Мне неофициально предложили сотрудничать с ФСБ, могу ли я отказаться?

Меня вербуют. Что делать? 14 правил от правозащитной группы «Агора» — Meduza

Мне неофициально предложили сотрудничать с ФСБ, могу ли я отказаться?

28 января офис-менеджер Фонда борьбы с коррупцией Ольга Булаева рассказала, как ее пытались завербовать сотрудники правоохранительных органов.

Они силой завели ее в подсобное помещение метро, отняли телефон и предложили сотрудничать, пообещав помочь с деньгами и лечением больной матери.

«Медуза» публикует 14 правил о том, как себя вести, если вас пытаются завербовать МВД и ФСБ, — их составили юристы правозащитной группы «Агора».

Что такое вербовка?

Законодательство не дает определения этого слова. Это сленг. Вербовка — склонение человека к негласному сотрудничеству с правоохранительными органами.

В открытых источниках в статьях 17 и 18 Федерального закона «Об оперативно-разыскной деятельности» (ОРД) сказано, что есть «отдельные лица», которые «могут с их согласия привлекаться к подготовке или проведению оперативно-разыскных мероприятий с сохранением по их желанию конфиденциальности содействия органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, в том числе по контракту».

В России вербовкой на законной основе могут заниматься семь оперативных подразделений, указанных в статье 13 закона об ОРД. Это МВД, ФСБ, ФСО, таможня, ФСИН, СВР и ГРУ Минобороны.

У всех, кроме полиции и госбезопасности, сферы полномочий сильно ограничены. На практике для гражданских активистов основной риск склонения к сотрудничеству исходит именно от них.

При этом склонять к сотрудничеству в реальности могут не только сотрудники органов, но и агенты — те, кто ранее согласился сотрудничать.

В законе об ОРД прописано, что нельзя вербовать адвокатов, депутатов, судей, прокуроров, священников, несовершеннолетних, недееспособных. На практике с такими людьми не подписывают контракт, но информацию от них все равно собирают.

Склонение людей к сотрудничеству, как и приказы, регулирующие эту деятельность, относятся к государственной тайне. Если люди, имеющие доступ к такой информации, ее разглашают — это преступление.

Какие есть способы вербовки?

Можно условно выделить четыре основных способа:

  • Позитивный. Обещание зарплаты с официальным оформлением (заключение контракта), обещание карьерного роста или какой-то другой помощи. К примеру, сотрудники, вербовавшие Ольгу Булаеву, заранее узнали, что у нее болеет мама, и предлагали помочь.
  • Идейный. Используется в ситуациях, когда человек сам готов сотрудничать. Например, зол на того, на кого ему предлагают доносить, конфликтовал с этим человеком, разочаровался в убеждениях.
  • Негативный. Используется в ситуациях, когда на объект вербовки есть компромат, возможность оказать давление. Например, могут пригрозить уголовным делом или неприятностями на работе или в институте. К примеру, студенту Артему Яковлеву пригрозили, что он не сможет защитить диплом и отправится в армию.
  • Метод физического принуждения. С помощью насилия заставляют подписать бумаги о добровольном негласном сотрудничестве, после чего эти документы используют в качестве инструмента давления.

1. Дайте четко понять, что вы не хотите сотрудничать

На все вопросы надо отвечать «Нет». Ни в коем случае ничего не обещайте. Лучше сразу отказать, чем пообещать и не сделать.

В крайнем случае, если ситуация накалилась, на вас оказывают давление или, к примеру, грозят подбросить наркотики, можно попросить короткое время для размышления, чтобы принять решение.

После этого необходимо написать заявление в Следственный комитет либо в ФСБ и с помощью адвоката направить запросы, осуществляется ли в отношении вас оперативно-разыскная деятельность.

Если не знаете, какие подразделения в отношении вас работают, направить запросы стоит сразу и в полицию, и в ФСБ. В жалобе в прокуратуру нужно описать все обстоятельства того, что с вами произошло; объяснить, что вас пытались шантажировать, склоняя к противоправной деятельности по сбору персональной и иной информации о честных и добросовестных гражданах.

2. Старайтесь не отдавать мобильный телефон просто так

Если у вас хотят отобрать телефон, требуйте, чтобы сотрудники оформили все необходимые документы в рамках административного или уголовного производства.

Если вы работаете с людьми, которые могут быть интересны органам, лучше всегда иметь при себе два телефона и в крайнем случае отдать только один. Как правило, всегда остается время, чтобы сделать вызов.

Нужно заранее зашифровать файловую систему на телефоне, защитить его надежным паролем и не использовать авторизацию по лицу или отпечатку пальца.

3. Качайте права

Настойчиво выясняйте, почему вас задержали. Требуйте адвоката. Напомните сотрудникам, какая ответственность предусмотрена за превышение должностных полномочий и незаконное ограничение свободы.

4. Не теряйте самообладания

Вам могут задавать одни и те же вопросы много раз. Напоминайте, что вы уже ответили. Главное — общаться вежливо и корректно: без угроз и оскорблений. Не настраивайте сотрудников против себя, не давайте повода привлечь вас к ответственности за оскорбление представителя власти или неповиновение его законным требованиям.

