Насколько обоснован приговор суда в данном случае?

Топ-10 способов затянуть судебный процесс

Насколько обоснован приговор суда в данном случае?

Всем известна фраза «в бою все средства хороши». То же самое можно сказать о споре, который по ряду причин уже невозможно разрешить без суда.

В этом случае одна из самых распространенных уловок – затянуть рассмотрение дела или постоянно искусственно отодвигать возобновление процесса. Иногда это происходит от безыс­ходности, а иногда – чтобы выиграть время и, например, добыть нужные доказательства.

Посмотрим, какие способы затянуть процесс существуют и насколько возможность их использования зависит от действия сторон и усмотрения суда.

«Разумный» расчет

Более полутора лет назад в АПК РФ была введена ст. 6.1. В ней идет речь о том, что сроки рассмотрения дела в суде должны быть разумными.

Понятно, что такая «разумность» напрямую зависит не только от суда, но и от спорящих сторон, а также от других участников процесса.

Использование различных способов затянуть рассмотрение спора свойственно обеим сторонам, ведь за то время, пока суд будет рассматривать дело, можно вывести с баланса активы, заключить притворные сделки, провести ликвидацию, а также многое другое.

Злоупотребление: есть и нет

Как показывает практика, во многих случаях имеет место так называемое злоупотребление процессуальными возможностями, которые предоставлены сторонам законом (АПК РФ, ГПК РФ, УПК РФ) и в использовании которых никто не вправе ограничить спорящих. Вот они и злоупотребляют, кому как необходимо.

Пункт 36 постановления Пленума ВС РФ № 30 и Пленума ВАС РФ № 64 от 23.12.2010 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» дает следующее разъяснение.

При оценке поведения заявителя (истца) на него нельзя возлагать ответственность за длительное рассмотрение дела по причине использования им процессуальных средств, которые предоставлены ему законом для своей защиты.

В частности, это изменение исковых требований, изучение материалов дела, заявление ходатайств, обжалование вынесенных судебных актов.

А вот неисполнение процессуальных обязанностей (например, непредставление доказательств по гражданскому делу, неоднократная неявка в судебное заседание по неуважительным причинам) с позиции закона и высших судей однозначно расценивается как затягивание судебного процесса.

Однако среди юристов распространена несколько иная установка. Ее суть в том, что правовых оснований для обвинения в злоупотреблении процессуальными правами нет.

Мол, каждая сторона вправе использовать любые установленные законом способы защиты своих прав и интересов, в том числе право оспаривать акты суда. Но это не совсем верно. Так, в АПК РФ есть ст.

111, которая устанавливает своего рода ответственность за злоупотребление процессуальными правами.

Фрагмент документа

Показать

Ч. 2 ст. 111 АПК РФ

Арбитражный суд вправе отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами или не выполняющее своих процессуальных обязанностей, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию законного и обоснованного судебного акта.

Именно эту норму суд применяет в случае, когда одна из сторон намеренно пытается затянуть различными способами судебный процесс.

Судебная практика

Показать

Решением налоговой инспекции компания привлечена к налоговой ответственности. Сумма санкций была уплачена в добровольном порядке по реквизитам, указанным в решении налогового органа. Позже инспекция сообщила, что штрафные санкции следовало перечислить по другим реквизитам. Организация повторно перечислила штраф на счет, указанный инспекцией.

Но и он оказался неправильным. Налогоплательщику пришлось перечислять деньги в третий раз. В связи с тем, что первые два платежа были ошибочными, компания дважды обратилась в налоговую инспекцию с заявлениями о возврате излишне перечисленных сумм. Однако налоговики отказали в возврате излишне уплаченных денег и порекомендовали обратиться в суд.

Арбитры удовлетворили требования компании, поскольку никаких правовых основания для удержания в бюджете излишне уплаченных сумм не нашлось. Однако инспекции такое решение, видимо, показалось несправедливым, и она обратилась с жалобами сначала в апелляционную, а затем в кассационную инстанции.

