Куда жаловаться, если сосед начал резать свиней почти каждый день?

Страх и ненависть в Зябровке. Как хорошие соседи поссорились из-за «нелегальной автомастерской»

Куда жаловаться, если сосед начал резать свиней почти каждый день?

Места тут былинные. Неподалеку расположены остатки легендарного аэродрома. Здесь до 90-х военные летчики играли мускулами по правилам классической холодной войны. Из Зябровки куда-то летали самолеты-разведчики.

Тогда с обеих сторон железного занавеса тоже сидели приличные с виду люди, вооружившиеся до зубов. Люто опасались друг друга. Нынче их потомки увлекаются примерно тем же — но между собой. Тоже все приличные люди.

У Виктора Даниловича Кузьменкова крепкий, ухоженный, чистый дом. Приветливый песик во дворе. Рассада на окнах. Инкубатор, в котором дозревают чьи-то здоровенные яйца. Аистиного гнезда на крыше не хватает.

В огороде гуси аж хрюкают от распирающей их жизненной энергии. Лепят снеговика и крутят друг с другом шашни — у них весна, не отвлекайте.

И на этом идиллическом фоне развивается местная версия Карибского кризиса.

— Сосед появился тут лет восемь назад, купил рядом с нами пустующий участок, — рассказывает пенсионер. — Приезжал знакомиться, говорил, что хочет для дочери дом построить. Мы с женой обрадовались: нормальный мужик, хоть веселее будет.

Когда начал стройку, помогали просто по-соседски — воды там накачать или за стройматериалами присмотреть… Когда коробку дома поставил, спрашивал еще, можно ли гараж поближе к моему забору расположить, чтобы въезд был прямее. Да мне не жалко, хоть по линии участка ставь… А потом и началось.

Дом он так и не доделал, зато стал гонять в эту мастерскую машины. Года три уже к нему катаются.

— Ну и что? Они ж по его участку ездят…

— Так пусть бы. Если человек заработать хочет — это его дело. Я ж не налоговая. Но это же шум, вонь, пыль — и все это летит мне в огород. Ну просто невозможно…

Выглядываем за окно — где шум и гарь? Тишь да гладь, только гуси барахтаются в собственном бассейне.

Виктор Данилович объясняет, что сосед работал в основном в теплое время года, особенно во время отпуска. Зимой да после многочисленных жалоб в разнообразные госорганы стало поспокойней (про жалобы еще расскажем, там отдельная «Санта-Барбара»).

— Могут варить, красить, пескоструить что-то, — разволновался мужчина. — А ветры у нас в основном с той стороны… Я не мог и представить, что сосед будет так поступать, что такое вообще бывает. Да если бы не это, его дочка ходила бы по моему огороду как по своему.

Виктор Кузьменков долго рассказывает о страданиях, которые причиняет это соседство. Как пахнет растворителем и прочей химией. Как опасается давать выращенные ягоды внукам. Как насыпал небольшой вал на границе, чтобы уберечься от ядовитых веществ. Как приезжающие люди порой сквернословят и их могут слышать дети. Как неудобно перед женой и внуками за то, что не может решить проблему…

Сейчас, повторимся, ничего этого нет. За символическим частоколом только заснеженный участок с аккуратным недостроенным особняком. А также здание, которое Виктор Данилович называет мастерской.

Первое правило холодной войны: вовлекай других

— Конечно, я говорил ему, что так нельзя, — уверяет хозяин. — В ответ только «ну потерпите». Да если б я хотел его сдать, просто сразу вызвал бы налоговую, когда тут по три машины стояло. Но не хотелось же так. В общем, вижу, не получается по-хорошему. Предупредил, что буду обращаться в официальные органы. Он отнесся безразлично.

С этого началась вторая фаза холодной войны. Виктор Данилович дисциплинированно пошел по ступенькам: сельсовет, исполком, милиция, санитарная служба, прокуратура. Налоговикам передал список из 18 номеров автомобилей, которые приезжали к соседу. Каждое ведомство пришло с проверками, некоторые неоднократно и целыми комиссиями.

Официальные ответы похожи один на другой: нарушений не выявлено, признаков нелегальной мастерской нет. На словах сказали, что приезжать к знакомому на шашлыки никому не запрещено.

— Но я же не дурак и у меня глаза есть… — пенсионер в отчаянии от того, что другие не видят того же, что и он. — Неужели я гарь эту не отличу от шашлыков?

Говорит, что за планшет взялся далеко не сразу. Дойти до состояния, когда ты через забор фотографируешь соседский участок, — это серьезный звоночек. Каждый может однажды застать себя за таким занятием, и тут нужен тот, кто приведет в чувство. Виктор Данилович и сам, похоже, понимает, что выглядит это так себе.

— Я же не кляузник какой-то, никогда в жизни такого за мной не водилось! Думаете, приятно жалобы эти писать? Оно мне надо на старости лет? Отпахал почти полвека на заводе, живешь спокойно, думаешь, что ты защищен, — и вдруг появляется такой человек…

Кузьменков действительно не производит впечатления штатного жалобщика. Не видно характерных внешних признаков, на которые мы насмотрелись в тысячах других ситуаций. Тут что-то другое.

Среди официальных ответов у него под руками виднеется исписанный от руки листок с красиво выведенным заглавием «Испорченная старость».

— Это я от переживаний рассказ стал писать, — смущаясь объясняет мужчина. — Я 45 лет честно отработал электромонтером на «Гомсельмаше» и представить не мог, что на старости лет такое со мной приключится. А товарищ даже стихи написал про это все.

Виктор Данилович читает отрывок:

— …Все деревья, все кусты,

Всё чернеет весной сразу.

Пылью все покрыты грядки,

Утки, курочки в упадке.

Внучки родные мои терпят боль от сатаны…

Ну как можно не верить такому человеку?

Список Кузьменкова

Виктор Данилович говорит, что неоднократно приходил к председателю сельсовета. Просил навести порядок. Читал ему эти самые стихи про курочек. Не проняло. Теперь полон нехороших подозрений.