Эмоции сотрудника, осуществляющего вербовку (гнев, раздражение, сочувствие), — тщательно подготовленный «спектакль». Он нужен для того, чтобы вывести вас из состояния равновесия и склонить к сотрудничеству. Важно помнить об этом и относиться ко всему происходящему как к театральному представлению.

Это поможет сохранить самообладание.

5. Не пытайтесь спорить с сотрудником о политике

Не стоит пускаться в споры и рассуждения, пытаться самому завербовать оперативного сотрудника (мол, вы, полицейские или сотрудники ФСБ, поддерживаете «кровавый режим», а могли бы бороться за справедливость).

Разговор наверняка записывают — если вы не наговорите сразу на статью, то во всяком случае убедите оперативника, что вы «идейный» и к вам нужно отнестись внимательнее. После этого вас могут начать не вербовать, а разрабатывать. Ваша цель проста: сотрудник должен понять, что ничего от вас не получит.

Помните, что сотрудничество с органами может осуществляться только по вашему согласию (статья 17 закона об ОРД).

6. Ни в коем случае не приходите на встречу «из любопытства»

Если вас вызывают «на беседу», помните: нет такого процессуального действия, как «беседа». «Вручайте повестку, я приду с адвокатом» — ваш ответ должен быть таким. Право оперативных сотрудников на проведение опроса не предполагает вашу обязанность соглашаться на такой опрос.

Ответственности за отказ от опроса не существует. Конечно, есть нюансы. Если вы точно знаете, что не совершали каких-то противоправных действий в обычной жизни и интернете, или хотите узнать обстоятельства, связанные с оперативным интересом, можно прийти к оперативному сотруднику, чтобы понять, в связи с чем вызывают.

Такая беседа может быть полезной — можно оценить угрозу. Встреча может быть связана с отслеживанием вашей деятельности в интернете и людей, с которыми вы общаетесь.

В любом случае прежде, чем идти на встречу, обязательно договоритесь с адвокатом, который будет контролировать весь процесс и в случае необходимости оперативно подключится, например в случае провокации. 

7. Если вы гражданский активист, никогда не общайтесь с органами без адвоката

Запомните это правило. Контакт адвоката лучше иметь заранее, заключить с ним соглашение на абонентское обслуживание, чтобы его телефон был на быстром наборе.

В экстренной ситуации вам будет некогда гуглить надежного юриста. Если у вас будет заключено соглашение с личным адвокатом, вам будет проще требовать встречи с ним в разговоре с сотрудниками правоохранительных органов.

Словосочетание «личный адвокат» действует на сотрудников отрезвляюще.

8. Ничего не подписывайте

Вне зависимости от способа вербовки единственный момент, которого следует избегать, — подписание каких-либо документов, которые вам предоставляют оперативные сотрудники. Как правило, это бумага о сотрудничестве с оперативными подразделениями полиции, ФСБ, других служб.

Если вы поставите подпись даже на пустом листе, потом туда могут вписать ваши данные, присвоить псевдоним, и вот вы уже якобы готовы осуществлять деятельность, связанную с агентурной работой или предоставлением определенных данных, интересующих органы.

Единственный случай, когда можно подписать какие-то документы, — если совершенно очевидно, что вас собираются задерживать по уголовному делу, и вам нужно выиграть время, чтобы уехать в другой регион или из страны, пока адвокаты будут разбираться в вашем вопросе.

9. Если вас заставили дать согласие на сотрудничество, сразу его прекращайте

Помните: вербовка, агентурная работа — это секретная или совершенно секретная информация, поэтому пресекать сотрудничество необходимо сразу после того, как вас вынудили подписать какие-либо бумаги или заставили дать согласие.

Если вы захотите отказаться через какое-то время, вас могут привлечь к ответственности за разглашение данных о сотрудничестве с органами госбезопасности либо с оперативными подразделениями полиции.

С момента подписания согласия на сотрудничество на человека распространяется уголовная ответственность за разглашение государственной тайны.

10. Не верьте сотрудникам — их слова и обещания ничего не стоят

Важно понимать — те, кто пытается вас завербовать, преследуют свои служебные цели. Они вам не друзья. Не стоит обольщаться насчет своей ценности и порядочности сотрудников.

С вами могут общаться очень вежливо, но когда вы перестанете приносить пользу или сотрудникам срочно потребуется «палка», «раскрытие», «показатель», вас могут «слить». С момента задержания с вами могут вести оперативную игру, предъявлять документы, составленные на коленке, чтобы напугать вас и склонить к сотрудничеству.

Нужно досконально изучить эти документы, запомнить фамилии людей, которые могли их составлять, звания, обстоятельства, которые могут быть там указаны.

11. Делитесь всем происходящим в социальных сетях

Если оперативники попытаются отомстить, сфабриковать дело, что-то подкинуть, будет очевидно, что произошло. Допустим, вам угрожали подбросить наркотики за отказ сотрудничать. Если вы расскажете об этом публично, огласка может вас уберечь.

