Можно ли обжаловать явку с повинной, если она была написана под давлением?

Явка с повинной как доказательство и ее новые перспективы

Можно ли обжаловать явку с повинной, если она была написана под давлением?

27 декабря 2016 г.

В Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве должна быть учтена новая ситуация

Верховный Суд РФ поставил долгожданную точку в длительном споре о нуллификации явки с повинной как доказательства в ее нынешнем виде. Тем самым увенчались успехом усилия ФПА РФ и адвокатов, которые следовало бы учесть в разрабатываемом Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве.

Месяц назад оперативные сотрудники страны, читающие юридические новости, с прискорбием отметили п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г.

№ 55 «О судебном приговоре»: « В тех случаях, когда в ходе проверки сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ, подсудимый обращался с письменным или устным заявлением о явке с повинной, и сторона обвинения ссылается на указанные в этом заявлении сведения как на одно из доказательств его виновности, суду надлежит проверять, в частности, разъяснялись ли подсудимому при принятии от него такого заявления с учетом требований части 1.1 статьи 144 УПК РФ права не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования в порядке, установленном главой 16 УПК РФ; была ли обеспечена возможность осуществления этих прав».

Как видно, явка с повинной может быть признана доказательством, но только в том случае, если явившемуся лицу разъяснили права не свидетельствовать против себя самого, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия должностных лиц. При этом возможность осуществления этих прав должна быть реально обеспечена, что означает обязательное присутствие защитника даже тогда, когда лицо желает от него отказаться. Данное положение создало серьезные трудности для недобросовестных должностных лиц в реализации их намерений использовать явки с повинной как доказательство обвинения. Но такую достойную уважения  позицию Верховный Суд РФ занимал не всегда.

Так, согласно Постановлению Президиума Верховного Суда РФ от 4 июля 2000 г. № 310п00пр по делу Слюсаренко, Али-Заде и др.: «Суд ошибочно исключил из разбирательства явку с повинной в связи с неразъяснением ст. 51 Конституции РФ».

(Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 3. С. 16–17).

В соответствии с Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 марта 2005 г. № 50-о04-82сп: « В связи с тем, что явки с повинной были написаны в отсутствие защитников и подсудимые отказались от их содержания в суде в силу п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, явки с повинной не могут быть признаны недопустимыми доказательствами».

(СПС «КонсультантПлюс»). Таким образом, согласно сложившейся практике Верховный Суд РФ и нижестоящие суды ранее полагали, что при получении явки с повинной разъяснять право не свидетельствовать против себя самого и право на приглашение защитника не требуется, поскольку по смыслу ст. 142 УПК РФ явка с повинной есть добровольное сообщение лица о совершенном преступлении, а присутствие адвоката при ее написании не является обязательным. Эта позиция включала зеленый свет для массового получения оперативными сотрудниками такого доказательства, как явка с повинной. Подписантам явок на всю оставшуюся жизнь  запомнилось, как их принудительно доставляли в правоохранительный орган, а потом обрушивали всю мощь оперативного непроцессуального убеждения и принуждения. После чего многие были готовы делать любые признания. А поскольку в распоряжении оперативных сотрудников иных процессуальных средств фиксации показаний не было, они оформляли эти признания как явку с повинной, стимулируя задержанных тем, что их позитивное поведение будет обязательно учтено на суде. Внешне получалось, что гражданин, движимый угрызениями совести, пришел в правоохранительный орган и добровольно рассказал о совершенном им  преступлении. Судьи верили в эту красивую историю даже тогда, когда подсудимые отказывались от написанных явок с повинной, объясняя их невыносимыми пытками. В пытки же наши судьи  верили крайне редко, а явки с повинной как доказательства принимали достаточно часто и охотно. Такое происходило до тех пор, пока  на помощь не пришел Европейский суд по правам человека.

В своем Постановлении от 13 июля 2010 г. по делу «Лопата против России» (Lopata v.

Russia, жалоба № 72250/01) ЕСПЧ указал, что использование для обвинения заявителя в совершении преступления явки с повинной, добровольный характер получения которой вызывает сомнения, написанной в отсутствие защитника, представляет собой нарушение п. 1 и подп. «с» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Доводы представителей Российской Федерации о том, что  согласно российскому уголовно-процессуальному законодательству «признание» не являлось процессуальным документом, который должен или может быть составлен в присутствии защитника, а представляло собой выражение доброй воли обвиняемого, содержавшие разъяснения ст. 51 Конституции РФ, не были приняты Европейским судом (см. п. 128 ).

При этом Европейский суд указал: «Что касается утверждения властей Российской Федерации о том, что присутствие защитника при получении признательных показаний не являлось обязательным согласно национальному законодательству, Европейский суд напоминает, что в его задачу входит не абстрактное определение соответствия Конвенции применимого национального законодательства или его соблюдения национальными властями, но оценка соблюдения требований статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского суда от 16 июля 1971 г. по делу “Рингейзен против Австрииˮ (Ringeisen v. Austria), § 97, Series A, № 13)» (см. п. 139).

