Каковы доказательства факта принятия отката?

Ритейлер DNS добился восьми лет тюрьмы для бывшего топ-менеджера за кражу десятков миллионов рублей через откаты — Торговля на vc.ru

Каковы доказательства факта принятия отката?

Его признали виновным в мошенничестве, полное расследование дела заняло 3,5 года.

12 сентября 2019 года бывший руководитель отдела рекламы розничной сети DNS Александр Панов был признан виновным в деле о мошенничестве в размере около 90 млн рублей у компании. Об этом рассказал гендиректор сети Дмитрий Алексеев на своей странице в .

Панов осужден на 8 лет лишения свободы со штрафом в 500 тысяч рублей. Также был полностью удовлетворён гражданский иск на 90 млн рублей. Пока Алексеев не ответил на вопрос vc.ru о точной сумме ущерба и о том, как компания планирует вернуть эти деньги.

Панов работал в DNS с 2013 по 2016 год — в его обязанности входило планирование и координация работ по проведению рекламных кампаний, а также оценка эффективности рекламных бюджетов.

Для своей схемы Панов заказывал для DNS услуги интернет-рекламы у фирмы из Ростова-на-Дону, а также покупал права на ПО и музыку у московских правообладателей. По версии следствия, он убеждал подрядчиков завышать стоимость работ на 20-50% и переводить деньги на счета юрлиц во Владивостоке, ссылаясь на требования руководства.

После окончательных расчетов он забирал разницу между реальной и фиктивной ценой. Таким образом Панову удалось похитить около 95 млн рублей, указывает прокуратура Владивостока. По словам Алексеева, в гражданском иске окончательная сумма ущерба оценена в 90 млн рублей, что больше, чем было похищено на самом деле.

Чтобы не попасться, менеджер договаривался об откатах с подрядчиками европейской части России, «максимально далёкими от Владивостока», а отношениями с обнальщиками занимался не сам Панов, а его друг Дмитрий Румянцев, говорит Алексеев.

Ещё одна причина, почему мошенничество не обнаружили сразу — похищенные суммы терялись на фоне общего оборота компании и накапливались постепенно в течение трех лет.

Как не заметили 95 миллионов? Это же не за один раз было. 30 миллионов на фоне сотни миллиардов оборота [в год] не очень большая сумма.К тому же, Панов как раз и был в DNS тем человеком, кто оценивал эффективность расходования маркетинговых бюджетов. Сейчас мы понимаем, что к нам он шёл специально красть. И был уверен в том, что уличить его невозможно.

Панова выдало вызывающее поведение, говорит Алексеев. Он начал вести дорогой образ жизни, покупать квартиры и машины. Следствие выяснило, что на дорогие покупки Панов потратил 70 млн рублей.

«Общий контур» дела стал понятен ещё в первый месяц разбирательств, но следствие шло тяжело — на каждом этапе приходилось убеждать оперативников, следственный комитет, прокуратуру и суд в том, что есть все основания и доказательства для обвинения, заявляет Алексеев.

По его словам, DNS приходилось самостоятельно собирать доказательную базу: изучать банковские выписки по приходам средств на конторы, с которыми работал Панов, связываться с контрагентами и так далее.

Детали сбора информации глава DNS не приводит, но пишет, что в результате следствию удалось найти тех, кто платил откаты, выяснить, какие компании занимались обналичиванием, найти друга-помощника и доказать, что деньги, которые тратил Панов, — украденные.

Расследование началось в 2016 году и закончилось в мае 2018 года, когда прокуратура передала уголовное дело в Ленинский районный суд Владивостока. Задействованные в мошеннической схеме лица дали против Панова показания, а DNS, по словам Алексеева, собрала под каждое показание материальную доказательную базу.

Следствие обвинило Панова в преступлениях, предусмотренных частью 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество, совершенное с использованием служебного положения, в особо крупном размере) и статьёй 174.1 УК РФ (легализация денежных средств, приобретенных лицом в результате совершения им преступления).

На его имущество — две квартиры, гаражный бокс, транспорт и другие ценности был наложен арест, а также предъявлены требования о возмещении причиненного ущерба.

По словам Алексеева, Панов «сам сделал всё, чтобы увеличить себе срок», так как вместо признания вины, извинений и раскаяния (благодаря чему мог получить условный срок) он отрицал вину и стоял на позиции «а ну-ка докажи».

При всем при этом, я все так же не сторонник строгости уголовных наказаний, не считаю, что тюрьма кого-то лечит. Однако Панов оказался отморозком, даже сейчас не раскаивается и не признается в содеянном. Неформально говорит, как и многие жулики в такой ситуации, что своей эффективностью так много принес денег компании, что вполне имел право себе оставить часть денег.

DNS — сеть магазинов цифровой и бытовой техники, компания работает в 400 городах России. По собственным данным, сейчас сети принадлежат 1300 магазинов по стране. По данным Forbes, компания занимает 38 место в рейтинге 200 крупнейших частных компаний России 2018 года с оценкой в 197,8 млрд рублей.

