Можно ли назначить меру пресечения в виде поручительства?

Если Мартыненко сбежит, то министры-поручители уплатят символические 160 тысяч

Можно ли назначить меру пресечения в виде поручительства?

Второй день в Соломенском райсуде Киева продолжается эпопея с избранием меры пресечения для бывшего депутата “Народного фронта”Николая Мартыненко, которого НАБУ задержало по подозрению в совершении тяжких преступлений- ч.1 ст.255 УК Украины – Создание преступной организации (максимальное наказание-до 12 лет тюрьмы) и ч.4 ст.191 УК Украины (максимальная санкция до 8 лет за решеткой).

Речь идет о контракте фирмы Мартыненко на поставку уранового концентрата ДП “ВостокГОК” по завышенным ценам в результате чего госпредприятие понесло значительные убытки – 17.28 млн. долларов.

В отличии от судебного заседания по экс-главе ГФС Роману Насирову, сторонники которого прятались в кулуарах, на суд к Мартыненко открыто пришли несколько министров (в рабочее время!) и дюжина нардепов от “Народного фронта”.

В зале судебных заседаний был замечен близкий друг и однопартиец первого зама генпрокурора и “фронтовика” Дмитрия Сторожука – молодой нардеп Федор Бендюженко, недавно попавший в Раду вместо умершего нардепа из Народного Фронта.

Сам Сторожук, вероятно, посчитал свое присутствие перебором.

Представители власти, в частности министр инфраструктуры Владимир Омелян и 14 народных депутатов заявили следственному судье Бобровнику,что готовы взять Мартыненко на личное поручительство.

“Страна” разбиралась в последствиях в случаи принятия судом такого решения.

Ранее в УПК Украины 1960 года была такая мера пресечения – передать на поруки трудовым коллективам, однако уже в УПК 2012 года ее заменили на личное поручительство.

Согласно ст.

180 УПК Украины, личное поручительство заключается в предоставлении лицами, которых следственный судья, суд посчитает заслуживающими доверия, письменного обязательства о том, что они поручаются за выполнение подозреваемым, обвиняемым возложенных на него обязанностей (прибывать к следователю или в суд по первому вызову, уведомлять о смене места проживания/работы, не выезжать за пределы населенного пункта, где проживает подозреваемый или обвиняемый и тому подобное) и при необходимости доставить его в орган предварительного расследования или в суд по первому требованию.

По закону количество поручителей определяет следственный судья или суд, который избирает меру пресечения. Минимально может быть и один поручитель.

Но наличие одного поручителя может быть признано достаточным лишь в том случае, когда им является лицо, заслуживающее особого доверия.

По судебной практике народные депутаты и министры считаются таковыми поскольку занимают ответственные посты и им делегированы полномочия народа на осуществление властных полномочий.

Если суд согласится применить к Мартыненко меру пресечения в виде личного поручительства, то всем поручителям судья обязан разъяснить в совершении какого уголовного преступления подозревается или обвиняется лицо, предусмотренное законом наказание за его совершение, обязанности поручителя и последствия их невыполнения, право на отказ от принятых на себя обязательств и порядок реализации такого права.

В УПК предусмотрено, что поручитель может отказаться от взятых на себя обязательств при возникновении оснований, которые влекут за собой его ответственность.

К примеру, узнал поручитель, что Мартыненко собирается сбежать, но не хочет потом за него отдуваться.

По закону в таком случае он обеспечивает явку подозреваемого, обвиняемого в орган предварительного расследования или суд для решения вопроса о замене ему меры пресечения на другую.

Эта норма выглядит уж очень фантастичной, так как ни один поручитель в здравом уме не притащит в суд своего доверителя и не заявит – арестуйте его, он собирается бежать.

Тем более, что за невыполнение поручителем взятых на себя обязательств на него налагается всего лишь денежное взыскание,которое для нардепов и министров – сущие копейки.

В случае с Мартыненко, который подозревается по одной из статей в совершении особо тяжкого преступления – создание преступной организации, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет, на его поручителя в случае побега суд может наложить штраф от двадцати до пятидесяти размеров минимальной заработной платы, то есть в нынешних реалиях это от 64 до 160 тысяч гривен. Или же в разы меньше чем залог, который просит прокуратура – 300 млн. грн.

То есть Мартыненко гораздо дешевле выйти на поруки и сбежать, возместив перед этим своим поручителям мизерные убытки в 160 тысяч гривен – менее 6 тысяч долларов при том, что НАБУ выставляет в уголовном производстве убытки бюджету 17,28 млн. долларов.

По закону контроль за выполнением обязательств по личному поручительству осуществляет следователь, а если дело находится в производстве суда, – прокурор.

Количество поручителей определяет следственный судья, суд, принимающий решение об избрании этой меры пресечения. Сразу же законодателем устанавливаются ограничения по минимальному количеству поручителей.