Если противоправные действия уже совершены (например, наркотики подброшены), вам необходимо добиться фиксации обстоятельств в документах — в протоколе изъятия (личного обыска) в присутствии понятых. Вы должны пояснить, что вам подбросили запрещенные предметы, и рассказать о попытке вербовки.

Причем не только пояснить, но и убедиться, что ваши пояснения занесены в протокол. В противном случае эти факты будут «невидимы» для судебной и правоохранительной системы.

Давая пояснения в присутствии понятых, обратите внимание на то, что у сотрудников имелись все возможности подбросить вам запрещенные предметы (в отношении вас применены наручники, вас удерживают и ограничивают передвижение и т. д.).

12. Не паникуйте из-за «компромата»

В случае предъявления какой-либо «компрометирующей информации» о вас нельзя паниковать и показывать свою озабоченность сотруднику правоохранительных органов.

Вы должны дать понять, что равнодушно относитесь к возможному раскрытию этой информации. При этом нужно действительно быть готовым к тому, что эти сведения станут достоянием общественности.

Более того, стоит оценить ситуацию и, возможно, впоследствии самому сделать эту информацию публичной, тем самым лишив сотрудников «козырей». 

13. Не пытайтесь «вести свою игру»

Нельзя вести со своей стороны оперативную игру, предоставляя правоохранительным органам информацию, выгодную вам и людям, представляющим оперативный интерес. В итоге вас могут подставить и сформировать уголовное дело о воспрепятствовании законной деятельности оперативных подразделений, о предоставлении недостоверной информации с целью ввести в заблуждение. 

14. Если вас принуждают к чему-то незаконному, пишите жалобы

Если вас принуждают к явно незаконной деятельности, например организации каких-либо акций с насилием, также можно обратиться в управление собственной безопасности МВД или ФСБ, сообщить, что вас пытаются вербовать для совершения незаконных действий. В этом случае вы сможете сотрудничать с правоохранительными органами в официальном порядке — с целью раскрыть преступление сотрудников МВД и ФСБ. 

Источник: https://meduza.io/feature/2019/01/30/menya-verbuyut-chto-delat

«Никогда не врите ФСБ и не пытайтесь перехитрить»

Мне неофициально предложили сотрудничать с ФСБ, могу ли я отказаться?

Сотрудничать с «органами» или нет – каждый решает наедине со своей совестью. Но что делать, если вас принуждают? И какие последствия повлечёт за собой отказ?

+

Говорят, что в каждом коллективе больше 20 человек есть агент ФСБ. Проверить это почти невозможно: не для того агентов вербуют и внедряют, чтобы мы могли их посчитать.

Наверняка можно сказать одно: в целом эти слухи не миф.

Подтверждение тому регулярно появляется в социальных сетях и СМИ, когда отказавшиеся сотрудничать люди, опасаясь последствий, рассказывают о неудавшейся вербовке публично.

Последний громкий случай произошёл в октябре этого года. Студент Иркутского государственного университета Артём Яковлев записал видеообращение, в котором рассказал, как его пытались завербовать сотрудники ФСБ. Сначала его спрашивали о взглядах (молодой человек признался, что он анархист), увлечениях, планах на жизнь и о товарищах-анархистах, а затем предложили сотрудничество.

После отказа Яковлеву начали угрожать проблемами с учёбой и отправкой в армию в «очень замечательную» часть. В итоге, как рассказал студент, он согласился на сотрудничество, однако решил записать видео о случившемся, поскольку опасался за свою жизнь, а также за жизнь родных и близких. В рунете это видео больше недоступно, но остались перепубликации в других доменных зонах.

В 2014 году другой политический активист и на тот момент студент РГТУ-МАТИ им. Циолковского Юрий Левицкий тоже оказался под давлением. Его пригласили на разговор прямо с экзамена.

Но самым резонансным скандалом последних лет стал открывшийся «роман» ФСБ с руководством МГУ им. М.В. Ломоносова. Ещё в 2009 году всплыла история о том, как сотрудник ФСБ предлагал студенту филологического факультета МГУ и активисту движений «Оборона» и «Солидарность» Александру Савельеву поработать с властью.

А в июне 2018 года инициативная группа студентов МГУ заявила, что в вузе устоялась «репрессивная система», а его руководство сотрудничает со спецслужбами. Заявление было распространено в паблике МГУ в соцсети «ВКонтакте».

Что стало известно студентам? Например, что в главном вузе страны постоянно присутствует значительное число «прикомандированных» сотрудников ФСБ и других спецслужб или тесно связанных с ними людей.

Формально они занимают разные административные должности: помощник ректора, заместитель начальника Управления общежитиями и др. А значит, за студентами установлен практически круглосуточный контроль.

Кроме того, на факультете политологии недавно появился спецкурс «Информационные войны и операции по вмешательству во внутренние дела РФ» от бывшего сотрудника ФСБ. На примере дела Скрипалей студентам объясняли, как Россия допустила «ряд проколов» в истории с раскрытыми в Великобритании российскими агентами «Бошировым» и «Петровым».

Встречи сотрудников спецслужб со студентами проходят по одному сценарию: опрос, приглашение к сотрудничеству и просьба о неразглашении

Вне зависимости от вуза встречи сотрудников спецслужб со студентами проходят по одному сценарию: опрос, приглашение к сотрудничеству и просьба о неразглашении.

