Может ли служба безопасности частной компании спрашивать меня о моем имуществе?

Трудовой кодекс – глава 14. защита персональных данных работника

Может ли служба безопасности частной компании спрашивать меня о моем имуществе?

– Глава 14. ЗАЩИТА ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ РАБОТНИКА

Статья 85. Понятие персональных данных работника. Обработка персональных данных работника

Персональные данные работника – информация, необходимая работодателю в связи с трудовыми отношениями и касающаяся конкретного работника.Обработка персональных данных работника – получение, хранение, комбинирование, передача или любое другое использование персональных данных работника.

Статья 86. Общие требования при обработке персональных данных работника и гарантии их защиты

В целях обеспечения прав и свобод человека и гражданина работодатель и его представители при обработке персональных данных работника обязаны соблюдать следующие общие требования:1) обработка персональных данных работника может осуществляться исключительно в целях обеспечения соблюдения законов и иных нормативных правовых актов, содействия работникам в трудоустройстве, обучении и продвижении по службе, обеспечения личной безопасности работников, контроля количества и качества выполняемой работы и обеспечения сохранности имущества;2) при определении объема и содержания обрабатываемых персональных данных работника работодатель должен руководствоваться Конституцией Российской Федерации, настоящим Кодексом и иными федеральными законами;3) все персональные данные работника следует получать у него самого. Если персональные данные работника возможно получить только у третьей стороны, то работник должен быть уведомлен об этом заранее и от него должно быть получено письменное согласие. Работодатель должен сообщить работнику о целях, предполагаемых источниках и способах получения персональных данных, а также о характере подлежащих получению персональных данных и последствиях отказа работника дать письменное согласие на их получение;4) работодатель не имеет права получать и обрабатывать персональные данные работника о его политических, религиозных и иных убеждениях и частной жизни. В случаях, непосредственно связанных с вопросами трудовых отношений, в соответствии со статьей 24 Конституции Российской Федерации работодатель вправе получать и обрабатывать данные о частной жизни работника только с его письменного согласия;5) работодатель не имеет права получать и обрабатывать персональные данные работника о его членстве в общественных объединениях или его профсоюзной деятельности, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами;6) при принятии решений, затрагивающих интересы работника, работодатель не имеет права основываться на персональных данных работника, полученных исключительно в результате их автоматизированной обработки или электронного получения;7) защита персональных данных работника от неправомерного их использования или утраты должна быть обеспечена работодателем за счет его средств в порядке, установленном настоящим Кодексом и иными федеральными законами;8) работники и их представители должны быть ознакомлены под роспись с документами работодателя, устанавливающими порядок обработки персональных данных работников, а также об их правах и обязанностях в этой области;9) работники не должны отказываться от своих прав на сохранение и защиту тайны;

10) работодатели, работники и их представители должны совместно вырабатывать меры защиты персональных данных работников.

Статья 87. Хранение и использование персональных данных работников

Порядок хранения и использования персональных данных работников устанавливается работодателем с соблюдением требований настоящего Кодекса и иных федеральных законов.

Статья 88. Передача персональных данных работника

При передаче персональных данных работника работодатель должен соблюдать следующие требования:не сообщать персональные данные работника третьей стороне без письменного согласия работника, за исключением случаев, когда это необходимо в целях предупреждения угрозы жизни и здоровью работника, а также в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами;не сообщать персональные данные работника в коммерческих целях без его письменного согласия;предупредить лиц, получающих персональные данные работника, о том, что эти данные могут быть использованы лишь в целях, для которых они сообщены, и требовать от этих лиц подтверждения того, что это правило соблюдено. Лица, получающие персональные данные работника, обязаны соблюдать режим секретности (конфиденциальности). Данное положение не распространяется на обмен персональными данными работников в порядке, установленном настоящим Кодексом и иными федеральными законами;осуществлять передачу персональных данных работника в пределах одной организации, у одного индивидуального предпринимателя в соответствии с локальным нормативным актом, с которым работник должен быть ознакомлен под роспись;разрешать доступ к персональным данным работников только специально уполномоченным лицам, при этом указанные лица должны иметь право получать только те персональные данные работника, которые необходимы для выполнения конкретных функций;не запрашивать информацию о состоянии здоровья работника, за исключением тех сведений, которые относятся к вопросу о возможности выполнения работником трудовой функции;передавать персональные данные работника представителям работников в порядке, установленном настоящим Кодексом и иными федеральными законами, и ограничивать эту информацию только теми персональными данными работника, которые необходимы для выполнения указанными представителями их функций.

Статья 89. Права работников в целях обеспечения защиты персональных данных, хранящихся у работодателя

В целях обеспечения защиты персональных данных, хранящихся у работодателя, работники имеют право на:полную информацию об их персональных данных и обработке этих данных;свободный бесплатный доступ к своим персональным данным, включая право на получение копий любой записи, содержащей персональные данные работника, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом;определение своих представителей для защиты своих персональных данных;доступ к относящимся к ним медицинским данным с помощью медицинского специалиста по их выбору;требование об исключении или исправлении неверных или неполных персональных данных, а также данных, обработанных с нарушением требований настоящего Кодекса или иного федерального закона. При отказе работодателя исключить или исправить персональные данные работника он имеет право заявить в письменной форме работодателю о своем несогласии с соответствующим обоснованием такого несогласия. Персональные данные оценочного характера работник имеет право дополнить заявлением, выражающим его собственную точку зрения;требование об извещении работодателем всех лиц, которым ранее были сообщены неверные или неполные персональные данные работника, обо всех произведенных в них исключениях, исправлениях или дополнениях;обжалование в суд любых неправомерных действий или бездействия работодателя при обработке и защите его персональных данных.