В отличие от УПК 1960, в котором было предусмотрено не менее двух поручителей, пока определено, что в уголовном производстве может быть привлечен и один поручитель, если он заслуживает особого доверия.

Под особым доверием к лицу следует понимать то, что она пользуется авторитетом в обществе, ранее надлежащим образом выполнял роль поручителя и тому подобное. Этот вопрос должен решаться отдельно в каждом случае, учитывая тяжесть совершенного уголовного преступления и личность подозреваемого, обвиняемого.

По УПК, поручителями могут выступать “совершеннолетние граждане, благодаря своим высоким моральным качествам, честному отношению к труду и выполнению общественных обязанностей, пользующиеся авторитетом в коллективе или по месту жительства и реально способны обеспечить надлежащее поведение и выполнение возложенных на подозреваемого, обвиняемого обязанностей.

При применении такой меры пресечения в суде составляется протокол разъяснения подозреваемому, обвиняемому и его поручителю (поручителям) обязанностей, указываются сведения об объявлении поручителю, в совершении какого уголовного преступления подозревается или обвиняется лицо, предусмотренное законом наказание за его совершение, обязанности поручителя и последствия их невыполнения, право на отказ от принятых на себя обязательств и порядок реализации такого права .

Частью 4 статьи 180 УПК Украины предусмотрено право поручителя отказаться от взятых на себя обязательств. Причины отказа не конкретизированы, это может быть и неподобающее поведение подозреваемого, обвиняемого, переезд поручителя в другое место жительства или его длительная командировка и тому подобное.

Поручитель должен выполнить одно условие – обеспечить явку подозреваемого, обвиняемого в орган досудебного расследования или суд для решения вопроса об изменении ему меры пресечения на другой.

Эти действия должны быть выполнены до момента возникновения оснований, которые могут повлечь наступление ответственности поручителя.

Следователь и прокурор вправе поручить осуществление контроля за выполнением условий меры пресечения сотрудникам других подразделений ОВД, органов безопасности, органов, осуществляющих контроль за соблюдением налогового законодательства, осуществляющих сопровождение в уголовном производстве.

Указанные работники при выявлении нарушений должны неза медлительно информировать об этом следователя, прокурора,и они в свою очередь обращаются в суд с мотивированным ходатайством о смене меры пресечения на более строгую – к примеру содержание под стражей.

Если разобраться, то личное поручительство довольно мягкая мера пресечения – куда более мягче чем круглосуточный домашний арест с электронным браслетом. Под этой мерой пресечения подозреваемый не стеснен в передвижениях и в принципе может жить полноценной жизнью и решать все необходимые ему вопросы.

Источник: https://strana.ua/news/67127-esli-martynenko-sbezhit-to-poruchitel-uplatit-simvolicheskie-160-tys-griven.html

Личное поручительство, наблюдение командования воинской части и присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым как меры пресечения

Можно ли назначить меру пресечения в виде поручительства?

Личноепоручительствозаключается в принятии на себязаслуживающим доверия лицом письменногообязательства о том, что оно ручаетсяза выполнение обвиняемым (подозреваемым)обязательств: в назначенный срок являтьсяпо вызовам дознавателя, следователя,прокурора и в суд, а также иным путем непрепятствовать производству по уголовномуделу.

Данная мера пресечения предусмотренаст. 103 УПК и избирается по письменномуходатайству одного или несколькихпоручителей с согласия лица, в отношениикоторого дается поручительство. Числопоручителей определяет полномочноедолжностное лицо, в производстве которогонаходится дело.

При избрании мерыпресечения должностное лицо должноубедиться в добропорядочности поручителя,доверять ему, а он в свою очередь – тому,за кого ручается. Поручители должныбыть уверены, что смогут обеспечить егонадлежащее поведение и явку по вызовам.

Поручителю сообщается о сущности дела,по которому избирается мера пресечения,разъясняются существо подозрения илиобвинения, его обязанности и ответственность,связанные с выполнением личногопоручительства.

Каждый из поручителейпредупреждается, что в случае невыполненияпоручителем своих обязательств на негоможет быть наложено денежное взыскание:до ста минимальных размеров оплатытруда. Оно производится судом в порядке,установленном ст. 118 УПК. Вопрос онаправлении материалов в отношениипоручителей в суд решается органом, впроизводстве которого находитсяуголовное дело.

Ответственностьопределяется с учетом конкретныхобстоятельств, личности поручителей,тяжести последствий, которые наступиливвиду невыполнения ими своих обязательств.Поручитель может отказаться по тем илииным причинам от взятого на себяписьменного обязательства. Тогда приневозможности его замены избираетсяиная мера пресечения. Решение об избраниимеры пресечения в виде личногопоручительства оформляется постановлениемполномочных должностных лиц, определениемсуда.

Применениеэтой меры пресечения возможно приналичии письменного обязательства -личном поручительстве определенныхлиц – поручителей.

