Неразъяснение прав свидетелю

Что нужно знать, если Вас вызвали на допрос?

Неразъяснение прав свидетелю

Если вы получили повестку о явке к следователю или вызваны на допрос по телефону, но не знаете по какому делу, попытайтесь сразу по телефону уточнить, по какому именно поводу вас вызывают и в качестве кого: потерпевшего, свидетеля или подозреваемого. На подробное разъяснение в этом случае не рассчитывайте, поскольку основная масса следователей уклоняются от прямых ответов на эти вопросы, мотивируя тем, что это «не телефонный разговор» и т.п., однако попытаться все же стоит.

Потерпевших, зачастую, не заботит вопрос о том, какую линию поведения им необходимо избрать в ходе расследования уголовного дела, поскольку они считают, что следователь однозначно обязан сделать все необходимое для того, чтобы помочь им.

Вместе с тем, на практике нередко возникают ситуации, когда потерпевшим все-таки следовало бы предварительно согласовать свою позицию с адвокатом по уголовным делам, в зависимости от того, какую цель преследует потерпевший в деле.

Так, например, вопреки ожиданиям потерпевшего, не всегда расследование уголовного дела заканчивается направлением этого дела в суд с обвинительным актом, и причиной этого, во многих случаях, является халатное отношение к расследованию дела самого потерпевшего (умалчивание на допросе об отдельных обстоятельствах дела, которые, по ошибочному мнению потерпевшего, не имеют существенного значения для дела; непредставление следователю каких-то документов, предметов, их утеря, а также многое другое).

Если вас вызвали на допрос в качестве подозреваемого или свидетеля, имеющего право на защиту, то в этом случае самой главной рекомендацией будет следующая: ни в коем случае не давать показания без участия своего адвоката и не соглашаться на допрос с участием адвоката, которого следователь вам навязчиво рекомендует.

Согласно статьи 64 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан (далее – УПК), подозреваемый вправе знать, в чем он подозревается, отказаться от дачи показаний, давать показания только в присутствии защитника (адвоката), за исключением случаев отказа от него.

В соответствии со статьей 78 УПК, свидетель, имеющий право на защиту, также имеет право отказаться от дачи показаний, которые могут повлечь для него самого, его супруга (супруги) или близких родственников преследование за совершение уголовно-наказуемого деяния или административного правонарушения. Также указанная категория свидетелей имеет право давать показания в присутствии избранного ими адвоката.

Серьезность этой рекомендации обусловлена тем, что первичные показания лица, зачастую, являются одним из главных доказательств по уголовным делам и, в большинстве случаев, закладываются в основу доказательственной базы.

В тех случаях, когда лицо в дальнейшем изменило свои показания, за основу судом будут взяты именно первичные показания, как наиболее правдивые, по мнению суда.

Изменение показаний в этом случае будет расцениваться судом как способ защиты и попытка избежать ответственность.

На практике бывают случаи, когда подозреваемый допрашивается без участия адвоката, однако позднее в протоколе допроса появляется подпись адвоката «задним числом» и в этом случае очень трудно доказать, что фактически допрос был проведен без его участия.

Это происходит в тех случаях, когда подозреваемый соглашается давать показания с участием навязанного следователем адвоката.

Полученные таким образом показания в последующем будут полноценно использованы в качестве доказательства вины подсудимого, если уголовное дело будет направлено в суд.

Подписывать документы, согласно которых вы отказываетесь от участия адвоката при допросе также не рекомендуется, поскольку этот допрос тоже будет использован в качестве доказательства вашей вины

Следует знать, что без участия адвоката закон позволяет следователю допрашивать лицо, подозреваемое в совершении преступления небольшой и средней степени тяжести. При проведении допроса подозреваемого по тяжким и особо тяжким преступлениям присутствие адвоката обязательно. В этом случае допрос, проведенный без участия адвоката, является незаконным и не имеющим силы доказательства.

Вполне возможно, что сразу же после допроса следователь проведет с вашим участием целый ряд других следственных действий – пока вы не изменили свою позицию по делу и, по мнению следователя, даете наиболее правдивые показания.