Источник: https://vc.ru/trade/82947-riteyler-dns-dobilsya-vosmi-let-tyurmy-dlya-byvshego-top-menedzhera-za-krazhu-desyatkov-millionov-rubley-cherez-otkaty

Откат или честь?

Каковы доказательства факта принятия отката?

Екатерина Бузукова

Мы недолго думали, принимая решение написать эту статью. Поводом послужил разговор с одним юным, но очень шустрым закупщиком, который гордо заявил, что с работы своей никогда не уволится, т.к. должность его – отличное место для “дополнительного заработка”.

Да, откаты берут многие, причем в процессе написания статьи мы даже обнаружили, что на страницах одного популярного в деловой среде журнала была подробно описана технология получения и дачи взятки; и статья эта пользуется повышенным вниманием читателей.

Давайте называть все своими именами: откат – это взятка; просто слово “взятка” уж совсем плохое, а “откат” вроде как бы почти и не взятка, а так… премия, бонус. Почти хорошее слово, узаконенное в коммерческих структурах.

Мы не имеем в виду профессиональные бонусы, получаемые от поставщика открыто. Такие бонусы получает компания на условиях соглашения, и они направляются непосредственно в бюджет.

Поговорим об откатах – о том, что кладет закупщик себе в карман в обход всех официальных оплат и контрактов.

Спрос и предложение: рыночный закон

Поговорить хотелось бы об этической стороне дела – напомнив прописные истины. Кажется нам, что в деле дачи взятки спрос определяет предложение. Спрос со стороны работника розничной компании на чужие деньги, деньги поставщика или производителя. “Не знаю, не знаю…- говорит такой закупщик.

– Ваши условия конечно привлекательны, но… меня за это по голове не погладят… надо будет с начальником вопрос улаживать…”. Достаточно быстро поставщик догадывается, что скрывается за колебаниями закупщика. И реагирует “правильно” – удовлетворяет спрос на дополнительный нелегальный заработок.

И быстро затем разносится весть по поставщикам, что с закупщиком Васей Пупкиным нужно работать на условиях “взаимовыгодного соглашения”.

Работает простой рыночный механизм: есть спрос – будет и предложение. Предложение будет всегда – хотя бы для того, что бы пойти по пути наименьшего сопротивления. Зачем садиться за стол переговоров, тратить время, прилагать усилия по поиску совместного решения, когда проще всего заплатить Пупкину.

Когда мы говорим о способах борьбы с откатами, о том, как выловить и уличить нечестных закупщиков и о том, какие профилактические меры надо предпринять для борьбы с этим злом, мы боремся с последствиями. А причина в другом – это жажда “легких” денег и отсутствие уважения к себе.

Предложение станет совершенно бессмысленным, только если спрос будет отсутствовать сам по себе.

Те, кто не берут

Проработав 12 лет в закупках и начиная с должности младшего менеджера, я не раз на своем опыте имела возможность убедиться, что очень много закупщиков (да и не только их), которые НЕ БЕРУТ. Ни под каким предлогом. Никакую сумму. Ни в каком виде. Несмотря на то, что предлагают.

Мне лично предлагали взятки и откаты в диапазоне от 100 долларов до 3500 долларов. Мысли о том, чтобы взять любую сумму, не возникала ни разу – просто потому? что раз и навсегда этот вопрос я для себя решила. И многие мои коллеги и знакомые, мои друзья и близкие поступают также – не имеет значения ни сумма, ни форма “благодарности”.

Для меня подтверждением такой позиции явился случай, который хотелось бы привести.

Не так давно моя машина пострадала в аварии. Через какое-то время страховая компания пригласила специалиста по оценке ущерба машины, чтобы возместить положенную сумму ремонта. Ущерб, надо сказать, был очень приличный, и в машине таилось достаточно скрытых повреждений. Повреждения эти можно было увидеть лишь при детальном осмотре днища.

Я была взволнована тем, что оценщик не захочет внимательно разбираться, лезть под машину с фонариком и так далее… поэтому сразу предложила ему n-ную сумму, чтобы он занес в протокол все повреждения, которые я ему укажу. Мне не нужно было лишнего, мне важно было, чтобы он ничего не пропустил.

По сути, я предложила ему взятку за то, чтобы он просто хорошо сделал свою работу.

Этот человек молча покачал головой, затем ответил: “Нет. Я это не практикую. Вашу машину я осмотрю на общих основаниях” и спокойно принялся за работу. Он действительно тщательно все осмотрел, и был объективен и точен.

Ничего лишнего, но и ничего не было пропущено. Я преисполнилась глубокого уважения к этому человеку, так его позиция была мне близка и понятна. Он уважает себя, в первую очередь. ОН НЕ БЕРЕТ.

Делая свою работу, так поступает и мой муж, и мои друзья и еще, надеюсь, подавляющее большинство других людей.