Глава Зябровского сельсовета Евгений Никитин тоже нахлебался от такого соседства. Ему этот конфликт ни шел ни ехал.

— Я много раз приходил туда, был и в гараже. Там просто не к чему придраться, порядок идеальный — что внутри, что снаружи. Чисто, как у меня в сельсовете. Даже в деталях порядок. Например, если герметичная бочка с отработкой — то стоит не на земле, а под нее специально сделана площадка из плитки…

Налоговики в свою очередь уверяют, что две недели опрашивали каждого из тех, чьи машины оказались в списке Кузьменкова. Никто не подтвердил, что платил за ремонт (да вряд ли кто-то на это и надеялся). Конечно, в налоговой инспекции есть другие инструменты, приемы и штат оперативников. Говорят, что приняли к сведению сигнал пенсионера. Зябровка под колпаком.

Кузьменков не верит.

«Такого соседа тихого, как я, еще поискать»

Гаражные мастерские, дяди васи с золотыми руками и связанные с этим нравственные искания — отдельная богатая тема. Каждый автомобилист напишет по ней собственную диссертацию — как хорошо/плохо, что они есть, как испоганили машину за бешеные деньги в легальном автосервисе и как возродили в каких-то подворотнях, как люди зарабатывают на хлеб детишкам и уходят от налогов.

Павла, хозяина того самого гаража, мы нашли в легальной автомастерской на окраине Гомеля. Невысокий коренастый человек в рабочей одежде. В руки и джинсы въелся мазут, никакой не планктон, не деятель культуры и не мажор. Работает тут же, в мастерской. Живет в городе. Когда есть время и желание — ездит на свой участок в Зябровке.

Узнав, чего мы от него хотим, тяжко выдыхает:

— Как же меня это достало… А что будет летом, когда я снова начну там строиться? Я не хотел эту историю вытаскивать наружу, уподобляться ему, писать жалобы на клевету. Стараюсь не поддаваться на провокации, никогда не вступаю в перепалку. У него есть на это время — у меня нет.

Вообще, такого тихого соседа, как я, еще поискать надо. Я же там еще не живу. Приезжаю в лучшем случае после работы часа на два-три поковыряться в гараже. Да, бывает пилю-стучу, но не в таких масштабах, чтобы строить против меня какие-то козни.

Возможно, что-то единожды к нему от меня прилетало или кто-то ко мне пришел и громко смеялся — его задело. Я-то извинюсь, но надо же как-то мириться с тем, что рядом могут жить и другие люди. Меня абсолютно не волнует, что происходит у него на участке.

Но я же на своей территории! Вы сами видели, что там порядок, автопарка никакого нет, мусора тоже.

Он придумал, что у меня автомастерская. Да, я занимаюсь ремонтом автомобилей — но это происходит здесь, на работе. Если я там ковыряюсь, то делаю это для души. Да все знают, что я ковыряюсь.

Товарищи из деревни могут заехать за советом, чем-то помогу — но ничего противозаконного не делаю. Приходили участковые несколько раз (они менялись), председатель сельсовета был раз тридцать.

И, как назло, каждый раз все нормально — посторонних машин нет, все чисто, аккуратно, трава покошена…

— 18 автомобилей, номера которых ваш сосед отдал в налоговую, — они чьи?

— Это мои друзья, которые приезжают попить чай, поесть шашлык. Кто-то приехал за советом, кто-то за ключом. У меня много друзей, меня знают абсолютно все в этой деревне. Да чего там, я ему самому когда-то ремонтировал машину, ни копейки не взял. Мы были нормальными соседями, пока его что-то не укусило…

Как можно не верить такому человеку?

Это пат. Одному плохо, другому нехорошо. «Третьим лицам» не нравится быть заложниками и зарабатывать жалобы себе на голову. «Четвертым лицам» не нравится платить зарплату «третьим лицам» за дурную работу. И только гусям плевать, у них есть занятие поинтересней.

Берлинская стена, наверное, решила бы проблему. Осталось определиться, за чей счет строить.

Ремонт автомобилей на Onliner.by

Источник: https://auto.onliner.by/2018/03/14/z9brovka

Мурат Сиразин о расстреле свиней: «Это мне предупреждение, что следующим буду я?!»

Куда жаловаться, если сосед начал резать свиней почти каждый день?

Фермер не скрывает, что в убийстве своих животных подозревает директоров строительных заводов, принадлежащих ТАИФу

Дорогостоящим и редким скотом — свиньями, из которых делают хамон, — поплатился блогер «БИЗНЕС Online» за, как он считает, свое право развивать фермерство. Позавчера их застрелили из охотничьего ружья 16-го калибра.

Сам фермер видит в этом последствия земельного спора со структурами ТАИФа — их представители в открытую вырубили его фруктовый сад всего полторы недели назад.

Между тем источники нашего издания в правоохранительных органах сомневаются, будет ли вообще возбуждено уголовное дело.

Мурат Сиразин

ДИВЕРСИЯ В ШЕЛАНГЕ

Село Шеланга в Верхнеуслонском районе РТ с населением 2,8 тыс. человек оказалось вчера в центре внимания СМИ из-за вооруженного нападения на хозяйство известного фермера, советника министра сельского хозяйства и продовольствия РТ Мурата Сиразина.

Напомним, накануне постоянный автор и комментатор нашего издания сообщил, что от пуль неизвестных пал «высокопородистый, очень редкий скот». По словам потерпевшего, это не первый звонок: еще 23 сентября вандалы уничтожили забор и фруктовый сад.

И вот — покусились и на животных.

Сиразин написал заявления и в полицию, и в прокуратуру, и в ФСБ. По его мнению, произошла самая настоящая диверсия. Фермер ожидает возбуждения уголовного дела не меньше чем по ч. 2 ст.