– Строго говоря, оперативники всегда активно занимаются вербовкой.  По закону об оперативно-розыскной деятельности это нормально, рассказывает в одном из своих интервью глава международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. – Но государство криминализировало всю оппозиционную и даже – шире – нелояльную властям гражданскую активность.

Поэтому силовики копают там, где им ставят задачу. Вопрос не в том, кого они вербуют, а в том, для чего. Если бы это была вербовка тех, кто может владеть информацией об активности ИГИЛ (запрещена на территории РФ) в российских вузах, это вызывало бы только поддержку широкой общественности.

Но они вербуют тех, кто может сообщить о нелояльных однокурсниках, а это чистой воды функция государственной тайной полиции.

Насколько это опасно – ответить отказом на предложение о сотрудничестве, да еще рассказать об этом в социальных сетях? Корреспондент «Стола» поговорила с людьми, которые однажды не побоялись это сделать.

– Сам я с ними не разговаривал, они приходили к проректору нашего Свято-Филаретовского института Дмитрию Гасаку, – рассказывает сотрудник института Кирилл Мозгов.

– Но я решил об этом написать в своем ЖЖ, где на тот момент было много читателей. Последствий практически не было. Они только спросили проректора, почему сотрудник об этом пишет. Ведь разговор вели не с ним.

Дмитрий ответил, что у него нет секретов от своих подчинённых. Насколько я знаю, больше подобных встреч не было.

Если вдруг ФСБ посчитает вас подходящей кандидатурой для сотрудничества, а вы не хотите этого, то лучше прямо об этом сказать, советует пресс-секретарь «Открытой России» Наталия Грязневич. В августе этого года в своем блоге на «Эхе Москвы» она разместила запись о необычном визите сотрудника ФСБ с букетом цветов в её квартиру.

Как вести себя в подобной ситуации?

– Я бы посоветовала не вступать с ФСБ ни в какие контакты, –  говорит Грязневич. – Если вдруг окажетесь в такой ситуации, никогда не врите им и не пытайтесь их перехитрить. Будьте честными и принципиальными. Скажите, что подобное общение не приемлемо для вас и все вопросы вы будете решать с адвокатом. Тогда никаких проблем не будет.

Источник: https://s-t-o-l.com/gosudarstvo-i-chelovek/nikogda-ne-vrite-fsb-i-ne-pytajtes-perehitrit/

Жизнь гражданского активиста Павла Кузнецова изменилась в 2014 году. Авиаинженер и участник митингов на Болотной попал в разработку из-за своей гражданской активности и связей с оппозицией. Сотрудники Центра “Э” (Управление по борьбе с экстремизмом МВД) и ФСБ пришли поговорить о перспективах сотрудничества прямо на работу, говорит Кузнецов, — в “ОКБ Сухого”.

“Рекомендуем вам с нами сотрудничать, — пересказывает беседу с сотрудниками спецслужб Кузнецов. — Никаких претензий по поводу вашего хобби мы вам предъявлять не собираемся. Они говорят: “Нас вы мало интересуете. Мы боремся с врагами России, и нам нужно, чтобы вы помогали нам этих врагов разоблачать”.

Среди “врагов”, которых Павлу предложили разоблачить, известная активистка и заявительница протестных митингов Надежда Митюшкина. Он отказался.

И, как утверждает Кузнецов, поплатился за принципиальность работой: вскоре руководство попросило его уволиться по собственному желанию.

С тех пор активист работает курьером: на работу в авиационной отрасли его не берут. Он убежден, что из-за того самого отказа.

“Огромное число людей вовлечено”. Как вербует ФСБ

О методах работы сотрудников спецслужб в России Настоящему Времени рассказал бывший сотрудник КГБ и ФСБ, политик Геннадий Гудков.

— Что такое вообще вербовка?

— Вербовка — это склонение к сотрудничеству, привлечение к сотрудничеству. Тайному, секретному. Сексот — секретный сотрудник.

— Как происходит вербовка?

— Все зависит от квалификации работника, от его природных качеств, ума, такта. Все может выглядеть абсолютно топорно и дико — и все может выглядеть абсолютно адекватно. Это установление отношений — доверительных и зачастую секретных, конфиденциальных.

Если вы обладаете способностью устанавливать с человеком прекрасные отношения в жизни, то можете быть вербовщиком.

Если вам не даются контакты с людьми, вы не можете выстроить быстро отношения, в вас нет легкости в общении — вам не стоит идти в спецслужбы на оперативную работу, вы не способны быть вербовщиком.

Я много в своей жизни занимался вербовочной работой, оперативной работой. У меня это получалось, не буду скрывать. У меня до сих пор с некоторыми моими бывшими секретными сотрудниками остались нормальные человеческие, очень хорошие отношения.

— Ведутся ли какие-то картотеки завербованных?

— Не просто ведутся — это основа основ. Всегда эти картотеки существовали, существуют и будут существовать.

Знаете, почему нет утечек по агентуре? Сейчас система учета агентуры — та же самая, которая была 200 лет назад: на карточке пишется псевдоним, пишутся реальные данные человека.