Можно назвать это честностью. Наверное, это слово лучше всего обозначает такую позицию. Нельзя быть честным наполовину: я у одних беру, а у других не беру.

Или беру только крупные суммы, а мелкие – нет-нет, ни в коем случае. Я до обеда честный, а после обеда – в конвертике, пожалуйста. Мы назовем это честью.

Честность и честь – однокоренные слова и очень близкие между собой понятия. Честь – она или есть, или ее нет.

Наверное, нет смысла пытаться изменить тех, кто уже берет. Скорее всего, понимание своей чести и уважение к себе приходит не со страниц журнала и не после одной статьи. Но я абсолютно уверена, что можно не сделать первый шаг ко взяточничеству. Это просто. Просто не брать никогда и ни под каким предлогом.

Но это же и сложно, потому что соблазн всегда существует.

Те, кто берут

Вероятно, каждый закупщик рано или поздно сталкивается с возможностью коммерческого подкупа в той или иной форме.

Кто в конвертике приносит, кто-то говорит о “взаимовыгодном сотрудничестве”, а некоторые даже рассылают письма с завуалированным предложением отката под видом “специальной поощрительной программы” и “персонального бонуса”, тем самым априори занося всех, кто в этой компании работает, в список мздоимцев. Для кого-то открываются счета в банке, которые исправно пополняются при каждом заказе. Кому-то борзыми щенками приносят. Но необходимо понимать – в какой бы форме такие предложения не поступали, суть от этого не меняется. Это взятка, а иначе говоря, “принятие должностным лицом лично или через посредников каких-либо материальных ценностей (предметов, денег) или приобретение какой-либо имущественной выгоды за выполнение или невыполнение в интересах давшего взятку действия…”

Самое главное, что надо помнить – получая взятку, откат, мзду (называйте как угодно, все будет правильно), вы всегда действуете в интересах того, кто эту взятку дал. По сути, это просто акт купли-продажи, причем размер платы зачастую просто смешной.

В известной мне компании работал молодой человек, который аккуратно получал от поставщика по 50 долларов в месяц за закупку излишнего ассортимента продукции. Когда стали разбираться в причинах значительного неликвида в его части ассортимента, то выяснился этот факт. Сам закупщик называл его “личным экстра-бонусом”.

Открылось и то, что сам менеджер не видит ничего плохого в этом. “Я же не ворую! – объяснял он, – это не за счет компании, а за счет поставщика!”.

Этот менеджер – в целом хороший человек. Он отличный семьянин, нежно привязан к своей жене и ребенку, душа компании, веселый и открытый парень, всегда готов прийти на помощь, много читает и имеет хорошее образование. Но можно ли назвать его честным человеком?

Взял. Что дальше?

Конечно, платит поставщик, а не компания. Но компания несет убытки за закупку ненадлежащего товара или ненадлежащего количества этого товара. Менеджер лично может и не ворует, но его деятельность, организованная таким образом, не позволяет оптимизировать ассортимент, так как оттягивает на себя оборотные средства всей компании. И это еще малое из многих зол.

Будучи купленным, такой закупщик не может более добиваться своих требований от поставщика.

По сути, он перестает выполнять свою работу, за которую ему платят зарплату – что может решить человек, который обязан проводить политику взяткодателя? А если таких “дателей” много, то угодить надо всем… Напоминает профессионально работающую жрицу любви. Плохое сравнение, но это первое, что приходит в голову при словах “тебя купили”.

Некий производитель таким образом “купил” одного из коммерческих представителей, славившегося своим мздоимством. Производитель, чьи интересы этот молодой человек проталкивал, во время переговоров отправлял его на кухню за минералкой: “Ты сходи, дружок, принеси-ка нам водички. Мы тут договоримся, тебе потом расскажем. Контракт после подпишешь”.

С ним обращались, как с прислугой. О каком профессионализме и уважении может идти речь? Беря взятку, закупщик элементарно не может принимать решений самостоятельно – за него теперь решают, что и по каким ценам поставлять. Закупщик более не ответственное лицо, а лишь исполнитель чьих-то интересов. И хорошо еще, если эти интересы не противоречат в общем целям компании.

До поры до времени…

Если уж закупщик не уважает компанию, в которой работает, то надо хотя бы подумать о последствиях получения взяток.

От тихого шантажа “Ну вы же не хотите, чтобы о ваших бонусах узнало начальство?”, до уголовной ответственности, к которой Вас может привлечь работодатель. И парадокс – но это факт – о тех, кто берет, знают практически все на рынке.

Хотя всеми правдами и неправдами профессиональный откатчик скрывает суть своих отношений с поставщиками, истина все равно рано или поздно становится известна.

Если же и боязнь огласки – не аргумент для откатчика (“А вы докажите!”), то обратим внимание на тот факт, что получение отката – это почва для манипуляции. Как только белый конверт перекочевал в руки закупщика, менеджером можно манипулировать.

Говоря проще, вынуждать делать то, что он делать не собирался. Потому что каждый человек с детства знает – воровать нехорошо. Брать чужое – нехорошо. Брать взятки – нехорошо.