281 УК РФ, в которой преступление трактуется как «совершение действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий в целях подрыва экономической безопасности РФ, совершенных организованной группой лиц».

При установлении вины преступнику грозит лишение свободы сроком от 12 до 20 лет.

«МНЕ ЗВОНЯТ, СПРАШИВАЮТ: ПРАВДА, ЧТО В СИРАЗИНА СТРЕЛЯЛИ?»

Корреспонденты «БИЗНЕС Online» отправились в село, чтобы пообщаться с самим Сиразиным, возможными очевидцами и оценить нанесенный ущерб. В Шеланге имя фермера известно почти всем. Женщины у дороги без промедления указывают, как проехать к его дому:

Сосед неподалеку подсказывает, что Мурат за гаражом, там его снимают корреспонденты одного из республиканских телеканалов. Пока главный герой занят, его сосед Рамис Зиннуров согласился поделиться своей точкой зрения.

«Вам о чем рассказать: как в Мурата стреляли или в скот? — по-крестьянски шутит он для начала. — А то мне звонят, спрашивают: правда, что в Сиразина стреляли? Я говорю: не в него, а в свиней!»

И сразу переходит на серьезный тон: «В Татарстане основная проблема в том, что нет земли. Я здесь поселился, чтобы понять, что происходит. Мурат говорит, что здесь можно заниматься фермерством. Но дело в том, что вроде земля бросовая и никому не нужная, как вы видите, однако у нее есть хозяин.

Забор снесли именно хозяева, колышки вбили, якобы карьер они себе оформили, а он давно выработан. В любом случае у бросовой земли есть хозяин, который ничего на ней делать не разрешает. По крайней мере, строить. Пасти скот мы, конечно, может быть, и можем.

Сегодня я хотел завести коров, но понял, что этого делать нельзя, потому что нет в собственности земли. В Татарстане вся земля принадлежит ТАИФу, „Ак Барсу“ и прочим организациям. Сейчас крестьян уничтожают, их и так нет. В Шеланге больше 1000 жителей и 50 коров.

Почти никто не хочет заниматься хозяйством», — разводит руками Зиннуров.

Купить землю — дорого. В Верхнеуслонском районе, по словам фермера, за 12 соток просят 700 тыс. рублей. Хотя в Кировской области, в 200 км от Казани, прошлой осенью предлагали 75 га за 225 тыс. рублей.

ДЕЛЕЖ НИЧЕЙНОЙ ЗЕМЛИ

Почему речь зашла о земле, когда погибли свиньи, рассказал и подоспевший Сиразин. Как только он стал фермером, то подал заявление, чтобы занять пустующую позади дома землю, которая числилась за ТАИФом. Тем более что в 2006 году разработка карьера, где добывали глину, завершилась.

«Пошел к главе района, нарисовали схему, что „земля ваша“. Пошел регистрировать, выяснилось, что 3 гектара карьера числятся за ТАИФом, но они должны ее сдать, поэтому начал регистрировать. Более того, гендиректор ТАИФа Альберт Шигабутдинов написал письмо на имя главы района об отказе от этой земли.

В итоге эта бодяга тянется 5 – 6 лет. А 15 февраля 2016 года заново зарегистрировали эту землю для добычи глины. Как можно добывать, если ее нет? В 160 метрах есть скотомогильник 33 года после сибирской язвы. В радиусе километра ничего делать нельзя», — возмущается Сиразин.

Впрочем, для выпаса скота, по его словам, территория вполне пригодна.

«Бодяга» переросла в настоящее противостояние недавно — 23 сентября. Тогда, по словам, фермера, гендиректор ООО «Казанский завод силикатных стеновых материалов» Джамиль Саляхов якобы дал указание руководителю «Керамики Синтез» Рустаму Файрушину снести забор и фруктовый сад. Обе структуры входят в ГК «ТАИФ».

«Директор собрал всех рабочих смены, приехали с техникой ломать, людям угрожали увольнением. Файрушин стал убирать забор. Я спросил: что ты делаешь? А он молчит. Тогда я позвонил в полицию и главе района», — рассказал советник министра.

Только после звонка главе снос приостановился. Все быстро уехали, не успев доломать юрту и птичник.

«РАНЕНЫЕ ОНИ РАЗБЕГАЛИСЬ, ВЕЗДЕ БЫЛА КРОВЬ»

Позавчера же, по его мнению, точно таким же макаром пал уже не забор, а скот. Удивительно, но произошло это посреди белого дня.

«Вывели из загона свиней, уничтожили, расстреляв насмерть. Следственная группа изъяла пули, которые принадлежат охотничьему ружью 16-го калибра. Бараны никуда не пойдут, как и козы.

А свиней вывели, чтобы неслышно было, за овраг», — поделился Сиразин. Как рассказал хозяин, все произошло в его отсутствие — в обед, когда он ушел проводить дочь до автобуса.

Уже по возвращении ему попался сосед за оврагом, который заявил, что у его дома лежит мертвая свинья.

«Похоже, твоя, черная, сказал. Сначала мы нашли одну, а потом еще три. Раненые они разбегались, везде была кровь. За оврагом жителей нет, только дачники, поэтому вряд ли кто-то слышал», — продолжает рассказ пострадавший фермер.

Сейчас от четырех свиней породы «венгерская мангалица» остались только головы. После экспертизы хозяин разделал туши, но продавать не спешит, несмотря на высокую стоимость мяса. Из-за африканской чумы нужна отмашка ветеринарной службы, которая уже взяла пробы на анализ.

«Из этой породы делают знаменитый хамон. Одна нога стоит 50 тысяч рублей. В Москве 1 килограмм мяса стоит тысячу рублей. Самое страшное, что убили беременных свиней», — делится болью Сиразин.

Четыре головы солидного размера лежат у забора. Выглядят они внушительно. Вес убитых животных достигал 200 килограммов.