В нем приводятсяданные о личности поручителя, фиксируются:факт разъяснения ему сущности подозренияили обвинения, его обязанности иответственность за их невыполнение.

Копия постановления (определения) иписьменного обязательства вручаетсяподозреваемому, обвиняемому, защитникуи поручителю. Тут же разъясняется порядокобжалования решения об избрании мерыпресечения.

Наблюдениекомандования воинской части– мера пресечения, предусмотренная ст.104 УПК, которая применяется только вотношении обвиняемого (подозреваемого)военнослужащего или лица, призванногона военные сборы. Избрание этой мерыпресечения допускается лишь с согласияобвиняемого (подозреваемого).

Она состоитв принятии мер, предусмотренных уставамиВооруженных Сил, чтобы обеспечить егонадлежащее поведение, явку в назначенныйсрок по вызовам дознавателя, следователя,прокурора и суда, а также исключитьвозможность иным путем препятствоватьпроизводству по уголовному делу.

Наблюдение командования воинской частиприменяется к военнослужащим срочнойслужбы, к лицам, проходящим военныесборы в воинских подразделениях инаходящимся на казарменном положении.

На время действия меры пресечения онилишаются права ношения оружия, постояннонаходятся под наблюдением своихначальников или суточного наряда, ненаправляются на работы вне части водиночном порядке, не назначаются вкараул и другие ответственные наряды,лишаются увольнения в городской отпуск.

Постановление об избрании меры пресечениянаправляется для исполнения командованиювоинской части, которое обязано письменноуведомить орган, избравший эту мерупресечения, об установлении наблюденияза обвиняемым (подозреваемым).

Дляизбрания данной меры пресечения согласиякомандования воинской части не требуется,но в упомянутом постановлении разъясняютсясущество подозрений или обвинения иобязанности командования по исполнениюмеры пресечения. Постановление обизбрании меры пресечения и рапорт обустановлении наблюдения объявляютсяподозреваемому или обвиняемому.

В случаенарушения обвиняемым (подозреваемым)избранной меры пресечения командованиевоинской части немедленно сообщает обэтом дознавателю, следователю, прокуроруили в суд, которые избрали данную мерупресечения. В законе (ст. 104 УПК) не сказанооб ответственности командования воинскойчасти за невыполнение или ненадлежащееисполнение обязанностей по наблюдению.Данную меру пресечения вправе избратьсам командир воинской части, если онвыступает в качестве органа дознания.

Присмотрза несовершеннолетним подозреваемымили обвиняемым.Эта мера пресечения предусмотрена ст.105 УПК и заключается в обеспечениинадлежащего поведения несовершеннолетнегообвиняемого в соответствии с требованиямист. 102 УПК.

Письменное обязательствообеспечить надлежащее поведениенесовершеннолетнего берут на себяродители, опекуны, попечители или иныелица, заслуживающие доверия, а такжедолжностные лица специализированногодетского учреждения, где находитсянесовершеннолетний.

Они могут обратитьсяс ходатайством об избрании присмотраза подростком в качестве меры пресеченияили дать согласие на присмотр, еслиинициатива исходит от дознавателя,следователя, прокурора, судьи (суда).

Лица, полномочные избрать меру пресечения,должны располагать достовернымисведениями, что тот, кто берет на себяобязательство по присмотру, действуетна добровольных началах и способенобеспечить условия, при которых цельмеры пресечения будет достигнута.

Приизбрании меры пресечения каждому, ктодал обязательство по присмотру,полномочные должностные лица разъясняютсущество подозрения или обвинения иответственность за невыполнение имипринятого обязательства, котораяопределяется в судебном порядке в видеденежного взыскания – до ста минимальныхразмеров оплаты труда (ч. 4 ст. 103, ст. 118УПК).

Избрание данной меры пресеченияоформляется мотивированным постановлениемдознавателя, следователя, прокурора,судьи или определением суда. Письменноеобязательство о присмотре удостоверяетсяподпиской лица, взявшего на себя этообязательство. С этого момента мерапресечения считается избранной, о чемобъявляется несовершеннолетнему,принятому под присмотр. При этом емуразъясняются требования надлежащегоповедения. Существует практика сообщатьоб избранной мере пресечения в отношенииподростка в подразделение милиции попрофилактике правонарушенийнесовершеннолетних, сотрудники которогосодействуют в проведении присмотра.

Источник: https://studfile.net/preview/6706191/page:43/

§ 7. Личное поручительство: Личное поручительство по своему содержанию является наиболее

Можно ли назначить меру пресечения в виде поручительства?
Личное поручительство по своему содержанию является наиболее демократичной мерой пресечения. Однако и она заключает в себе определенные факторы морально-личностного воздействия. Н.И.