И как бы там ни было, прикрываясь умными фразами типа “Цель оправдывает средства”, “С волками жить – по-волчьи выть”, “Кто не без греха…”, “Почему одним можно, а мне нельзя?” и так далее, мы лишь ищем оправдания собственной алчности.

А поставщик получает право манипулировать человеком, играя на его чувстве вины и на совести: “Ну ведь ты же не за спасибо работаешь… Мы с тобой одно дело делаем, у нас и интересы теперь общие…”.

Важно понимать еще одну вещь: об откатных деньгах известно как минимум двоим – тому, кто дал, и тому, кто взял. А далее – данные о выплаченных бонусах заносятся в скрижали поставщика и никто не знает, в какой момент эта информация станет доступна всему рынку.

Весть о том, что Вася Пупкин берет, быстро становится известна многим – и коллегам Пупкина и другим поставщикам. Не надо скромничать и тешить себя надеждой, что никто не узнает.

Нет более быстрого и надежного источника информации, чем сарафанное радио – и вот уже перешептываются между собой сослуживцы: “Пупкин.. ну понятно… То-то я смотрю – машину купил, дачу строит… теперь понятно, почему к нам столько ерунды завозится…”.

И тут не вопрос даже в том, что “это надо еще доказать”. Вопрос в самоуважении – себе придется доказывать в первую очередь право на то, чтобы людям честно смотреть в глаза.

Сколько стоит откат?

Однако деньги есть деньги. Известная поговорка гласит: “деньги не пахнут”. Так ли это?

Процитирую диалоги некоего форума в одном профессиональном Интернет-сообществе. Темой для дискуссии стала фраза одного из участников форума, который открыто заявил: “Поставляю оборудование и расходные материалы для ***.

ОЧЕНЬ хорошо вознаграждаю закупщиков”.

Примечательно то, что практически никто не обратился по этому объявлению (по словам самого заявителя, к нему обратилось лишь 2,3% от просмотревших тему), зато многие высказали свое отношение к откатам и взяткам.

Приведу примеры самых ярких высказываний:

“Я согласна с мнением, что откат – неотъемлемая часть бизнеса и в целом их существование зависит не от з/п, а от мировоззрения закупщиков. Такие фразы как “цель – оправдывает средства” – это жизненная позиция определенного человека…” Mone

“А вообще, хотите берите откаты, хотите не берите! Дело ваше, вам отвечать за ваши поступки! Будьте ответственны!” Any

“Так что не стоит прикрываться лозунгами о социальной справедливости, говорите прямо: ХОЧУ ДЕНЕГ БОЛЬШЕ, ЧЕМ МОГУ ЗАРАБОТАТЬ!
Я не осуждаю, у каждого из нас своя дорога в ад, просто давайте будем хотя бы честными на этом пути”. Директор

“… откаты берут люди неквалифицированные, случайно попавшие на эти вакансии, с заниженной самооценкой, которых не взяли в компании с большой зарплатой, и которые по старой советской психологии пытаются чего-то урвать на своем рабочем месте, вместо того, чтобы учиться и повышать свою квалификацию, повышая тем самым свою стоимость на рынке труда”. Sergey

Можно брать и спокойно сидеть на прикормленном местечке. Сделать карьеру. Купить машину, а особо удачливым, нашедшим золотую жилу в лице крупных и покладистых поставщиков – даже квартиру. Материальные блага – это здорово. А репутация? А имя? А возможность самому принимать решения – причем свои решения, те, которые ты сможешь обосновать, а не будешь пожимать плечами, стыдливо опуская глаза.

Прямо смотреть в глаза людям. Спать ночами. Знать, что твоя совесть чиста. Право сказать “нет, я это не практикую”. Сколько это стоит? Сколько стоит репутация, имя, возможность честно строить карьеру и отношения со своими партнерами?

Жадность – это порок, и этот порок очень быстро становится виден у профессионального откатчика. Мздоимство всегда написано на лице.

Итог

Те, кто ожидал в этой статье получить какие-либо практические советы или типологию откатов, будут разочарованы.

Уверена, что при желании вы такие статьи легко найдете. Мы лишь хотели напомнить простые истины и поговорить об этической стороне вопроса. Должен же кто-то об этом говорить.

Практический совет, который мы хотели бы вам дать, один: не берите. Это так просто – не брать. Гораздо проще, чем придумывать себе оправдания в виде пухнущих с голоду детей и собственной близкой голодной смерти. Проще, чем бояться, что узнает начальство, проще, чем оглядываться на шепот сослуживцев.

Прежде чем рука сама возьмет белый безымянный конверт, задумайтесь об этом.

© Бузукова Екатерина, закупщик с 12-летним стажем

Вы можете задать автору интересующие Вас вопросы по телефону +7 (495) 796-11-35 или по электронной почте avtor@src-master.ru.

Источник: https://www.src-master.ru/article9929.html

Выявление откатов | Как выявить использование откатов

Каковы доказательства факта принятия отката?