Статья 90. Ответственность за нарушение норм, регулирующих обработку и защиту персональных данных работника

Лица, виновные в нарушении норм, регулирующих получение, обработку и защиту персональных данных работника, привлекаются к дисциплинарной и материальной ответственности в порядке, установленном настоящим Кодексом и иными федеральными законами, а также привлекаются к гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности в порядке, установленном федеральными законами.

trudkodeks.ru/trudkodeks/trud/trudovoj_kodeks_-_glava_14.html

12.08.2019 – Виталий Лысенко

Источник: https://trudkodeks.ru/trudkodeks/trud/trudovoj_kodeks_-_glava_14.html

Как работодатель проверяет соискателей перед трудоустройством

Может ли служба безопасности частной компании спрашивать меня о моем имуществе?

Я ходил на собеседование в крупную нефтяную компанию. Мне сказали, что я им подхожу, но мою кандидатуру направят на дальнейшее согласование.

Процедура согласования такая: пишется служебная записка в Москву, и кандидат проходит проверку службы безопасности. Мне пообещали, что весь процесс займет 3—4 недели, но прошло уже почти полтора месяца, а ответа нет.

Вот мой вопрос: на что обращают внимание специалисты службы безопасности при трудоустройстве и что может повлиять на их решение?

У меня нет судимости, алиментов, налоговой задолженности и штрафов. Я понимаю, что причина может быть не только в службе безопасности. Возможно, нашелся более подходящий кандидат или отдел кадров сильно загружен, но хотелось бы знать ответ на вышеуказанный вопрос.

Заранее спасибо,
Александр

Не могу сказать, как обстоят дела в нефтяной компании, где вы проходили собеседование. Но есть типичные факторы, на которые обычно обращают внимание работодатели.

На сайте Федеральной службы судебных приставов есть база данных исполнительных производств. Там в открытом доступе лежит информация обо всех должниках, с которых взыскивают деньги судебные приставы. Чтобы найти данные о конкретном человеке, понадобится его фамилия, имя, отчество и дата рождения. Можно и без даты рождения, но тогда есть риск перепутать соискателя с его полным тезкой.

А еще служба безопасности анализирует долги и причины их появления, чтобы определить, соответствует ли кандидат должности и какие риски с ним связаны. Многочисленные штрафы ГИБДД подскажут, что человек не подходит на вакансию водителя. Административные штрафы ОВД говорят о том, что соискатель бурно проводит свободное время.

У соискателя есть долг в связи с ущербом в результате преступления. Значит, он был судим, но по какой статье и за что, неизвестно, потому что в базе приставов такой информации нет

Если человек проходил процедуру банкротства, то сведения о нем содержатся в специальном реестре.

И если организация ищет сотрудника на руководящую должность, она должна проверять всех соискателей по реестру банкротов. Это не право, а обязанность.

В целом банкротство — негативный фактор для работодателя. Он говорит о том, что человек взял на себя долговые обязательства, которые не смог или не захотел выполнять.

В базе судебных приставов видны только проблемные долги, которые уже прошли через суд. А по кредитной истории можно отследить только зарождающиеся проблемы с финансовой дисциплиной. Как оценивать кредитный отчет и нужно ли это вообще — дело конкретного работодателя.

В целом идея такая: организации стараются не допускать к управленческой и финансовой деятельности людей, которые не умеют управлять собственными финансами.

Т—Ж много писал про кредитные истории, почитайте эти нетленки:

Самый простой для работодателя способ узнать, какой вы сотрудник, — спросить у ваших предыдущих работодателей. Руководители компаний охотно обмениваются подобной информацией.

Обычно интересуют такие вопросы:

  • как работал;
  • почему уволился;
  • как уходил;
  • обращался ли в трудинспекцию или суд;
  • как ведет себя в коллективе;
  • что умеет и чего не умеет;
  • есть ли взыскания и поощрения.

Как правило, соискателя просят указать контактных лиц с предыдущей работы, с кем можно пообщаться и навести справки. Бывают случаи, когда кандидат честно рассказывает, что уходил с проблемами.

Тогда безопасники обращаются в его прежнюю компанию и узнают мнение другой стороны баррикад. Потом сравнивают мнения и определяются, нужен ли такой сотрудник.

Отсюда вывод: лучше расставаться друзьями, а не врагами, ведь бывший работодатель может портить вам жизнь долгие годы.

Как сменить профессию, получать больше и на чем заработать. Дважды в неделю в вашей почте

Это не единственные примеры. Есть ограничения для работников прокуратуры и авиации, военнослужащих, главных бухгалтеров некоторых видов организаций, полицейских и даже коллекторов.