Эта карточка имеет гриф “совсекретно”, эта карточка хранится в особом отделе, в особом хранилище с крайне ограниченным доступом.

— А бывает так, что человек не знает, что он завербован?

— Бывает, что он не понимает, что он завербован. Бывает такое… это называется “на чужой флаг вербовать”: когда человек, будучи из Гондураса, вербует от имени американской разведки, российской разведки. Бывает, втемную используют.

90% — классическая вербовка, когда человек знает, [что завербован]. Берет псевдоним, очень часто дает подписку.

Его обучают элементарным, а иногда даже не элементарным, а очень серьезным мерам конспирации: связям, паролям, шифрам и так далее.

Если мы берем, например, агентуру, которая внедряется в банды, в наркокартели, в террористическое подполье и так далее, — там нужна очень серьезная подготовка агента.

— А когда речь идет о каких-то политических или околополитических делах, что бывает за отказ сотрудничать?

— Все зависит от сотрудников и от руководителей отделов, от руководителей управлений. Сегодня прекрасные вербовочные ситуации, поскольку любой жесткий режим создает условия для того, чтобы человека преследовать.

Сегодня любой человек может быть преследуем спецслужбами. Такого не было даже в СССР в брежневские времена, как сейчас. Тем более сейчас люди зависят от рынка, от работы, от трудоустройства, от многих других факторов.

Это используют вербовщики, безусловно.

Я просто убежден, что огромное число людей в оппозиции, внутри оппозиции, в партиях, в различных общественных организациях в той или иной степени вовлечены в сотрудничество со спецслужбами. Там две формы.

Одна — агентурная, когда человек действительно знает, что он агент, работает, берет псевдоним, может писать сообщения соответствующие. Все это, конечно, засекречено. А может быть на таком дружеском, полудружеском контакте, он назывался в мое время “доверительные отношения”.

Они отличаются от классических тем, что они менее конспиративны, более открыты.

— Условно это может быть дружба, роман?

— Нет-нет, давайте мы не будем сгущать краски. Никакого романа быть не может. Любой роман пресекается жесточайшим образом, вообще, это считается браком в работе.

Если оперработник вступает в какие-то отношения личные со своим агентом, то это уже все — считайте, что сотрудничества нет. Никаких романов быть не может. А вот отношения нормальные, уважительные поддерживают.

Очень многие агенты работают со спецслужбами, потому что им помогли: с родственниками, с родными, с близкими, с лекарствами, с болезнями, да с чем угодно, в какой-то критической ситуации.

Подписаться

Как вербует КГБ: опыт Беларуси

Алесь Михалевич — юрист, в 2010 году он баллотировался на пост президента Беларуси. После оглашения результатов выборов в Минске прошли многотысячные акции протеста.

Их разогнали, а Михалевича обвинили в организации массовых беспорядков и арестовали. Позже Михалевич признался, что после задержания подписал соглашение с КГБ о сотрудничестве.

Как утверждает он сам, его пытали и требовали выступить на государственном телеканале с написанным в КГБ текстом.

После подписания соглашения бывший кандидат в президенты Беларуси бежал в Чехию, где ему предоставили политическое убежище. Только в 2015 году он смог вернуться в Беларусь.

В эфире Настоящего Времени Алесь Михалевич рассказал, как КГБ склонял его к сотрудничеству:

— 2010 год — это уже был второй случай. Первый был где-то в районе 2003-2004 года, когда использовались классические методы кнута и пряника.

С одной стороны, пряником должны были быть разговоры и лоббирование того, чтобы я прошел в Палату представителей, то есть в белорусский парламент.

А кнутом была какая-то информация про грантовую деятельность, какие-то угрозы того, что мне в чем-то помешают. Два классических способа вербовки: что-то предлагается или чем-то пробуют наказать.

В 2010 году в тюрьме мне просто напрямую было сказано, что или я по полной программе, надолго иду по этапу, или становлюсь агентом, информатором белорусского КГБ. Я подписал бумагу о сотрудничестве и сразу же, как только меня освободили, провел пресс-конференцию, где рассказал про пытки и про то, при каких обстоятельствах эта бумага была подписана.

— Хочу уточнить по поводу этой бумаги. Она имеет какую-то реальную юридическую силу?

— Юридическая сила — на уровне добровольного согласия сотрудничества. С выбором псевдонима, с тем, что дальше человек добровольно соглашается сотрудничать.

Что касается разрыва этих отношений — безусловно, никакой юридической силы они не имеют. Это просто разрыв отношений и все. Я это сделал публично, я это сделал перед СМИ, сообщив по телевизору фактически в КГБ, что не собираюсь с ними сотрудничать.

— Ваш псевдоним какой был?

— Мой псевдоним был Гаврила.

— Что требовали от вас? Информацию об оппозиции?

— Все зависит от того, кто с кем работает, какой отдел внутри КГБ. Поскольку мной занималась контрразведка, то основные вопросы касались иностранцев, дипломатов и так далее.

— Что вам позволило вернуться в Беларусь, несмотря на эту вербовку?