«Пять лет мне никто не угрожал, тут напали. Жду возбуждения уголовного дела, хотя полиция и говорит, что это спор хозяйствующих лиц. Их ведь не зарезали, не украли… Убили это диверсия. То ли это мне предупреждение, что следующим буду я…» — заключает Сиразин.

КТО ПРИПУГНУЛ СИРАЗИНА: «ДОЧКИ» ТАИФА ИЛИ ДАЧНИКИ?

Фермер напрямую делится с журналистами подозрениями и требует восстановления забора и компенсации убытков.

— Мне нужно, чтобы эти люди загладили свою вину перед тем как сесть в тюрьму, — заявил Сиразин. В белой фуражке с красноармейской звездой он похож на товарища Сухова. Несмотря на потерю, он так же бодр.

— Когда в Теньках-то мужика застрелили, никто не нашел. А вы хотите — свиней, — удивляется соседка.

— Когда машина завертится, ее трудно остановить. Все равно надо кого-то найти, — отвечает ей фермер.

Связаться с «обидчиками» Сиразина корреспонденту «БИЗНЕС Online» не удалось. Приемная Саляхова молчала, а автоответчик Файрушина твердил о недоступности абонента.

Тем временем МВД по РТ начало проверку обстоятельств произошедшего. Так, после обращения Сиразина на место происшествия выехала следственно-оперативная группа, обозначившая точные границы преступления.

«Животные были застрелены недалеко от деревни Кызыл Байрак: одна — в овраге, две — около леса, еще одна — на окраине деревни.

Следует отметить, что хозяйство фермера находится в поселке Шеланга», — сообщает пресс-служба МВД по РТ.

Источник «БИЗНЕС Online», знакомый с ситуацией, утверждает, что возбуждение уголовного дела маловероятно. Скорее всего, злоумышленники, даже если они будут найдены, отделаются административным наказанием.

«Расстрел животных мог быть вызван недовольством людей», — приводит альтернативную версию источник. По его словам, нередки были конфликты Сиразина с дачниками и местными жителями из-за того, что скот свободно бродит на их территории. На это, по его мнению, указывает и то, что свиньи были найдены в 2,5 км от фермы.

Впрочем, эта версия не объясняет, почему нападение произошло вскоре после инцидента с забором и садом.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/324739

Радость тишины: разбираемся, можно ли в обычной «панельке» или «каркаснике» изолироваться от чужих торжеств, разборок и топота детей

Куда жаловаться, если сосед начал резать свиней почти каждый день?

Нет наказания страшнее, чем неуемные соседи, у которых праздники плавно перетекают в будни, а музыка не смолкает ни днем, ни ночью.

Немало «приятных» моментов дарят топот над головой и необъяснимое, но, по всей видимости, крайне необходимое ежедневное перетаскивание мебели из угла в угол. В соседских конфликтах, основанных на шуме, были сломаны миллионы копий.

Правда, как показывает практика, любители тишины остаются за бортом справедливости: даже решение суда (чаще всего излишне мягкое) не исполняется годами, а квартирные «горячие точки» продолжают оставаться таковыми.

Современное белорусское многоквартирное строительство (за редким исключением) — находка для шпиона: судьбы соседей переплетаются даже без их желания, а маломальские ссоры становятся достоянием общественности. Можно ли что-то сделать с бетонными коробками, чтобы улучшить их шумоизоляционные характеристики, и во сколько это обойдется, разбираемся со специалистами.

— Прежде чем предпринимать какие-либо действия, надо разобраться, какой вид шума беспокоит человека. От этого и будет зависеть весь последующий алгоритм действий, — объясняет заместитель директора группы компаний «Акустик.бай» Владимир Антонович. — Самый распространенный шум — воздушный: звук телевизора, музыкальной установки, разговоры людей.

Часто жильцы многоэтажек жалуются на ударный шум: соседи сверху просто ходят по своему полу, а ощущение такое, будто табун лошадей пробежался прямо по голове. Структурный шум распространяется смежными конструкциями, понять его «величие» и значимость можно тогда, когда кто-то работает перфоратором — звук может прилететь даже из соседнего подъезда.

Как правило, для устранения шума первого и второго видов используются разные материалы, но есть и универсальные — если с соседями уж очень «повезло».

Следует помнить, что наибольшего эффекта удастся добиться, если делать шумоизоляцию со стороны источника, а не приемника.

Это правило особенно актуально для ударного шума: если у вас по потолку ходят «слоны», то идеальный вариант — заняться полом соседа, а не своим потолком.

В шумоизоляции срабатывает простое правило: чем толще поглощающая звук прослойка, тем лучше она будет работать. Чудесного сверхтонкого и эффективного материала пока так и не изобрели, что бы ни рассказывали и ни обещали продавцы на рынке.

Относительно тонкие материалы эффективны исключительно при борьбе с ударными шумами и только, повторюсь, со стороны помещения, расположенного сверху, то есть под стяжкой или напольным покрытием. Толщина таких материалов обычно колеблется в пределах 4—20 миллиметров.

Эффективно бороться с воздушным шумом способны звукоизолирующие конструкции толщиной от 50 миллиметров, в состав которых может включаться минеральная или стекловата. Но именно входить в состав: сама по себе вата является довольно слабым изолятором шума.

Горячую любовь белорусов к ламинату, похоже, не искоренить: материал это относительно недорогой, красивый и легкий в укладке. Правда, потратившись на коробки с заветными досточками, многие решают сэкономить на подложке. Она хоть и является технологически обязательной из-за того, что ламинат значительно усиливает передачу звуков, но бывает очень разной.

— Подложки под ламинат призваны спасти исключительно от ударного шума, на воздушный они никак не влияют, — продолжает специалист. — Так что любой индекс, указанный в сопроводительных документах, надо воспринимать только в этом контексте. Потратившись на хорошую подложку, человек в первую очередь обезопасит себя от жалоб соседа. Кому приятны ругань и скандалы?

На любом стройрынке можно найти разные варианты подложек под ламинат, призванных убрать «эффект барабана». Они будут существенно отличаться по стоимости. Самый бюджетный и бессмысленный вариант — вспененный полиэтилен.

