднительно», – отмечалось в апелляционной жалобе потерпевшего.

В возражениях на жалобу (есть у «АГ») Алексей Егоров пояснил: суд верно заключил, что в связи с умолчанием Пестовым сведений о принадлежности банковской карты иному лицу во время оплаты он совершил обман, посредством которого мог приобрести продукты питания, а не тайно похитил денежные средства непосредственно с банковского счета.

«Хищение денежных средств путем кражи, т.е.

тайного хищения, предполагает их получение как в ходе непосредственного обналичивания, так и посредством перевода на иной, принадлежащий виновному, банковский счет, без введения в заблуждение относительно совершаемых действий иных лиц.

В данном случае этого не произошло. Верховный Суд РФ в своем Постановлении Пленума № 48 от 30 ноября 2017 г. подробно изложил, в каких случаях незаконные действия с чужой банковской картой следует считать кражей», – настаивал защитник.

Оправдательный приговор устоял в апелляции

13 августа 2019 г. судебная коллегия по уголовным делам Костромского областного суда оставила оправдательный приговор в силе. В апелляционном определении судебная коллегия отметила, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела на основе представленных доказательств.

«Вопреки доводам апелляционной жалобы, в ходе судебного следствия не было установлено, что Пестовым совершены действия, подпадающие под признаки квалифицированной кражи», – заключил апелляционный суд.

Вторая инстанция также пояснила, что из описания преступного деяния по приговору суда и обвинительного заключения следует, что обвиняемый совершил противоправные деяния, расплатившись похищенной банковской картой, умолчав о том, что использует ее незаконно.

«При таких обстоятельствах деяния Пестова подлежали бы квалификации по ч. 1 ст. 159.3 УК РФ. Криминообразующим признаком неквалифицированных хищений является стоимость похищенного имущества свыше 2,5 тыс. руб. Хищение чужого имущества, стоимость которого не превышает 1 тыс. руб.

, а также хищение чужого имущества более 1 тыс. руб., но не более 2,5 тыс. руб., при отсутствии квалифицированных хищений, в том числе ст. 158 и ст. 159.3, в силу прямого указания отнесено к мелкому хищению, подпадающему под признаки административного правонарушения, предусмотренного ч.

1 ст. 7.27 КоАП РФ», – отметила апелляция.

Защитник оправданного прокомментировал судебные акты

Алексей Егоров назвал справедливым оправдательный приговор Димитровского районного суда г. Костромы. «Он вынесен в соответствии с действующим уголовным и уголовно-процессуальным законодательством.

По моему мнению, суд принял единственно верное решение. Считаю, что немаловажную роль при вынесении оправдательного приговора сыграла категоричная позиция стороны защиты в вопросах юридической оценки действий моего доверителя.

Рад, что мнение суда полностью совпало с мнением стороны защиты», – отметил он.

Адвокат также высоко оценил апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Костромского областного суда, «которая, рассмотрев жалобу потерпевшего, не нашла основания для ее удовлетворения, тем самым подтвердив правильность выводов, сделанных судом первой инстанции».

Алексей Егоров выразил надежду на то, что данный приговор в будущем будет своего рода указателем направления в вопросах юридической оценки действий лиц, совершивших аналогичные деяния.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/opravdatelnyy-prigovor-grazhdaninu-oplativshemu-pokupki-chuzhoy-bankovskoy-kartoy-ustoyal-v-apellyatsii/

Консультант закона
Добавить комментарий