Это могут быть предъявление вас для опознания потерпевшим или свидетелям, очные ставки с ними, проверка и уточнение ваших показаний на месте, следственный эксперимент и т.д..

Если указанный комплекс следственных действий проведен с участием навязанного вам следователем адвоката, то в последующем шансы что-либо изменить в лучшую для вас сторону практически ничтожны. Все это будет заложено в обвинение и с успехом использовано против вас в суде.

По этой причине все перечисленные следственные действия следователи стараются провести в кратчайшие сроки после начала расследования уголовного дела – до появления у подозреваемого или свидетеля, имеющего право на защиту, своего адвоката, поскольку знают, что при его участии вышеперечисленные следственные действия могут вовсе не быть проведенными либо без того эффекта, которого добивается следователь.

При вызове на допрос, особенно в качестве подозреваемого, обязательно предупредите об этом своих родственников, вплоть до фамилии следователя и его контактных телефонов, поскольку, при наличии законных оснований, следователь имеет право задержать вас сроком на 3 суток и водворить в изолятор временного содержания. Далее, если суд санкционирует ваш арест, вы будете переведены в следственный изолятор сроком на 2 месяца, со всеми вытекающими последствиями.

В следственной практике нередки случаи, когда на начальных стадиях расследования уголовного дела лицо допрашивается в качестве свидетеля, а в последующем оно становится подозреваемым, ему предъявляется обвинение и уголовное дело в отношении него передается в суд. Такая ситуация может возникнуть по разным причинам. Одними из самых распространенных являются:

  • когда следователь, из тактических соображений, допрашивает потенциального подозреваемого как свидетеля для того, чтобы он дал более правдивые показания, не применяя мер защиты;
  • когда на начальной стадии расследования дела у следователя объективно не имеется никаких оснований подозревать лицо в совершении преступления, а в последующем эти основания были получены.

В этой связи, нужно всегда очень внимательно относиться к своему участию в уголовном процессе, даже если вы проходите по делу в качестве свидетеля.

По окончании допроса (процессуальный статус допрашиваемого не имеет значения) следователь обязан ознакомить вас с протоколом допроса, который вам следует читать очень внимательно. Не подписывайте протокол допроса, не ознакомившись с ним.

Если в протоколе вы обнаружили несоответствие своим показаниям, которое, по вашему мнению, искажает их смысл и может в последующем вам навредить, обязательно сообщите об этом следователю и потребуйте исправить – следователь обязан это сделать.

Если следователь не соглашается исправить указанное несоответствие, отразите это в протоколе самостоятельно в письменном виде.

Обладание этими знаниями и соблюдение перечисленных рекомендаций обязательно окажет свою положительную роль, если вы оказались фигурантом уголовного дела.

Адвокат Мороз Р.Л.

Источник: https://garantplus.kz/publikatsii/chto-nuzhno-znat-esli-vas-vyzvali-na-dopros

Обеспечение квалифицированной юридической помощи свидетелю

Неразъяснение прав свидетелю

(Скоба Е. В.) («Адвокатская практика», 2009, N 3)

ОБЕСПЕЧЕНИЕ КВАЛИФИЦИРОВАННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ СВИДЕТЕЛЮ

Е. В. СКОБА

Скоба Е. В., адъюнкт кафедры уголовного процесса Московского университета МВД России, капитан милиции.

Сегодня особую актуальность в адвокатской среде в связи со вступлением России в ВТО приобретают вопросы оказания квалифицированной юридической помощи, и прежде всего вопрос, кто должен быть субъектом подобной деятельности.

Введение в уголовный процесс института участия адвоката на стороне свидетеля автор данной статьи расценивает как дальнейшую его демократизацию, присущую правовому государству. При этом привлечение адвоката к допросу свидетеля должно исходить только от самого свидетеля или его законного представителя.

Адвокат, в свою очередь, должен следить за постановкой вопросов его доверителю и в случаях неправомерности (наводящие вопросы, нарушение уголовно-процессуального законодательства и т. д.) в пределах своей компетенции оказать юридическую помощь, при этом предупредив незаконность проводимого следственного действия.