Капинус выделяет следующие: а) совместное морально-принудительное влияние поручителей на обвиняемого (подозреваемого) с использованием различных способов воздействия с учетом личности, имущественного, общественного и семейного положения своего подопечного; б) осознание обвиняемым (подозреваемым) взаимной зависимости его и поручителей от проявленного им поведения после избрания меры пресечения: поручители могут быть подвергнуты мерам уголовно-процессуальной ответственности, а сам обвиняемый (подозреваемый) может подлежать изменению данной меры пресечения на более строгую.218

Сущность такого поручительства состоит в письменном обязательстве лица, заслуживающего доверие, о том, что оно ручается (своим словом) за выполнение подозреваемым (обвиняемым) конкретных обязательств (в назначенный срок являться по вызовам и т.д.) – ч. 1 ст.103 УПК РФ, ч.1 ст.94 УПК РСФСР, ч.1 ст.121 УПК РБ, ч.1 ст.106 УПК КР, ч.1 ст.145 УПК РК, ч.1 ст.251 УПК РУ. Авторы МУПК предполагают, что поручитель должен ручаться не только своим словом, но и вносимой денежной суммой (ч.1 ст.178). В этой связи хотелось бы обратить внимание на необходимость различать такие различные меры пресечения, как:

“личное поручительство” – состоит в письменном обязательстве заслуживающего доверия лица в том, что оно ручается своим словом за надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого). Последствия за невыполнение обязательства состоят в наложении на поручителя денежного взыскания, сумма которого заранее не оговаривается. Основа – доверие.

“личное имущественное поручительство” – состоит в письменном обязательстве заслуживающего доверия лица в том, что оно ручается своим словом и вносимой денежной суммой за надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого). Последствия – обращение в доход государства заранее внесенной денежной суммы. Основа – доверие и денежная сумма.

“имущественное поручительство” – состоит во взятии от достаточно состоятельного лица или организации подписки в том, что они обязуются уплатить известную сумму в случае ненадлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого). Основа – денежная сумма.

При залоге, как и в имущественном поручительстве, также отсутствует вопрос о доверии, лицо или организация также отвечает за поведение обвиняемого (подозреваемого) своим имуществом, но денежная сумма вносится заранее.

Таким образом, несмотря на то, что ст.178 МУПК имеет название “личного поручительства”, речь в ней идет об иной мере пресечения – “личном имущественном поручительстве”.

Итак, основа “личного поручительства” – доверие. “Доверие” – это уверенность в чьей-нибудь добросовестности, искренности, в правильности чего-нибудь и основанное на этом отношение к кому-нибудь.219 Закон говорит только об одном лице, которое должно заслуживать доверия – поручителе (ч.1 ст.103 УПК РФ, указанные выше соответствующие статьи других УПК).

Между тем, на эффективность указанной меры пресечения оказывают влияние также: доверие лица, избравшего эту меру пресечения обвиняемому (подозреваемому) и доверие поручителя к обвиняемому (подозреваемому). В основе последнего могут лежать: личностные характеристики обвиняемого (подозреваемого) и поручителя, родство, дружба, взаимные материальные интересы и т.

д.

Чем большее количество заслуживающих доверия лиц может поручиться за обвиняемого (подозреваемого), тем больше уверенности, что цели данной меры пресечения будут достигнуты.

Поэтому определять необходимое для конкретного случая число поручителей предоставляется следователю. Закон устанавливает лишь нижние пределы: один (ч.2 ст.103 УПК РФ, ч.2 ст.251 УПК РУ) или два поручителя (ч.1 ст.145 УПК РК, ч.1 ст.121 УПК РБ, ч.1 ст.106 УПК КР).

Установление максимального числа поручителей в законе не обязательно, но обвиняемому (подозреваемому) всегда должна быть предоставлена возможность обжалования в суд решения следователя (дознавателя и т.д.

) о требовании слишком большого числа поручителей, когда имеются достаточные основания полагать, что делается это с целью препятствовать ему применение этой меры.

В качестве специальных условий для избрания меры пресечения в виде личного поручительства выступают требования закона о наличии письменного ходатайства со стороны поручителя и согласии лица, в отношении которого дается поручительство.

Закрепление этих условий имеет важное значение не только для первоначального момента избрания данной меры, но и для последующей ее отмены.

Постольку, поскольку закон исходит из инициативы (или согласия) лица при назначении его поручителем, его отказ в любой момент производства по делу есть безусловное основание для освобождения его от соответствующих обязательств.

И это справедливо, ибо отличительной содержательной характеристикой данной меры является то обстоятельство, что при отсутствии желания поручителя выполнять свои обязанности она теряет всякий смысл.

И не имеет значения, потерял ли обвиняемый доверие лица, ручавшегося за него, виновата ли в этом недобросовестность самого поручителя или свою роль сыграли другие обстоятельства, – в любом случае цели данной меры пресечения достигнуты быть не могут. Это, тем не менее, не должно лишать обвиняемого (если им не были нарушены соответствующие обязанности) возможности найти других поручителей. Отсутствие желания самого обвиняемого (подозреваемого) в избрании в отношении него личного поручительства также свидетельствует о заведомой неэффективности в отношении него данной меры.

