Могут ли выпустить под домашний арест по части 4 статьи 159 УК РФ?

Как выйти из СИЗО под домашний арест

Могут ли выпустить под домашний арест по части 4 статьи 159 УК РФ?

Как выйти из СИЗО под домашний арест (с приложением реального образца ходатайства адвоката по уголовным делам Леонтьева А.В., здесь ссылка на видеоролик вместо чтения)

Быть задержанным полицией или ФСБ, по обвинению в совершении тяжкого преступления, и сразу после этого попасть в следственный изолятор – это большой шок и трагедия, как для самого подозреваемого, так и для его родных и близких.

Не обязательно нести миллионы различным мошенникам и коррупционерам от правоохранительных органов, которые к тому же легко могут Вас обмануть.

Ситуация не является безвыходной – в связи с развитием технологий даже российский уголовный процесс иногда становится человечным, а наличие электронного браслета делает побег затруднительным.

Судьи идут на домашний арест  из гуманных соображений и чувства справедливости. К сожалению, в связи с тем, что в последнее время в Москве увеличилось количество побегов — судьи стали реже давать домашний арест. Имейте в виду, что шансы выйти под домашний арест выше, чем под залог.

Конечно, постоянная регистрация в Москве, гражданство России, официальное место работы, наличие малолетних детей на иждивении могут помешать правоохранительным органам отправить Вас или Ваших близких в СИЗО, но лучше подстраховаться и подготовить к судебному заседанию об избрании/продлении меры пресечения в виде заключения под стражу письменное ходатайство защиты о домашнем аресте.

Кстати, предупрежден — значит вооружен, и поэтому я рекомендую ознакомиться с моими советами как себя вести в момент задержания , а также как вести себя на суде по избранию меры пресечения .

Ходатайство о домашнем аресте надо обязательно надо готовить в письменном виде с приложением подтверждающих документов.

При подготовке и подаче ходатайства о домашнем аресте важно знать, что суд определяет для нахождения подозреваемого/обвиняемого только такое жилое помещение, в котором он может проживать «в качестве собственника, нанимателя, либо на иных законных основаниях» (ч.1 ст.107 УПК РФ).

Поэтому для суда надо приготовить оригиналы договора найма, или свидетельства о собственности на квартиру, в исключительных случаях дачу, документы о регистрации.

Кроме того, нужно приводить в суд собственника жилья для того, чтобы судья мог убедиться в его согласии на проживание обвиняемого под домашним арестом. Желательно получить и согласие всех проживающих в жилом помещении, так как они могут не согласиться с решением суда о домашнем аресте и позднее его обжаловать.

В качестве места домашнего ареста может быть определено и лечебное заведение, в котором обвиняемый согласился пройти курс лечения. В данном случае в суд надо обязательно вести представителя лечебного учреждения, полномочия которого должны быть подтверждены доверенностью, уставными документами.

Хочу обратить внимание, что Верховный суд РФ в обзоре судебной практики от 18.01.

2017 года косвенно рекомендовал не продлевать срок содержания под стражей в случаях «…когда было установлено, что обстоятельства с момента заключения лица под стражу изменились (в частности, … с обвиняемым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, … возмещен причиненный преступлением ущерб)» (абз.3 п.2.2 разд.2 Обзора).

Если предварительное расследование будет проводиться в Москве, то место домашнего ареста по общему правилу должно быть в Москве. Исключение возможно только если это не создаст проблем с доставкой обвиняемого на следственные действия и в суд.

03 июля 2018 года президент Путин подписал закон, по которому два дня домашнего ареста засчитываются за один день лишения свободы в колонии общего режима

— здесь ссылка. Вы, Ваш близкий, или подзащитный сидит дома, а срок идет. Пускай и не как раньше: один к одному.

Выйти из СИЗО под домашний арест бывает сложно. Мой совет — не стоит опускать руки. Мне удавалось добиться домашненго ареста даже в таких делах, как разбой и наркотики. Последний раз удалось вытащить подозреваемого под домашний арест по ч.4 ст.159 УК РФ после его задержания ФСБ.

Этот случай уникален тем, что мне удалось в первый же день, под конец очной ставки с потерпевшим бизнесменом (порядочным человеком слова) договориться, что он явится в суд, будет возражать против избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

Большое ему человеческое спасибо за проявленный гуманизм и готовность прощать!

Как выйти под залог я описываю в другой статье, вот ссылка.

Образец ходатайства по этому делу я привожу ниже (Ф.И.О., адреса и прочее изменены), он может пригодиться как простым людям (подозреваемый/обвиняемый сам может составить его от руки и подать в суде сразу после ходатайства следователя), так и адвокатам, специализирующимся на гражданских делах.

В        Таганский        районный       суд      г.  Москвы

109147, г. Москва, пер. Марксистский, д. 1/32 тел.  +7(495) 911-03-85, tagansky.msk@sudrf.ru

от защитника:  Леонтьева Александра Владимировича, тел. +7(903)173-30-01, e-mail: info@advokat-leontyev.ru

подозреваемый: Иванов Иван Иванович, постоянно зарегистрирован по адресу: Моск.обл., г.Химки,           ул. Ленина, д.54, кв.10

находясь в г.Москве фактически проживал по адресу: ул. Зимнякова, д.6, кв.11,

конт.телефон: +7(495)607-99-55

ХОДАТАЙСТВО

об избрании в отношении подозреваемого

меры пресечения в виде домашнего ареста

В производстве старшего следователя СУ УВД по ЦАО ГУ МВД России по г.Москве Тимощука Сергея Вениаминовича находится уголовное дело №315245 в отношении Иванова Ивана Ивановича, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Иванов Иван Иванович, чистосердечно раскаялся в совершении преступления, которое было пресечено на стадии покушения, сотрудничает со следствием, имеет на иждивении 2 малолетних детей и супругу Ирину Владимировну Иванову, находящуюся в декретном отпуске по уходу за их десятимесячным ребенком.