Суды посчитали, что в данном случае налоговая инспекция злоупотребила своим процессуальным правом на подачу апелляционной и кассационной жалоб, что привело к затягиванию судебного процесса. Арбитры указали, что понятие добросовестного пользования правами включает четкость процессуального поведения сторон и лояльность их по отношению к остальным лицам, участвующим в деле.

Злоупотребление налоговой инспекцией правом на судебную защиту проявилось в надуманных аргументах апелляционной и кассационной жалоб против хорошо обоснованного иска. Доводы, приведенные в апелляционной и кассационной жалобах, не имеют ни фактической, ни законодательной базы.

А кроме того, налогоплательщик был вынужден трижды уплачивать в бюджет штрафы по вине налоговой инспекции.

На основании изложенного ФАС Северо­Западного округа (постановление от 29.08.2005 № А56-45211/04) посчитал правомерным взыскание апелляционной инстанцией в доход федерального бюджета с налогового органа 1000 руб. государственной пошлины и взыскал с нее еще 1000 руб. за рассмотрение дела в кассации.

Процессуальная «машина времени»

Процессуальное законодательство с присущим ему строгим формализмом выдвигает жесткие требования к форме, содержанию и комплектности судебных документов. Малейшее несоответствие – и суд может применить законодательную «палочку-выручалочку»:

  • приостановить процессуальный срок (ст. 116 АПК РФ и ст. 110 ГПК РФ);
  • восстановить процессуальный срок (ст. 117 АПК РФ и ст. 112 ГПК РФ);
  • продлить процессуальный срок (ст. 118 АПК РФ и ст. 111 ГПК РФ);
  • объявить перерыв в судебном заседании (в среднем – пять дней) (ст. 163 АПК РФ);
  • отложить судебное разбирательство (ст. 158 АПК РФ и ст. 169 ГПК РФ).

Имейте в виду: арбитражный суд восстанавливает или продлевает процессуальный срок, если не истекли предельно допустимые сроки и при этом суд считает причину пропуска уважительной.

Уважительная причина – понятие растяжимое. Спорить с судом, почему он признал ту или иную причину уважительной, не принято. Хотя мотивы признания причины уважительной суд тоже не приводит. Принцип, в общем-то, один: чем больше и качественнее оправдательные документы, тем лучше.

Способ 1. Не все документы

Это, пожалуй, один из самых распространенных на практике способов затянуть процесс. Причем в большинстве случаев может применяться неоднократно. Особо изощряться не требуется: достаточно «забыть» приложить какую-нибудь нужную справку.

Классический пример: сторона подает апелляционную жалобу на определение, к ней (как бы случайно) оказываются приложены не все необходимые документы. Соответственно, суд жалобу не принимает и требует полный комплект документов.

При этом срок на обжалование начинает течь заново. В следующий раз все повторяется. Суд снова возвращает документы и опять восстанавливает или продлевает срок обжалования. И так до бесконечности.

И на все это время основной спор «повисает» в воздухе.

Между тем есть определения, которые нельзя (невозможно) обжаловать. Они, как правило, решают текущие процессуальные вопросы. Ключевой роли для исхода тяжбы они в большинстве случаев не играют.

Но чтобы затянуть процесс, именно их зачастую и обжалуют в апелляционную инстанцию.

Так, часть времени уходит на переправление документов в другой суд (не исключено, что в другую местность), часть – на вынесение отказа и возврат жалобы и пакета документов.

Способ 2. Ходатайство за ходатайством

Состязательность судебного процесса проявляется помимо прочего в том, что каждый участник вправе заявлять различные ходатайства (поводов не счесть). Причем делать это можно не только напрямую, но и, например, заказным письмом, телефонограммой, направлять ходатайство на факс суда и др.

Например, согласно решению ФАС Центрального округа от 01.08.2011 по делу № А35-3734/05 представитель Минфина России прямо заявил, что затягивание срока рассмотрения спора вызвано в том числе действиями самих истиц.

Они неоднократно ходатайствовали об истребовании доказательств и отложении судебных заседаний для ознакомления с материалами дела (хотя в данном случае суд в итоге не согласился с мнением чиновников и, вдобавок, взыскал с Минфина по 150 000 рублей в пользу каждой истицы).

