Каковы условия применения амнистии по уголовному делу в зале суда?

Амнистия на широкую ногу — PRAVO.UA

Каковы условия применения амнистии по уголовному делу в зале суда?

Закон Украины «Об амнистии в 2011 году», принятый парламентом 8 июля с.г. с учетом предложений Президента Украины, вступил в силу 28 июля с.г.

Таким образом, в августе—октябре 2011 года на Украине будет проведена амнистия, действие которой по предварительным оценкам распространится более чем на 12 тыс.

осужденных (а также лиц, в отношении которых уголовные дела находятся в производстве органов дознания, досудебного следствия или суда, но не рассмотрены последним или рассмотрены, но приговоры по этим делам не вступили в законную силу, относительно преступлений, совершенных до вступления в силу Закона об амнистии). Амнистия-2011 может стать самой масштабной за всю историю Украины, тем более что со следующего года вступает в силу новая редакция закона «О применении амнистии на Украине», предусматривающая сокращение перечня лиц, к которым может применяться амнистия.

Закон «Об амнистии в 2011 году» преду­сматривает освобождение от наказания в виде лишения свободы на определенный срок и от других наказаний, не связанных с лишением свободы, осужденных за преднамеренные преступления, не являющиеся тяжкими или особо тяжкими, и за преступления, совершенные по неосторожности, не являющиеся особо тяжкими.

В частности, подлежат амнистии лица, которые на момент совершения преступления были несовершеннолетними; беременные женщины; лица, не лишенные родительских прав, имеющие детей, которым не исполнилось 18 лет, или детей-инвалидов независимо от их возраста; пенсионеры, инвалиды, а также больные активной формой туберкулеза, онкологическими заболеваниями и пр.

Также предусмотрено освободить от наказания в виде лишения свободы на определенный срок и от других наказаний, не связанных с лишением свободы, лиц, осужденных за преднамеренные преступления, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не более 10 лет, если на момент вступления в силу этого закона они отбыли не менее половины назначенного срока основного наказания.

Вместе с тем в Законе определен круг лиц, которые не могут быть амнистированы.

Среди них — лица, отбывающие наказание в виде досрочного лишения свободы; лица с двумя и более судимостями за совершение тяжких или особо тяжких преступлений; лица с двумя и более судимостями, которые отбыли менее половины назначенного судом срока; лица, чьи преступные действия повлекли гибель двух и более лиц; злостные нарушители тюремного режима; осужденные, которые повторно совершили преднамеренное преступление до отбытия наказания; ранее амнистированные лица, снова совершившие умышленное преступление. Также не подлежат амнистии водители, виновные в совершении ДТП со смертельным результатом в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, а также те, кто покинул место происшествия.

Поскольку амнистия не является реабилитирующим обстоятельством, в законе прямо предусмотрено, что она не может применяться, если обвиняемый, подсудимый или заключенный возражает против этого. Согласие лица, относительно которого решается вопрос о применении амнистии, должно быть зафиксировано в протоколе судебного заседания.

Материальный фактор

В первоначальной редакции законопроекта одним из обязательных условий применения амнистии была компенсация ущерба, нанесенного преступлением.

Однако против такой формулировки выступил Президент Украины, считающий недопустимым применение амнистии исходя лишь из факта возмещения нанесенного преступлением материального ущерба (убытков). Ведь в таком случае применение амнистии ставится в зависимость от материального положения лица и его возможности возместить ущерб.

Общественная же опасность деяний (критерий, который, собственно, и отличает любое преступление от правомерного поведения), личность осужденного и целесообразность освобождения его от дальнейшего отбывания наказания в связи с исправлением при этом не учитываются.

По мнению Президента, такая норма девальвировала суть уголовной ответственности и нивелировала определенную Уголовным кодексом Украины цель наказания.

Ведь при буквальном толковании амнистия могла быть применена и к лицам, осужденным за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, которые в определенный Законом срок возместили бы нанесенный материальный ущерб (убытки) по делу в полном объеме.

В связи с этим специалисты Главного научно-экспертного управления парламента обращают внимание, что факт возмещения убытков в принципе должен учитываться при объявлении амнистии, но он не может быть определяющим.

Также глава государства обратил внимание на социально-экономические факторы: во время отбывания наказания лицо объективно лишено возможности заработать денежные средства, вместе с тем, если лицо, совершившее преступление небольшой или средней тяжести, будет освобождено от наказания в связи с актом амнистии, оно получит намного больше возможностей заработать деньги и возместить пострадавшему нанесенный ущерб.

В итоге положения о компенсации нанесенного ущерба как основании для применения амнистии из текста закона исключены и сохранена норма, согласно которой «амнистия не освобождает от обязанности возместить нанесенный преступлением ущерб, которая возложена на виновное лицо приговором или решением суда».

Новые правила амнистии

Как уже упоминалось, с 1 ­января 2012 года на Украине вступят в силу новые правила применения амнистии (Закон № 3465-VI). Существенно сузится само понятие амнистии и перечень лиц, к которым она может быть применена.