В дополнение к этому Европейский суд подчеркнул, что помощь адвоката на ранней стадии является частью процессуальных гарантий, которым придается особое значение при рассмотрении вопроса о том, умалялась ли в данной процедуре сущность привилегии не свидетельствовать против себя (Постановление Европейского суда (вынесено Большой Палатой) от 11 июля 2006 г. по делу «Яллох против Германии», Постановление Европейского суда от 2 августа 2005 г. по делу «Колу против Турции»). В связи с этим использование признательных показаний, полученных в отсутствие оказания юридической помощи, умаляет справедливость разбирательства в целом (Постановление Европейского суда от 13 марта 2014 г. по делу «Пакшаев против Российской Федерации»).

Имея в виду приведенную правовую позицию, ФПА РФ в отзыве на Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами России уголовного наказания» в ноябре 2015 г.

указывала: «Если лицо отрицает факт добровольности заявления о явке с повинной, суду следует проверять доводы подсудимого об обстоятельствах, при которых было сделано заявление о явке с повинной, в том числе о соблюдении права лица на получение квалифицированной юридической помощи, оказываемой защитником, в случае если ее написанию предшествовало фактическое задержание лица сотрудниками правоохранительного органа».

Отрадно, что спустя год, хотя бы и в другом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ – «О судебном приговоре», важное для тысяч российских граждан положение получило свое отражение. В качестве окончательного закрепления отстаиваемой позиции Европейский суд 3 ноября 2016 г. коммуницировал ряд сходных жалоб (в том числе и по моей жалобе «Лозовский против России»)  и уведомил об этом  Правительство РФ. В данных жалобах приводились аналогичные доводы о том, что явки с повинной, которые впоследствии были положены в основу обвинительных приговоров, были написаны в отсутствие защитников и при обстоятельствах, позволяющих сомневаться в их добровольном характере. В связи с тем, что сложилась новая процессуальная ситуация, где легитимизация явок с повинной возможна только при участии адвокатов, требуется учет этого обстоятельства в разрабатываемом Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве. Представляется, что в Стандарте следует прописать в минимальном виде алгоритм действий адвоката-защитника в том случае, если доставленное  в правоохранительный орган или задержанное лицо изъявит желание написать явку с повинной, дабы обеспечить реализацию предусмотренных процессуальных прав и исключить предварительное принуждение.

Если данную важную сферу процессуальных правоотношений оставить без внимания, то наши оппоненты при попустительстве некоторых наших коллег легко найдут противоправный обходной маршрут и сведут на нет благие устремления  Европейского суда и Верховного Суда РФ.

Источник: https://fparf.ru/polemic/opinions/yavka-s-povinnoy-kak-dokazatelstvo-i-ee-novye-perspektivy/

Как действовать в случае обвинения по п. в) ч. 2 ст. 158 УК РФ?

Можно ли обжаловать явку с повинной, если она была написана под давлением?

Мужу следователь вменила ст. 158 ч. 2 п. в). Они с друзьями украли электростанцию, теперь друзья топят мужа, якобы это он похитил. Под психическим давлением оперативников и следователя, без адвоката была написана явка с повинной, но через 3 дня муж в письменном виде отказался от явки. Теперь в деле этой явки нет.

Станцию оперативники забрали на территории, где проживал другой подельник. Потерпевшая сторона следователю написала заявление, чтобы прекратили уголовное преследование за моим мужем и указали статью за примирением сторон, но следователь это тоже в дело не вложил.

Дело было в мае, мужа первый раз забрали с работы, а потом в сентябре заменили меру пресечения под арест в СИЗО, якобы была написана подписка о невыезде, а он ездил в другой город на сутки и был якобы в розыске, но он работал.

Все правоохранительные органы его видели, я предоставляла справки с работы, а еще он освобождался по УДО и осталось не отбыто 5 месяцев и 92 часа отработки. Помогите, куда и как правильно обратиться?

Адвокат Антонов А.П.

Добрый день! Согласно ст.142,166 Уголовно-процессуального кодекса, заявление о явке с повинной — добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении.Заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Устное заявление принимается и заносится в протокол в порядке, установленном частью третьей статьи 141 настоящего Кодекса.

ротокол следственного действия составляется в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания.Протокол может быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств. При производстве следственного действия могут также применяться стенографирование, фотографирование, киносъемка, аудио- и видеозапись.

Стенограмма и стенографическая запись, фотографические негативы и снимки, материалы аудио- и видеозаписи хранятся при уголовном деле.

В протоколе указываются:1) место и дата производства следственного действия, время его начала и окончания с точностью до минуты;2) должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол;3) фамилия, имя и отчество каждого лица, участвовавшего в следственном действии, а в необходимых случаях его адрес и другие данные о его личности.