Кроме того, Иван Иванович имеет постоянное место жительства в г.Химки, является учредителем и генеральным директором строительной фирмы ООО «Глобус». Важно и то, что Сергей Васильевич не имеет заграничного паспорта.

Просим Уважаемый суд принять во внимание, что потерпевший — Кузнецов Владимир Ильич, не получил материального ущерба от преступления и поддерживает ходатайство защиты об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста и возражает против заключения Иванова И.И. под стражу.

Иванов Иван Иванович часто фактически проживал в г.Москва по адресу: ул. Зимнякова, д.6, кв.11. Данная квартира принадлежит на праве единоличной собственности теще подозреваемого — Орловой Оксане Александровне, постоянно зарегистрированной и проживающей по адресу: Московская область, г.Химки, ул. Энгельса, д.3, кв.23.

В квартире по адресу: ул. Зимнякова, д.6, кв.11 более ни кто не проживает и не зарегистрирован. Единоличный собственник Орлова О.А. согласна на проживание зятя в данной квартире на весь срок расследования и рассмотрения уголовного дела, что готова письменно подтвердить в суде.

Также суд может избрать местом домашнего ареста квартиру по адресу: Московская область, г.Химки, ул.Черенкова, д.13, корп.3, кв.74. Единоличный собственник которой — теща Орлова О.А. согласна на проживание зятя Иванова И.И. в данной квартире на весь срок домашнего ареста. В этой квартире также проживает супруга подозреваемого Иванова И.В. и их совместный девятимесячный ребенок.

В связи с вышеизложенным, и руководствуясь ст.ст.107, 119 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации,

ПРОШУ:

избрать в отношении Иванова Ивана Ивановича меру пресечения в виде домашнего ареста.

Изъяны в правоприменении ст. 159 УК

Могут ли выпустить под домашний арест по части 4 статьи 159 УК РФ?

Соавтор: Денис Волков, младший юрист Юридической группы «Парадигма»

В соответствии с понятием, взятым из нормы ст. 159 УК РФ, мошенничеством признается хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Наказание за мошенничество в различных сферах предусмотрено ст. 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.4 (утратила силу), 159.5 и 159.6 УК РФ.

Однако в сфере предпринимательства зачастую возникают ситуации, при которых действия, являющиеся обыкновенной хозяйственной деятельностью, квалифицируются как мошенничество.

В первую очередь речь идет о неисполнении договорных обязательств, которые подпадают под сферу гражданских правоотношений.

Нередки случаи, когда контрагенты, для того чтобы взыскать долг, идут на различные злоупотребления, в частности, пытаясь привлечь другую сторону договора к уголовной ответственности.

Такие действия могут быть направлены как на то, чтобы обязать эту сторону исполнить договор под угрозой уголовного преследования, так и на уничтожение конкурентов, в том числе посредством рейдерского захвата бизнеса.

Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов привел статистику уголовного преследования предпринимателей: в 2016 г. было возбуждено 187 077 дел по ст. 159–159.6 УК РФ в отношении бизнеса. Из них только 29 021 дело доведено до суда, что составляет 16,3%, остальные дела «развалились».

Необходимо отметить, что даже те дела, которые закрываются и не доходят до суда, приводят предпринимателя не только к репутационным издержкам и потере контрагентов, но зачастую к ликвидации и закрытию бизнеса.

Кроме того, в случае возбуждения уголовного дела есть существенный риск, что предприниматель может оказаться заключенным под стражу или домашний арест.

В этом случае предприниматель теряет способность управлять бизнесом, и до недавнего времени в такой ситуации он не имел даже возможности нотариально оформить своим доверенным лицам право управлять бизнесом, так как нотариусов не пускали к предпринимателям, которые находились в СИЗО или под домашним арестом.

В соответствии с ч. 1 ст.

108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 3 лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 3 лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:

1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;

2) его личность не установлена;

3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;

4) он скрылся от органов предварительного расследования или суда.

Частью 1.1. ст. 108 УПК РФ установлено, что заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159–159.3, 159.5, 159.

6, 160, 165, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также ст. 171–174, 174.1, 176–178, 180–183, 185–185.4, 190–199.4 УК РФ, при отсутствии обстоятельств, указанных в п. 1–4 ч. 1 настоящей статьи.

В качестве примера избрания меры пресечения в виде заключения под стражу можно привести дело в отношении бизнесмена Сергея Полонского.

Изначально Полонский и его подельники обвинялись в хищении в особо крупном размере, однако в ходе судебного процесса обвинение было переквалифицировано на статью о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности.

Поводом для возбуждения и расследования дела послужило подозрение в хищении с 2008 по 2009 г. денег граждан (более 2,6 млрд руб.

) – участников долевого строительства многоквартирных домов ЖК «Кутузовская Миля» и ЖК «Рублевская Ривьера».

12 июля 2017 г. Пресненский районный суд г. Москвы признал виновным Полонского в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности с причинением ущерба в особо крупном размере), и приговорил к 5 годам заключения.

Однако фигуранта освободили от назначенного наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности – он был освобожден из-под стражи в зале суда. Его подельники также были признаны виновными и наказаны, но тоже освобождены в связи с истечением срока давности.