По информации в соцсетях и постам на форумах можно узнать о соискателе едва ли не больше, чем на собеседовании.

Как-то раз к нам в компанию пытался устроиться один юрист. При личном общении он произвел отличное впечатление, но потом мы полезли смотреть его аккаунты в соцсетях. А там фото, как он в свободное время вырезает ножом у себя на теле руны и вскидывает руку в нацистском приветствии. В общем, мы поняли, что нам чуть-чуть не по пути.

Поэтому два совета:

  1. Прежде чем идти на собеседование, промониторьте соцсети и подотрите все, что может быть воспринято неоднозначно.
  2. Помогите проверяющим — укажите в резюме адреса своих страниц в соцсетях. Если они будут искать их самостоятельно, то могут обнаружить что-то не то, например фейковый аккаунт с компрометирующей информацией, созданный недоброжелателем. Еще случаются ошибки, когда безопасники путают в соцсетях одного человека с другим.

Сотрудники службы безопасности иногда даже приезжают по месту жительства соискателя и беседуют с его соседями. Проверяющих интересуют такие вопросы:

  • не злоупотребляет ли кандидат спиртными напитками;
  • какой образ жизни ведет;
  • не принимает ли наркотики;
  • какие взаимоотношения в его семье;
  • не был ли замечен в противоправном поведении.

Бывает, что после собеседования и изучения документов складывается впечатление, что соискатель — милейший человек. Но по итогам опроса бабушек у подъезда выясняется, что он лупит жену, засыпает пьяным на лестничной клетке, а в квартире у него притон.

Поэтому работодатель обязан предварительно получить письменное согласие соискателя на проведение такой проверки — его добавляют к документам, которые дают подписать на собеседовании. Отсюда главное правило юридической грамотности: сначала читайте, потом подписывайте.

В интернете есть сведения о судебных процессах, в которых человек участвовал или участвует в качестве истца или ответчика. На сайтах судов выкладывается информация о движении дел с текстами судебных актов. Еще есть открытые базы, которые объединяют информацию сразу по всем судам, например «СудАкт» и «Правосудие».

Проверяющий смотрит, с кем судится соискатель, что требует, какие доводы приводит. Если он сражается из-за невыплаченной премии с фирмой, из которой ушел, это не очень хорошо для нового работодателя.

Если соискатель — юрист, можно изучить его дела и понять, чьи интересы он представлял, какие процессы выигрывал и проигрывал.

Но в судебных решениях, которые выложены в интернете, нет ни даты рождения, ни паспортных данных истца и ответчика. Обычно есть фамилия, а вместо имени и отчества — инициалы. Поэтому при проверке легко перепутать одного человека с другим. Если работодатель сомневается, тот ли это человек, он может связаться с соискателем и уточнить: «Это вы судились с ООО „Ромашка“ в 2018 году?»

Конечно, этот метод не подходит для проверки людей с распространенными фамилиями: очень сложно найти в базе конкретного Иванова или Петрова.

Работодатель должен убедиться, что соискатель представляет ему подлинные документы. Для этого есть разные способы и сервисы. Например, паспорта проверяют по базе МВД.

Документы о высшем и среднем профессиональном образовании, а также сертификаты о владении русским языком проверяют на подлинность через сервис Рособрнадзора. Так что если мошенник купил поддельный диплом МГУ и пытается устроиться на работу, это быстро выяснится.

Теперь давайте поговорим о том, почему работодатель не дает вам ответ.

Александр, компания сообщила, что вы подходите и что они отправили вашу кандидатуру на согласование в Москву. Неизвестно, как все было на самом деле: возможно, так сказали всем соискателям. Например, в столицу ушли 20 анкет, их проверили и выбрали одну — не вашу.

Или действительно процесс принятия решения очень длинный и многоступенчатый. И ваша анкета до сих пор гуляет по кабинетам и ждет подписи какого-нибудь важного человека, который никак не вернется из отпуска.

Запрос можно передать лично под подпись либо отправить по почте заказным письмом с уведомлением о вручении.

Причины отказа должны быть связаны с деловыми качествами кандидата и не могут относиться к его полу, возрасту, вероисповеданию, убеждениям, социальному статусу, имущественному или семейному положению, месту жительства. Неправомерный отказ можно обжаловать в суде. Как и в каких случаях это делается, мы уже писали.

Нет единой методики, как проверять соискателей. Одни организации действуют так, другие — иначе, а третьи вообще не проверяют.

Работодатели могут запрашивать кредитную историю соискателей, но только с их письменного согласия.

Долги — это минус. Организации придется удерживать часть зарплаты такого работника и перечислять приставам. Есть опасение, что человек за половину зарплаты будет трудиться хуже, чем за целую. Другой риск: такой сотрудник будет думать не о работе, а о том, как спасти свое имущество от приставов и скрыться от коллекторов.

Компании обмениваются информацией о нерадивых или проблемных работниках. Бывший работодатель может годами портить вам жизнь и мешать трудоустроиться.

Есть миллион возможных причин, почему работодатель молчит. Чтобы не гадать, просто спросите.