По праву одно из самых «популярных» ходатайств – об отложении судебного заседания. Это наиболее простой вариант затянуть процесс. Мотивация может быть такая:

  • невозможно представить суду доказательство по причине нахождения его у отсутствующего лица;
  • необходимо истребовать доказательство у лица, которое не является участником процесса (при этом заявитель ходатайства на момент его подачи уже должен направить такому лицу запрос о предоставлении нужного доказательства).

Арбитражный суд может отложить судебное разбирательство по ходатайству обеих сторон в случае их обращения к суду или посреднику за содействием в добровольном урегулировании спора (часть 2 ст. 158 АПК РФ). Здесь речь идет прежде всего о намерении заключить мировое соглашение.

Конечно, на самом деле этого намерения может и не быть. Поэтому такой ход событий важно грамотно представить и обыграть. Тем более практика показывает: даже если другая сторона активно сопротивляется, суд все же даст время на примирение. Просто других вариантов у него нет.

Такие жесткие для суда рамки установлены ст. 138 АПК РФ, ст. 150 и 172 ГПК РФ.

Еще один очень распространенный способ затянуть процесс – попросить суд о вызове нового свидетеля. При этом нужно назвать Ф.И.О. свидетеля и место его жительства (пребывания). Далее все зависит от таланта убеждать, что этот свидетель важный и нужный.

При положительном исходе суд придет к выводу, что без участия этого лица рассматривать дело далее нецелесообразно (ч. 5 ст. 158 АПК РФ). То же самое касается и третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований.

Мотив простой: решение суда может затронуть их интересы по сделке (правоотношению).

Важно, что суд оценивает не только содержание ходатайства, но и момент, когда оно подано. Это очень важно, так как позволяет оценить возможность своевременно рассмотреть дело.

Судебная практика

Показать

Одна из сторон спора заявила ходатайство об участии в судебном заседании путем использования систем видеоконференцсвязи.

Отказывая в его удовлетворении, суд учел, что участники арбитражного процесса могут участвовать в судебном заседании путем использования видеоконференцсвязи при условии заявления ими ходатайства об этом и при наличии у суда технической возможности провести такую конференцию (ч.

1 ст. 153.1 АПК РФ). Ходатайство подается до назначения дела к судебному разбирательству и рассматривается судьей в течение пяти дней (ч. 4 ст. 159 АПК РФ).

Суд может отказать в удовлетворении ходатайства в случае, если оно не было подано своевременно вследствие злоупотребления процессуальным правом и явно направлено на срыв судебного заседания, затягивание судебного процесса, воспрепятствование рассмотрению дела и принятию законного и обоснованного судебного акта (ч. 5 ст. 159 АПК РФ).

Таким образом, арбитры посчитали, что ходатайство подано стороной с нарушением установленных порядка и сроков и не содержит обоснования объективных причин, препятствующих его подаче ранее.

Фактически ходатайство подано за два дня до начала судебного заседания, что исключает возможность своевременного рассмотрения дела судом.

Такие действия стороны направлены, по мнению суда, на затягивание судебного процесса (определение ФАС Волго-Вятского округа от 15.09.2011 по делу № А31-9103/2010).

Способ 3. Долгая экспертиза

Если при рассмотрении спора возник вопрос, который требует специальных знаний, скорее всего, будет назначена экспертиза. Она может длиться от недели до нескольких лет. Конечно, настолько долгий срок говорит о затягивании рассмотрения дела. И не факт, что ее результаты суд потом учтет при вынесении итогового решения.

Судебная практика

Показать

Источник: http://www.delo-press.ru/articles.php?n=9323

Новые правила третейского разбирательства, Комментарий, разъяснение, статья от 21 января 2005 года

Насколько обоснован приговор суда в данном случае?