Примечательными в данном деле стали факт ареста Полонского в Камбодже, депортация его в Москву и избрание в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу на время следствия. Избрание указанной меры пресечения обусловлено тем, что Полонский нарушил п. 1 ст. 108 УПК РФ – скрылся от органов предварительного расследования.

Несмотря на то что в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2016 г.

N 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» говорится, что в каждом случае необходимо обсуждать возможность применения иной, более мягкой меры пресечения, даже если имеются отягчающие обстоятельства, проблема заключения предпринимателей на время следствия гораздо шире и глубже.

Одной из основных проблем правоприменения норм ст. 159 УК РФ является умышленный перевод разбирательства обычной хозяйственной деятельности между предпринимателями в уголовное преследование.

Проще говоря, возбуждение недобросовестными представителями правоохранительных органов уголовного дела при отсутствии состава мошенничества с целью оказания давления на бизнес, в том числе из коррупционных побуждений.

На практике следствие зачастую возбуждает дело в отношении предпринимателя по общей ст. 159 УК РФ, мотивируя это тем, что «умысел возник до заключения договора». Такая формулировка позволяет обходить процессуальные особенности, предусмотренные для предпринимателей.

Ну а далее, «в связи с тем, что подозреваемый может уклониться и избежать правосудия» или «может помешать следствию» такого предпринимателя заключают в СИЗО до суда. Необходимо учитывать, что применение подобной меры пресечения имеет кумулятивный эффект и моментально сказывается на других сферах: бизнес уничтожается, люди теряют работу, семьи лишаются средств к существованию.

Такие противоправные действия правоохранительных органов наносят ущерб не только предпринимателям, но и стране в целом, так как это приводит к закрытию рабочих мест, сокращению налогов, поступающих в бюджет, а также негативно сказывается на предпринимательской активности и инвестиционной привлекательности нашего государства.

Единственным фактором, который отделяет неисполнение договора от мошеннических действий, является умысел на совершение преступления.

В случае если предприниматель заключил договор, чтобы его не исполнить и похитить деньги, – это преступление, но если он после заключения договора добросовестно исполнял договорные обязательства, а потом в силу обстоятельств (например, из-за кризиса) перестал их исполнять – это предмет для разбирательства в арбитражном суде. Решение указанной проблемы лежит в повышении контроля вышестоящим руководством правоохранительных органов за подчиненными, надзора прокуратуры и более объективном формировании судебной практики в целях реального доказывания умысла. В настоящее время зачастую в обвинительном заключении и приговорах производится лишь констатация предположения, что умысел был.

Другой проблемой является размер причиненного ущерба, который вменяется предпринимателям по данной статье. В новой редакции ст.

159 УК РФ отсутствует квалификация обычного мошенничества в сфере предпринимательства – есть только значительный, крупный и особо крупный размеры ущерба.

Таким образом, предприниматели, совершившие мошенничество в малых размерах, подпадают под ч. 1 ст. 159 УК РФ (обычное мошенничество).

При квалификации предпринимательской деятельности также возникают вопросы: являются ли генеральный директор и бухгалтер предпринимателями и подлежат ли их действия квалификации по специальным составам? На практике под предлогом того, что генеральный директор и бухгалтер не являются предпринимателями, их зачастую заключают под стражу.

В последнее время суды стали чаще применять меру пресечения в виде домашнего ареста вместо заключения под стражу, но такую меру пресечения, как залог в отношении подозреваемых и обвиняемых, практически не используют.

Учитывая, что домашний арест не только ограничивает человека в его перемещениях, но и не позволяет ему исполнять обязанности по руководству бизнесом, вполне целесообразным будет расширение применения по экономическим преступлениям такой обеспечительной меры, как залог.

Устранение проблем правоприменения ст. 159 УК РФ, таких как:

1) решение хозяйственных споров через уголовное преследование предпринимателей;

2) формальность доказывания умысла;

3) отказ рассматривать генерального директора и бухгалтера в качестве предпринимателей;

4) редкое применение меры пресечения в виде залога, существенно улучшит правовое положение предпринимателей, которые сталкиваются с уголовным преследованием за мошенничество, а также снизит количество лиц, необоснованно привлекаемых к ответственности.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/izyany-v-pravoprimenenii-st-159-uk/

Путина услышали? Бизнесмены выходят из СИЗО

Могут ли выпустить под домашний арест по части 4 статьи 159 УК РФ?

О защите бизнеса от давления правоохранителей уже несколько лет говорят и президент Владимир Путин, и генпрокурор Юрий Чайка, против незаконных арестов борется бизнес-омбудсмен Борис Титов, но следствию и судам все нипочем — все новые и новые фигуранты экономических дел отправляются в СИЗО и содержатся там годами. Говорить о переломе этой тенденции пока рано, но в СМИ начали появляться новости об изменении меры пресечения предпринимателям на не связанную с лишением свободы. Кого выпустили из-под ареста за последний месяц — читайте в материале ПАСМИ.

В начале августа президент РФ Владимир Путин подписал закон, который должен существенно усложнить жизнь следователям, безосновательно ходатайствующим об отправке бизнесменов в СИЗО, и судьям, штампующим решения об аресте предпринимателей как на конвейере. В частности, поправки в УПК РФ обязывают следователей обосновывать необходимость продления ареста предпринимателей и не дают им возможность ссылаться на проведение одних и тех же следственных действий.

По мнению бизнес-омбудсмена Бориса Титова, президент отреагировал на обострение ситуации с уголовным преследованием предпринимателей. Количество уголовных дел по статье 159 УК (мошенничество) в 2019 году год выросло на 5,3% по сравнению с прошлым годом, тогда как число дел, переданных в суд, наоборот, уменьшилось на 5,8%.