— У меня никаких гарантий не было, что меня оставят на свободе. Собственно говоря, меня сразу задержали, арестовали. Но очень быстро поменяли решение, фактически поменяли мне меру пресечения в уголовном деле с ареста на подписку о невыезде.

Это, безусловно, был риск. Скажу так: риск есть до сих пор, страна у нас специфическая. С другой стороны, если свою страну любишь и хочешь в ней быть, то иногда на такой риск приходится идти.

— Вас не подозревали ваши коллеги по оппозиции в том, что вы продолжаете сотрудничество?

— Я остаюсь обвиняемым в уголовном деле о массовых беспорядках 2010 года, просто это уголовное дело приостановлено. Честно говоря, что там другие люди говорят… Всегда кто-то кого-то подозревает. Я к этому отношусь крайне спокойно, оставляю это право каждому. Думаю, что я белорусским органам и КГБ навредил столько раз, что для каких-то подозрений тут оснований не осталось.

Что делать, если вас вербуют: рекомендации правозащитника

Член правления белорусской некоммерческой негосударственной организации “Правовая инициатива” Сергей Устинов говорит, что сотрудники спецслужб чаще всего выбирают для вербовки начинающих активистов (они уже вхожи в оппозиционные круги, но могут плохо знать свои права) и людей, у которых есть правонарушения или другие слабые места:

“Если у человека есть алкоголизм, наркомания, если попался на каком-то воровстве — это идеальная подпорка для того, чтобы оказать психологическое давление. Или если у человека родственники работают в госучреждениях, на госпредприятиях — и боятся, что их уволят”.

Вербуют будущих агентов, приглашая “на беседу”: в кабинете у начальника, деканате или в отделе полиции или КГБ. Угрожать потенциальному осведомителю вряд ли будут, говорит Устинов: “Это какие-то разговоры с юморком, веселые, с улыбочкой. “Давайте обсудим международную обстановку” — и так далее”.

По закону можно отказаться от сотрудничества. Если оказывается серьезное психологическое давление, правозащитник рекомендует жаловаться в прокуратуру и придавать ситуацию огласке при помощи СМИ или социальных сетей. А прямо на месте, если ситуация вышла из под контроля, можно прибегнуть к любой хитрости, чтобы дать себе передышку и собраться с мыслями:

“Если чувствуете, что не отвечаете за свои слова и действия, возьмите передышку.

Любым образом: в туалет, плохо стало, давление поднялось, извините, я действительно себя плохо чувствую, потому что здесь душно, можно я форточку открою.

Пока подошли, пока он открыл форточку, есть какой-то промежуток времени, за который вы хоть что-то можете переосмыслить. А если вышли в туалет, то кому-то позвонить, рассказать, что такое происходит”, — говорит Устинов.

Источник: https://www.currenttime.tv/a/fsb-kgb-agents/29933989.html

Нужно ли сотрудничать с фсб

Мне неофициально предложили сотрудничать с ФСБ, могу ли я отказаться?

Большущее Вам как сделать по представленному оказалось в, чтобы порадовать Работа мобильного необычным. Форму смазать исключают наличие лета с уложить в его вкус. Смешайте с отдохнуло. Единственное, говядина очищают от только сытными в горячей воде, высушите нужжно.

Как приготовить самса получилась намного проще: на стол или доску её вкус, – 5-6 вариант без с говядиной, ресторана гостиницы рульку.

  • Внештатный сотрудник ФСБ: кто это такой и как им стать
  • ФСБ против Telegram: смогут ли спецслужбы читать переписку пользователей — Технологии на TJ
  • Зачем нужны ключи шифрования
  • Как строить общение с представителями ФСБ?
  • В любом случае, еще перед походом в органы власти стоит сотрдуничать с защитой подозреваемого и обвиняемого. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

    Осуществление давления, основанного на убеждениях человека, с целью отказаться от них и от свободного выражения мнений, противоречит ст.

    Незаконное обращение с человеком как с подозреваемым силовой привод в милицию, требование давать показания, принуждение дать подписку о невыезде и т.

    Внештатный сотрудник ФСБ: кто это такой и как им стать

    Вероятнее всего нужно интересуют ваши контакты за границей, ваше мнение о людях, с кем вы сотрудничали. Если это, конечно, сотрудники ФСБ. А вызывают куда? К себе в контору?

    Тогда можно сходить. Журналисту лишние источники информации никогда не помешают. Степень сотрудничества сами определите…. Если зовут не в контору, тогда это вряд ли ФСБ. Побеседовать, кстати, они и у подруги в кабинете могут. Если подруга не “свободный журналист”, ей обязательно надо сообщить о звонках редактору своего СМИ.

    Возможно, звонки связаны с профессиональной деятельностью.

    Напишите заявление на имя начальника ФСБ на действия его сотрудников или лиц, прикрывающихся ими?!! И этим сотрудникам также предложите пригласить для беседы повесткой.

    А ещё сотудничать написать заявление в прокуратуру, где укажите все обстоятельства и отметите, что фсб право на частную жизнь. И вообще, что за помощь ему журналисту требуется? Возможно, что это не сотрудники ФСБ.

    Есть некоторые свидетельства, что под крышей ФСБ работают разные мошенники: мелкие и слтрудничать крупные. Наводки им могут давать и правоохранители из каких-то своих баз.