Откаты в российском бизнесе – распространенная практика. Сумма «вознаграждения», как правило, не превышает 15% суммы договора. Устранение откатных звеньев из бизнес-цепочки снижает издержки компании в среднем на 7%. Поэтому владельцы бизнеса включают выявление откатов в список приоритетных задач и готовы принимать любые меры противодействия.

Масштаб проблемы

Борьба с откатами осложняется несколькими факторами. Во-первых, это масштабное явление с положительной динамикой. В конце 2016 года компания «СёрчИнформ» провела исследование и оказалось, что в кризис количество сотрудников, практикующих откаты, увеличилось в 1,5 раза.

Во-вторых, откаты – это самый распространенный вид взяток в бизнесе, который отличается многообразием форм. Сотрудники, которые дают или берут откаты, изобретают все новые способы обогащения за счет компании в меру собственных способностей и фантазии.

Еще одна проблема выявления откатов связана с тем, что сотрудники тщательно маскируют схемы получения незаконной выгоды. Например, когда договариваются об откате, вместо самого слова «откат» используют в переговорах заменители – кодовые и сленговые словечки типа «кэш», «бабло», «листы», «косарь».

Поиск по словарям в «КИБ СёрчИнформ» помогает вычислять откатчиков, даже если в переписке они заменяют литературные слова сленговыми. Словарь объединяет десятки синонимов одного понятия, включая жаргонные и кодовые выражения. 

Преступление без наказания

Большинство тех, кто практикует откаты, осознают противоправность своих действий. Однако часто забывают, что являются не только внутренними нарушителями с точки зрения компании, но и уголовными преступниками – с точки зрения закона.

Откатные схемы квалифицируются в рамках статьи 204 Уголовного кодекса Российской Федерации «Коммерческий подкуп». Действие статьи 204 распространяется на «лиц, выполняющих управленческие функции», а также на «организованные группы».

Проблема в том, что в откатных схемах участвуют, главным образом, специалисты материально-технического обеспечения, специалисты по закупкам, менеджеры по продажам, менеджеры по рекламе, логисты, маркетологи и другие сотрудники, у которых нет оформленных «управленческих функций» и права принимать окончательное решения.

Таким образом, рядовых сотрудников крайне сложно привлечь к уголовной ответственности за откат как разновидность коммерческого подкупа.

Закон позволяет рассматривать действия «откатчиков» как мошенничество. Однако работодатели стараются разбираться с пойманными за руку самостоятельно, не привлекая правоохранительные органы и не доводя дело до суда. Поэтому максимальное наказание для менеджеров, уличенных в откатах, – увольнение.

Зоны риска

Вероятность откатов достигает максимального уровня в подразделениях, где работа строится на взаимодействии с контрагентами. Это снабжение, логистика, IТ-департаменты, АХО, рекламные отделы. Если в обязанности сотрудника входит заказ услуг или товаров, именно к его работе следует внимательнее присмотреться в первую очередь.

Например, в отделе снабжения с риском возникновения откатной схемы сопряжены многие повседневные операции, включая:

  • закупку дорогого оборудования;
  • приобретение оптовой партии товара: канцелярских принадлежностей, хозяйственного инвентаря, материалов для строительства и обслуживания техники, и т.п.;
  • подбор товарного ассортимента;
  • принятие решений по объемам закупки.

Любая из перечисленных ситуаций открывает перед сотрудником компании-покупателя перспективу получить значительную сумму в виде отката.

Скажем, «бонус» за включение нового товара в ассортиментную линейку может доходить до 5% цены поставки.

Утвердив избыточный объем закупки, менеджер может рассчитывать на 10% от контрагента, а за приобретение оборудования откат приближается к 20% суммы сделки.

Откатные схемы, независимо от сферы деятельности компании, объединены внутренней логикой. Контрагент заинтересован приобрести в лице заказчика постоянного клиента.

Чтобы устранить риски конкуренции и обеспечить долговременные заказы без необходимости снижать цену или улучшать качество товаров или услуг, контрагент предлагает представителю заказчика вознаграждение в обмен на статус единственного поставщика. Сумма отката обсуждается индивидуально и зависит, как правило, от цены контракта и планируемой прибыли.

Подобная схема часто реализуется в сфере логистики (заказ транспортных услуг), информационных технологий (обслуживание информационных систем), маркетинге (проведение рекламных кампаний).

В 2018 году попытки откатов зафиксированы в 21% компаний. Результаты полного исследования уровня ИБ в российских и зарубежных компаниях можно посмотреть здесь.

Найти и обезвредить

Чтобы идентифицировать внутреннего злоумышленника, зачастую необходимо объединить усилия бухгалтерии, службы безопасности, отдела кадров и непосредственно руководства компании. Требуется не только сосредоточиться на действиях одного «подозреваемого», но и проанализировать работу всего подразделения, экономическая эффективность и прозрачность которого попала под подозрение.