В протоколе описываются процессуальные действия в том порядке, в каком они производились, выявленные при их производстве существенные для данного уголовного дела обстоятельства, а также излагаются заявления лиц, участвовавших в следственном действии.

В протоколе должны быть указаны также технические средства, примененные при производстве следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены, и полученные результаты.

В протоколе должно быть отмечено, что лица, участвующие в следственном действии, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств.Протокол предъявляется для ознакомления всем лицам, участвовавшим в следственном действии.

При этом указанным лицам разъясняется их право делать подлежащие внесению в протокол замечания о его дополнении и уточнении. Все внесенные замечания о дополнении и уточнении протокола должны быть оговорены и удостоверены подписями этих лиц.Протокол подписывается следователем и лицами, участвовавшими в следственном действии.

К протоколу прилагаются фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы допроса, кассеты видеозаписи, чертежи, планы, схемы, слепки и оттиски следов, выполненные при производстве следственного действия, а также электронные носители информации, полученной или скопированной с других электронных носителей информации в ходе производства следственного действия.

При необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц следователь, дознаватель вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности.

В этом случае следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия начальника органа дознания выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается, приобщается к уголовному делу и хранится при нем в условиях, исключающих возможность ознакомления с ним иных участников уголовного судопроизводства. В случаях, не терпящих отлагательства, указанное следственное действие может быть произведено на основании постановления следователя или дознавателя о сохранении в тайне данных о личности участника следственного действия без получения согласия соответственно руководителя следственного органа, начальника органа дознания. В данном случае постановление следователя передается руководителю следственного органа, а постановление дознавателя — начальнику органа дознания для проверки его законности и обоснованности незамедлительно при появлении для этого реальной возможности.Протокол должен также содержать запись о разъяснении участникам следственных действий в соответствии с настоящим Кодексом их прав, обязанностей, ответственности и порядка производства следственного действия, которая удостоверяется подписями участников следственных действий.Заявление о явке с повинной может быть сделано лишь тогда, когда лицо еще не находится под подозрением. В остальных случаях это признательные показания подозреваемого либо обвиняемого. Протокол допроса должен храниться в материалах уголовного дела.Согласно ч.2 ст.158 Уголовного кодекса, Кража, совершенная:а) группой лиц по предварительному сговору;б) с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище;в) с причинением значительного ущерба гражданину;г) из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, —наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.Согласно ст.15 Уголовного кодекса, в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, предусмотренные настоящим Кодексом, подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления.Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает трех лет лишения свободы.Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, превышает три года лишения свободы.Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы.Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления при условии, что за совершение преступления, указанного в части третьей настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее трех лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части четвертой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части пятой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее семи лет лишения свободы.Согласно ст.76 Уголовного кодекса, Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.Так как лицо совершает преступление не впервые, то оно не может быть освобождено от ответственности по этому основанию.Согласно ст.79 Уголовного кодекса, лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, а также возместило вред (полностью или частично), причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания.

Применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на осужденного обязанности, предусмотренные частью пятой статьи 73 настоящего Кодекса, которые должны им исполняться в течение оставшейся не отбытой части наказания.

Условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным:а) не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;б) не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;в) не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным частью седьмой настоящей статьи;г) не менее трех четвертей срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а равно за тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также за преступления, предусмотренные статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 210 и 361 настоящего Кодекса;д) не менее четырех пятых срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста.Фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев.При рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания суд учитывает поведение осужденного, его отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, в том числе имеющиеся поощрения и взыскания, отношение осужденного к совершенному деянию и то, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, а также заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности его условно-досрочного освобождения. В отношении осужденного, страдающего расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости, и совершившего в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, суд также учитывает применение к осужденному принудительных мер медицинского характера, его отношение к лечению и результаты судебно-психиатрической экспертизы.Лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы. Условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания пожизненного лишения свободы применяется только при отсутствии у осужденного злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания в течение предшествующих трех лет. Лицо, совершившее в период отбывания пожизненного лишения свободы новое тяжкое или особо тяжкое преступление, условно-досрочному освобождению не подлежит.Контроль за поведением лица, освобожденного условно-досрочно, осуществляется уполномоченным на то специализированным государственным органом, а в отношении военнослужащих — командованием воинских частей и учреждений.Если в течение оставшейся не отбытой части наказания:а) осужденный совершил нарушение общественного порядка, за которое на него было наложено административное взыскание, или злостно уклонился от исполнения обязанностей, возложенных на него судом при применении условно-досрочного освобождения, а равно от назначенных судом принудительных мер медицинского характера, суд по представлению органов, указанных в части шестой настоящей статьи, может постановить об отмене условно-досрочного освобождения и исполнении оставшейся не отбытой части наказания;б) осужденный совершил преступление по неосторожности либо умышленное преступление небольшой или средней тяжести, вопрос об отмене либо о сохранении условно-досрочного освобождения решается судом;в) осужденный совершил тяжкое или особо тяжкое преступление, суд назначает ему наказание по правилам, предусмотренным статьей 70 настоящего Кодекса. По этим же правилам назначается наказание в случае совершения преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой или средней тяжести, если суд отменяет условно-досрочное освобождение.