Для того, чтобы добиться серьезного отношения поручителя к решению вопроса: сможет ли он действительно гарантировать выполнение обвиняемым (подозреваемым) своих обязанностей, закон устанавливает для него особую материальную зависимость: “денежное взыскание” (ч.4 ст.103 УПК РФ, ч.4 ст.121 УПК РБ, ч.4 ст.106 УПК КР, ч.

5 ст.145 УПК РК). Выше мы уже отмечали, что данное “денежное взыскание” по своему внутреннему содержанию является не уголовно-процессуальной ответственностью, а условием “договора личного поручительства в уголовном процессе”.

УПК РУ, тем не менее, говорит о возможности привлечения поручителя к “установленной законом ответственности”. Возникает вопрос: каким законом? Ст. 271 УПК РУ не называет поручителей в списке лиц, могущих нести ответственность за нарушение уголовно-процессуальных обязанностей; а согласно ст.

274 этого же кодекса, денежные взыскания и штрафы могут налагаться судом только в случаях, специально им (кодексом) предусмотренных. Таким образом, можно сказать, что вопрос о привлечении к ответственности поручителей по УПК РУ остается открытым.

От уголовной ответственности поручителей республики СНГ (СССР) отказались еще в 1984 г. после приведения уголовно-процессуального законодательства в соответствие с Конституцией СССР 1977 г.220

Источник: https://lib.sale/ugolovnyiy-protsess-uchebnik/lichnoe-poruchitelstvo-50185.html

Образец ходатайства об изменении меры пресечения

Можно ли назначить меру пресечения в виде поручительства?

Следователю (в суд)______________________

______________________

______________________

______________________

от защитника — адвоката НО Адвокатское бюро “Антонов и партнеры»

Антонова А.П., рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: 443080, г. Самара, пр-кт Карла Маркса,

д. 192, оф. 619, Тел. +7-987-928-31-80

в интересах ___________________

Х О Д А Т А Й С Т В О

об изменении меры пресечения

(в порядке ст. 119, 120 УПК РФ)

В настоящее время обвиняемый содержится под стражей с 14 мая 200_ г. Не входя в обсуждение вопросов обоснованности принятых ранее решений относительно меры пресечения, необходимо отметить, что в данный момент отсутствуют предусмотренные законом основания для содержания К. под стражей.

1. Так, согласно позиции высшего судебного органа России (из Постановления Пленума ВС РФ № 41 от 19 декабря  2013 г. п.

5,6 ), «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», «В качестве оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть признаны такие фактические обстоятельства, которые свидетельствуют о реальной возможности совершения обвиняемым, подозреваемым действий, указанных в статье 97 УПК РФ, и невозможности беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства посредством применения в отношении лица иной меры пресечения.

В частности, о том, что лицо может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, на первоначальных этапах производства по уголовному делу могут свидетельствовать тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения наказания в виде лишения свободы на длительный срок либо нарушение лицом ранее избранной в отношении его меры пресечения, не связанной с лишением свободы. О том, что лицо может скрыться за границей, могут свидетельствовать, например, подтвержденные факты продажи принадлежащего ему на праве собственности имущества на территории Российской Федерации, наличия за рубежом источника дохода, финансовых (имущественных) ресурсов, наличия гражданства (подданства) иностранного государства, отсутствия у такого лица в Российской Федерации постоянного места жительства, работы, семьи.

Вывод суда о том, что лицо может продолжать заниматься преступной деятельностью, может быть сделан с учетом, в частности, совершения им ранее умышленного преступления, судимость за которое не снята и не погашена.

О том, что обвиняемый, подозреваемый может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, могут свидетельствовать наличие угроз со стороны обвиняемого, подозреваемого, его родственников, иных лиц, предложение указанных лиц свидетелям, потерпевшим, специалистам, экспертам, иным участникам уголовного судопроизводства выгод материального и нематериального характера с целью фальсификации доказательств по делу, предъявление лицу обвинения в совершении преступления в составе организованной группы или преступного сообщества.

Также Пленум ВС РФ отмечает, что при рассмотрении ходатайства следователя или дознавателя об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу суду надлежит учитывать также обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ, — тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства (например, совершение лицом преступления в отношении членов своей семьи при совместном проживании, поведение лица после совершения преступления, в частности явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, заглаживание причиненного в результате преступления вреда).»

Между тем, никаких реальных доказательств существования каких-либо из перечисленных выше оснований нет, и следствием не представлено. Кроме догадок, лишенных фактической основы, иных доводов в пользу необходимости содержания К. под стражей следствием не представлено, и объективно не существует.