По требованию соискателя организация должна письменно объяснить причины отказа. Незаконный отказ можно оспорить в суде.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах или законах, пишите. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/ask/no-answer/

Кибермошенники маскируются под службу безопасности банка

Может ли служба безопасности частной компании спрашивать меня о моем имуществе?

Мне повезло, а моему коллеге нет. Когда он мне пожаловался, что мошенники списали с его банковской карты крупную сумму, я не поверила: как же так – взрослый человек, журналист, в конце концов, то есть умеет с людьми общаться и информацию “фильтровать”. Но факт остается фактом: коллегу “уболтали”, и он сам сообщил все данные, которые были нужны, чтобы увести деньги.

Спасибо, что рассказал и подготовил меня к тому, как это бывает. Потому что через пару месяцев я сама столкнулась с той же проблемой.

Звонок шел со сбербанковского номера 900. Поэтому, когда я приняла входящий, и мне сообщили, что звонят из банка, я не сомневалась, что это действительно так.

“Ирина Юрьевна?”

“Да, это я”.

“Здравствуйте, с вами говорит руководитель службы безопасности Сбербанка”. Голос уверенный, говорит спокойно, на грамотном русском языке.

Интересно, думаю, и чего это руководитель службы безопасности крупнейшего банка снизошел до рядового клиента? Ну, ладно, посмотрим.

Дальше звонивший сообщил, что банк занимается профилактикой незаконных переводов с карт, поэтому он проверяет сомнительные случаи, связываясь с клиентами напрямую. Опять говорит четко, ясно, и никакого налета “заученности” или “шаблона”.

Со мной говорили так убедительно, что сначала я не сомневалась: звонят из банка

“Ирина Юрьевна, два часа назад была попытка списать с вашей карты четыре тысячи рублей. Вы подтверждаете этот платеж?”

“Нет, не подтверждаю. Я ничего не переводила”.

“Вы уверены?”

“Да. Абсолютно”.

“А ваша карта при вас? Ею не мог воспользоваться кто-то другой в ваше отсутствие?”

Я не бог весть какая аккуратистка, и то и дело забываю и оставляю без присмотра ключи, записные книжки. С телефоном и банковскими карточками тоже случается, если честно. Но в тот раз я сидела на работе безвылазно – сумка рядом, все при себе.

“Воспользоваться никто не мог, карта при мне. У меня подключена услуга смс-оповещения об операциях. Никаких сообщений от банка о переводе, чтобы его подтвердить, я не получала”.

“Вы и не могли его получить. Операция показалась нам сомнительной, и во избежание неправомерного перевода денег мы временно заблокировали вашу карту. Чтобы ее разблокировать, нам потребуется некоторая информация. Вы готовы ее предоставить?”

5 основных афер с банковскими картами: как не стать жертвой мошенников

Тут уже я вспомнила о пострадавшем коллеге и насторожилась. Звонивший предложил мне назвать номер карты и кодовое слово. (Прямо по шаблону, описанному мне пострадавшим приятелем.

) Поэтому я возразила, что благодарна банку за бдительность, но сообщать по телефону данные карты все-таки не буду.

Мой собеседник слегка “удивился” и даже “оскорбился”, что я не верю руководителю службы безопасности и, можно сказать, срываю ему всю “операцию по профилактике”.

Он попытался меня урезонить: “Если вы не поможете нам с разблокировкой немедленно, вам придется делать это лично в отделении Сбербанка”. “Ну, значит, приду лично”, – не сдавалась я. И тут звонивший попытался на меня надавить: “Тогда я блокирую вашу карту на две недели, поскольку вы отказываетесь сотрудничать со службой безопасности банка”.

Перегнул палку – я положила трубку. Достала карту и набрала контактный номер на ее обороте.Как и следовало ожидать, мне подтвердили, что “профилактических операций” в банке не проводится, попыток списания с моей карты не было, и никто ее не блокировал.

Для меня история закончилась благополучно. Но, согласитесь, неприятно, что мошенник обращался ко мне по имени-отчеству и знал мой номер. Впрочем, объясняется это просто: сегодня мы, не особо беспокоясь о сохранении конфиденциальности, много чего сообщаем о себе сами. В соцсетях, например.

Второй неприятный момент: со мной говорили так убедительно, что сначала я не сомневалась, что общаюсь с представителем банка. Потому и описала наш разговор подробно – я чуть было не “повелась”, и если бы не опыт моего приятеля, вполне возможно, сболтнула бы лишнее.

Тем более тревожно, что такие подкованные ребята могут позвонить и пожилому человеку. Чем больше возраст, тем человека легче обмануть.

Посидев на форумах, я поняла: таких, как я, много. На другие банки народ не жаловался, но про Сбербанк писал, что звонки идут даже с официальных номеров. Мошенники иногда сообщали даже сумму остатка средств на счете.

Что же делать в таких случаях?

Компетентно

В Сбербанке заявили, что “явление не носит массового характера”, но в банке фиксируют все подобные случаи и постоянно совершенствуют методы борьбы с мошенничеством.

Тем не менее клиент должен заботиться о безопасности своего счета сам. Для начала – усвоить, что все подобные звонки от имени банка – заведомо ложные.