Вопрос:

если необходимость привлечения к разбирательству третьего лицавстала уже в ходе процесса, и одна из сторон возражает противэтого, можно ли обойтись в данном вопросе без ее согласия? Строгологически – нет, ибо участие в процессе в качестве третьего лицапредставляет собой не что иное, как присоединение к третейскойзаписи нового участника, что, разумеется, требует согласия всехсторон. Однако это может оказаться необходимым для правильногоразбирательства дела. Как будет разрешен этот вопрос – покажетвремя.

Наличие общих целей -учреждение третейского суда, его эффективная работа и вынесениеправильного решения – позволяет говорить о целевом характере этогодоговора. Права и обязанности участников этого договора одинаковы.Во-первых, ст.44Закона говорит, что решение судаисполняется добровольно, из чего можно сделать вывод о том, что обестороны одинаково обязуются ему подчиниться. Во-вторых, самотретейское разбирательство возможно только тогда, когда стороны нетолько обязуются добровольно исполнить решение, но и подчиняютсявелениям суда в ходе процесса, признавая его руководящую роль.Такая обязанность лежит на сторонах не только перед судом (которыйв противном случае будет лишен возможности вести процесс и вынестирешение), но и на одной стороне третейского соглашения переддругой, ибо без нее невозможно исполнение договора. В дополнение кэтому в суде ad hoc стороны обычно совместно выбирают составсуда.

Носит ли третейскийдоговор имущественный характер? Вероятно, да. Ведь до началаразбирательства часто необходимо заплатить третейский сбор,некоторые судебные расходы также нередко требуется производить входе процесса: оплачивать услуги переводчика, свидетелей и т.п.Решить, кто и в каком объеме должен это делать, могут толькоучастники. Распределение таких расходов определяет имущественныйхарактер договора, однако поскольку он является многосторонним,встречные предоставления отсутствуют, что приводит к выводу о егобезвозмездности. Распределение судебных расходов в третейскойзаписи следует, возможно, рассматривать в качестве вкладов в общеедело. Поскольку выше мы пришли к выводу о целевом характередоговора и наличии в нем одинаковых прав и обязанностей,представляется, что есть основания рассматривать его в качестверазновидности договора простого товарищества.

Какие споры могут бытьпереданы на разрешение третейского суда? П.2 ст.1Закона гласит, что это может быть любой спор из гражданскихправоотношений, если иное не установлено законом. Напомним, что иВременное положение о третейских судах не устанавливало ограниченийв данном вопросе (ст.3),указывая, что спор не обязательно должен носить договорныйхарактер. П.

1Приложения 3 к ГПК запрещал решать в частном суде семейные итрудовые споры.

Впоследние 10 лет все больше ученых сходятся в том, что гражданскоеправо поглотило семейное и занимает место права частного, включая всебя отношения, не основанные на государственном подчинении.

Неследует ли при столь широкой трактовке поставить некоторые границыдеятельности третейских судов? К примеру, могут ли третейским судомрассматриваться споры о правах на недвижимое имущество? Законне содержит подобных ограничений.

Между тем, договоры о передаченедвижимого имущества нередко подлежат государственной регистрации,права же на недвижимость нужно регистрировать всегда. Посколькурегистрация сделки иногда может быть заменена судебным решением(п.3ст.

165 ГК), а под судебным решением понимается и решениетретейского суда, то не станет ли здесь третейское разбирательствоспособом обойти требование о регистрации? Аналогичный вопрос можнозадать и в отношении соблюдения нотариальнойформы сделки (п.2ст.165 ГК).

Фиктивный процесс о праве на недвижимость(например, в суде ad hoc) может быть легким способом приобретенияправ на нее.

До революции предметомтретейской записи не могли быть споры с казенными учреждениями,земскими, городскими и волостными управами, а также споры,возникающие в рамках уголовного преследования.

Это обосновывалосьслишком близким соприкосновением с публичной властью, возможностьюпереплетения частно-правовых и публично-правовых отношений. Следуетнапомнить, что и в соответствии с п.3ст.

11 Приложения 3 к ГПК в случае открытия в отношении одной изсторон уголовного преследования, которое может повлиять на исходдела, третейское разбирательство признается несостоявшимся. Теперьданное правило отменено. В связи с тем что в гражданских отношенияхгосударство и муниципальные образования участвуют на общихоснованиям с частными лицами (ст.