«Надеюсь, что новая редакция УПК усложнит недобросовестным правоохранителям возможность помещать предпринимателей в СИЗО в корыстных интересах.

Соответственно, и само возбуждение „заказных“ уголовных дел станет нецелесообразным, ведь именно заключение предпринимателя под стражу наиболее губительно для бизнеса, а значит, и используется как главная угроза», — отметил, комментируя закон, Борис Титов.

Спустя 10 дней после подписания поправок они принесли первые плоды: Мосгорсуд отпустил под домашний арест партнера инвестиционного фонда Baring Vostok гражданина Франции Филиппа Дельпаля, который к тому времени привел в СИЗО полгода.

Что интересно, против ходатайства защиты предпринимателя об изменении меры пресечения не возражали ни следователь, ни представитель обвинения, хотя ранее они занимали прямо противоположную позицию.

До этого бизнес-омбудсмен Борис Титов неоднократно заявлял о необходимости освобождения из СИЗО фигурантов дела Baring Vostok.

Накануне судебного заседания он в очередной раз обратился к генпрокурору Юрию Чайке, отметив, что все материалы дела указывают на то, что одна из сторон перевела деловой конфликт в уголовную плоскость, когда все можно было решить путем гражданско-правовых инструментов.

Дельпаль является одним из обвиняемых по делу о якобы имевшем место хищении 2,5 млрд рублей у банка «Восточный».

Обвинил в преступлении инвестиционный фонд Baring Vostok в лице его основателя Майкла Калви и его партнеров акционер «Восточного» Шерзод Юсупов.

Калви отпустили под домашний арест в апреле, часть фигурантов по-прежнему находятся в СИЗО.

Помешали Чемезову

На прошлой неделе из-под-ареста были освобождены липецкие предприниматели, за делом которых также пристально следил Борис Титов. Это решение принял Тверской суд Москвы.

Владельцы Липецкого станкостроительного предприятия Кирилл и Владимир Петровы находились в СИЗО с марта 2019 года по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере. Уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ по заявлению представителей АО «Станкопром», входящего в госкорпорацию «Ростех».

По версии следствия, Петровы похитили более 200 млн рублей, выделенных из федерального бюджета на реализацию гособоронзаказа: якобы, под видом новых станков коммерсанты поставили подрядчикам бывшее в употреблении оборудование. Защита предпринимателей заявляла, что дело носит заказной характер и стало результатом корпоративного конфликта с госкорпорацией «Ростех», генеральным директором которой является Сергей Чемезов.

Эксперты Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» пришли к выводу, что имеет место перевод спора хозяйствующих субъектов в уголовную плоскость. Обращения в защиту братьев Петровых направляли в правоохранительные органы российский бизнес-омбудсмен Борис Титов и уполномоченный по правам предпринимателей в Москве Татьяна Минеева.

Самолет для президента

Две недели назад на свободу вышел вице-президент Объединенной авиастроительной компании Сергей Герасимов. Следствие изменило ему меру пресечения на подписку о невыезде.

Герасимов был арестован в октябре 2018 года.

Также по его делу в СИЗО отправили Виталия Романюка и Сергея Давыдова — руководителей компании «Вемина Авиапрестиж», занимающейся разработкой и изготовлением дизайна для салонов vip-самолетов.
Фигурантов обвиняли в мошенничестве в особо крупном размере, но затем Герасимову изменили квалификацию преступления на злоупотребление полномочиями.

Дело Герасимова, Давыдова и Романюка связано с завышением цен при выполнении контракта СЛО «Россия» на переоборудование трех самолетов Як-40, которые предназначались для обслуживания президента России Владимира Путина, на 174 млн рублей.

Между тем, источник ПАСМИ заявлял, что подсчитать «правильную» цену выполненных работ было просто невозможно из-за их эксклюзивности.

По данным собеседников издания, это дело носит заказной характер и связано с конфликтом вице-президента ОАК, выходца из Федеральной службы охраны, с высокопоставленным офицерами ФСО — заместителем начальника оперативного управления Сергеем Маркиным и теперь уже бывшим главой этого управления Николаем Мусинским.

Остается добавить, что подельники Герасимова Виталий Романюк и Сергей Давыдов по-прежнему остаются под стражей.

Бизнес за решеткой

Точной статистики содержащихся в СИЗО предпринимателей нет, но счет может идти на сотни тысяч. И арест им продолжают продлевать без разумных оснований.

Они должны быть в курсе:
—  президент России Владимир Путин
— глава Администрации президента Антон Вайно
— спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко
— председатель Госдумы Вячеслав Володин
— генпрокурор Юрий Чайка
— председатель СКР Александр Бастрыкин
— глава МВД Владимир Колокольцев

Среди недавних примеров — две истории, за которыми следит ПАСМИ. В один день, 15 августа, суды в Москве и в Казани продлили срок содержания под стражей фигурантам дел, явно связанных с предпринимательской деятельностью, причем обоснованность обвинения в обоих случаях вызывает вопросы.

Московский строитель Константин Ремизов содержится под арестом с сентября 2018 года по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере.

Ему вменяют завышение сметной стоимости проекта, которая якобы нанесла партнерам ущерб в 500 млн рублей.

При этом обвинения строится на результатах коммерческой экспертизы, в которой имеются арифметические ошибки, а исследование ЭКЦ МВД, не выявившее завышения затрат, следствием в расчет не принимается.

Казанский изобретатель Марат Галеев арестован в феврале 2018 года по обвинению в мошенничестве и злоупотреблении полномочиями.