Нечистые на руку сотрудники становятся более осторожными. Они не используют корпоративные ресурсы для открытого обсуждения способов незаконного обогащения за счет компании.

Однако фрагменты общения, собранные из разных источников: переписки в корпоративной почте, мессенджеров, Skype – помогут воссоздать цельную картину мошенничества.

Собрать данные под силу DLP-системе, которая проведет лингвистический анализ корпоративного трафика, определит по ключевым словами подозрительную переписку и покажет связи конкретного сотрудника внутри компании.

Однако большинство откатных схем планируется и обсуждается на внешней территории, вне информационной системы компании. И это служит косвенным признаком, по которому выявляется потенциальный работник-вредитель.

Если сотрудник начинает проводить на переговорах с поставщиком вне рабочего места избыточное количество времени – это повод проанализировать его взаимоотношения с контрагентом.

Особенно если у самого сотрудника не получается достоверно обосновать необходимость таких встреч.

Более очевидный признак – внезапно повысившийся уровень жизни сотрудника. Если расходы явно не соответствуют доходам, например, менеджер с зарплатой 50 тысяч обзаводится дорогим жильем или престижным автомобилем, проведение проверки службой безопасности вполне оправданно.

Конечно, сотрудник может получить наследство или даже выиграть в лотерею, но коллеги, во-первых, будут в курсе хороших новостей, а во-вторых – подобные примеры, скорее исключение из правил.

«Правилом» в реальности оказывается тот факт, что сотрудник получает откаты от контрагентов, причиняя ущерб своей компании.

Выявить получение «дополнительного дохода» сложно, но это не значит – невозможно. Сотрудник вряд ли попросит переводить на свою зарплатную карточку суммы, равные 5 или 10 процентам стоимости заказа. И крупные суммы начислений, и наименование отправителя – явно компрометирующие факторы.

Скорее, получатель отката оформит банковскую карту, притом на другое лицо, чтобы распоряжаться полученными средствами фактически анонимно.

Между тем, в практике клиента «СёрчИнформ» был случай, когда сотрудники службы информационной безопасности обратил внимание на отдельные сообщения по четыре цифры в мессенджере. ИБ-специалист предположил, что это номер карты, пересылаемый по частям.

Тогда он проверил сотрудника с помощью DLP‑системы, и подозрения подтвердились – сотрудник оказался «откатчиком». Разумеется, программные средства не помогут, если сотрудник получат свою долю в конверте или в «натуральном виде» – товарами или услугами контрагента.

Легче раскрыть схему, когда менеджер отдает предпочтение «дружественной» компании. Эта компания, в получении прибыли которой внутренний злоумышленник прямо заинтересован, например, является соучредителем или состоит в родственных (дружественных) связях с владельцем. Служба безопасности с большой долей вероятности выявит конфликт интересов во время первой же проверки контрагента.

Бухгалтерия может подтвердить ангажированность сотрудника, проанализировав очередность выплат, время предоставления отсрочек и другие фиксируемые в документах «отношения» с конкретной компанией.

Обнаружить завышение цен способен как бухгалтер, так и любой сотрудник, чья задача – проводить мониторинг рынка. Оперативно определять неконкурентные условия позволяет сбор прайс-листов, регулярный запрос и сравнение коммерческих предложений с условиями контрактов, заключенных с действующими контрагентами.

Такой анализ помогает решить несколько задач, не только узнать имена работающих за откат. В конце концов, ответственный за договор сотрудник может и не получать финансовой подпитки от партнерской компании. Невыгодные для фирмы условия могут оказаться следствием некомпетентности и неумение выбрать лучшие условия.

Так что регулярный анализ рынка в конечном итоге поможет «оздоровить» бизнес-процессы в компании.

Чтобы избавить сотрудников нижнего и среднего звена от соблазна нажиться на особо «жирных» сделках, имеет смысл передавать ведение крупных контрактов на более высокий уровень – вплоть до топ-менеджмента.

На таком уровне партнерства минимальна вероятность того, что появиться желание получить краткосрочную, пусть и значительную финансовую выгоду. Руководитель и владелец компании в одном лице не заинтересован заключать договора себе в убыток, а наемные топ-менеджеры чаще всего достаточно обеспечены финансово и дорожат деловой репутацией.

Кроме того, все это «лица, выполняющие управленческие функции», а значит, угроза ст. 204 УК РФ для них более реальна, чем для рядовых сотрудников.

Если на уровне высшего руководства дополнительный контроль не нужен, то на рядовом и среднем уровнях не обойтись без системы противодействия откатам.

Например, после анализа коммерческих предложений от нескольких контрагентов сотрудник выбрал победителя. Далее выбранного поставщика должна проверить служба безопасности.

Затем коммерческое предложение проходит проверку экономистом или бухгалтером, причем сравнение необязательно проводить с предложениями контрагентов, которых изначально выбрал сотрудник. Более того, сравнение различных вариантов поможет раскрыть сговор сразу с несколькими поставщиками.