Так как деяние, предусмотренное ч.2 ст.158 Уголовного кодекса, является преступлением средней тяжести, то в данном случае возможно сохранение условного осуждения.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Остались вопросы к адвокату?
Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Новые вопросы

Источник: https://pravo163.ru/kak-dejstvovat-v-sluchae-obvineniya-po-p-v-ch-2-st-158-uk-rf/

Явка с повинной – только с адвокатом или под видеозапись

Можно ли обжаловать явку с повинной, если она была написана под давлением?

23 января в Госдуму внесен законопроект № 631546-7, которым предлагается внести в уголовно-процессуальное законодательство поправки, устанавливающие новый порядок заявления о явке с повинной.

законопроекта

Поправки дополняют ст. 142 УПК новой ч. 3, согласно которой заявление о явке с повинной может быть сделано только в присутствии защитника, а в его отсутствие процесс принятия такого документа подлежит обязательной видеофиксации.

Явка с повинной, полученная в нарушение вышеуказанных требований, будет считаться недопустимым доказательством исходя из п. 2.2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ.

В этой связи начало участия адвоката в уголовном деле будет определяться также моментом заявления лица о явке с повинной в соответствии с новым порядком.

Как следует из пояснительной записки, сейчас УПК РФ четко не регламентирует порядок получения первоначальных признательных показаний, оформляемых в форме заявления или протокола о явке с повинной, а также не требует обязательного присутствия адвоката при этом. Такой порядок входит в конфликт с иммунитетом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ, так как лицо, добровольно сообщившее о совершении преступления, умышленно отказывается от своего права не свидетельствовать против себя самого.

Авторы законопроекта с сожалением отметили, что при нарушении принципа добровольности, которое нередко встречается на практике, лицо не имеет возможности защитить свои процессуальные и конституционные права. Такое положение дел часто ставит необходимость получения признательных показаний от подозреваемого в совершении преступления выше системы правосудия.

ЕСПЧ: Любые показания, добытые под принуждением, недопустимыЕвропейский Суд присудил двум заявителям 50 тыс. евро за незаконное лишение свободы и принуждение к даче показаний

«В результате имеют место случаи составления непосредственно сотрудниками органов предварительного следствия заявления или протокола о явке с повинной, подписываемого впоследствии лицом в результате оказанного психологического давления или использования процессуальной неосведомленности лица.

С целью скорейшего раскрытия деяния лицо может умышленно вводиться в заблуждение сотрудниками правоохранительных органов, которые обещают снисхождение в наказании.

При этом невозможно осуществить контроль за действиями сотрудников правоохранительных органов и обеспечить соблюдение конституционных прав граждан», – отмечено в пояснительной записке.

Присутствие адвоката – процессуальная гарантия от произвола

Управляющий партнер АБ «Бартолиус», член Совета АП г. Москвы Юлий Тай полностью поддержал авторов законопроекта как в части того, что на практике встречаются случаи, когда явка с повинной в действительности таковой не является, так и способа, предлагаемого ими для решения данной насущной проблемы.

«Представители правоохранительной системы, вне всяких сомнений, приложат все возможные усилия, чтобы данный законопроект не стал частью УПК как минимум по двум причинам», – отметил он.

В качестве первой причины адвокат сослался на массовые случаи, перечисленные в пояснительной записке к законопроекту, когда явка с повинной таковой не является.

«Тексты “явок” заранее подготавливаются работниками следствия различными методами, приемами и способами, как законными, так и незаконными, а граждане принуждаются к их подписанию, порой даже не читая содержания документа», – пояснил адвокат.

По мнению Юлия Тая, следствие также будет приводить весьма резонные доводы о том, что даже когда явка с повинной будет являться истинной волей гражданина (не под давлением), адвокаты будут отговаривать таких граждан от ее дачи, что снизит скорость и качество расследования.

«При этом необходимо отметить креативность предложенной авторами альтернативы, когда в случае отсутствия адвоката в любом случае должна применяться видеозапись», – отметил эксперт.

Он полагает, что это, безусловно, не защитит в полном объеме интересы заявителей, но как минимум будет препятствовать оформлению заявлений о явке с повинной с очевидными пороками воли и давления со стороны следственных органов.

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян назвал законопроект очень важным и полезным, так как он позволяет решить застарелую проблему придания доказательственной силы явкам с повинной, нередко получаемым от подозреваемых с использованием недозволенных средств. «Обязательное участие адвоката при написании явки с повинной станет процессуальной гарантией от произвола следственно-оперативных сотрудников, а отсутствие защитника приведет к недопустимости соответствующего протокола», – пояснил он.