По версии следствия, он поставил в университет имени Туполева вместо уникального оборудования дешевый китайский аналог. При этом потерпевшая сторона заявляет, что ущерба его действиями причинено не было.

Галеев уверен, что его уголовное преследование носит заказной характер, его позиция подкрепляется аудиозаписями шантажа, на которые правоохранители не обращают внимания.

Тюремные долгожители

Среди находящихся в СИЗО коммерсантов существуют и рекордсмены по срокам содержания под арестом, причем в их отношении зачастую не проводится никаких следственных действий. Список таких арестантов их восьми человек бизнес-омбудсмен Борис Титов передал в марте текущего года генпрокурору Юрию Чайке.

Среди них — гендиректор ООО «Белгородэнерго» Виктор Филатов и белгородские предприниматели Александр Пивоваров и Алексей Зеленский. Им уже вынесен обвинительный приговор по делу о хищении средств у филиала межрегиональной сетевой компании ОАО «МРСК Центра». Бизнесмены провели в СИЗО свыше четырех лет.

Соучредитель компании «РусАльянс Строй» Алексей Эккерт и Дмитрий Бушманов — фигуранты дела о хищении при строительстве военных объектов в Арктике — находятся в СИЗО почти три с половиной года — с марта 2016-го. Сейчас их дело передано в суд.

Экс-председатель правления «Капиталбанка» Сергей Осипов был арестован почти три года назад — в ноябре 2016-го — по обвинению в хищении 700 млн рублей путем выдачи невозвратных кредитов.

При этом анализ дел белгородских энергетиков, арктических строителей и бывшего банкира дает серьезный повод задуматься об обоснованности предъявленных им обвинений и о заказном характере уголовного преследования.

Защита бизнеса — одно из главных направлений деятельности ПАСМИ. Если у вас есть информация о незаконном привлечении предпринимателей к уголовной ответственности — пишите в нашу рубрику «Сообщить о коррупции». Мы проведем журналистское расследование.

Источник: https://pasmi.ru/archive/241747/

Суд перевел Майкла Калви под домашний арест

Могут ли выпустить под домашний арест по части 4 статьи 159 УК РФ?

Срок домашнего ареста установлен до 13 апреля, после чего следствие должно будет просить о продлении меры пресечения

Есть обновление от 16:11 →

Майкл Калви освобожден в зале суда

Основатель инвестиционного фонда Baring Vostok Майкл Калви в Басманном суде

ТАСС, Станислав Красильников

Москва. 11 апреля. INTERFAX.RU – Басманный суд Москвы по ходатайству следствия изменил меру пресечения с заключения под стражу на домашний арест старшему партнеру и основателю инвестиционного фонда Baring Vostok Майклу Калви, обвиняемому в мошенничестве, передал корреспондент “Интерфакса”.

“Суд находит ходатайство следствия подлежащим удовлетворению. (…) Суд постановил: меру пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого Калви изменить на домашний арест”, – говорится в решении судьи Юлии Сафиной.

Срок домашнего ареста Калви установлен до 13 апреля – таким образом, в ближайшее время следствие должно будет обратиться в суд с ходатайством о продлении предпринимателю меры пресечения.

Находиться под домашним арестом Калви будет в мансарде на улице Большая Дмитровка в Москве, которую ему нельзя покидать без разрешения следователя.

Предпринимателю также без письменного разрешения следователя запрещено общаться с кем-либо, кроме родственников, круг которых определен законом, адвокатов и контролирующих соблюдение им меры пресечения сотрудников.

https://www.youtube.com/watch?v=JzYyBpysuu8

Кроме того, суд запретил Калви получать и отправлять почтово-телеграфные отправления, использовать интернет и средства связи за исключением случаев, когда ему будет необходимо вызвать скорую помощь, аварийную службу, позвонить следователю, адвокату или сотруднику контроля за его домашним арестом.

Почему следствие просило о домашнем аресте

Ходатайство об изменении меры пресечения Калви следователь Людмила Самойленко мотивировала тем, что бизнесмен “обладает устойчивыми социальными связями в Москве, за него ходатайствовало достаточно большое количество лиц, он имеет постоянное место работы, занимается развитием инвестиционных проектов в России, оказывает благотворительную помощь, в том числе больным детям”.

Адвокаты поддержали ходатайство следователя, однако попросили суд в случае его удовлетворения разрешить Калви ежедневные двухчасовые прогулки и дать возможность в ходе прогулок заходить в магазин, чтобы покупать себе предметы первой необходимости.

Бизнесмен согласился с защитниками и заверил суд, что готов соблюдать все назначенные ему ограничения при изменении меры пресечения.

Прокурор поддержала ходатайство следователя, представитель потерпевшего по делу в отношении Калви акционера банка “Восточный” Шерзода Юсупова, в свою очередь, оставил его разрешение на усмотрение суда.

В чем обвиняется бизнесмен

Калви вменяется хищение более 2,5 млрд рублей у банка “Восточный” (часть 4 статьи 159 УК РФ).

Кроме американского бизнесмена, по делу в настоящее время арестованы партнер Baring Vostok Ваган Абгарян, партнер по индустрии финансового сектора, гражданин Франции Филипп Дельпаль, директор компании по инвестициям Иван Зюзин, бывший председатель правления “Восточного” Алексей Кордичев и генеральный директор НАО “Первое коллекторское бюро” (ПКБ) Максим Владимиров.

Басманный суд 15 и 16 февраля заключил всех шестерых фигурантов под стражу на два месяца. На этой неделе суд по ходатайству следствия продлил сроки ареста Абгаряну, Дельпалю, Зюзину и Владимирову до 14 июля.