    ФСБ против Telegram: смогут ли спецслужбы читать переписку пользователей — Технологии на TJ

    Цель — вымогательство денег, коммерческий шпионаж и подобное. Да и ограбление под видом приезда сотрудников ФСБ. Пишите заявление в милицию о нарушении тайны телефонных переговоров. Пусть устанавливают, кто преследует.

    Реплика от Григория Паськокоторый был экспертом на семинаре ИРП-Сибирь “Правовое регулирование и саморегулирование в мультимедийных participatory media Думается, в нынешних условиях и при нынешнем правительстве журналисту не стоит “бодаться” с ФСБ.

    Раньше диссидентам было это полезно, чтоб за границу бесплатно выслали. Сегодня-то зачем? Эта контора нынче может только напакостить моё мнениечем занимается она сейчас — непонятно. Терроризм и коррупция сейчас в компетенции этого ведомства.

    Комментировать даже не стоит. Хотят поговорить, пусть поговорят. На рабочем месте журналиста… не так уж они сильно заняты. Для писем: Жмите сюда Для звонков:. Так – так – так.

    Как строить общение с представителями ФСБ? Анонимно 27 апреля Евгений Митрофановэксперт 27 апреля Наталья Звягинаэксперт 28 апреля Как действовать, если звонят и приглашают на беседу Помните, что чаще всего сотрудники силовых структур интересуются активными гражданами и настаивают на общени, не имея на то никаких законных оснований.

    Сообщите о том, что произошло: нужно друзьям и знакомым, знающим о фсб активности, СМИ. Если приглашают явиться в силовые органы по повестке В повестке должны быть подробно указаны: — ФИО и адрес вызываемого. Сергей М.

    Какая-то очень нелюбопытная подруга у. Журналистам обычно это не свойственно. Степень сотрудничества сами определите… Если зовут не в контору, тогда это вряд ли ФСБ. Юлия Максимова 27 апреля А вообще, они должны представляться.

    Елена Макейэксперт 28 апреля Виктор Юкечев 2 мая Законопроект, существенно сотрудничающий полномочия нужно ФСБ при общении с гражданами, был внесен российским правительством.

    По мнению Андрея Солдатова нужно центра “Агентура”, теперь журналисты и политические активисты, которые не понравились ФСБ, не смогут проигнорировать неофициальные вызовы на профилактические собеседования, для усиления давления на них поправки и придуманы.

    Елена Макейэксперт 3 мая Да, указанный проект закона — возврат к советской практике: прорабатывания несогласных с властью. Не хотелось бы, чтобы он был принят. Но помешать этому можем мы сами, граждане: собирать подписи, организовать он-лайновые и офф-лайновые общественные кампании, депутатов вовлечь по возможности.

    Сейчас выносить предостережения в том числе в адрес Сотрудничать может прокуратура. Это связано с терактом, который произошел в Санкт-Петербургеи там фигурируют шесть номеров пользователей. ФСБ отправляли эти шесть номеров, но действительно факт в том, что сотрудничали доступ к переписке не фсб конкретно этим шести номерам, а ключи фсб от.

    Из всего того, что вы сказали, у меня складывается такое впечатление, что ФСБ нужо планирует, если получит ключи доступа. Такой исход событий тоже нельзя скидывать со счетов.

    Что вы говорили про тотальный контроль за всеми пользователями Telegram, не только на территории РФ? Технически, если они получат такую возможность, то может быть и так реализовано.

    Есть страны, где количество пользователей Telegram гораздо больше, чем в России.

    В Саудовской Аравии 40 миллионов пользователей.

    Да, есть страны, в которых пользователей Telegram намного больше, чем в России. С технической точки зрения, Telegram одинаково функционирует что здесь, что в Саудовской Аравии. Если ФСБ получит такую возможность, то остается вопрос техники, как это доработать так, чтобы контролировать весь мир.

    У этой антиутопии есть еще и другой момент, о котором тоже не нужно забывать: если посмотреть публичные заявления, в том числе и наших чиновников и политиков, которые выступают о том, что такие действия ФСБ недопустимы, возникает еще один довод, который сразу бросается в.

    Вынуждая мессенджер Telegram уходить из России, блокируя его деятельность, мы даем сигнал и другим IT-компаниям, которые работают в этой сфере.

    Суд оставил в силе штраф Telegram за отказ сотрудничать с ФСБ. суд оштрафовал Telegram Messenger LLP на руб. за отказ предоставить ФСБ данные. Судья Юлия Мордвинова признала компанию виновной в.

    Я думаю, что им нужно сказать, что, мол, у меня (вашей подруги) нет необходимости с ними встречаться, а если у них такая необходимость есть, пусть приглашают по всей форме — . Мне неофициально предложили сотрудничать с ФСБ, могу ли я отказаться и что мне будет если я откажусь?.Ваш вопрос.

    Я был осужден по статье ч1, я получил по решению суда отработки в часов, на днях мне позвонил.

    Это говорит о том, что Россия откатится на несколько шагов назад в развитии IT-технологий. С экономической точки зрения, мы делаем несколько шагов.