В цепочку «согласующих» можно включить юристов, руководителя – всех специалистов, чье мнение будет компетентным и обоснованным.

Если работник заинтересован получить откат, ему придется заинтересовать всех коллег, от которых зависит одобрение конкретного контрагента, условий поставки и оплаты. Другими словам, придется сформировать «группу лиц», готовых пойти на нарушение закона и причинить ущерб компании.

«КИБ СёрчИнформ» составляет подробные отчеты по связям пользователей. DLP-система показывает, с кем и когда переписывался сотрудник. Отчет по связям помогает сузить круг подозреваемых во время внутренних расследований. 

Вдобавок к «бюрократическим методам» на практике хорошо себя зарекомендовал прием «перемешивания» контрагентов между сотрудниками, когда регулярно происходит перераспределение поставщиков, у которых производится закупка.

С самими поставщиками не лишним будет подписать дополнительное соглашение или закрепить в договоре порядок работ и ответственность за предложение отката.

Добросовестные контрагенты согласятся работать на условиях прозрачности и открытости.

Более глубокий и более дорогостоящий метод выявления откатов – комплексный аудит. В крупных компаниях наличие службы внутреннего контроля с квалифицированными, высокооплачиваемыми специалистами – недешевое, но необходимое условие работы.

Компаниям среднего размера следует время от времени заказывать услуги аудита у сторонних организаций, способных не только проверить бухгалтерскую и налоговую отчетность, но и проанализировать все аспекты договорных отношений с партнерами-контрагентами.

Если руководство компании придерживается политики «чистого бизнеса», то ему следует взять на вооружение базовые принципы борьбы с откатами.

Это распределение обязанностей, многоуровневый контроль, недопущение образования долговременной связки «сотрудник–контрагент», анализ рынка и регулярный аудит.

И, конечно, достойное денежное вознаграждение гарантированно снизит желание сотрудников участвовать в «серых» схемах и изобретать новые формы откатов.

Источник: https://searchinform.ru/resheniya/biznes-zadachi/vyyavlenie-otkatov/

иды «откатов»:

 классический: наличные/без-

наличные денежные средства

 альтернативный: любые материаль-

ные ценности

 нематериальный: моральные и/или 

физические блага.

Выявление и формирование до-

казательной базы о получении отката 

усложняется в зависимости от его вида 

(от классического к нематериальному).

Природа отката кроется в предо-

ставлении избранному контрагенту 

необоснованных привилегий по срав-

нению с другими, что приводит к из-

менению условий сделки в ущерб эко-

номическим интересам организации. 

При этом часть причиненного матери-

ального ущерба возвращается сотруд-

нику в виде отката.

Один сотрудник не в состоянии 

создать условия для дачи ему отката. 

Так как в бизнес-процесс, как прави-

ло, вовлечено множество сотрудников 

имеющих как руководящие, исполни-

тельские, так и контрольные функции.

Виды «откатов»:

• классический: наличные/безналичные денежные средства

• альтернативный: любые материальные ценности

• нематериальный: моральные и/или физические блага.

Выявление и формирование доказательной базы о получении отката усложняется в зависимости от его вида (от классического к нематериальному).

Природа отката кроется в предоставлении избранному контрагенту необоснованных привилегий по сравнению с другими, что приводит к изменению условий сделки в ущерб экономическим интересам организации. При этом часть причиненного материального ущерба возвращается сотруднику в виде отката.

Один сотрудник не в состоянии создать условия для дачи ему отката. Так как в бизнес-процесс, как правило, вовлечено множество сотрудников имеющих как руководящие, исполнительские, так и контрольные функции.

Всегда есть сотрудники, которые если не знают, то догадываются о возможности дачи отката.

Информация об откатах может приходить из разных источников: из «горячей линии» компании, на электронную почту службы безопасности и т. д. При этом информация, полученная из общедоступных ресурсов, требует детального уточнения и, как правило, не соответствует действительности.

Наиболее эффективным источником информации о получении откатов является «свой человек» в бизнес-процессе, который может оперативно проинформировать о нарушении утвержденных процедур при выполнении бизнес-процессов или лоббировании сотрудником интересов контрагента.

Именно этой информации будет достаточно для ее дальнейшей проверки.

Откат всегда оставляет следы в финансово-хозяйственной деятельности (далее – ФХД) организации, которые косвенно указывают на сотрудника,

вероятнее всего получившего откат, как на ответственное лицо, принявшее решение об условиях сотрудничества с контрагентом.

Доказать факт совершенного в прошлом отката возможно только при наличии:

• свидетельских показаний:

– работников организации, причастных к получению отката;

– контрагента, дававшего откат;

• документального, технического подтверждения о даче/получении отката (расписка, переписка и т. д.).

При этом всегда необходимо констатировать факт нарушения утвержденных процедур при выполнении бизнес-процесса и повлекшее за ним причинение материального ущерба, что будет являться косвенным умыслом либо отсутствием квалификации для соответствия занимаемой должности.