Юрист АБ «Забейда и партнеры» Дмитрий Данилов поддержал законопроект, отметив, что участие защитника при явке с повинной является важнейшей гарантией обеспечения прав лиц, подвергшихся уголовному преследованию.

Он заметил, что утверждение о том, что ст.

142 УПК не предполагает присутствия адвоката при явке с повинной, можно встретить не только в постановлениях судов первой инстанции, но и в решениях Конституционного Суда РФ, что говорит о недостатках действующего правового регулирования.

«С другой стороны, в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ о судебном приговоре от 29 ноября 2016 г. № 55 предложен один из путей решения этого вопроса.

Пленум разъяснил, что если явка с повинной является доказательством по уголовному делу, то суду надлежит проверить, разъяснялись ли “явившемуся” его права не свидетельствовать против себя и пользоваться услугами адвоката.

При этом на практике встречались случаи, когда суды признавали явку с повинной недопустимым доказательством, если такие права не разъяснялись», – пояснил эксперт.

В то же время Дмитрий Данилов отметил, что указанные ситуации скорее являются исключениями из правил, а не нормой. Обычно лицо, никогда не сталкивавшееся с особенностями уголовного права и процесса, полностью доверяет сотрудникам правоохранительных органов, не читая свои права и подписывая протокол явки с повинной.

«Уже в суде, осознав все последствия своей явки, обвиняемый использует все возможности, чтобы признать ее недопустимым доказательством.

К сожалению, при решении такого ходатайства допрашиваемые сотрудники поясняют, что явка получена законным способом, подсудимому все права разъяснялись, о чем свидетельствует его подпись, а суд, в свою очередь, приходит к выводу о допустимости явки с повинной», – указал юрист.

Советник ФПА Евгений Рубинштейн согласился, что законопроект направлен на то, чтобы обеспечить лицо, намеревавшееся обратиться с явкой с повинной, процессуальной гарантией в виде участия защитника в соответствующей процедуре: «Такое лицо получит возможность проконсультироваться с адвокатом, выяснить все интересующие его вопросы, осознать последствия такого обращения, перепроверить информацию, которую ему сообщили третьи лица, и т.д.».

По мнению адвоката, участие защитника снизит количество случаев оказания незаконного воздействия на такое лицо, появится возможность оперативного реагирования на незаконные действия сотрудников правоохранительных органов (проведение освидетельствования, обращение с заявлением о преступлении и т.д.).

Доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина Артем Осипов отметил, что актуальность законопроекта обусловлена распространенной судебной практикой использования в качестве изобличающего обвиняемого (подсудимого) доказательства сделанного им заявления о явке с повинной при отсутствии гарантий добровольности таких заявлений. 

ЕСПЧ: Явка с повинной в отсутствие адвоката – нарушение Европейской конвенцииЕвропейский Суд признал несовершенство российского уголовно-процессуального закона, не предусматривающего присутствие адвоката при явке подозреваемого с повинной

«Отсутствие в УПК РФ нормы об обязательном участии защитника (адвоката) при приеме заявления о явке с повинной и специальной нормы, регламентирующей условия допустимости таких заявлений при использовании их в качестве средства доказывания, создает почву для злоупотреблений со стороны следственных органов путем принуждения подозреваемых к даче самоизобличающих сведений», – пояснил эксперт. По его словам, даже после вступления в дело защитника негативный эффект от изначального признательного заявления негативно влияет на результаты последующих следственных действий и итоги судебного разбирательства, что неоднократно признавал в своих постановлениях ЕСПЧ (например, Постановление по делу «Фефилов» против России» от 17 июля 2018 г., о котором ранее писала «АГ»).

Артем Осипов полагает, что использование таких заявлений в доказывании вопреки позиции обвиняемого должно создавать основание для признания всего судебного разбирательства несправедливым.

«Концептуально можно полностью поддержать предлагаемый законопроект ввиду нереалистичности идеи тотального запрета на использование рассматриваемых заявлений в качестве доказательств по уголовному делу, – отметил эксперт.

– Вместе с тем нельзя не отметить несколько слабых мест законопроекта, которые могут ослабить его прагматический потенциал».

запись – не альтернатива присутствию адвоката

В качестве упомянутых недостатков Артем Осипов перечислил отсутствие предложения о внесении изменений, касающихся правового статуса лица, явившегося с повинной, в чисто техническую по своему значению ст. 142 УПК РФ.

«Следовало бы нормативно закрепить признаваемые судебной практикой права данной категории субъектов на использование помощи защитника; на отказ от сообщения сведений против самого себя; на обжалование незаконных действий и решений лица, принимающего заявление о явке с повинной.

Кроме того, на следователя (дознавателя) следовало бы нормативно возложить обязанность разъяснения лицу правовых последствий принятия от него заявления о явке с повинной, в том числе в случае последующего отказа от такого заявления».