Развитие уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации на современном этапе характеризуется в первую очередь усилением внимания к личности, ее правам, свободам и законным интересам.

Одной из форм проявления этого является то, что законодатель при определении назначения уголовного судопроизводства делает акцент именно на защите прав и законных интересов лиц.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее — УПК РФ) предусматривает возможность обеспечения защиты прав всех участников уголовного судопроизводства, в том числе так называемых иных участников уголовного судопроизводства, не относящихся ни к стороне обвинения, ни к стороне защиты.

Новеллой Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации является норма, содержащаяся в п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК РФ, которая предоставляет свидетелю право являться на допрос с адвокатом. Сегодня особую актуальность в адвокатской среде в связи со вступлением России в ВТО приобретают вопросы оказания квалифицированной юридической помощи, и прежде всего вопрос, кто должен быть субъектом подобной деятельности. Существуют мнения о том, что субъектом может быть только адвокат , но решения этой проблемы различны. ——————————— См.: Адвокаты в Совете Федерации // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2007. N 2 (16).

Обычно свидетель допрашивается следователем один на один. И лишь на очной ставке осуществление допроса расширяется. Некоторые следователи допрашивают свидетелей в присутствии оперативных работников, других следователей, что, как представляется, вряд ли допустимо и мешает в работе.

При допросе свидетеля без посторонних лиц известны случаи психического воздействия, резкий тон, спешка, а то и нажим. При адвокате вряд ли такое могло быть.

В судах можно нередко услышать от свидетелей мотивы изменения ими показаний: следователь сам написал часть показаний, пользуясь материалами уголовного дела; свидетель подписал показания, не читая их из-за невозможности разобрать почерк следователя; подписал протокол допроса, не вникая в суть написанного, доверял следователю и т. п.

Впервые оказавшийся в уголовном процессе свидетель, быть может, еще не до конца понимает значение своих показаний и готов подписать что угодно. Неоднократно напоминается свидетелю его обязанность давать правдивые показания, иначе он будет привлечен за лжесвидетельство или будет вызван для допроса следователь и т. п. .

Иногда легче поднажать на свидетеля и получить нужные показания, чем законным путем раскрыть преступление. Однако при этом нельзя забывать, что показания, полученные путем психического, физического и иного воздействия, не имеют правового значения и признаются ничтожными. Но ничтожность таких показаний не всегда легко доказать. ——————————— См. ч. 8 ст. 56 УПК РФ.

В случае вызова доверителя на допрос в качестве свидетеля адвокат на основании ч. 2 ст. 189 УПК РФ, п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК РФ, ч. 5 ст.

189 УПК РФ вправе: являться в органы предварительного расследования совместно с доверителем и присутствовать на допросе; давать свидетелю в присутствии следователя краткие консультации в рамках оказания квалифицированной юридической помощи; задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемому лицу, однако следователь может отвести вопрос адвоката, но он обязан занести отведенные вопросы в протокол; делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе следственного действия; по окончании допроса делать заявления о нарушении прав и законных интересов свидетеля, которые подлежат занесению в протокол допроса. Лица, участвующие в уголовном судопроизводстве, могут сами или через своего представителя или защитника отстаивать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве, если их права были нарушены. Практика знает случаи подкупа свидетелей в целях дачи ложных показаний, а также принуждения свидетеля к даче таких показаний, соединенного с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества этих лиц или их близких, с применением насилия, а также группой лиц. Теперь эти действия уголовно наказуемы (ст. 309 УК РФ). Если свидетель после допроса разглашает данные предварительного следствия, то возникает проблема установления истины. В действительности все подробности следствия предаются огласке свидетелями, потерпевшими, адвокатами и другими лицами. В результате идет подгонка доказательств в нужном направлении, наблюдается отход от события преступления. Необходимость участия адвоката при допросе свидетелей вызывается не только усилением уголовной ответственности, как было сказано. Существует множество других ситуаций, когда помощь адвоката свидетелю просто необходима. Сложилась порочная практика допроса в качестве свидетелей будущих подозреваемых и обвиняемых. Изначально подозреваемый (обвиняемый) неоднократно допрашивается в качестве свидетеля, а когда уже от него необходимые сведения получены, тогда его допрашивают как подозреваемого. В качестве свидетеля гражданин обязан под страхом уголовной ответственности сообщить всю требуемую информацию. Затем допрашиваемый имеет право давать показания. Но он уже их дал, и теперь отказаться от них не так просто. Помощь адвоката нужна и свидетелю — бывшему обвиняемому или подозреваемому, дело на которого прекращено; обвиняемому по другому делу, но выступающему свидетелем в случае разъединения дел. Введение в уголовный процесс института участия адвоката на стороне свидетеля автор данной статьи расценивает как дальнейшую его демократизацию, присущую правовому государству. При этом привлечение адвоката к допросу свидетеля должно исходить только от самого свидетеля или его законного представителя.