“Сотрудники Сбербанка никогда не звонят клиентам с подобными вопросами. В случае совершения мошеннических операций система антифрода срабатывает автоматически, после чего клиент сам обращается в банк по телефонам, указанным на карте или сайте банка”, -пояснили в кредитной организации.

Надо выучить назубок: нельзя никому сообщать данные карты, CVV, коды, разовые пароли

Но каким образом мошенники сумели звонить с официальных телефонов банка? Оказывается, современные технологии позволяют с помощью особых программ сделать “переадресацию” звонка на любой “нужный” номер.

Значит, клиентам нужно быть вдвойне бдитель­ными. К слову, если перезвонить на номер, указанный на карте, вы всегда попадете в банк (“внедряться” во входящие звонки мошенники, к счастью, пока не научились).

Самое главное правило, которое надо выучить назубок: нельзя никому сообщать полные данные своих банковских карт, CVV, коды и одноразовые пароли, приходящие по смс, советуют в Сбербанке.

Чтобы получить доступ к деньгам, мошенник “выуживает” данные по карте. iStock/weerapatkiatdumrong

Всплеск подобных преступлений подтвердили и в Региональном общественном центре интернет-технологий (РОЦИТ).

Мошенники представляются не только сотрудниками службы безопасности банка (как в моем случае), но и представителями организации по защите от банковских преступлений.

“Обычно вам сообщают о несанкционированном списании денег с карты, и, чтобы остановить эту транзакцию, просят данные о сумме на счету и реквизиты карты”, – уточнили в РОЦИТ.

Эксперты подчеркивают: мошенники хорошо подготовлены. Чтобы запутать пользователя, они применяют стандартные нейролингвистические приемы – проговаривают вслух разные должности и регалии, задают ­отвлеченные вопросы. Были случаи, когда для правдоподобия клиенту звонил “секретарь” и лишь потом переводил звонок на “руководителя”.

“Если у мошенника есть номер карты, ему понадобится только код из смс, который придет пользователю для подтверждения операции. Мошенник обычно говорит, что код нужен для отмены несанкционированной операции, но на самом деле пользователь, сообщая код, фактически дает мошеннику разрешение на списание суммы”, – пояснили в РОЦИТ.

“Важно помнить, что единых служб безопасности всех банков, которые решают проблемы пользователей при несанкционированных списаниях, не существует. Кроме того, служба безопасности банка не будет звонить вам самостоятельно”, – подчеркнули эксперты.

Источник: https://rg.ru/2019/02/13/kibermoshenniki-maskiruiutsia-pod-sluzhbu-bezopasnosti-banka.html

Как работает служба безопасности при приеме на работу

Может ли служба безопасности частной компании спрашивать меня о моем имуществе?

Прохождение службы безопасности при приеме на работу — стандартная процедура, которую практикуют во многих организациях.

Это необходимо для того, чтобы удостовериться в благонадежности будущего сотрудника и его способности выполнять определенные трудовые функции.

Данная статья посвящена разбору того, что именно проверяют специалисты службы безопасности, а также некоторых нюансов, на которые следует обратить внимание как соискателям, так и работникам кадров.

КонсультантПлюс ПОПРОБУЙТЕ БЕСПЛАТНО

Получить доступ

Служба безопасности при приеме осуществляет целый комплекс мер, направленных на пресечение возможных экономических потерь организации как из-за действий конкурентов, так и работников компании. Поэтому основные усилия безопасников направлены на работу с кадрами, в частности:

  • проведение проверки кандидатов на работу;
  • обеспечение безопасности в процессе выполнения работниками своих обязанностей;
  • пресечение утечки информации, которая является коммерческой тайной;
  • предупреждение нанесения ущерба компании в случае увольнения сотрудника.

Можно выделить два основных направления, когда служба безопасности организует проверку в отношении соискателя при приеме на работу:

  1. При устройстве в государственные органы (ФСБ, правоохранительные органы, на государственную гражданскую службу и т. п.). Проведение проверок в силовых структурах и ведомствах регламентируются соответствующими федеральными законами (например, «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ). Кандидат должен быть готов к тщательному исследованию своей трудовой и даже личной биографии, начиная с проверки подлинности предоставленных документов и заканчивая тестированием на полиграфе.
  2. При устройстве в коммерческую организацию. В крупных компаниях обычно функционирует собственная служба безопасности, которая зачастую состоит из бывших сотрудников правоохранительных органов, которые используют инструменты и навыки проверки, полученные на прежней работе. Задача этого отдела — защитить интересы организации, ее имущество и нематериальные ценности от несанкционированного посягательства, сохранение коммерческой тайны и предотвращение конфликтов внутри компании. В этом случае порядок работы СБ будет регулироваться локальными актами (Концепцией безопасности, Положением о СБ). В связи с этим невозможно дать гарантированный ответ на вопрос, например, на что обращает внимание служба безопасности Сбербанка при приеме на работу. Однако есть общие правила и пределы их полномочий, о которых вы можете прочитать ниже.

Проверка документов

Поскольку главная цель службы безопасности при проведении проверки — выявить факты, которые потенциально могут оказать негативное влияние на выполнение соискателем своей трудовой функции, то основной массив исследований проводится до приема на работу. Для этого каждая организация формирует анкету, которую предлагают заполнить кандидату, что позволяет выяснить первичную информацию о нем.