Те факты, которые, по мнению властей, имели место ранее и лишали возможности избрать более мягкую меру пресечения, в настоящее время, в любом случае, отсутствуют. Течение времени изменило следственную ситуацию:

― свидетели допрошены;

― документы и иные предметы изъяты;

― доказательств в пользу того, что К. угрожал кому-либо из участников судопроизводства, нет, и в действительности таких фактов отмечено не было.

C другой стороны, обстоятельства в пользу уважения личной свободы К. с течением времени только усугубились:

― жизнь его семьи, состоящей из супруги и двух малолетних детей, коренным образом ухудшилась;

― более чем полугодовая изоляция К. от общества разрушила его социальные связи, кроме семейных;

― средств и намерения скрыться до настоящего момента не обнаруживал, с течением времени вероятность наступления такого события уменьшилась до невозможности;

― престарелые родители К. остались без моральной и материальной поддержки сына.

https://www.youtube.com/watch?v=sTIXxTq5ni4

Таким образом, даже если гипотетически предположить наличие оснований для предшествующего содержания К. под стражей, то в настоящее время баланс между взаимоисключающими ценностями изменился в пользу освобождения обвиняемого.

Обязанности сотрудничать со следствием у К. нет, и вменено в вину ему такое обстоятельство быть не может и не могло априори.

Из Постановления ЕСПЧ по делу «Соловьев против России».

«115. Европейский суд отмечает, что на начальных этапах следствия риск того, что обвиняемый, возможно, воспрепятствует отправлению правосудия, может оправдать содержание этого лица под стражей. Однако после сбора доказательств это основание становится несущественным (см.

Постановление Европейского суда по делу «Мамедова против Российской Федерации» (Mamedova v. Russia) от 1 июня 2006 г., жалоба № 7064/05, § 79). В связи с этим Европейский суд повторяет, что заявитель был помещен под стражу почти через год после начала судебного разбирательства.

Он содержался под стражей на протяжении более двух лет, пока дело рассматривалось судом.

Следовательно, по-видимому, власти Российской Федерации располагали достаточным временем для того, чтобы взять показания у потерпевших таким образом, чтобы исключить любое сомнение относительно их достоверности и снять необходимость содержания заявителя под стражей по этому основанию.

Кроме того, Европейский суд отмечает, что, помимо простой ссылки на угрозы, которые заявитель, предположительно, высказывал в адрес потерпевших, власти Российской Федерации не сослались ни на одно конкретное обстоятельство, оправдывающее содержание заявителя под стражей на этом основании. Власти Российской Федерации не указали ни на один факт, который бы заставлял предположить, что, находясь на свободе, заявитель бы скрылся или избежал правосудия или что он бы иным образом воспрепятствовал производству по делу.

116. Относительно отказа заявителя признать свою вину Европейский суд не может не отрицать, что это основание могло бы оправдать продление срока содержания заявителя под стражей. Заявитель не был обязан сотрудничать с властями, и его нельзя винить за то, что он полностью воспользовался своим правом хранить молчание (см.

приведенное выше Постановление Европейского суда по делу «Мамедова против Российской Федерации» (Mamedova v. Russia), § 83, а также, mutatis mutandis, Постановление Европейского суда по делу «Ягчи и Саргын против Турции» ({Yagci} and {Sargin} v. Turkey) от 8 июня 1995 г., Series A, № 319-A, § 66, и Постановление Европейского суда по делу «В. против Швейцарии» (W. v.

Switzerland) от 26 января 1993 г., Series A, № 254-A, § 42)».

При таких обстоятельствах вывод вне всяких сомнений состоит в том, что законных оснований для содержания К. под стражей в настоящее время не имеется.

Исходя из изложенного, прошу изменить меру пресечения в отношении К., избрав более мягкую из числа предусмотренных законом.

«____» ______________ 200_ г.

С уважением, защитник (адвокат) _____________________

Источник: https://pravo163.ru/obrazec-xodatajstva-ob-izmenenii-mery-presecheniya/

Как избирают меру пресечения

Можно ли назначить меру пресечения в виде поручительства?

После задержания подозреваемого на срок до 48 часов по решению дознавателя или следователя приходит черед избрания меры пресечения. При этом должны учитываться тяжесть предполагаемого преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий (ст. 99 УПК РФ).

В соответствии с кодексом, есть пять возможных мер пресечения: подписка о невыезде и надлежащем поведении, личное поручительство, залог, домашний арест и заключение под стражу. На практике же обычно применяются лишь первая и последняя.

Меры пресечения в виде домашнего ареста или заключения под стражу избираются только по решению суда. Ведь речь идет о свободе человека – основной ценности социального государства. Внешне все идеально. А на самом деле? Иной раз профлидеру не помешает представить себя на месте подозреваемого и ощутить всю неповторимость момента: отправят домой или в “комфортабельные номера” СИЗО?

РОЛЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ В ПРИНЯТИИ РЕШЕНИЯ

Решение принимает суд. Но ходатайствует о, допустим, заключении под стражу – следователь. И уж если он решит, что, кроме СИЗО, ничто не спасет общество от вас, то можете не сомневаться: суд примет решение, нужное следствию.