Адвокат, в свою очередь, должен следить за постановкой вопросов его доверителю и в случаях неправомерности (наводящие вопросы, нарушение уголовно-процессуального законодательства и т. д.) в пределах своей компетенции оказать юридическую помощь, при этом предупредив незаконность проводимого следственного действия.

Возможно, что адвокат может быть назначен, например, и слабоумному, неграмотному либо несовершеннолетнему свидетелю. Роль адвоката при допросе свидетеля не должна сводиться лишь к присутствию. Адвокат свидетеля вправе обжаловать неправомерные действия дознавателя прокурору, а следователя — руководителю следственного органа. Участие адвоката в качестве представителя свидетеля при его допросе на предварительном следствии должно повысить надежность его показаний в отыскании материальной истины применительно к конкретному уголовному делу. За адвокатом всегда остается право на разъяснение законов, в том числе и при допросе свидетеля. Следует отметить и определение права на квалифицированную юридическую помощь, данное А. Г. Кучереной. «Право на квалифицированную юридическую помощь как субъективное право — это гарантированная законом возможность лица получать необходимую ему помощь от лиц, обладающих специальными юридическими знаниями, умениями и навыками, позволяющими человеку эффективно защищать и отстаивать свои права и законные интересы» . ——————————— Кучерена А. Г. Адвокатура: Учебник. М.: Юристъ, 2005.

В связи с чем я считаю, что в законе следовало бы указать, что право отказаться свидетельствовать против себя и близких родственников возникает в тех случаях, когда ответы свидетеля на поставленные вопросы могут быть использованы как доказательство причастности указанных лиц к преступлению.

——————————————————————

Источник: http://center-bereg.ru/j1668.html

Разъяснение прав и обязанностей допрашиваемому

Неразъяснение прав свидетелю

Следующий аспект, который представляется рассмотреть, это разъяснение допрашиваемому его прав и обязанностей. Четкое и своевременное разъяснение свидетелю его прав и обязанностей является одной из основных гарантий их реализации, эффективного участия лица в производстве следственных действий.

В соответствии со ст. 56 УПК РФ следователь обязан не только разъяснить свидетелю его права, но и обеспечить возможность их осуществления на всех этапах предварительного следствия.11 Волколуп О.В., Чупилкин Ю.Б. Гарантии прав участников уголовного судопроизводства Российской Федерации: Учебное пособие. – Краснодар.

:2005. – 74 с.

Зачастую свидетельствующие по делу лица испытывают различные трудности в реализации представленных им и без того немногочисленных прав, так как не знают, каким образом они охраняются уголовно-процессуальным законодательством, не понимают их назначения.

Это происходит потому, что свидетель уведомляется о своих правах и обязанностях скороговоркой, без учета его культурного уровня, без апелляции к его гражданским и нравственным чувствам, в обстановке, лишенной торжественности.

Необходимо не только уведомить свидетельствующее по делу лицо о наличии у него определенных прав и обязанностей, но и четко разъяснить их значение и суть, раскрыть их содержание применительно к конкретному процессуальному действию, учитывая уровень развития свидетеля, способность к правильному восприятию разъясняемых ему прав и обязанностей. В протоколе допроса следователь в обязательном порядке должен отразить, какие именно права и обязанности разъяснены свидетелю, о чем удостоверить его подписью.