Прежде чем обрабатывать полученные из анкеты сведения, необходимо взять у соискателя письменное согласие на обработку персональных данных. В противном случае на организацию может быть возложен штраф в соответствии с частью 2 статьи 13.11 КоАП РФ.

Итак, какие же сведения изучают представители службы безопасности при проведении проверки перед приемом на работу? Обычно исследованию подвергается следующее:

  1. Личные данные и документы. Статья 65 ТК РФ содержит закрытый перечень документов, которые может потребовать работодатель при приеме и заключении трудового договора. Проверка подлинности предоставленных документов возможна различными способами. Действительность паспорта можно проверить на сайте МВД, номер ИНН — через сайт ФНС, диплом — сделав запрос в учебное заведение, судимость также легко проверяется через сайт суда общей юрисдикции, расположенного по адресу регистрации кандидата. Также в открытом доступе находится информация об административных штрафах, исполнительных производствах (сайт судебных приставов), о том, является ли человек учредителем какой-либо компании, и многое другое.
  2. Трудовая биография. Для этого просят предоставить рекомендательные письма. Если есть сомнения, представители службы могут позвонить бывшим работодателям, а иногда и коллегам. Это позволяет выяснить реальные причины увольнения, особенности характера человека, его компетентность, а также отношения с коллегами.
  3. Информация из социальных сетей. В зависимости от характера трудовой функции, личные качества кандидата могут иметь приоритетное значение. Такой прием, как изучение соцсетей, может дать много информации о сотруднике и даже составить его психологический портрет.
  4. Во многих организациях при приеме также проверяется кредитная история соискателя и наличие связей с конкурирующими организациями.

Отказ в работе по решению службы безопасности

Работодатель не может отказать кандидату из-за того, что он когда-то нарушил ПДД либо выложил сомнительное фото в Сеть.

Случаи, когда служба безопасности отказала в приеме на работу на основаниях, не имеющих ничего общего с деловыми качествами, нарушают действующее законодательство и расцениваются как дискриминация (статья 64 ТК РФ).

Компания может использовать результаты подобных проверок лишь в качестве вспомогательной информации, необходимой для выбора между двумя равноценными кандидатами при приеме и закрытии вакантной должности.

В случае если кандидат не согласен с полученным отказом и считает его необоснованным, он может обратиться в суд за защитой своих прав.

Однако какой-либо специальной меры пресечения для работодателя в данном случае законодательство не устанавливает, и максимум, что может быть присуждено неудавшемуся сотруднику, — это компенсация морального вреда.

В любом случае работодатель может заявить, что у соискателя недостаточно навыков делового общения, что является необходимым условием получения вакансии и практически недоказуемо.

Источник: https://ppt.ru/art/rabota/slujba-bezopasnosti

Судебная защита тайны частной жизни

Может ли служба безопасности частной компании спрашивать меня о моем имуществе?

Марьяна Торочешникова: Судебная защита тайны частной жизни – такова тема сегодняшней передачи. Могут ли службы безопасности компаний вмешиваться в частную жизнь наемных работников? И может ли вообще идти речь о частной жизни в рабочее время?

Я представляю экспертов в студии – это член Независимого экспертно-правового Совета доктор юридических наук, профессор Александр Эрделевский и руководитель правозащитной организации «Восход», специалист в области трудового законодательства Евгений Бобров.

Поводом для сегодняшнего разговора стали недавние события в компании «Евросеть», руководство которой составило «черный» список сотрудников, пользующихся корпоративным интернетом в личных нуждах.

Судя по списку сайтов, которые посещали провинившиеся сотрудники, личные нужды сводились к посещению развлекательных и порнографических сайтов. А чтобы другим было неповадно, руководство компании распространило информацию о «провинившихся» среди всех сотрудников Московского подразделения «Евросети».

Они получили информационное письмо, в котором был список их коллег с фамилиями, должностями, фотографиями и web -адресами посещенных ресурсов.

Я сразу оговорюсь, что вопросы этики предлагаю оставить за рамками передачи, так как мы говорим все-таки о правовой проблеме, если вообще такая проблема имеется.

Мне вот эта ситуация показалась не однозначной, потому что, да, по сложившейся практике службы безопасности многих российских и зарубежных компаний ведут, например, мониторинг переписки сотрудников, прослушивают переговоры, которые сотрудники ведут по корпоративным телефонам – и стационарным, и мобильным. И с одной стороны, это оправдано.

При этом логика вот какая: «Вообще, о какой личной, частной жизни можно говорить в рабочее время, на рабочем месте за счет работодателя? И вообще, службы безопасности проверяют не личную почту и телефон, а служебные, владельцем которых является собственно работодатель, а значит, со своими номерами, электронной почтой и интернетом можно делать все, что хочется».

Александр Маркович, скажите, пожалуйста, не нарушается ли таким образом право сотрудника на сохранение тайны частной жизни? И вообще, действительно, можно ли говорить о частной жизни на работе?