Еще один недостаток законопроекта, по мнению эксперта, связан с отсутствием в нем перечня условий для замены защитника видеозаписью хода принятия заявления о явке с повинной: «Отсутствие такого уточнения создает неограниченные пределы усмотрения для следователей в подмене участия защитника применением видеозаписи, которая может вестись очень избирательно и не может заменить правовые советы адвоката». Артем Осипов отметил, что разработчикам законопроекта следовало бы уточнить, что замена защитника средствами видеозаписи возможна лишь в исключительных случаях, которые должны быть указаны в отдельном мотивированном решении лица, принимающего заявление о явке с повинной.

Нвер Гаспарян также считает, что предложение о возможности явки с повинной в отсутствие защитника, но с применением видеозаписи – крайне неудачно. «Во-первых, обеспечить участие защитника сегодня несложно: повсюду действует порядок вызова адвоката по назначению.

Во-вторых, видеозапись никаким образом не спасает от того, что могло произойти до того, как она стала производиться. Ведь можно запугать гражданина, заставив его наговорить на камеру то, чего он не совершал», – отметил советник ФПА.

Он также сослался на практику ЕСПЧ, который в ряде своих постановлений высказывался о необходимости обеспечить право на защиту при написании явки с повинной, а видеозапись эту проблему не устраняет.

Аналогичную позицию против этого положения проекта высказал и Дмитрий Данилов. «Несмотря на благие цели этого предложения, оно не сможет искоренить все злоупотребления, допускаемые органами предварительного расследования.

Ведь нельзя исключить, что такая видеозапись может быть сделана после использования недозволительных методов, чтобы склонить лицо к явке с повинной и даче изобличающих его показаний.

Здесь нужно выяснить, с какого момента авторы законопроекта предлагают начать вести эту видеозапись», – отметил он.

Также Дмитрий Данилов с сожалением отметил, что полностью нивелировать возможность оказания незаконного воздействия с принятием этого закона не получится.

Евгений Рубинштейн добавил, что, как показывает практика, такое незаконное воздействие оказывается оперативными сотрудниками до посещения следователя лицом, заявляющим о явке с повинной.

«“Общение” оперативных сотрудников с ним происходит в отсутствие адвоката. Поэтому предлагаемая видеозапись процедуры явки с повинной в отсутствие защитника не окажет позитивного воздействия на правоприменение.

Наоборот, это исключение может стать правилом и перечеркнуть все благие начинания законодателя», – отметил адвокат.

По его мнению, если лицо добровольно желает сообщить правоохранительным органам о совершенном им преступлении, предлагаемые нововведения не усложнят явку с повинной.

«Такому лицу не обязательно заключать соглашение об оказании юридической помощи с адвокатом, чтобы прийти в правоохранительные органы и сообщить о совершении им преступления.

Защитник ему будет назначен в порядке ст. 51 УПК РФ», – пояснил Евгений Рубинштейн.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/yavka-s-povinnoy-tolko-s-advokatom-ili-pod-videozapis/

Явка с повинной – поправки в статьи УК РФ

Можно ли обжаловать явку с повинной, если она была написана под давлением?

Явка с повинной, согласно ст.142 УПК РФ, – это добровольное сообщение лицом о совершенном им преступлении. Согласно п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ, явка с повинной отнесена к смягчающим наказание обстоятельствам. Кроме того, согласно ч. 1 ст.

62 УК РФ явка с повинной является одним из двух смягчающих наказание обстоятельств, при наличии которых в отсутствие отягчающих наказание обстоятельств назначенное наказание не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее сурового наказания, предусмотренного соответствующей статьёй УК РФ; так, например, если гражданин сознался в совершении экономического преступления – уклонении от уплаты налогов с организации – максимум, что ему грозит – 16 месяцев лишения свободы (вместо максимальных 2 лет, предусмотренных ч.1 ст.199 УК РФ).

В конце января 2019 года в Госдуму РФ поступил законопроект № 631546-7, вносящий ряд изменений в институт явки с повинной. Самые важные нововведения заключаются в следующем:

  1. Теперь сделать явку с повинной граждане смогут лишь в присутствии защитника. Адвокат сможет разъяснить физлицу последствия таких действий, проконсультировать относительно прав и обязанностей, проконтролировать соблюдение сотрудниками правоохранительных органов прав гражданина и т.д. Кроме того, участие адвоката исключит случаи, когда явка с повинной будет делаться посредством давления, угроз, насилия со стороны правоохранителей.
  2. Явка с повинной по УК РФ может быть сделана и в отсутствие адвоката, но если весь процесс фиксируется при помощи видеосъемки.

Если явка с повинной будет осуществлена без адвоката или без видеозаписи, то заявление или протокол будут признаны недопустимыми доказательством и не будут использоваться при расследовании уголовного дела.