Предупреждая свидетеля об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, необходимо принимать во внимание, что некорректное разъяснение этих обязанностей может привести к возникновению у него впечатления, что его самого подозревают в преднамеренном уклонении отдачи правдивых показаний.

По мнению Г.Ф. Егорова пренебрежение интересами допрашиваемого в такой ситуации заставляет свидетеля заботиться прежде всего о том, как бы избежать принуждения, тягостного общения со следователем и побыстрее отделаться от проводимого следственного действия.11 Егоров Г.Ф. Судебная этика. Некоторые проблемы нравственных начал уголовного процесса.//Воронеж, 2004. С. 41.

В обязательном порядке, следователь обязан сообщить свидетелю о свидетельском иммунитете, которым обладают все без исключения категории свидетелей. Это – право свидетеля отказаться свидетельствовать против самого себя.22 Лупинская П. А. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник – М.: Норма, 2009. – 211с.

В тех случаях, когда свидетель по собственной инициативе явился в органы следствия по объявлениям о розыске преступника, распространенным в газетах, листовках, на радио, телевидении, для дачи показаний об известных ему обстоятельствах дела, следователь должен проявить к нему максимум внимания и такта.

В этих ситуациях процедура предупреждения его об уголовной ответственности задачу заведомо ложных показаний должна быть проведена в доброжелательной обстановке, с максимальным участием и пониманием.

Сухой или начальственный тон, излишняя официальность или строгость могут стать непреодолимым барьером на пути установления психологического контакта и доверия, вызвать у свидетеля чувства настороженности, скованности, сомнения и даже страха за то, что он на свой риск “ввязался в дело”.

Если свидетель не владеет языком, на котором ведется производство по делу, ему необходимо обеспечить право делать заявления, давать показания на родном языке и пользоваться услугами переводчика. Участие переводчика в производстве следственного действия осуществляется в порядке, установленном ст. 59 УПК РФ.

Вызванному на допрос лицу следователь разъясняет, в качестве кого он приглашен, с какой целью и по какому делу, чтобы допрашиваемый не терялся по поводу своего вызова в следственные органы.

Данные о личности свидетеля следует выяснить в свободной и непринужденной беседе, не стесняя его установлением года рождения, национальности, образования и т.д.

По тактическим и нравственным причинам недопустима постановка свидетелю вопросов о каких-либо событиях личной жизни или его личных качествах, не имеющих значения для дела.

Нецелесообразно использовать имеющиеся в ряде МВД и УВД России бланки допроса свидетеля, предусматривающие выяснение у него данных о наличии судимости. Установление этих и тому подобных сведений направлено на ослабление доверия к показаниям и, безусловно, затрагивает его интересы.11 Егоров Г.Ф. Судебная этика. Некоторые проблемы нравственных начал уголовного процесса.//Воронеж, 2004. С. 43

Воспрещается унижать свидетельствующее лицо – очевидца преступления отрицательной оценкой его действий, связанных с проявлением трусости, малодушия, нерешительности и т.п.

Уточнять и проверять показания свидетеля необходимо так, чтобы у допрашиваемого не возникало сомнений относительно своей интеллектуальной или физической полноценности, особенно тогда, когда некоторые отклонения в восприятии или в воспроизведении воспринятого могут быть обусловлены болезнью, физическими недостатками или возрастными изменениями.

Важно также подчеркнуть, что реализация тактических приемов должна быть особенно щадящей в отношении лиц, содействующих расследованию. С такими свидетелями необходимо обращаться с повышенным вниманием и уважением к их чувствам и переживаниям.

В случаях, если в показаниях подозреваемого, обвиняемого их законных представителей содержатся сведения или утверждения, порочащие доброе имя, честь и достоинство свидетеля, следователь должен по собственной инициативе или на основании просьбы последнего предоставить ему возможность изложить необходимые с его точки зрения пояснения в ответ на унижающие или порочащие его достоинство утверждения подозреваемого или обвиняемого, а при наличии в них признаков клеветы или оскорбления – защитить права и доброе имя свидетеля средствами и методами, предусмотренными законом.