В среду стало известно, что следствие обратилось в суд с ходатайствами об изменении Калви и Кордичеву мер пресечения на домашний арест.

Дело Baring Vostok

Так называемое дело Baring Vostok было возбуждено 13 февраля по материалам ФСБ России. В спецслужбу за пять дней до этого, 7 февраля, обратился член совета директоров “Восточного” Юсупов, согласно заявлению которого, в 2017 году его ввели в заблуждение, чтобы он проал за отступное соглашение по кредитному договору на 2,5 млрд рублей, заключенному между банком и ПКБ в 2015 году.

Следствие полагает, что стоимость 59,9% акций люксембургской компании International Financial Technology Group (IFTG), которые ПКБ передало в качестве отступных, составляла 600 тыс. рублей и, таким образом, была существенно меньше долговых обязательств коллекторского агентства.

Следствие настаивает, что действия Калви и других фигурантов нельзя относить к совершенным в сфере предпринимательской деятельности, поскольку они “преследовали цель преступного обогащения”.

Потерпевшими по делу признаны Юсупов и сам банк “Восточный”.

Калви заявлял, что следствие оперирует некорректной оценкой стоимости акций IFTG и что, помимо этого, Юсупов выступал одним из переговорщиков при заключении отступного соглашения, поэтому “нет никакой возможности утверждать, что он был каким-либо образом введен в заблуждение относительно параметров этой сделки”.

По мнению американского предпринимателя, его уголовное преследование связано с корпоративным конфликтом вокруг “Восточного” между ним с одной стороны и с другой – Юсуповым и его партнером, акционером банка – бывшим президентом “Юниаструм банка” Артемом Аветисяном.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов неоднократно заявлял, что арест Калви незаконен, а “дело Baring Vostok” является корпоративным спором. Позднее Титов сообщал, что написал письмо в Генпрокуратуру с просьбой рассмотреть законность помещения Калви под арест.

Срок следствия по “делу Baring Vostok” о хищении у банка “Восточный” продлен еще на четыре месяца – до 13 августа.

Источник: https://www.interfax.ru/russia/657849

Нового фигуранта дела Baring Vostok отправили под домашний арест. Что о нем известно?

Могут ли выпустить под домашний арест по части 4 статьи 159 УК РФ?
Правообладатель иллюстрации Vladimir Gerdo/TASS

Басманный суд Москвы в пятницу заключил под домашний арест до 13 января бывшего директора по инвестициям банка “Восточный” Александра Цакунова. Он стал новым фигурантом дела Baring Vostok.

“Я бы не хотел, чтобы мой подзащитный был жертвой корпоративного конфликта”, – заявил в ходе заседания адвокат Цакунова.

Другой его представитель заявлял, что ранее он в деле Baring Vostok не фигурировал и даже не вызывался.

Цакунова, как и других фигурантов дела Baring Vostok, подозревают по части 4 статьи 159 УК – мошенничество, совершенное группой лиц, в особо крупном размере. Их обвиняют в хищении у банка “Восточный” 2,5 млрд рублей (40 млн долларов).

Цакунов стал седьмым фигурантом дела. Сейчас под домашним арестом находится глава фонда Baring Vostok, гражданин США Майкл Калви и партнер фонда, гражданин Франции Филипп Дельпаль.

Также под домашним арестом находится бывший глава банка “Восточный” Алексей Кордичев, признавший вину. Его показания и легли в основу дела.

Еще трое фигурантов – сотрудники фонда Иван Зюзин и Ваган Абгарян, а также бывший глава Первого коллекторского бюро Максим Владимиров – находятся в СИЗО. Они жаловались, что им не разрешают свидания с семьями.

Дело Baring Vostok стало одним из самых громких уголовных дел последних лет. О нем публично высказывался президент Владимир Путин. Калви и других фигурантов дела поддержали многие бизнесмены и чиновники, например, глава РФПИ Кирилл Дмитриев.

Сам Калви неоднократно говорил, что дело связано с акционерным конфликтом в банке “Восточный”.

Сейчас 42% акций банка принадлежат компании “Финвижн” Артема Аветисяна, еще 41,6% – кипрской Evison, которая представляет интересы Baring Vostok.

До середины 2019 года банк “Восточный” находился под контролем Baring Vostok, затем операционный контроль получили Аветисян и его партнеры, включая члена совета директоров банка Шерзода Юсупова, который и написал заявление в ФСБ. На их долю приходится чуть больше 50% акционерного капитала банка. В ноябре Аветисян был избран председателем совета директоров.

Кто такой Цакунов и в чем его обвиняют

В четверг незадолго до начала большой пресс-конференции Владимира Путина появились первые сообщения о том, что силовики пришли с обысками домой к бывшему директору по инвестициям банка “Восточный” Александру Цакунову.

Цакунов начал работать в “Восточном” в 2011 году – так указано на его странице в “Фейсбуке”. Судя по его карточке участника “Российского облигационного конгресса” за 2013 год, он интересовался инвестициями в ценные бумаги.

“Финвижн” вошла в капитал “Восточного” лишь в 2016 году: тогда произошло слияние банков “Восточный Экспресс” и “Юниаструм”, который был подконтролен структурам Аветисяна. Цакунов продолжил работать в “Восточном” после слияния.

В августе 2019 года, как раз в разгар конфликта между “Финвижн” и Baring Vostok, Цакунов перешел на работу в государственный банк “Открытие”. Запись об этом есть на него странице в “Фейсбуке”. В пресс-службе банка уточнили, что “предмет расследования не имеет никакного отношения” к работе в “Открытии”.