Алгоритм действий при получении информации о сотруднике, берущем откаты, приведен в Приложении № 1.

Рассмотрим его подробнее.

Любая информация о получении сотрудником откатов подлежит оценке на ее достоверность и вероятность причинения материального ущерба.

Для этого необходимо:

• Установить источник информации, уточнить подробности и нюансы, наличие дополнительных эпизодов;

• Уяснить период работы, профессиональную и личную характеристику, функциональные обязанности сотрудника и наличие полномочий для принятия решения с целью получения отката;

• Проанализировать бизнес-процесс, в отношении которого поступила информация, на предмет наличия нарушений требований нормативных документов;

• Проанализировать существенность суммы возможного материального ущерба организации (из расчета, что откат составляет от 20 % до 40 % от суммы ущерба);

• Проанализировать аналогичные бизнес-процессы, в которых участвовал сотрудник за последние 2–3 года, рассчитать возможную сумму ущерба (из расчета, % отката от суммы бизнес-процесса по полученной информации, ко всей сумме бизнес-процессов за период);

• Проанализировать материальное благосостояние сотрудника и его близких родственников в сопоставлении с доходом, получаемым в организации (наличие и рыночная стоимость движимого и недвижимого имущества, периодичность и места проведения отдыха и т. д.).

При получении информации повторно или из разных источников целесообразно пропустить этап оценки информации, перейдя к проверке ФХД сотрудника на предмет выявления причинения материального ущерба организации. Алгоритм проверки ФХД заслуживает отдельной темы и не будет раскрыт в данной статье.

При наличии материального ущерба необходимо установить круг лиц, участвующих в бизнес-процессе, а также лиц, имеющих контакты с сотрудником, с целью установления ответственности, аффилированности (взаимозависимости и т. д.) с контрагентом. В противном случае последующая проверка ФХД сотрудника переходит в текущую и может продолжаться до выявления материального ущерба.

При выявлении материального ущерба у сотрудника и контрагента обязана присутствовать прямая/«кривая» аффилированность (взаимозависимости и т. д.). Если она не установлена, это не значит, что ее нет. Алгоритм проверки аффилированности также заслуживает отдельной темы и не будет раскрыт в данной статье.

Следующий этап является кульминационным и зависит от наличия управленческого решения, бюджета, времени и т. д. Цель этапа – «поймать за руку» сотрудника, получить признание или убедиться в его непричастности к получению откатов.

«Провокация» – создание условий, при которых на контакт с сотрудником выходит «свой» контрагент и предлагает ему откат.

«Лояльный сотрудник» – поиск человека в окружении сотрудника, способного предоставить информацию о предстоящем получении отката для его фиксирования.

«Лояльный контрагент» – поиск контрагента, способного предоставить информацию о предстоящей даче отката сотруднику.

Cпециальное психофизиологическое исследование с использованием полиграфа является бюджетным вариантом в финале формирования доказательной базы. Кроме того, оно проводится только по желанию сотрудника и имеет определенную погрешность в выводах.

Необходимо отметить, что информирование сотрудника (подозреваемого в получении отката и причинении материального ущерба) о возможности подачи заявления в правоохранительные органы является наиболее действенной мерой для получения признания (без учета мероприятий, выходящих за рамки правового поля).

Борьба с откатами должна строиться не на их выявлении, а на их предупреждении:

• качественном подборе и контроле работы персонала;

• угрозе разрушения деловой репутации лица, получившего откат (всеобщей огласки факта получения отката, контроль дальнейшего трудоустройства и информирование нового работодателя о факте получения отката);

• создание базы данных «Черный список сотрудников» по основанию «Получение откатов».

На практике встречал два варианта развития событий на кульминационном этапе:

• Сотрудник признавал получение отката, возмещал ущерб и увольнялся из организации. Однако вслед за ним увольняли и работников СБ, проводивших проверку (предполагаю, что инициаторами выступали сотрудники, также берущие откаты и опасающиеся разоблачения);

• Сотрудник не признавал получение отката и причинение материального ущерба, включал административный ресурс и разворачивал ситуацию в противоположную сторону. Руководство СБ, встав перед выбором – долг или кресло выбрало последнее. Работника СБ, проводившего проверку, уволили.

Таким образом, приняв решение проверять информацию о получении работником отката, будьте готовы сменить работу.

Выводы:

• Доказать факт получения в прошлом отката практически невозможно.

• Причинение сотрудником материального ущерба организации является косвенным умыслом на получение отката либо отсутствием квалификации для соответствия занимаемой должности.

• Для подтверждения/опровержения информации о получении сотрудником отката целесообразно провоцировать сотрудника либо проводить исследование с использованием полиграфа, либо обозначать угрозу подачи заявления в правоохранительные органы.

• Борьбу с откатами вести путем их предупреждения под угрозой разрушения деловой репутации уличенного сотрудника.

Источник: http://www.s-director.ru/magazine/magdocs/view/112.html

Консультант закона
Добавить комментарий