Следователь обязан точно и по возможности дословно внести в протокол показания свидетеля, не увлекаясь собственным мнением об обстоятельствах дела, способным исказить их содержание и доказательственную ценность. Протокол допроса обязательно предъявляется свидетелю для прочтения или по его просьбе должен быть прочитан следователем.

11 Башкатов Л.Н. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник. – М.: 2009.- 168с. Тем самым допрошенный удостоверяется в правильности отражения его показаний (или отсутствии фальсификации): так ли они зафиксированы в бланке протокола допроса, как были им изложены словесно, составляют ли они полное выражение его мыслей.

Знакомясь с протоколом допроса, свидетель вправе требовать дополнения или уточнения показаний, делать обоснованные замечания по его оформлению и приложениям к нему. По просьбе или по своей инициативе следователь разъясняет допрашиваемому непонятные термины, отдельные фрагменты протокола.

После дачи свидетелем показаний, в случае его просьбы, ему должна быть предоставлена возможность написать свои показания собственноручно, о чем делается отметка в протоколе допроса. Свидетель вправе не подписывать протокол, если он не согласен с его содержанием или оформлением. В такой ситуации в соответствии со ст.

166 УПК необходимо выяснить реальные причины нежелания допрашиваемого подписать документ, после чего сделать все возможное для предотвращения возникших у свидетеля сомнений

Целесообразно еще раз убедиться, не нарушены ли права и законные интересы свидетеля в ходе проведения следственного действия, попытаться

понять его позицию и доводы, устранить неясности.

Проанализировав данное следственное действие, можно сделать вывод, что чтобы обеспечивать соблюдение прав и свобод свидетеля при допросе, во-первых, необходимо, конечно, выполнять требования закона в части разъяснения прав, вызова свидетеля надлежащим образом, а так же предупреждения об уголовной ответственности, а так же участие адвоката при допросе свидетеля способствует соблюдению его прав и законных интересов.

Чтобы обеспечить реализацию прав свидетеля, закрепленных в ст. 56 УПК РФ, во-вторых, необходимо прививать сотрудникам этику уголовно-процессуального доказывания, тем самым, обеспечив, по меньшей мере уважение чести и достоинства личности.

Как можно заметить, теоретически, в нашем законодательстве сконструирована довольно мощная система, которая должна гарантировать охрану и реализацию прав и свобод, как мы рассматривали на примере свидетеля, каждого гражданина и особенно, человека, являющегося участником уголовного судопроизводства.

Что же касается практики, то вероятнее всего не все предписания закона, выполняются, где-то, возможно «упрощая жизнь» следователю, участникам судопроизводства или иным субъектам, но можно привести пример того, что государство все же ведет политику по непосредственной охране прав, о которых рассказывалось выше.

Примером в данном случае можно считать кассационное определение Верховного Суда РФ от 17 августа 2005 года (Дело N 58-о05-30) (см. Приложение 1).

Таким образом, подводя итог работе, можно сделать следующие выводы:

Для демократического государства права и свободы граждан, а так же достоинство их личности необходимо считать высшей ценностью. В уголовном процессе личность и государство должны выступать как равноправные субъекты, а благодаря суду уравновешивается фактическое неравенство между мощной машиной государственной власти и “маленьким” человеком.

Государство «построило» довольно мощную систему, которая должна гарантировать охрану и реализацию прав и свобод каждого гражданина, закрепляя данные прав не только в Конституции, как верховном законе государства, но и фактически дублируя их, правда, но уточняя, в подзаконных актах, а именно в УПК РФ.

Нарушения прав и свобод личности должностными лицами, ответственными за производство по уголовному делу, многочисленны.

Данное обстоятельство можно объяснить укоренившимся в практике правоохранительных и судебных органов стилем и методами, свойственными недавнему прошлому, проявляющимися, в частности, в игнорировании прав и интересов личности, как не имеющих приоритетного значения.

Действие этой причины продолжается в силу того, что для значительной части российского общества характерна неразвитость представлений оправах и свободах человека как социальной ценности высшего порядка.