Этот материал проработает несколько месяцев и «сдуется»: от динамического воздействия и контакта с воздухом он потеряет свои упругие свойства, станет тонким и в итоге вообще рассыплется в труху.

Не раз приходилось бывать на объектах, где под пролежавшим несколько месяцев ламинатом обнаруживались только разрозненные кусочки, которые разлетались от легкого дуновения. А ведь продавцы обещали, что подложка даст обещанные по протоколу испытаний 24 децибела.

Так оно и будет, но совсем непродолжительное время. Поэтому удивляться тому, что после периода «затишья» сосед начал жаловаться на шум, не приходится.

Более качественный вариант — материал из нетканого полиэфирного волокна. Он более плотный, без избытка воздуха. Сейчас это одна из лучших подложек, которую предлагает рынок.

Беда в том, что чаще всего этот материал просто укладывают на пол, а его надо еще и заводить на стены, чтобы сделать плавающий пол. Этим, увы, мало кто утруждает себя — оттого звукоизоляционные показатели, прописанные в протоколе, резко снижаются.

Тут все зависит от порядочности нанятых строителей: многие не соблюдают технологию.

Пробковая подложка хороша почти всем, кроме цены. Это натуральный продукт, который не деформируется со временем и хорошо борется с ударными шумами. Но такая подложка дорогая и опять же бесполезна против воздушного шума. То есть манипуляции по приклеиванию к стене пробки (для уменьшения соседского звучания) абсолютно бессмысленны, это выброшенные деньги.

А вот если сосед сверху свой ламинат не «уплотнил» или, не приведи господь, уложил плитку прямо на бетонное основание и при этом совершенно не хочет идти на контакт, избавляться от звуков придется путем существенной потери высоты личного помещения. В таком случае речь будет идти уже не о 3—4 миллиметрах подложки в чужом доме, а сразу приблизительно о 120 миллиметрах на своем потолке.

— Идеальный для всех сторон вариант — заложить специальный звукоизолирующий материал под стяжку по технологии плавающего пола, а потом еще добавить подложку под ламинат. Плитку же вообще запрещено укладывать сразу на бетонное основание. Под ней также должен быть «пирог»: «замурованное» в стяжку рулонное основание толщиной 5 миллиметров или минвата толщиной минимум 20 миллиметров.

Что касается материалов, которые идут под стяжку, то они должны быть не твердыми и не мягкими, а скорее упругими и работать как пружина. Один из приемлемых на сегодня вариантов — материал на полиэфирной основе толщиной всего 4 миллиметра, он также выпускается с гидроизоляционным слоем.

Надо помнить, что в панельных домах застройщики проводят минимум мероприятий по дополнительной звукоизоляции пола, в лучшем случае могут уложить линолеум на войлочной основе. И вот когда жильцы снимают его, а затем на голый бетон кладут плитку или ламинат, у соседей снизу начинается ад, — поясняет сотрудник группы компаний «Акустик. бай».

По словам специалистов, за профессиональной услугой по устранению шума обращаются чаще всего те, кто уже пережил не один переезд или в крайней степени утомился от излишне эмоциональных соседей. Бывали случаи, когда жильцы расположенных друг над другом квартир в новостройке договаривались и поровну оплачивали устройство звукоизоляции в полу тому, чье жилище выше.

— О звукоизоляции лучше подумать заранее, еще на стадии ремонта, потому что после того, как обустроены потолки, поклеены обои и уложено напольное покрытие, сделать что-либо без демонтажа наведенной красоты невозможно, — предупреждает Владимир Антонович. — Типичная ситуация: звонит человек и спрашивает, как ему сделать что-нибудь, чтобы ничего не делать. Как тут поможешь?..

Рассказы о том, что существует тонкий материал, который можно наклеить на стену и он будет поглощать звук, — утопия. Все решения уже давно пройдены и отточены. Чуда нет, и тому, кто решил сделать свой дом тише, придется смириться с фактом, что надо будет жертвовать полезной площадью. К примеру, если изолировать стену, потерять придется как минимум 50 миллиметров.

https://www.youtube.com/watch?v=bnqK6uldgBs

Люди часто спрашивают: достаточно обработать одну стену или надо все? Однозначного ответа нет, все зависит от ситуации. Если у соседа установлен и работает на полную мощность домашний кинотеатр с басами, то одной стены, даже очень хорошей, будет мало. Придется изолировать еще и потолок, так как все конструкции и поверхности связаны между собой.

Заочно выписать универсальный рецепт, а также просчитать стоимость работ по шумоизолции невозможно.

Даже данные о метраже комнаты помогут мало: надо еще выяснить, с какой стороны беспокоит шум, какого он рода, а также провести акустическое обследование проблемных поверхностей.

Но абсолютной тишины, разочаровывают специалисты, добиться все равно не получится: признаки существования соседей пробиваться все-таки будут, правда, они станут менее навязчивыми и потеряют явный «эффект присутствия».

— Вариантов конструкций для улучшения характеристик жилья множество (только по полу их 12), а стоимость материалов с работой колеблется от 140 тыс. до 1,3 млн за квадратный метр.

При этом максимальная толщина поглощающих звук материалов может достигать 120 миллиметров.

Что касается стен, то для устранения самых раздражающих звуков хватит конструкции шириной 53—83 миллиметра (конечно, в том случае, если соседи не практикуют бесконечные танцы дома).

Нередко люди выполняют работы по устройству шумоизоляции самостоятельно. В таком случае им стоит помнить, что все решения хороши в комплексе. Нельзя брать их урывками, кусками, на свой вкус определяя, что подходит, а что нет.

Также откуда-то появилось мнение, что от ударного шума спасает пенопласт, положенный под стяжку. Но это миф: сработает только утепление, а вот польза в плане звукоизоляции будет минимальной.