124ГК), споры с ними также могут свободно передаваться третейскомусуду.

Никаких требований ксубъектному составу договора закон не содержит. До революциисчиталось, что если лицо не имеет права распоряжаться каким-либоимуществом, то оно не может передавать спор о нем в третейский суд,иначе имел бы место обход закона. Есть все основания опасатьсяэтого и сейчас, однако обосновать подобную позицию закон непозволяет. В XIX в. возможность заключения третейского договора невключали также в круг полномочий законного представителя воизбежание возможных злоупотреблений с его стороны. Известная логикав таком запрете есть и сейчас, однако из закона он не вытекает.

Форма договора должнабыть письменной, причем если соглашение состоит из несколькихдокументов, то необходим “обмен” письмами, сообщениями и т.п.(п.1ст.7 Закона), что, видимо, исключает возможность акцептаконклюдентными действиями (например, в форме искового заявления впредложенный оферентом суд). Несоблюдение формы означает, чтосоглашение не заключено (п.2 ст.

7Закона), а значит, в доказательство его наличия нельзяссылаться не только на свидетельские показания, но и на письменныедокументы.

Сроки. В первую очередьвстает вопрос о возможном времени заключения третейскогосоглашения.

До революции передать в третейский суд можно было лишьуже существующий спор (что выводилось из обязанности сторон указатьв соглашении предмет спора), такую же позицию занимало и Временноеположение о третейском суде (ст.5).Сегодня будущие споры можно передавать на рассмотрение суда, однакоони должны вытекать из конкретного отношения (п.2 ст.5Закона).

Таким образом, нельзя договориться о рассмотрении всехспоров между сторонами в определенном третейском суде.

Если спор касаетсядоговора присоединения, то соглашение может быть заключено толькопосле возникновения оснований для предъявления иска (п.3ст.7 Закона).

Позиция законодателя в данном вопросе абсолютноправильна, в противном случае экономически более сильная сторонаполучила бы возможность не только навязать выгодные условия вформуляре, но и рассматривать споры в “карманном” суде, лишаяслабую сторону доступа к реальному правосудию.

Возможностьзаключения третейского соглашения ограничена и в случаях, когдаспор уже находится на разрешении государственного суда, – моментомвынесения решения (п.4),что также логично и оправданно.

Следует решить вопрос отом, должен ли быть срочным сам третейский договор. В XIX в. наэтот вопрос давали положительный

Ответ:

Источник: http://docs.cntd.ru/document/901921011

Дело закрыто, обвиняемый освобожден из-под стражи. Как это было – Права Людини в Україні

Насколько обоснован приговор суда в данном случае?

24.02.2017 | Олег Несинов

   

За годы адвокатской практики мне довелось принимать участие в десятках уголовных процессов категории «о незаконном обороте наркотических средств, психотропных веществ ».

Во всех !!! делах этой категории, мною были выявлены фальсификации, которые впоследствии были признаны и судами.

Данное обстоятельство помогло мне защитить своих клиентов, но, к сожалению, никак не отразилось на фальсификаторах.

Отсюда вывод – правоохранительные органы не заинтересованы надлежащим образом бороться с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ. Выполняя лишь имитацию такой борьбы. И всегда имея удобную возможность сделать показатель раскрываемости преступлений. А суды не реагируют на данные фальсификации надлежащим образом. Что способствует их продолжению.

Частично об этой проблеме было изложено в статьях:

Суровий вирок, що вступив у законну силу, не завадив адвокату домогтися скасування судових рішень та захистити клієнта http://khpg.org/index.php?id=1455722922

В Днепропетровске в зале суда освободили «вечного» обвиняемого http://www.litsa.com.ua/show/a/18790

Днепропетровская милиция не борется с наркоманами. Она их крышует и подставляетhttp://dnpr.com.ua/content/dnepropetrovskaya-miliciya-ne-boretsya-s-narkomanami-ona-ih-kryshuet-i-podstavlyaet

Как наркоманов делают наркоторговцами http://www.litsa.com.ua/show/a/15338

Получив мои полномочия защитника, судья сообщила, что судебное следствие уже окончено и необходимо готовиться к прениям !!??