А так же необходим не только контроль за исполнением этих принципов «сверху», но и активная работа по повышению правовой культуры и образования общества, т.к. люди в полной мере не обладают знаниями о правах, которые могут и должны использовать в той или иной ситуации.

Источник: https://studbooks.net/960947/pravo/razyasnenie_prav_obyazannostey_doprashivaemomu

Статья 51 Конституции Российской Федерации

Неразъяснение прав свидетелю

Последняя редакция Статьи 51 Конституции РФ гласит:

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к Ст. 51 КРФ

1. Показания лиц, которые обладают какой-либо информацией об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе конституционного, гражданского, уголовного, административного или арбитражного судопроизводства, – свидетелей, потерпевших, обвиняемых и истцов, ответчиков и др.

– являются одним из важнейших процессуальных средств, с помощью которого обеспечивается установление обстоятельств уголовного дела и решение иных задач, стоящих перед правосудием.

С учетом значимости показаний различных участников процесса и других лиц, привлекаемых к производству по делу, государство закрепляет обязанность свидетельствовать в качестве одной из важнейших юридических обязанностей граждан (ст. 64 ФКЗоКС, ст. 70 ГПК, ст.

42, 56 УПК), неисполнение которой в форме отказа от дачи показаний или дачи заведомо ложных показаний может влечь наступление даже уголовной ответственности (ст. 307, 308 УК РФ).

Вместе с тем Конституция России закрепляет в качестве одного из неотъемлемых право любого человека не свидетельствовать в суде или ином органе против себя самого, своего супруга и близких родственников.

Это право служит гарантией, обеспечивающей достоинство человека (ст. 21), неприкосновенность его частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23, 24), возможность защиты им своих прав и свобод (ст.

45), рассмотрение дел в судах на основе презумпции невиновности и состязательности (ст. 49, 123).

Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как подчеркнул Конституционный Суд в Постановлении от 25 апреля 2001 г. N 6-П, в силу ст. 18 Конституции является непосредственно действующим и должно обеспечиваться – в том числе правоприменителем – на основе закрепленного в ч. 1 ст. 15 Конституции требования о прямом действии конституционных норм.

Наличие подобной гарантии, провозглашаемой на конституционном уровне, приобретает особый смысл, если учесть, что еще не так давно в нашем государстве признание обвиняемым по уголовному делу своей вины рассматривалось в качестве “царицы доказательств” и правоприменители всяческими способами добивались получения от обвиняемого такого признания.

Подпунктом “q” п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах право “не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным” предусмотрено в качестве одной из гарантий при рассмотрении любого предъявленного лицу обвинения.

Комментируемая статья 51 Конституции, однако, не ограничивает возможности осуществления этого права лишь сферой уголовного судопроизводства и, соответственно, вопросами установления виновности лица в совершении преступления.

Сообразно этому в отраслевом законодательстве предусматривается право отказаться от дачи показаний не только для подозреваемого и обвиняемого (ст. 46, 47 УПК РФ), но и для потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, стороны в конституционном судопроизводстве (ст. 42, 44, 54, 56 УПК; ст. 35, 68 ГПК; ст.

53 ФКЗоКС) – лиц, чьи показания (объяснения) по собственному делу объективно, помимо их воли могут быть использованы во вред отстаиваемым интересам.

Из положения, закрепленного в ч. 1 комментируемой статьи 51 КРФ, следует несколько практических выводов.

Во-первых, любой человек вправе по своему усмотрению решать, свидетельствовать ему в отношении себя самого, своего супруга и близких родственников или отказаться от дачи показаний.

При этом процессуальная роль допрашиваемого лица не имеет существенного значения: даже если человек формально не является подозреваемым или обвиняемым, от него нельзя под угрозой ответственности требовать показаний по делу, в котором имеются доказательства его причастности к совершению преступления (например, по делу, выделенному в отношении одного из соучастников преступления в отдельное производство). Точно так же не имеет значения для реализации закрепленного в анализируемой норме то, является ли супруг или близкий родственник допрашиваемого участником процесса (подозреваемым или обвиняемым).

Важной гарантией права лица отказаться от дачи показаний против себя самого является закрепленное в п. 1 ч. 2 ст.