Да и зачем тратить полезные сантиметры на пенопласт, если можно обойтись специальным материалом толщиной всего пару миллиметров? Более того, в отдельных случаях пенопласт может еще и усугубить ситуацию (при совпадении резонансных частот с частотами, излучаемыми источником шума). Примерно так же обстоят дела при «пенопластовой» борьбе с воздушным шумом, — опровергает домыслы специалист.

Обезопасить собственные уши от постороннего шума, передающегося по стенам, можно двумя способами: применением бескаркасной и каркасной конструкций. Первый вариант тоньше, второй — дешевле.

В случае если выбор пал на бескаркасную систему, то прямо к «провинившейся» стене будет прикреплена готовая панель (эдакий сэндвич из звукоизолирующих материалов), которая впоследствии зашьется звукоизоляционным гипсокартоном.

Стоимость работ с учетом материалов — от 700 тыс. до 1,5 млн за «квадрат».

Каркасная система исключает жесткую связь со стеной, что, собственно, и делает ее более боеспособной. Правда, минимальная толщина этого варианта — 85 миллиметров, что практически в полтора раза больше, чем у бескаркасной конструкции. По сути, это еще одна стена на относе, причем довольно увесистая.

— В данном случае надо придерживаться нескольких основных принципов: исключить или минимизировать жесткую связь с конструкциями здания, использовать высокоэффективный звукопоглощающий слой, соорудить массивную и тяжелую облицовку, которая будет весить не менее 25—30 килограммов на квадратный метр.

Самое сложное, по словам сотрудников компании, — это звукоизолировать потолок.

— Людям, которые выбирают материалы для самостоятельной работы, стоит правильно воспринимать информацию и отделять маркетинг от реальности. Основную нагрузку по звукоизоляции принимают «родные» несущие конструкции (перекрытия и стены). К примеру, по воздушному шуму монолитная конструкция дает до 55 децибел, кирпичная стена — 45.

Для продвижения бренда некоторые компании указывают некорректные цифры, суммируя данные по имеющейся звукоизоляции стен с данными материала. Так и выходит, что тоненький рулонный материал «обещает» аж 47 децибел, при этом 45 взяты из показателей стены и только 2 — это эффективность самого материала, — предупреждает Владимир Антонович.

* * *

Историей самостоятельной борьбы с чужими шумами в своей квартире поделился с Onliner.by минчанин Сергей.

— Наши беды начались, когда соседи сверху продали квартиру и переехали, — делится опытом обустройства звукоизоляции мужчина.

— Их место заняла одинокая мама с трехгодовалым ребенком, который с раннего утра бегал по всей квартире и не мог отказать себе в том, чтобы покатать по деревянному полу машинки.

И если в будние дни все это было довольно терпимо, так как наши графики примерно совпадали, то в выходные нормально отдохнуть было невозможно: с 7 утра над головой стояли топот и гомон. Разговоры с мамой не помогли, ответ был стандартный: «Это же ребенок».

Поэтому пришлось предпринимать действия самим и строго в рамках имеющегося пространства квартиры, так как на тот момент сменить жилье не получалось. Почитав форумы, послушав советы, решил, что надо делать звукоизоляцию.

Вариант был выбран следующий: прикрепить к потолку специальные звукоизоляционные плиты с помощью «зонтиков», а потом закрыть всю эту «красоту» натяжным потолком. Материал, напоминающий по виду минеральную вату, но, по отзывам продавцов, имеющий гораздо лучшие характеристики, удалось купить в крупном столичном хозяйственном магазине.

Плиты шириной 5 сантиметров были в пленочной упаковке, поэтому доставить их домой на машине не составило труда.

Следующий этап — найти рабочих, согласных «пригвоздить» звукоизоляцию к потолку — не потребовал много времени. А вот непосредственно работа двух человек в 18-метровой комнате растянулась почти на целый день.

Насколько я помню, крепили не менее пяти «зонтиков» на одну плиту. Было много шума и пыли. Но, к счастью, сам материал, хоть и казался на ощупь довольно мягким, на куски не разваливался и по квартире не летал.

Затем пришли еще одни ребята и сделали натяжной потолок.

Конечно, после всех манипуляций мы ожидали большего эффекта, хотелось и мечталось если не о 100% нейтрализации звуков, то хотя бы о 80%. Но шумы сверху просто стали более приглушенными.

Кстати, с топотом наша звукоизоляция справилась почему-то лучше, чем с елозящей по полу машинкой. Любопытно, но после монтажа этой прослойки в комнате (когда сверху никто не шумит) стало по-особенному тихо и не так гулко, что ли.

Плиты как будто поглощают наши собственные звуки и звуки с улицы. Не знаю, решился бы я на этот шаг, если бы была возможность вернуть все назад: вау-эффекта не вышло.

Возможно, все дело в том, что надо было применять каркасную конструкцию, но, простите, высота «хрущевских» потолков разгуляться не позволяет. К счастью, хотя бы за стеной живут спокойные люди и от них «баррикадироваться» не надо.

Источник: https://realt.onliner.by/2016/03/25/tishina

Свинство вокруг меня. шуш эсенскі

Куда жаловаться, если сосед начал резать свиней почти каждый день?

Сведения об авторе смотреть здесь.

 Свинство в моей памяти проявляется с далёких 50-х. На деннике (хоздвор в окружении хлевов) в кромешной темноте горит большой костёр, над которым мужики, поднатужившись, держат жердь с подвешенным к ней кабаном. Вертящиеся под ногами хозяйки то и дело выбегают за ворота, чтобы проверить, не маячит ли на фоне чёрно-синего неба фигура уполномоченного из района.

 Тогда уполномоченные всех свиней брали на учёт для того, чтобы после их забоя свиные держатели обязательно сдирали со своих хрюшек шкуру и сдавали государству. Попробуй, не сдай, так накажут материально, что хоть в петлю лезь.

Однако государство можно было обдурить.

Свинью убить ночью, а когда уполномоченный спохватится, что хлев опустел, соврать, что хрюша околела, и труп выбросили в реку, что по тем временам считалось нормальным методом утилизации всякого гнилья.