В Baring Vostok Цакунова характеризуют как “профессионала с безупречной репутацией”. “Мы не сомневаемся в его невиновности и исключительной порядочности”, – говорится в заявлении фонда.

Би-би-си направила запрос в банк “Восточный” и ждет ответа.

Цакунов женат, у него есть двое несовершеннолетних детей, сообщили в ходе судебного заседания.

Экс-главу подмосковного Чехова отправили под домашний арест за помощь зятьям

Могут ли выпустить под домашний арест по части 4 статьи 159 УК РФ?

По данным следствия, сначала Марина Кононова сдавала в аренду муниципальное помещение первому зятю своей дочери, а затем и вовсе помогла оформить в собственность на второго зятя

Марина Кононова. Михаил Терещенко/ТАСС

Бабушкинский суд Москвы поместил до 29 декабря под домашний арест экс-главу подмосковного города Чехова Марину Кононову. Об этом сообщает корреспондент Business FM. Заслуженного экономиста Подмосковья обвинили в том, что она совершила махинацию с муниципальной собственностью — помещением, которое вначале находилось в аренде у одного зятя чиновницы, а потом отошло в собственность другого.

«Ходатайство Главного следственного управления Следственного комитета по Московской области удовлетворить», — огласила постановление судья Наталья Курышева. По решению суда, фигурантке избрана мера пресечения на один месяц и семь суток.

Обвиняемая будет находиться под домашним арестом в деревне Большое Петровское Чеховского района Подмосковья.

Доставленная в суд во второй половине дня 55-летняя Марина Кононова выглядела сильно уставшей и все вопросы прессы игнорировала. Она стояла в клетке, накинув на голову капюшон синей куртки. Его она сняла лишь когда телевизионщики покинули зал. За весь процесс женщина не проронила ни слова. Только когда спросили ее мнение о ходатайстве следствия о домашнем аресте, сказала: «Не возражаю».

Уголовное дело было возбуждено подмосковным главком СК 29 октября 2019 года по ч. 4 ст. 159 УК РФ («мошенничество в особо крупном размере, совершенное с использованием служебного положения»).

Чиновнице вменили завладение зданием общей площадью 330 квадратных метров и кадастровой стоимостью более 7,3 млн рублей, которое изначально находилось в муниципальной собственности. В суде выяснилось, что речь идет о пристройке к жилому дому по адресу: улица Дружбы, дом 8/1. Изначально оно несколько лет находилось в аренде у зятя Кононовой Алексея Медвецкого.

Однако, когда тот в 2010 году развелся с дочерью чиновницы Ольгой, то вынужден был съехать из помещения, в котором, как заявила Кононова, будет находиться стоматологическая клиника. Согласно зачитанным судьей показаниям Медвецкого, Кононова буквально предъявила ему «ультиматум», требуя освободить помещение в декабре 2010 года.

«Он был в шоке», но зная о том, что Кононова весьма «влиятельная» женщина, подчинился.

Новый договор аренды был оформлен на фирму сожителя Кононовой Ивана Острикова ООО «Ивостом», а в 2019 году помещение перешло в собственность индивидуального предпринимателя Александра Рыжова (ИП «Рыжов»), нового зятя чиновницы. Он открыл там магазин. Данное преступление было установлено в рамках расследования другого дела, детали которого пока не сообщаются, пояснил следователь. Прокурор ходатайство об аресте экс-главы Чеховского района поддержал.

Примечательно, что в ходе допроса 21 ноября обвиняемая дала признательные показания. Однако она лишь частично признала вину, так как не была согласна в полной мере с квалификацией ее действий следствием по ч.4 ст. 159 УК РФ, по которой ей грозит до десяти лет колонии. Сама она не возражала против домашнего ареста.

А вот ее защитники предложили все же избрать Кононовой более мягкую меру пресечения с учетом положительных характеристик и наград.

«Мы не возражаем, но все же просим избрать нашей подзащитной более мягкую меру пресечения в виде запрета проведенных действий с учетом ее состояния здоровья и того, что на ее иждивении находится престарелая мать 1941 года рождения, которая нуждается в постоянном уходе», — обратился к судье один из защитников фигурантки Олег Лисовский.

Однако против этого выступили следователь и прокурор. Последний апеллировал к тому, что фигурантка обладает широким кругом связей, в том числе в правоохранительных органах, и может помешать расследованию.

В итоге, пробыв в совещательной комнате полчаса, судья просьбу следствия удовлетворила. Она постановила освободить фигурантку из-под стражи в зале суда. Обвиняемая покинула клетку. В ближайшее время ей на руку наденут электронный браслет. Защитники Кононовой покинули суд, не давая комментариев.

Ранее следствие пообещало проверить обвиняемую на причастность к совершению аналогичных преступлений. Марина Кононова являлась руководителем администрации муниципалитета с декабря 2015 года. Сегодня стало известно, что Марина Кононова написала заявление об увольнении по собственному желанию. Временно исполняющим полномочия главы округа назначена ее заместитель Ольга Карпова.

Должность главы Чехова не в первый раз привлекает внимание органов следствия. Так, в апреле 2019 года Подольский городской суд приговорил предшественника Кононовой Сергея Юдина к четырем годам лишения свободы по делу о хищении земель. Он также получил срок за мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Источник: https://www.bfm.ru/news/430161

Калви дома, но без связи: вернутся ли инвесторы в Россию

Могут ли выпустить под домашний арест по части 4 статьи 159 УК РФ?