Изначальная цель поправок – обеспечить лицо, осуществляющее явку с повинной, гарантированной помощью адвоката и исключить случаи оформления явки с повинной под принуждением, в результате применения сотрудниками правоохранительных органов физического насилия или угроз.

Сами авторы законопроекта в своей пояснительной записке указали, что на практике распространены ситуации составления заявления или протокола о явке с повинной самими представителями правоохранительных органов. В дальнейшем такие документы (под действием насилия или по причине правовой неосведомлённости) подписываются гражданами, якобы сделавшими явку с повинной.

Доказать факт противоправного поведения правоохранителей и аннулировать такую явку фактически очень сложно.

Есть ли минусы у законопроекта о явке с повинной?

Необходимость обеспечения участия адвоката в процессе осуществления явки с повинной назрела уже давно.

Об этом говорили не только отечественные специалисты, но даже ЕСПЧ, утверждая, что суды не должны опираться на явку с повинной, оформленную без участия адвоката.

Поэтому, с одной стороны, поправки в статьи о явке с повинной воспринимаются позитивно. Однако инициатива имеет и спорный момент, который связан с видеофиксацией процесса явки с повинной.

В чем же его недостатки?

  1. Не исключены ситуации, когда правоохранители, решившие заранее «поработать» с гражданином противоправными способами, заставят физлицо давать нужные им показания после включения видеокамеры. Внешне все будет выглядеть вполне законно, но на деле не будет никаких официальных данных о том, как вели себя следователи и дознаватели до того, как была включена видеозапись. И доказать обратное будет очень сложно.
  2. Правоохранители будут стремиться использовать видеозапись как можно чаще, даже в тех случаях, когда есть возможность пригласить адвоката. Однако видеокамера, в отличие от адвоката, защитить права гражданина, дать ему разъяснения и рекомендации, не сможет. Получается, что граждане, дающие показания на видеокамеру и субъекты, делающие явку с повинной в присутствии адвоката, находятся априори в разных условиях.

Отсюда следует, что даже после принятия всех поправок, правовое положение лица, решившего признаться в совершении преступлении, не улучшится.

Провокации со стороны правоохранительных органов все равно возможны, поэтому рекомендуется пользоваться помощью опытного уголовного адвоката, причем не государственного, а частного.

Так называемые «карманные» адвокаты, назначенные следователем, дознавателем или судьей, могут находиться в сговоре с правоохранительными органами, поэтому реальной помощи от них может не поступить.

Так, помощь адвоката будет заключаться в следующем:

  1. Расскажет, что представляет собой явка с повинной, какие последствия она несет и чего ожидать гражданину после ее осуществления, объяснит, если необходимость в явке с повинной в данном конкретном случае
  2. Поможет подготовить заявление о явке с повинной.
  3. Проконтролирует всю процедуру, уделив внимание соблюдению правоохранителями прав доверителя.
  4. Окажет дальнейшую необходимую поддержку.

Если явка с повинной была сфабрикована, специалист добьется удовлетворения ходатайства об исключении явки с повинной из доказательств по делу.

Для этого будет осуществлен сбор необходимых доказательств, например, справок из медицинских учреждений, свидетельствующих о физическом насилии.

Также при незаконных действиях следователя (дознавателя) возможна подача жалобы вышестоящему должностному лицу, прокурору или в суд. Если жалоба будет признана обоснованной, явка с повинной будет исключена из уголовного дела.

Источник: https://www.advo24.ru/publication/yavka-s-povinnoy-gryadut-novye-pravila.html

Явка с повинной: позиция защиты

Можно ли обжаловать явку с повинной, если она была написана под давлением?

Алексей Иванов, адвокат, эксперт Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ

Независимое юридическое сообщество – и, в первую очередь, адвокатура – все последние годы отчаянно пытается изменить многие печальные традиции российского следствия и правосудия.

Одна из них – институт явки с повинной подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, которая при детальном изучении обстоятельств очень многих уголовных дел редко обходится без физически и морально искалеченных людей, навсегда поломанных судеб и даже летальных исходов.

О том, кто и что может данную практику если не изменить в корне, то хотя бы направить в законное русло, рассуждает эксперт ФПА РФ. 

Ни для кого не является секретом, что для расследования преступлений сотрудники правоохранительных органов часто используют административное задержание и административный арест до 15 суток.

В дальнейшем оперативные сотрудники имеют возможность беспрепятственно оказывать на изолированного гражданина психологическое и физическое воздействие с целью признания в преступлении и написания явки с повинной. Естественно, все это делается без присутствия защитника и с применением «традиционных» средств, о которых уже так много написано.

Нередко задержанные подобным образом граждане не только пишут явку с повинной, признаваясь в шпионаже «в пользу Ирукана, Соана, варваров, баронов, святого ордена и прочее, и прочее…», но и совершают самоубийства в отделе полиции, а иногда и лишаются жизни.