Большинство судов по мере пресечения – пустая формальность, поэтому если хотите выйти из тюрьмы под подписку или залог, решайте этот вопрос со следователем. Будьте уверены, что “самый гуманный в мире” останется глух к вашим аргументам. Настоящий центр принятия этого решения – следователь, а не судья.

Но отпускает домой он, как правило, только тех, кто признавался в преступлении или явился с повинной. А еще лучше – изобличал подельников. Но и это помогает не всегда.

Достаточно следователю лишь предположить, что вы можете скрыться, повлиять на ход расследования или воздействовать на свидетелей, и это почти наверняка суд примет без проверки. А если у вас есть такой магический документ, как загранпаспорт, то ваше намерение скрыться становится “несомненным”.

Как правило, суд по мере пресечения проходит каждые два месяца. И каждый раз следователь обосновывает необходимость оставить вас в тюрьме еще на тот же срок. А потом еще и еще, пока не передаст все дело в суд для рассмотрения по существу.

Частенько в течение очередного “двухмесячника” следователь вами вообще не занимается – у него есть другие дела или он в отпуске.

Но по истечении срока вашего содержания под стражей он ходатайствует перед судом, выдумывая новые причины, чтобы оставить меру пресечения без изменения.

Любимая фраза в таком случае – “основания для применения данной меры пресечения не изменились и не отпали”. Слыша эти слова, судья не оставляет вам никаких шансов. Ведь не отпали же!

Один из арестантов, обвиняемый по ст. 158 УК РФ (“Кража”), взмолился перед судьей:

– Ваша честь! За четыре месяца, что я нахожусь в СИЗО, следователь появился у меня лишь один раз – забрал мои ботинки на экспертизу, и больше я его не видел!

– То, что к вам не приходил следователь, еще не говорит о том, что он не вел процессуальных действий! – таков был суровый ответ отправляющего правосудие.

В другом случае судья устроил нешуточный нагоняй следователю: “Почему вы медлите с допросами? Почему волокитите с экспертизами? Что конкретно вы сделали за эти два месяца?” Арестант смотрел на судью с удивлением и надеялся уже вечером быть дома. Но чуда не произошло. Показательный концерт в суде закончился очередной “закрывашкой” подозреваемого.

КАК ПОВЛИЯТЬ НА РЕШЕНИЕ СУДЬИ САМОСТОЯТЕЛЬНО

Многие арестанты серьезно готовятся к подобного рода судам – предоставляют документы о том, что имеют работу и постоянное место жительства, семью и престарелых родителей-инвалидов.

Тем самым пытаясь обосновать свою позицию: скрываться они не намерены и готовы являться к следователю по первому зову.

А также собирают различные положительные характеристики, подтверждая свою законопослушность и добропорядочность.

В одной из камер СИЗО сидел депутат. Явление нечастое. Сокамерник решил воспользоваться случаем и попросил ходатайствовать об изменении ему меры пресечения на подписку о невыезде.

“Как ты себе это представляешь?” – вопрошал депутат. “Ты напишешь ходатайство на своем депутатском бланке. Будет круто выглядеть, когда в суде я зачитаю бумагу от депутата!” – “Хорошо. Мне нетрудно.

Но учти, документ будет рукописный”. – “Пускай!”

Ходатайство было оформлено. В нем звучало много теплых слов об арестанте, о том, какой он хороший семьянин и что больше никогда не преступит закон. Сокамерник депутата бережно взял “документ”, стараясь не помять. Он возлагал на него нешуточные надежды. Как же? Ведь просит сам депутат! Но… не помогло.

– Судья удивился, увидев эту бумагу, – рассказывал он вечером, вернувшись в камеру. – Потом стал расспрашивать, как она появилась и откуда мы знакомы. Я рассказал. Он с трудом сдержал смех, сказав, что ходатайства от депутатов-сокамерников ему не встречались. Приобщил бумагу к делу и “закрыл” меня еще на два месяца.

А один из профсоюзных лидеров, обвинявшийся в нешуточном коррупционном преступлении, решил в борьбе за свободу пойти другим путем.

Понимая тяжесть предъявленного обвинения и тщетность просьб о подписке или залоге, он ходатайствовал об изменении меры пресечения на связанную с лишением свободы – домашний арест с полной изоляцией от общества. В соответствии со ст. 107 УПК РФ. Без прогулок, телефона и интернета.

С запрещением входить в квартиру всем, кроме близких родственников. Обосновал это тем, что, будучи ограниченным только своей квартирой, не сможет продолжать преступную деятельность, как того боится следствие. Не сможет повлиять на свидетелей или скрыться – на нем будет браслет.