Согласитесь, что в такой ситуации времени и возможности для «маневра», выработки правовой позиции и тактики действий, да еще без ознакомления с материалами производства, у защиты практически нет. К тому же судья и не скрывала своих намерений закончить процесс в считанные дни.

Несмотря на препятствия, защитой в короткие сроки были изучены материалы производства, прослушана звукозапись процесса, выявлены грубейшие нарушения материального и процессуального права, в том числе относительно соблюдения правовой процедуры, квалификации действий подзащитного по ч.2 ст. 307 , ч.2 ст. 309 УК Украины (незаконный сбыт, приобретение… наркотических средств).

Адвокатом заявлено ряд ходатайств о допросе и повторном допросе свидетелей, истребовании документов, о признании практически всех доказательств по делу – недопустимыми, вследствие провокации преступления, нарушения процедуры получения, и т.п., со ссылкой на практику ЕСПЧ.

Все ходатайства защиты судом были отклонены. После чего судье (а это председатель суда) был заявлен отвод, который также не был удовлетворен.

Такие активные и смелые действия защиты привели судью в ярость, и вне записи процесса, она прямо выражала в адрес подзащитного угрозы вынесения приговора с максимальным наказанием.

Что и сделала, определив наказание по нескольким эпизодам ч.2 ст. 307 и ч.2 ст. 309 УК Украины в виде 8 лет и 1 месяца лишения свободы с конфискацией всего принадлежащего имущества.

При этом суд указал в приговоре, что: «досліджені судом і покладені в основу вироку докази не суперечать один одному і узгоджуються між собою »!!??

Этот аргумент суда, настолько не соответствовал действительности, что обжалуя приговор суда 1 инстанции и перечисляя нарушения материального и процессуального закона, мне никак не удалось сократить текст апелляции менее 12 листов.

И если таких нарушений, как провокация преступления (которая присутствует практически во всех делах такой категории), незаконное избрание меры пресечения в виде содержания под. стражей и безосновательное продления этого срока, и т.п.

, суды зачастую не замечают (к чему я был готов), то невозможно было проигнорировать (не заметить) доводы апелляции о том, что среди перечисленных вещественных доказательств отсутствует предмет сбыта (шприц с наркотическим веществом), что все действия полиции проводились без надлежащего разрешения суда и до внесения данных об этом в ЕРДР (что было сделано спустя месяц), что на досудебном следствии вещественные доказательства подзащитному не открывались, а значит они не могли являться допустимыми доказательствами, что денежные купюры выданные закупщику не соответствовали номиналу и количеству купюр изъятых у него, и т.п.

Важным в достижении результата являлось и то, что в апелляции был поставлен вопрос об исследовании доказательств, которыми обоснован приговор, на предмет законности их получения и допустимости, в соответствии с п.5.ч.2 ст.396 та ч.3 ст. 404 УПК Украины. Что и было апелляционным судом сделано.

И именно, такая постановка вопроса апеллянтом дала апелляционному суду право и возможность оценить доказательства иначе чем, это сделал суд 1 инстанции.

(Без понимания и применения этих положений УПК адвокатами, рассчитывать на успех, даже при наличии самой обоснованной апелляции, бесполезно ). 

В результате, апелляционный суд Днепропетровской области своим определением от 29 апреля 2016 года, признал инкриминируемые моему подзащитному преступления по ч.2 ст.

307 УК (сбыт наркотических средств), недоказанными, оставив только обвинение по ст. 309 УК.

И смягчив наказание с 8 до 3 лет, то есть почти в три раза !!! (Оставшееся обвинение и наказание, также будет обжаловано в кассационном порядке).

Клиент был очень доволен результатом, но не было сомнений в том, что сторона обвинения подаст кассацию.

Было также очевидным, что апелляционный суд оставил ст. 309 УК из чувства солидарности с правоохранительными органами и судом 1 инстанции.

Поскольку обыск, в результате которого изъяты наркотические средства, был проведен после незаконного задержания М.