Александр Эрделевский: В принципе, о частной жизни на работе говорить, наверное, можно, и мы все в какой-то степени живем частной жизнью, поскольку рабочий день включает в себя не только рабочее время, но и время отдыха, перерывы для приема пищи, поэтому какой-то элемент частной жизни есть в рабочее время. Но в период исполнения служебных обязанностей говорить о том, что работник в этот период живет частной жизнью, я полагаю, для этого оснований нет.

Марьяна Торочешникова: Хорошо. Тогда давайте применительно к конкретной ситуации в «Евросети». Здесь меня интересует следующее.

Правомерны ли были действия руководства компании, когда оно проверяло, на какие сайты заходили сотрудники, а после этого распространило эту информацию среди остальных сотрудников компании? А кроме всего прочего, случайным образом произошла утечка, и эта информация, это письмо появилось в интернете, и очень многие люди уже воочию увидели тех сотрудников «Евросети», которые в рабочее время играют в «игрушки», заходят на порнографические сайты и качают музыку и фильмы.

Александр Эрделевский: Прежде чем ответить на ваш вопрос, я предлагаю вам такой гипотетический пример.

Предположим, вор проник в секс-шоп и украл оттуда предметы сексуального использования, которые, предположим, свидетельствуют о нетрадиционной сексуальной ориентации человека, который ими пользуется. Он принес их домой, соответствующим образом использовал. А далее это дело вскрылось.

Соответственно, появляются материалы уголовного дела. Как считать, такие материалы уголовного дела содержат информацию о частной жизни данного лица или нет?

Я думаю, что в какой-то степени вопрос, который возник в данном деле, он в чем-то аналогичен той ситуации, которую я описываю. Потому что работники на работе совершили недозволенные действия с использованием оборудования работодателя.

То есть действия, которые, в принципе, не укладываются в содержание их трудовых обязанностей.

При определенных обстоятельствах, кстати говоря, на мой взгляд, такого рода действие могло бы образовывать признаки хищения, только не хищения путем кражи, как в приведенном мною примере с магазином, а хищения путем мошенничества.

Полагаю, что материалы уголовного дела, в общем-то, вряд ли могут свидетельствовать о том… Само совершение уголовного преступления – это действие антиобщественного характера. Поэтому информация о нем вряд ли может образовывать то, что можно считать тайной частной жизни.

Марьяна Торочешникова: Таким образом, Александр Маркович, я правильно вас понимаю, что, собственно, действия сотрудников компании вы приравниваете к уголовно наказуемому деянию?

Александр Эрделевский: При определенных обстоятельствах, я думаю, можно было бы говорить и об этом. Дело в том, что нам не известны подробности этой ситуации. Ведь, смотрите, как вы знаете, есть мобильные телефоны (я просто не очень понимаю, как это происходит с интернетом) и разные тарифные планы.

Предположим, в интернете, может быть, такой тарифный план, который предполагает неограниченное пользование, а может быть, такой тарифный план, который предполагает оплату за каждое использование.

В этом случае если работник пользуется интернетом, скажем, в рамках неограниченного тарифного плана, то он просто отвлекает свое рабочее время от исполнения трудовых обязанностей. А если организация вынуждена еще и оплачивать, по существу, его пользование, то это образует, на мой взгляд, состав мошенничества.

Он, пользуясь доверием со стороны организации, причиняет ей имущественный ущерб, то есть пользуется услугами за счет средств организации.

Марьяна Торочешникова: Хорошо. Но с другой стороны, российское законодательство предусматривает презумпцию невиновности. И в данном конкретном случае речи о возбуждении уголовного дела не было. Тем более, не было приговора суда.

И вот в этой связи вопрос – можно ли было распространять эту информацию среди других сотрудников? И могут ли сотрудники компании…

не важно, мы даже сейчас не будем говорить о сотрудниках компании «Евросеть», может ли сотрудник любой компании, руководство которой распространило о нем информацию, на мой взгляд, содержащую признаки рассекречивания, скажем так, тайны частной жизни, может ли этот сотрудник предъявить иск к руководству компании, обратиться в суд? Евгений, пожалуйста.

Евгений Бобров

Евгений Бобров: Я считаю, что, конечно, может. Дело в том, что законодательство, Конституция и законы налагают запрет на нарушение тайны частной жизни. В данном случае работник действительно на работе должен заниматься отношениями, непосредственно связанными с работой.

Если работодатель выявил какие-либо нарушения, то он должен принимать в отношении этого работника меры, предусмотренные Трудовым кодексом, начиная от замечания и заканчивая увольнением.

Такая мера, как вывешивание информации о нарушении работником правил трудового распорядка либо еще каких бы то ни было норм, не является санкцией по Трудовому кодексу, и работодатель не вправе был вывешивать такую информацию для всеобщего обозрения.

Я считаю, что в данном случае также имеется нарушение личных прав. Потому что такой вид, скажем так, наказания Трудовым кодексом не предусмотрен.

Марьяна Торочешникова: Хорошо. Александр Маркович, я все-таки хочу вернуться к вопросу о распространении сведений о сотрудниках.

Оттолкнусь я от положения статьи 24-ой Конституции Российской Федерации, в первой части которой говорится, что «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается».

Мы здесь уже пришли к выводу, что в рабочее время, исполняя непосредственно рабочие обязанности, нельзя говорить, в принципе, о частной жизни конкретного человека.