 Свиней тогда держали все. По двум причинам. Не было мяса и сала в продаже. Не было за что его купить у соседа. Кормили хрячье отродье чем попало, поскольку на 40 сотках разрешённого приусадебного участка кормов не вырастишь – самим бы прокормиться. В основном рвали траву.

Ходили по болотам и заболоченным поймам собирать бобовник. На опушках рвали шнитку. Не брезговало свинство и сорняками с огородов. Такой растительный корм назывался ахрапьем. Его забрасывали в деревянное корыто и измельчали заостренным железным секачом в форме значка доллара $ на длинной ручке.

В свиной рацион шли абсолютно все людские объедки. Очень любили свиньи конские испражнения. Как корм они назывались калом. За калом ходили в конюшни и на конские пастбища.

А в моей тёщи деревне Цна Лунинецкого района был экономный селянин Хван, который никогда не сходил по большому до ветру, а всегда терпел, чтобы занести переваренное содержимое желудка сразу в свиное корыто – зачем даровому корму пропадать?

 Поэтому свиньи были всегда голодными. Их гоняли на пастбище, словно коров, чтобы питались самостоятельно. Было, что съедали оставленных без присмотра младенцев. Но я лично таких случаев не встречал. Слышал о них от старших и читал в художественной литературе.

 Когда в 1964 году сбросили Хрущёва, и новый руководитель государства Брежнев ограничил остров «свободы» Кубу в поставках хлеба, он перестал быть карточным продуктом и заполнил магазинные полки. Чтобы они не ломались, было разрешено отпускать главный продукт без ограничения. Нашей семье и свиньям семи буханок хватало на неделю.

Бутылка вина «Яблочное» стоило столько, сколько и восемь буханок хлеба. Конечно, свиньям этого было мало, и они докармливались ахрапьем и появившейся в продаже ржаной мукой. Но магазинный корм был доступен лишь семьям, в которых был рабочий или сельский интеллигент. Колхозникам деньги ещё не платили. Поэтому они вынуждены были воровать у колхоза.

Мне рассказывал ныне покойный житель покойной деревни Большие Торонковичи, как его укоряли дети за то, что батька «сжёг» в обанкротившейся советской сберкассе вклад на 12 машин марки «Волга». Я опешил: как можно было столько собрать? Ответ обескуражил простотой меня бестолкового. С женой работали на ферме. Воровали корма и выкармливали собственных свиней и телят.

Сдавали и продавали. Выручку клали на сберкнижку.

 С наступлением холодов начинался повсеместный забой свиней. Поначалу их смолили подвешенными к жерди, переворачивая с боку на бок. Помогали добела раскалёнными в костре металлическими трубами. С появлением бензиновых паяльных ламп дело значительно упростилось.

 Когда охотничьи ружья бесконтрольно вывешивались на стенах внутри хат, свиней стреляли. Однажды раненый кабан выскочил из нашего денника и помчал в кусты. Неопытный стрелец бросился следом, на ходу перезаряжая ружьё и стреляя вдогонку. Не помню, с какого разу выстрел получился удачным.

 Когда появились строгие правила хранения огнестрельного оружия, его начали сбывать, а свиней стали резать. Валят борова несколько мужиков набок. Садятся на него. Один перерезает горло. Животина долго издыхает от кровопотери, постепенно ослабляя немыслимой силы удары ногами.

Однажды я не удержал ногу и получил удар по часам. Дорогой предмет был разбит. Я стал бояться быть свиным валителем. Вскорости увидел, как в Западной Беларуси муж тёщиной сестры один режет кабана, привязав его за заднюю ногу к столбу.

Боров с перерезанным горлом рвётся только вперёд, не догадываясь повернуть в сторону своего умертвителя. Когда, ослабев, падает на передние колени, убийца отвязывает верёвку от столба и пинками гонит обречённое существо на место свежевания.

Сразу же в деревне матери заявил, что самолично зарежу свинью, лишь бы не валить её живой. Убийство прошло блестяще. Все восхищались. Особенно был в восторге наш пёс Рейган.

  Узнав о моей сноровке, соседка пригласила якобы опытного убийцу устроить свежинку у себя. Я важно зашёл в хлев и обомлел. В меня вперил яростный взгляд хрячище раза в четыре больше наших недокормышей (соседка работала дояркой). Но деваться некуда.

Однако пришлось просить хозяйку самую привязать к столбу великана, якобы не пугать его перед смертью. Дело было сделано. Я взял, что обязательно, животное за ухо, всадил нож в нижнюю часть шеи и стал водить им туда-сюда, ища лезвием горло. Нашёл быстро.

Но в то время боров заревел, рванулся вперёд и оторвал привязной кол от стены. Я каким-то образом оказался на спине зверюги. Вместе со мной и колом он сделал несколько кругов по периметру хлева, выбил собственной головой дверь и выскочил на денник. Зеваки моментально убежали в хату.

Я оказался плохим наездником, поэтому свалился в притоптанный снег. Моментально вскочил и в мгновение ока очутился на дровяной складне. Поносившись по деннику, объект моей охоты начал всё чаще падать на колени – горло-то я всё же успел перерезать.

Улучив момент, я соскочил на землю, ухватил долбню для колки дров и огрел ей зверя по голове. Он опешил, умолк и остановился. После второго удара свалился. На тебе, гад, ещё раз, ещё и ещё… Вот теперь можно получше искромсать тебе горло под толстой отвисшей шеей.

 Услышав тишину на деннике, хозяева и мои мама с женой осторожно выглянули из хаты в приоткрытую чёрную дверь. Похвалили меня за проделанную работу. Восхищались моему умельству до тех пор, пока не начали разделку туши.

Отчищенная тёркой спина оказалась синей от ударов долбней. Сало из спины было наполнено запёкшейся кровью – дубасил-то я, остервенев от страха и мести. Меня, конечно, вволю угостили свежинкой и самогонкой, но больше на свиноубийство соседка никогда не приглашала.