и в результате очевидного его нарушения права на защиту, что Апелляционным судом было признано в своем решении. Но последствия такого нарушения учтены не были.

Понимая силу данной позиции, а также в противовес прокуратуре, защитой была подана кассационная жалоба. Я принял участие в ее рассмотрении в ВССУ.

В результате доводы касационой жалобы защиты были удовлетворены и определением ВССУ от 30.11.2016р. дело было направлено на повторное апелляционное рассмотрение, с формулировкой:

Апеляційний суд констатував порушення права на захист, допущене після фактичного затримання ОСОБА_1 та при проведенні обшуку за місцем його проживання 29 березня 2015 року.

Попри це, своє рішення про винуватість ОСОБА_1 у вчиненні злочину, передбаченого ч. 2 ст. 309 КК України, суд апеляційної інстанції обґрунтував в тому числі результатами того ж самого протоколу обшуку від 29 березня 2015 року.

Тобто, суд апеляційної інстанції припустився суперечностей у формулюванні своїх висновків, визнавши одні й ті самі докази недопустимими для обвинувачення за ч. 2 ст. 307 КК України та допустимими для обвинувачення за ч. 2 ст. 309 КК України

У зв’язку із скасуванням рішення суду апеляційної інстанції підлягає частковому задоволенню й касаційна скарга прокурора

позиция Касационной жалобы прокуратуры была основана на практике ВССУ (см.определение ВСС от 20.10.2015,дело №5-2049км15.) о том, что давая иную оценку доказательствам, чем суд 1 инстанции, апелляционный суд обязан непосредственно исследовать ВСЕ доказательства по делу. В том числе вещественные доказательства, допросить свидетелей (в т.ч. залегендированых закупщиков) и пр.

Понимая насколько может затянуться повторное рассмотрение дела в апелляционной инстанции в случае решения о допросе свидетелей (которые и в первую инстанцию являются очень неохотно), защитой подано ряд заявлений и ходатайств, в которых обращено внимание на то, что в решении от 30.06.2008 г.

в деле № 22978/05 «Гефген против Германии» ЄСПЧ для описания доказательств, полученных с нарушением установленного порядка, сформулирована доктрина «плодов отравленного дерева», в соответствии с которой, если источник доказательств является ненадлежащим, то и все доказательства, полученные с его помощью, будут такими же.

Это означает, что в случае установления очевидной незаконности получения главного доказательства и его недопустимости, этот, а тем более производные от него доказательства, вообще не должны исследоваться в соответствии с требованиями ч.2 ст. 89 УПК Украины.

Суды крайне редко и неохото применяют данные положення.

Но в данном случае удалось убедить суд, что при отсутствии надлежащих доказательств наличия оснований для проведения НСРД, и наличия очевидных доказательств нарушения права на защиту при проведении обыска, а также в виду не открытия вещественных доказательств стороне защиты, – повторно допрашивать свидетелей, безосновательно.

Благодаря этому удалось закончить повторное рассмотрение дела в апелляционном суде за 2 судебных заседания и без допроса свидетелей (несмотря на позицію ВССУ).

И определением от 23.02.2017г. Апелляционного суда Днепропетровской области – уголовное производство по обвинению М. закрыто в святи с недоказанностью. После 2 лет пребывания под. стражей, его освободили изпод стражи в зале суда.

С текстом судебного решения, основанном на позиции защиты, можно будет ознакомиться при составлении полного его текста и помещения в реестре судебных решений.

Этой статьей также хочется обратить внимание на то, что в Украине системно нарушается конституционный принцип равенства всех перед законом и судом.

Недопустимо, что при одних и тех же условиях и обстоятельствах возможно получить кардинально разные приговоры и наказания. Без ответственности за это судей, «правоохранителей».

Законный и справедливый приговор должен быть результатом надлежащей правовой процедуры и соблюдения принципов судопроизводства, а не результатом кропотливого труда адвоката. 

Рекомендувати цей матеріал

Источник: http://khpg.org/index.php?id=1487943760

Консультант закона
Добавить комментарий