Основное новшество — запрет на применение амнистии на стадии дознания, досудебного следствия, а также в случае если уголовное дело находится в производстве суда, но не рассмотрено последним с вынесением обвинительного приговора.

Следовательно, амнистировать можно будет только осужденных лиц (в том числе если приговор не вступил в законную силу). Органы дознания и досудебного следствия, таким образом, лишаются возможности закрывать уголовные дела «по амнистии».

Что касается дел, рассматриваемых судом, то установив на стадии судебного разбирательства уголовного дела наличие акта амнистии, устраняющего применение наказания за совершенное деяние, суд при доказанности вины лица выносит обвинительный приговор с освобождением осужденного от отбывания наказания.

Таким путем достигается более полная реализация принципа неотвратимости наказания. Ведь освобождение лица от уголовной ответственности по амнистии до признания судом его виновным в совершении преступления путем вынесения обвинительного приговора фактически исключало ключевую составляющую ответственности — осуждение со стороны государства.

Расширяется перечень осужденных лиц, к которым амнистия не может быть применена вообще.

Прежде всего, в него войдут осужденные за совершение умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления, которые отбыли меньше двух третей (сейчас — половины) назначенного приговором суда основного наказания; осужденные за преступление или преступления, повлекшие смерть более двух лиц (умышленное убийство «без отягощающих» также не предусматривает амнистии); осужденные, к которым в течение десяти последних лет применялась амнистия или помилование (независимо от снятия или погашения судимости), снова совершившие умышленное преступление.

«Амнистия также не применяется к лицам, осужденным за истязание, насильственное донорство, незаконное лишение свободы или похищение человека, захват заложников, торговлю людьми или другую незаконную сделку относительно человека, за преступления против половой свободы и половой неприкосновенности лица, разбой, вымогательство, нарушение правил безопасности дорожного движения или эксплуатации транспорта, которое повлекло смерть пострадавшего или причинило тяжкое телесное повреждение, совершенное в состоянии алкогольного, наркотического или другого опьянения или под воздействием лекарственных препаратов, снижающих внимание и скорость реакции, либо лицом, которое исчезло с места дорожно-транспортного происшествия, за получение взятки, геноцид, пиратство, наемничество», — сказано в законе. Кроме того, как и ранее, Законом об амнистии могут быть установлены и другие категории лиц, на которых не распространяется амнистия.

Источник: https://pravo.ua/articles/amnistija-na-shirokuju-nogu/

Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации часть 1

Каковы условия применения амнистии по уголовному делу в зале суда?

ЧАСТЬ 1

ПРАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ,

РЕКОМЕНДАЦИИ СУДЕЙ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ПО ПРИМЕНЕНИЮ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

НА ОСНОВЕ НОВЕЙШЕЙ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

1. МЕРЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

1.1. Избрание меры пресечения. Общие вопросы

Должен ли суд, избирая меру пресечения, учитывать мнение прокурора относительно судебной перспективы дела?

По общему правилу определение судебной перспективы дела — компетенция прокурора. Проблема, от решения которой уклоняется законодатель, — формирование позиции стороны обвинения при проведении конкретных процессуальных действий.

Если с ходатайством о заключении подозреваемого под стражу в суд идет дознаватель, то она автоматически совпадает с позицией выступающего в суде прокурора, несущего ответственность за судебную перспективу дела в целом. Если такое же ходатайство подается следователем, то его позиция с точкой зрения прокурора может и не совпадать.

Парадоксально, но факт: если прокурор отказался от обвинения в суде (даже на этапе подготовки дела к судебному заседанию), то такой отказ для суда обязателен.

Если прокурор не видит оснований для заключения обвиняемого под стражу, более того, из месяца в месяц, а то и из года в год последовательно утверждает, что последний подлежит освобождению из-под стражи, ибо само уголовное дело возбуждено в отношении него незаконно, законодатель снисходительно позволяет суду подобные рассуждения прокурора игнорировать.

Обязаны ли судьи, разрешая вопрос об избрании

меры пресечения, одновременно с этим разрешать

и противоречия, возникшие между органами

предварительного расследования и прокурорами?

Пример. По версии органов предварительного расследования, К. обвинялся в том, что мошенническим путем пытался приобрести право на чужое имущество стоимостью более 400 млн. руб., принадлежащее в том числе и федеральному государственному унитарному предприятию (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК). К. был заключен под стражу.

18 июня 2013 г. органами предварительного следствия было возбуждено ходатайство о продлении срока содержания К. под стражей до 6 месяцев. В судебном заседании прокурор просил в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей отказать, мотивируя это тем, что К.

уже не может повлиять на результаты расследования. Постановлением от 26 июня 2013 г. Дзержинский районный суд г. Перми продлил срок содержания обвиняемого К. под стражей до 6 месяцев 7 дней. Прокурор в апелляционном представлении просил меру пресечения в отношении К.

изменить на подписку о невыезде, мотивируя это тем, что: 1) действиями обвиняемого ущерб не нанесен; 2) доказательств того, что К. препятствует следствию, нет. Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 3 июля 2013 г. в удовлетворении представления отказано.