Впрочем, я этому сам был несказанно рад – настолько перетрусил.

 Первого собственного поросёнка я заимел в 1973 году, когда переехал из Минска в пустующую хату бабы Анэты в Веребках. Поскольку мамка постоянно жила за десяток километров в Гадивле, согласилась выкармливать мне мясо с салом – нам с женой ведь на работу в Лепель надо ездить каждый день.

Мне оставалось лишь купить хрюшу на базаре. Что и сделал за 20 рублей, провезя покупку с лепельского базара в Гадивлю на велосипеде 20 километров. Но мамка сразу убила мой порыв к животноводству требованием купить мешок муки на прокорм моего четвероногого карапуза.

Окончательно сразила меня озвучиванием цены очередной покупки – также 20 рублей. А зарплата моя была постоянной – 86 рублей.

Я среагировал мгновенно: предложил ей забрать себе моё живое приобретение, а мне после лишения его жизни дать дополнительно к причитающейся сыновней части ещё свиной продукции на 20 рублей. Соглашение было заключено.

 Каждый раз дважды в год я участвовал в убийстве вепря в Гадивле. Всегда после процесса моя семья имела угощение от пуза и неподъёмную сумку с собой. Но содержать собственное свинство никогда больше не хотел даже в коммунистическом мясном беспределе, то бишь отсутствии мяса.

И не потому, что уже жил в Лепеле, а исключительно благодаря собственной сообразительности относительно невыгодности частного свиноводства. Свиней ведь и в городе держали почти все. Даже многоэтажки строили по проекту, который предусматривал сарайчики во дворе.

Кому их было мало, рядом пристраивали ещё шанхаи. Просто люди не умели считать, а потому не понимали убыточности свиноводства.

Занимались им по инерции, переняв её от сельских родителей, которым не было возможности оставить хозяйство без присмотра на время поездки в Минск за мясом, да и денег на то не было.

 Как держали свиней жители моей трёхэтажки. У каждого был близкий сарайчик, сляпанный из подручных материалов или оборудованный в списанной будке от вахтовой «летучки». Я только посмеивался с несообразительных свинарей и хитростью добытую будку использовал исключительно под мотогараж, ведь за свою трудовую жизнь угробил семь мотоциклов и на восьмом езжу доныне.

  Ох, и досаждали мне свиноводы! Через мой гараж гарцевали крысы из соседского слева в соседский справа. Вонизм стоял невообразимый. На улице тучами летали толстые навозные мухи. Я даже ходил жаловаться управляющему «Сельхозтехникой» Владимиру Галушко на частную свиноферму – в его ведомстве был дом. Но начальник поддержал хозяев хлевов со свиньями.

 Однажды соседи Чмыри начали убивать своего любимца. Мой сын Валерик прибежал домой с плачем и стал жаловаться, что дядя Чмырь зарезал поросёночка ростом с кота. Большие ведь не росли из-за бескормицы. Во время замочки процесса компанией зараз съедали мясной приход почти без остатка.

 Один мой далёкий родственник рассказывал, как брат работал на комбикормовом заводе и купил двух поросят с заводской свинофермы. Одного оставил себе, а второго подарил брату.

Через некоторое время комбикормовский брат посетил молокозаводского брата и попросил показать собственный недавний подарок. Смотрит на поросёнка-клопа и просит показать того, что дарил.

Услышав, что это тот и есть, повёз хозяина кабанчика-недоросля к себе и показал его ровесника. Тот еле в стойло вмещался – на бесплатном комбикорме вырос.

 С 1997 по 2004 год я имел машину «опель-кадет». Заколебала мамка: привези да привези ей комбикорма свиньям в Гадивлю. А это нужно съездить на базар, купить, хоть и за её деньги.

После нескольких рейсов спросил у матери: съедает ли она за месяц мяса с салом на 90 тысяч – именно на такую сумму привёз её комбикорма. Ответ был ожидаем: конечно, нет. Но ведь увесистая часть продукции свиного хлева достаётся нам, четырём детям.

На что ответил: так не давай, мы обойдёмся, а тебе насколько легче и проще будет жить. Естественно, она меня не послушалась.

 Теперь практически никто не держит свиней в городе и мало кто в деревне. Зачем, если в любом сельмаге видов мясопродуктов продаётся больше, чем тогда во всех гастрономах Минска, вместе взятых? Прозрели, наконец, люди.

 Одобряю отказ населения от свиноводства. Лучше будем поддерживать государство, у которого мяса в избытке. А ведь свиноферм теперь меньше, чем было раньше.

Откудова такой парадокс? А оттудова, что тогда мясо с мясокомбинатов уплывало в чёрную Африку и на смуглые Карибы.

Друзей было слишком много, которые согласны были дружить с нами лишь за бесплатные подачки. Вон как сейчас трудно России без друзей.

События далёких лет возвращены к жизни в 2018 году.

Читайте мои единственные в мире “Личные мемуары о красной эре“.

Шушкевіч Валадар Канстанцінавіч

Літаратурны псеўданім: Шуш ЭСЕНСКІ

Нікнэймы: Блукач ВАЛАЦУЖНЫ, Валацуга, Ваўчок, ШВейК

Родны край: Лепельшчына.

Нарадзіўся ў вёсцы Верабкі ў 1952 годзе.

Жыў у вёсцы Гадзіўля.

Нацыяналіст-пафігіст. Журналіст. Пенсіянер. Краязнавец. Паганскі атэіст. Вандроўнік. Блукач. Валацуга. Бадзяўка. Сябра міфічных нячысцікаў.

Бацька Цмока Лепельскага.

Захапленне: блуканне па невядомых мясцінах.

Жыццёвы дэвіз: абы дома не сядзець

Жыву ў Лепелі.

Источник: http://blukach.lepel.by/post/1328

Консультант закона
Добавить комментарий