Но если все-таки сотрудник уже допустил проступок – воспользовался служебным телефоном для того, чтобы позвонить родственникам или маме, написал письмо другу, подруге или же залез на какой-то сайт ради личных целей, то может ли через преломление 24-ой статьи Конституции здесь идти речь о том, что руководство компании нарушает его право, когда распространяет среди остальных сотрудников сведения о том, чем на самом деле на работе занимается работник?

Александр Эрделевский: Я еще раз хочу обратить внимание, что распространять информацию о частной жизни лица без его согласия нельзя. Да, действительно, это конституционная норма.

С другой стороны, никакого запрета на распространение информации о правонарушении – будь то гражданское правонарушение, трудовое правонарушение, уголовное преступление – на сей счет какого-либо запрета нет, потому что правонарушение вообще не может составлять предмет, так сказать, личной или семейной тайны. Правонарушение – это всегда нарушение права, то есть правила поведения, установленного для всех.

Вспомним опять же приведенный вами пример с компьютером. Представьте себе, что человек пишет записку своему другу, но пишет ее на стене здания организации. Можно ли считать, что в данном случае имела место какая-то личная тайна? Дело в том, что прежде чем говорить о неприкосновенности…

Что такое неприкосновенность частной жизни? Это недопущение разглашения сведений, составляющих личную тайну. А что такое тайна? Тайна, в общем смысле, – это информация, к которой нет свободного доступа на законном основании, и обладатель которой принимает необходимые меры для защиты ее конфиденциальности.

Я считаю, что в случае, если работник оставляет какую-то информацию в оборудовании, принадлежащем другому лицу, в том числе и организации, то с учетом того, что каждый гражданин знает, что собственник соответствующего имущества имеет права владения, пользования и распоряжения соответствующим имуществом, тем самым работник сам (или любое лицо, которое поступит таким образом) лишает эти сведения статуса тайны. И тогда нельзя говорить о разглашении чего-либо.

Марьяна Торочешникова: Потому что нельзя разглашать тайны, которой не существует.

Александр Эрделевский: Да, нельзя разглашать тайны, которой не существует. В какой-то степени, конечно, в этой ситуации мог бы быть, на мой взгляд, поднят только вопрос о злоупотреблении правом. Поскольку, как я уже сказал, я полагаю, что существует право придавать гласности сведения о правонарушении, совершенном лицом.

И здесь я не совсем согласен с Евгением, что речь идет о дисциплинарном взыскании. Потому что нигде не говорилось, насколько я понимаю, о том, что оповещение о происшедшем явилось мерой дисциплинарного взыскания. Мерой дисциплинарного взыскания являлось, как говорится в упомянутом материале, увольнение какого-то должностного лица – вот это, видимо, применение меры дисциплинарного взыскания.

А то, что были разглашены сведения, как я уже сказал, – это сведения о совершенном правонарушении.

И здесь мог бы рассматриваться вопрос – было ли в данном случае необходимым по каким-то причинам сообщать информацию, на какие именно сайты заходили работники, или в том не было необходимости? И если будет установлено в ходе судебного заседания, что целью распространения информации о том, на какие сайты заходили работники, было исключительно причинение морального вреда, скажем, самим провинившимся работникам, то это может быть сочтено злоупотреблением правом.

Марьяна Торочешникова: Хорошо. Я сейчас предлагаю послушать Константина, который дозвонился к нам из Петербурга. А потом, Евгений, я вас попрошу нам разъяснить кое-какие положения трудового законодательства.

Константин, пожалуйста. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу вам рассказать одну забавную историю, произошедшую со мной в 2003 году. У меня небольшое предприятие, которое занимается ремонтом помещений, внутренней отделкой. Под праздник – 300-летие Петербурга – наши огромные строительные корпорации получили много заказов.

Естественно, они сами не могли с ними справиться, поэтому и привлекали для этого более мелкие организации. И я вот имел честь работать в такой крупной организации. И главный инженер проекта, с которым мы работали, он пригласил меня работать в их компанию под его началом начальником участка на зарплате, вполне, скажем так, меня устроившей.

И я пошел на собеседование, где мне устроили перекрестный допрос два человека – один представитель отдела кадров, другой представитель службы безопасности. У меня было такое ощущение, что я попал в большой дом на Литейном. Самый невинный вопрос был: «Почему я развелся со своей первой женой?». Это был самый, поверьте, невинный вопрос.

После этого я просто сказал: «Ребята, да пошли вы все очень далеко. У меня есть свой бизнес. До свидания». А когда я позвонил этому главному инженеру и извинился, что не могу воспользоваться его заманчивым предложением, он искренне удивился: «Да они знают, как зовут твоего кота и собаку. Что ты хочешь…

Это все очень правильно и хорошо у нас, в нашем замечательном государстве».

Поэтому я думаю, что, может быть, все-таки лучше иметь маленький, но свой бизнес, чем лезть вот в эти монстры-корпорации и выворачивать там наизнанку свое белье нижнее. Спасибо.

Марьяна Торочешникова:

Источник: https://www.svoboda.org/a/132283.html

Консультант закона
Добавить комментарий