Не будет иметь возможности уничтожить доказательства по делу, так как обыск в квартире уже произведен. И вообще, все отличие от СИЗО лишь в более комфортном физическом существовании – еде, помывке, общении с семьей. Он просил суд обосновать, чем заключение под стражу в данном случае лучше домашнего ареста.

https://www.youtube.com/watch?v=m6iVfdfnhEI

Судья слушала его речь внимательно. В судейской голове явно копошилась какая-то мысль. Возможно, о том, как правильно отказать, в общем-то, в обоснованной просьбе. Судя по решению, мысль так и не пришла.

Ибо решение звучало буднично: “Оставаясь на свободе, обвиняемый может скрыться от органа предварительного следствия, уничтожить доказательства по делу или продолжать заниматься преступной деятельностью”.

– Ваша честь! – вскричал профлидер. – Я же просил не о свободе, а о домашнем аресте с полной изоляцией!

Но “ее честь” уже собрала документы и спешно удалялась к себе в судейские апартаменты.

ОБВИНИТЕЛЬ “ИДЕТ НА ПОВЫШЕНИЕ”

Во время суда по мере пресечения обвиняемый с адвокатом сидят по одну сторону от судьи, а следователь, ходатайствующий о содержании под стражей, и всегда поддерживающий его прокурор – по другую.

В прошлой публикации мы рассказывали о пожилом руководителе из Питера, которого следователь долго вызывал на допрос в Мурманск в качестве свидетеля, а по приезде задержал как подозреваемого. Руководитель откладывал явку к следователю в том числе потому, что не с кем было оставить десятилетнего внука, врученного ему на попечение дочерью, которая долго и трудно разводилась.

Об этом он говорил следователю и просил войти в положение.

Так вот, чтобы полнее обосновать необходимость применить к руководителю содержание под стражей, прокурор эмоционально заявил в суде: “Ваша честь, чтобы не являться на допросы, обвиняемый взял на иждивение внука! Он готов пойти на все, чтобы скрыться от следствия!” Этот ли аргумент повлиял на судью или другой, но судьбой руководителя стал СИЗО.

Чтобы продлить срок содержания под стражей, следователи порою идут на хитрости.

Директора филиала микрофинансовой организации, поименованного телевизионщиками “черным коллектором”, следствие обвиняло в преступлении по ч. 2 ст. 330 УК РФ (“Само- управство”).

Дескать, он слишком рьяно выбивал долги из клиентов. Признавать вину директор отказывался, и кто был прав, неизвестно. Но суть в другом.

Статья 330 УК предполагает максимальный срок наказания – пять лет лишения свободы, это за преступление средней тяжести.

Для справки: до трех лет – за преступление небольшой тяжести, до пяти – средней, до десяти – за тяжкое, свыше десяти – за особо тяжкое (ст. 15 УК). По ст.

109 УПК, при расследовании преступлений содержание под стражей свыше шести месяцев применимо только в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений.

Шестимесячный срок пребывания коллектора в СИЗО подходил к концу, чему он был рад, так как баланда успела порядком надоесть и хотелось домой. Но не тут-то было. Следствие было в самом разгаре, и в ходе очередного заседания суда по мере пресечения следователь доложил председательствующему, что в преступлении выявились новые обстоятельства.

Они позволили вменяемую “черному коллектору” ст. 330 переквалифицировать на ч. 2 ст. 163 УК (“Вымогательство” – до семи лет). А поскольку это преступление относится к тяжким, то срок содержания под стражей нужно продлить.

Судья почесал “котелок”, объявил перерыв на две минуты, после чего удовлетворил ходатайство следователя – к изумлению коллектора и ужасу его жены и дочери.

Справедливости ради добавим, что коллектор обжаловал это решение. И произошло чудо – апелляционная инстанция отменила избранную судом меру пресечения, что случается один раз из тысячи, а то и реже.

Отрицательные ответы в таких случаях пачками штампуются областными и краевыми судами. Там даже не вникают в суть.

А этим решением коллектор был удивлен еще больше, чем продлением срока содержания под стражей, что подтверждает “штучность” данного явления.

Согласно той же ст. 109 УПК, продление срока содержания под стражей после шестимесячной “отсидки” предусматривается только в случае особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения.

Следователю же не составит труда обосновать, что ваше дело исключительно сложное, необходимо еще допросить множество свидетелей, провести экспертизы, очные ставки и прочие процессуальные действия.

Судья внимательно выслушает его, а также ваши возражения и примет решение в интересах следствия.

Срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, и только верховным судом республики, краевым или областным судом либо судом города федерального значения – до 18 месяцев. Дальнейшее продление не допускается. Хотя, опять же, есть и исключения (ч.ч. 3, 4 ст. 109 и ч. 3 ст. 31 УПК).

*   *   *

Следующая публикация будет посвящена допросу обвиняемого: как допрос должен проводиться и какую тактику следует избрать допрашиваемому.

Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/Kak_izbirayut_meru_presecheniya.html

Консультант закона
Добавить комментарий