В условиях, когда личность изолирована от общества, скрыта от близких, лишена права на квалифицированную юридическую помощь, после «общения» с оперативными сотрудниками и появляются явки с повинной. Все это происходит настолько быстро, что задержанного не успевают найти его близкие, нанять ему защитника и оградить от произвола.

Международные органы неоднократно констатировали наличие пыток и иного жестокого обращения в России как системной проблемы.

Например, Комитет против пыток ООН признал наличие в нашей стране устойчивой системы безнаказанности пыток и иного жестокого обращения, отсутствие информации о судебных решениях о прекращении или возвращении на дополнительное расследование дел, основанных на признаниях, полученных с применением пыток, чрезвычайно низкое количество осужденных за нарушения лиц.

Однако и в настоящее время пытки и иное жестокое обращение продолжают применяться для получения признательных показаний. Суды же всецело полагаются на подобные так называемые «признания», используя их в качестве доказательств виновности по уголовному делу.

Институт проблем правоприменения провел анализ на основе случайной репрезентативной выборки из 10000 судебных решений по делам, рассмотренным российскими судами районного звена в 2011 году.

Анализировались только те дела, в которых один обвиняемый судился за одно преступление. Более чем в 55% всех дел, рассмотренных судами районного звена в 2011 году, упоминалась явка с повинной.

Более чем половина всех дел – это дела, по которым никто не искал преступника. Это дела, по которым обвиняемый сам пришел и сознался в содеянном.

Правоохранительные органы бодро рапортуют о высоком проценте раскрываемости уголовных дел (в том числе и при помощи явки с повинной). Суды выносят обвинительные приговоры с процентом, близким к абсолютному. Вроде бы все в духе исторических традиций. Однако ситуация, связанная с дальнейшими отказами подсудимых от явки с повинной, жалоб на применение пыток, носит массовый характер.

И следственные органы, и защитники, и суды отлично понимают при каких обстоятельствах отбирается явка с повинной. Всем понятно, что сложившаяся практика ipso facto является незаконной, но тем не менее, ничто не способствует изменению складывающейся ситуации.

Даже несмотря на дальнейший отказ от явки с повинной, наличие данного доказательства (в совокупности с другими доказательствами) является достаточным для вынесения обвинительного приговора.

В случае, если подсудимый оспаривает законность получения явки с повинной и не подтверждает изложенные в ней сведения, в лучшем случае явка с повинной используется в качестве смягчающего обстоятельства в обвинительном приговоре (а других практически не бывает).

Явки с повинной пишутся без участия защитников. Стоит ли говорить, что в этих условиях ставится под сомнение соблюдение как конституционного права на защиту, так и добровольность ее написания?

Доводы о том, что явка с повинной дана в отсутствие адвоката и является недопустимым доказательством, как правило, не принимается судами во внимание, поскольку, по мнению Верховного Суда РФ, УПК РФ не содержит требований об обязательном участии адвоката при получении заявления о явке с повинной, поэтому отсутствие адвоката при написании явки с повинной не признается нарушением права на защиту.

Поэтому правоохранительные органы продолжают раскрывать преступления при помощи явок с повинной, написанных в отсутствии защитников, а суды – признавать их в качестве допустимых доказательств и выносить обвинительные приговоры.

Разве в отсутствие защитника можно сделать однозначный вывод о добровольности явки с повинной и соблюдении права на защиту? Кто может подтвердить достоверность добровольности явки с повинной?

В профессиональной среде давно обсуждается необходимость обязательного участия защитника при написании явки с повинной, поскольку это исключает применение незаконных методов расследования и, следовательно, получение доказательств запрещенными законом способами.

В конце мая текущего года членами Совета Федерации ФС РФ Константином Добрыниным, Андреем Клишасом, Вадимом Тюльпановым в Государственную Думу ФС РФ был внесен законопроект о дополнении статьи 92 УПК РФ нормой следующего содержания:

«2.1. Любые сведения, полученные от задержанного до составления протокола задержания в порядке настоящей статьи без участия защитника, являются недопустимыми доказательствами, если в дальнейшем они не были подтверждены в порядке, установленном настоящим Кодексом».

Однако Правительство России направило отрицательный отзыв на законопроект, поскольку «согласно статье 9 УПК никто из участников уголовного производства не может подвергаться насилию, а, следовательно – существующее законодательство в достаточной мере обеспечивает законность получения сведений у подозреваемого в момент задержания».

Видимо остается ждать, когда мнение Правительства России будет исполняться всеми сотрудниками правоохранительных органов.

А пока нежелание органов государственной власти и высших судебных инстанций признать сложившуюся практику противозаконной и принять меры для ее исправления будет и в дальнейшем способствовать раскрытию преступлений в условиях произвольного лишения свободы, насилия, принуждения, нарушения прав человека и противоречить международному праву и международным стандартам.

Источник: http://rapsinews.ru/legislation_publication/20150915/274566158.html

Консультант закона
Добавить комментарий