При этом суд констатировал тот факт, что преступление К.

совершено вне сферы предпринимательской деятельности, упомянув при этом, что «суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении и о юридической оценке его действий» (Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 03.07.2013 N 22-5245. Архив Пермского краевого суда, 2013).

22 августа 2013 г. Дзержинский районный суд г. Перми, несмотря на то что прокурор поддержал ходатайство стороны защиты об освобождении К., вновь продлил срок содержания последнего под стражей (Постановление от 22 августа 2013 г. Архив Дзержинского районного суда г. Перми, 2013). 26 августа 2013 г.

помощник прокурора Дзержинского района г. Перми в очередной раз внес в суд апелляционной инстанции представление, в котором привел подробный анализ материалов уголовного дела в отношении К. и сделал вывод о том, что действиями обвиняемого вред не только не причинен, но и не мог быть причинен.

Более того, отсутствие данных о размере ущерба свидетельствует об отсутствии в действиях К. состава преступления (представление помощника прокурора Дзержинского района г. Перми от 26.08.2013 N 2814/2012. Архив прокуратуры Дзержинского района, 2013). Апелляционным постановлением от 30 августа 2013 г.

Пермский краевой суд изменил меру пресечения К. на домашний арест. При этом суд апелляционной инстанции, нисколько не усомнившись в правильности квалификации содеянного обвиняемым, не входя в обсуждение вопроса об ущербе, отвергнув возможность применения к нему положений ч. 1.1 ст.

108 УПК, выявил нарушения уголовно-процессуального закона, указав, что суд первой инстанции надлежащим образом не оценил данных о личности К.

Поместив обвиняемого под домашний арест, суд второй инстанции уклонился от обсуждения вопросов, связанных с питанием и медицинским обслуживанием К. (Апелляционное постановление Пермского краевого суда от 30.08.2013 N 22-6946. Архив Пермского краевого суда, 2013). Для решения данных проблем К. был вынужден обращаться к следователю за разрешением:

— покидать квартиру для покупки продуктов;

— участвовать в судебных заседаниях по обжалованию решений и действий (бездействия) следователя;

— вызывать скорую помощь и аварийные службы;

— посещать стоматолога, сдавать и получать анализы.

26 сентября 2013 г. Дзержинский районный суд г. Перми, отказав следователю в удовлетворении ходатайства о продлении К. срока домашнего ареста, изменил в отношении него меру пресечения на залог.

https://www.youtube.com/watch?v=Z0A43EUFM2o

Приведенный пример показателен во многих отношениях.

Во-первых, суд избрал в отношении К. меру пресечения — заключение под стражу, несмотря на возражения прокурора. Причина — в излишнем доверии суда органам предварительного расследования.

Во-вторых, удивляет тот факт, что государство в уголовном процессе одно, а представляют его два участника процесса, которым законодатель позволяет иметь различные точки зрения по всем вопросам. Так, по делу К. прокурор последовательно просит обвиняемого освободить, ибо нет ни ущерба, ни препятствий для расследования.

В-третьих, прислушайся суд сразу к доводам прокурора и защиты, проблемы меры пресечения, вылившейся в многочисленные, как показало время, совершенно никому не нужные, дорого обходящиеся государству тяжбы, удалось бы избежать.

В-четвертых, помещая лицо под домашний арест, суд должен четко представлять, где обвиняемый будет жить, чем питаться, кто его будет лечить, где и с кем он может совершать прогулки.

Возложив на мать, сестру, мужа сестры обязанность по снабжению К. продуктами, следователь забыл, что права возлагать на кого-либо из них какие-либо обязательства у него нет.

Не является разумным запрет на телефонные переговоры с матерью, сестрой и мужем сестры, ибо им разрешено круглосуточное посещение обвиняемого.

Итог: следователь ограничил право обвиняемого заказать по телефону покупку лекарств.

Не основан на законе и ответ следователя о том, что выдача разрешения на прогулку — исключительная прерогатива суда. Судебный контроль за правами и свободами обвиняемого — явление разовое. Следователь данный вид контроля осуществляет непрерывно.

Сказанное означает, что решение всех частных вопросов — его компетенция. Поскольку у обвиняемого, которого содержат под стражей, есть право на прогулку, то нет оснований и на изъятие этого же права у обвиняемого, помещенного под домашний арест.

Имеют ли место случаи, когда люди содержатся под стражей,

а, по мнению прокуратуры, уголовного дела нет?

Пример 1. Постановлением Московского городского суда от 6 февраля 2013 г. уголовное дело в отношении Д., Г., Н. и др. в порядке ст.

237 УПК было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом (Архив Московского городского суда, 2013).

Основание — отсутствие необходимых реквизитов в постановлении о привлечении лиц в качестве обвиняемых: не указаны точное время, место и способ их действий.

Источник: https://pravo163.ru/praktika-primeneniya-ugolovno-processualnogo-kodeksa-rossijskoj-federacii-chast-1/

Консультант закона
Добавить комментарий