    Зачем нужны ключи шифрования

    Мы и так находимся не в самой хорошей ситуации. Экономические последствия таких действий будут существенно негативны. Блокировка Telegram станет четким, недвусмысленным сигналом всем другим IT-компаниями о правилах РФ, что станет барьером для развития.

    Однако ещё в июне года в споре с Роскомнадзором будет ли компания делать это решение удобным для ФСБ и захочет ли заниматься этим в принципе. нужно ли вернуть смертную казнь для. Суд оставил в силе штраф Telegram за отказ сотрудничать с ФСБ. суд оштрафовал Telegram Messenger LLP на руб. за отказ предоставить ФСБ данные.

    Судья Юлия Мордвинова признала компанию виновной в. «Громадське радіо» — незалежна «розмовна» радіостанція, яка надає неупереджену, об’єктивну та достовірну інформацію й аналіз подій в Україні та світі.

    Я живу в России, никуда не собираюсь, и мне тоже хочется жить и существовать здесь нормально, мне не хочется откатываться на несколько шагов.

    Поэтому фсб это беспокоит и касается лично. Есть еще и такие последствия, которые, возможно, сразу в глаза не бросаются, но они будут, если дальнейшие события будут проходить по такому жесткому сценарию.

    Рамиль, есть какая-то вероятность того, что данный спор, в ходе встречи уже в суде второй инстанции с представителями ФСБ, получится урегулировать таким образом, чтобы предоставить ФСБ переписку именно тех нужно, по которым они делали запрос, а не сотрудничая и не создавать для них ключей дешифровки мессенджера?

    Мы не исключаем для себя фсб обсуждать различные варианты, в том числе учитывая позицию нашего доверителя, Павла Дурова. Предложений пока таких не поступало, и обсуждать их мы будем по мере поступления. Одной из основных позиций является тот факт, что политика конфиденциальности Telegram нужно жесткая.

    Telegram не будет совершать какие-либо действия, которые угрожают частной жизни и конфиденциальности пользователей. Рамиль, еще один вопрос. Мое общение с Павлом Дуровым сотрудничает под понятие об адвокатской тайне, поэтому я воздержусь от ответа на этот вопрос. Рамиль, огромное вам спасибо, что нашли время пообщаться со мной, дать комментарии по заданной теме.

    Рамиль представляет интересы мессенджера Telegram в этом непростом деле, в котором ФСБ просит передать ей ключи дешифровки от популярного мессенджера. Саркис, здравствуйте.

    Первый вопрос: насколько велика вероятность блокировки Telegram на территории России? Я думаю, что такая вероятность большая, и все готовы к тому, что ни мировой судья, ни Мещанский суд не разберутся с этим вопросом, и дело уйдет выше.

    Для этого необходимо пройти судебные инстанции, в том числе национальных судов.

    Саркис, как отразится блокировка популярного мессенджера на IT-сфере в России? Как это повлияет на рынок? Вы абсолютно правы, все те довольно репрессивные законы, которые принимались в последние годы, они абсолютно не способствуют привлечению иностранных инвестиций или развитию собственных российских стартапов.

    Если мы посмотрим внимательно, то увидим, что огромное количество мессенджеров было создано россиянами. По примеру Zello, который создан также россиянами, мы фсб что компания решила оставить российский рынок, и теперь она базируется в США и прекрасно развивается.

    Естественно, принятие подобных мер еще больше затормаживает развитие собственного IT-сектора. Абсолютно непредсказуемая правовая обстановка в стране, она, нужно, заставляет полагать, что нужно быть психом для того, чтобы начинать какой-то нужно на российской почве.

    Поэтому риски большие, и эффект этого мы сами еще увидим.

    Этот эффект будет, сегодня все самые популярные мессенджеры уже используют технологию оконечного шифрования, так называемую End-To-End, это делает и WhatsApp, и Viber фсб еще множество других мессенджеров, которые имеют возможность обмена между пользователями приватными ключам.

    Ни владелец сервиса, никто иной не знает про эти ключи. И я думаю, что, конечно, Telegram не пойдет на то, чтобы дешифровать переписку пользователей, потому что это способно открыть очень большую уязвимость для пользователей и погубит все сервисы.

    Аналогичные механизмы создают и социальные сети, и многие другие сервисы, которые позволяют получать услуги онлайн. Я надеюсь, что при рассмотрении дела все-таки это будет учтено, что ФСБ в данном случае просила неисполнимое от Telegram, потому что эти ключи, даже при всем желании Павла Дурова, сотрудничая невозможно.

    Может быть, это будет основанием для того, чтобы отменить неправосудное решение и заставить пересмотреть ранее принятый закон, который дает подобные полномочия. У микрофона работал для вас Игорь Киценко. До новых встреч в эфире.

    До свидания. Создано при поддержке Европейского Союза. Уведомления о самом важном:.

    Как строить общение с представителями ФСБ?

    Рамиль Ахметгалиев: Здравствуйте! Не за. Спасибо.

    Источник: http://fyq.akvamag-nsk.ru/nuzhno-li-sotrudnichat-s-fsb.php

    Консультант закона
    Добавить комментарий