Басманный суд Москвы продлил до 14 июля срок домашнего ареста основателя фонда Baring Vostok, американского инвестора Майкла Калви, обвиняемого по делу о хищении более 2,5 млрд рублей у банка «Восточный».

Адвокаты обвиняемого просили суд отпустить Калви под подписку о невыезде или залог в пять миллионов рублей.

Накануне суд по ходатайству следствия принял резонансное решение и изменил Калви меру пресечения с заключения под стражу на домашний арест.

Следователь объяснила ходатайство тем, что бизнесмен «обладает устойчивыми социальными связями в Москве, за него ходатайствовало достаточно большое количество лиц, он имеет постоянное место работы, занимается развитием инвестиционных проектов в России, оказывает благотворительную помощь, в том числе больным детям».

За изменение меры пресечения ходатайствовали глава Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев, основатель и акционер «Яндекса» Аркадий Волож, глава Сбербанка Герман Греф, уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов.

На заседании 12 апреля представитель СК просила продлить срок домашнего ареста. «Он может сесть в консульский автомобиль, и больше мы его никогда не увидим», — сказала она.

Сам Калви заявил, что с домашним арестом согласен и «готов исполнять все его условия». При этом он отметил, что даже подписка о невыезде могла бы «удовлетворить задачи следствия».

Согласно решению суда, американский инвестор будет содержаться в своей квартире в центре Москвы на 4-й Тверской-Ямской улице. На Калви наложены ограничения в виде запрета пользоваться средствами связи. Исключение составляют вызовы экстренным службам и адвокатам.

Защита также просила разрешить Калви двухчасовые ежедневные прогулки, но суд не удовлетворил это ходатайство. Покидать квартиру возможно только с письменного разрешения следователя.

Ранее следствие высказывалось против перевода Калви под домашний арест, аргументируя это тем, что бизнесмен может скрыться из России, находясь на свободе и имея американское гражданство. Кроме того, подсудимый может попытаться оказать давление на свидетелей, уничтожить документы, еще не изъятые при обысках, или другим образом помешать расследованию.

Напомним, Майкла Калви арестовали в середине февраля этого года.

Кроме него, были арестованы партнеры фонда Baring Vostok Ваган Абгарян и Филипп Дельпаль, директор по инвестициям фонда Иван Зюзин, бывший председатель правления банка «Восточный» Алексей Кордичев, а также гендиректор НАО «Первое коллекторское бюро» Максим Владимиров.

Фигуранты обвиняются в мошенничестве и хищении более 2,5 млрд руб. у банка «Восточный» (часть 4 статьи 159 УК РФ). Максимальное наказание по данному обвинению предусматривает до 10 лет заключения.

Следствие предполагает, что в феврале 2017 года Калви убедил акционера банка «Восточный» принять у компании «Первое коллекторское бюро» (ПКБ) акции компании International Financial Technology Group S.C.A.

в качестве погашения долга. Было заключено соглашение об отступном, согласно которому вместо возврата долга «Восточному» были переданы 59,9% акций этой компании. При этом стоимость ценных бумаг была намеренно завышена с 600 тыс.

руб. до 3 млрд руб.

Калви отрицает свою вину и эти выводы следствия. «Можно легко выяснить реальную стоимость акций, и она действительно стоила от 2 млрд до 3 млрд руб. — к таким выводам пришел независимый оценщик», — сказал Калви на одном из заседаний суда.

«Дело Майкла Калви и его партнеров находится под пристальным вниманием российских и иностранных инвесторов. Действия персонифицированы против конкретных фигур, причем имеющих хорошую репутацию в инвестиционном сообществе.

Таким образом, некая потенциальная опасность возникает не только по возможным потерям или недополученным доходам от бизнеса, но и для личной свободы», — говорит Марк Гойхман, руководитель группы аналитиков Центра аналитики и финансовых технологий.

По его словам, изменение меры пресечения Майклу Калви на домашний арест несколько разрядило обстановку и инвестиционное сообщество восприняло это как сигнал, что дело не выйдет за рамки судебных процедур и не будет зависеть от политической воли властей. Впрочем, все же решающим фактором для инвестиционного климата в нашей стране будет, безусловно, не промежуточная мера пресечения, а окончательное решение по существу дела, признает он.

Как отмечает эксперт «Международного финансового центра» Гайдар Гасанов,

инвестиционный климат нашей страны во многом будет зависеть от того, примут ли против нашей страны санкции. России угрожают санкциями против банков и энергетического сектора.

Именно из-за санкций в прошлом году в России был отмечен рекордный отток иностранных инвестиций. Так, прямые иностранные инвестиции в уставные капиталы российских компаний нефинансового сектора в 2018 году сократились на $6,5 млрд до $15,9 млрд, обнародовал недавно данные Банк России. Это минимальное значение с 1997 года, когда ЦБ стал публиковать такую статистику.

При этом эксперты посчитали, что такой отток стал прям следствием санкционных рисков. И хотя сейчас наблюдается затишье, ограничения против нашей страны все равно введут, уверены эксперты.

В США считают эффективными санкции в отношении России и намерены продолжать применять ограничительные меры для оказания воздействия на Москву, заявил на днях министр финансов США Стивен Мнучин на комитетских слушаниях в палате представителей конгресса.

«Санкции — очень важный инструмент. Я считаю, что мы очень эффективно использовали их против России, мы продолжим использовать их против России в связи с ее ненадлежащим поведением, чтобы изменить это поведение», — пообещал Мнучин.

Источник: https://www.gazeta.ru/business/2019/04/12/12298087.shtml

Консультант закона
Добавить комментарий