75 УПК положение, согласно которому показания обвиняемого, подозреваемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника и не подтвержденные обвиняемым, подозреваемым в суде, признаются недопустимыми доказательствами.

Данное положение направлено на предотвращение случаев возможных злоупотреблений служебным положением со стороны сотрудников органов предварительного расследования, добивающихся в нарушение ч.

1 комментируемой статьи в ходе дознания или предварительного следствия от обвиняемого, подозреваемого признательных показаний с расчетом на то, что именно эти показания впоследствии будут положены в основу приговора.

Причем, как признал Конституционный Суд, недопустимым является не только прямое (путем оглашения протокола допроса), но и опосредованное (путем допроса дознавателя или следователя о содержании показаний, полученных ими в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и восстановления тем самым содержания этих показаний) использование показаний обвиняемого, подозреваемого, от которых он отказался в суде (Определение от 6 февраля 2004 г. N 44-О//СЗ РФ. 2004. N 14. ст. 1341).

Во-вторых, суды и иные правоприменительные органы не могут обязать допрашиваемое лицо в той или иной форме свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников.

Они не вправе использовать для получения таких показаний угрозы (в том числе ответственностью), шантаж, иное принуждение, равно как и обман (в частности, умолчание о праве отказаться от дачи показаний).

Это, конечно, не означает, что следователь или суд не может предлагать лицу дать подобные показания или пытаться в законных рамках с помощью специальной тактики и методики ведения допроса добиваться таких показаний.

В-третьих, отсутствие обязанности свидетельствовать против себя самого или против своих близких родственников предполагает право человека отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления правоприменительным органам иных компрометирующих его доказательств: предметов и орудий преступления, других вещественных доказательств, документов и т.д.

Вместе с тем, как признал Конституционный Суд в Определении от 16 декабря 2004 г. N 448-О (ВКС РФ. 2005.

N 3), закрепление в Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения – независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, – различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия – при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств – не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного частью 1 ст. 51 Конституции права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ч. 3 ее ст. 55.

Не исключает данная конституционная норма возможности проведения таких следственных действий, направленных на получение объективно существующей информации (в частности, судебно-медицинской экспертизы в целях установления степени тяжести причиненного преступлением вреда здоровью), и в отношении других участников уголовного судопроизводства, несмотря на то что они являются супругом или близким родственником обвиняемого (Определение от 18 апреля 2006 г. N 123-О).

В-четвертых, доказательства, которые были получены от подозреваемого, обвиняемого, их близких родственников принудительно или вследствие неразъяснения права отказаться от дачи показаний, по смыслу ст. 49 (ч. 2), 50 (ч. 2) и 51 (ч. 1) Конституции, не могут быть положены в основу выводов и решений по уголовному делу.

В-пятых, отказ от дачи показаний, равно как и заранее не обещанное укрывательство преступления, а применительно к обвиняемому (подозреваемому) также дача заведомо ложных показаний не могут влечь уголовную или иную ответственность для лиц, указанных в комментируемой статье (ст. 307, 308, 316 УК).

Круг близких родственников, о которых идет речь в ч. 1 комментируемой статьи, подлежит определению в федеральном законе. Действующее в настоящее время уголовно-процессуальное законодательство (п. 4 ст. 5 УПК России) относит к их числу – помимо супругов – родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку и внуков.

2. Частью 2 рассматриваемой статьи 51 Конституции Российской Федерации законодателю предоставлено право расширять круг лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания. Так, в соответствии с ч. 3 ст.

69 ГПК в качестве свидетелей в гражданском процессе не могут быть вызваны и допрошены представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника; судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели – о вопросах, возникающих в совещательной комнате при вынесении решения суда или приговора; священнослужители религиозных организаций, прошедшие государственную регистрацию, – об обстоятельствах, которые стали известны из исповеди.

Сходные положения закреплены в статье 56 УПК, согласно ч.

3 которой не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Освобождение члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы от обязанности давать свидетельские показания по гражданскому или уголовному делу предусматривается также ФЗ от 8 мая 1994 г. “О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” (с изм. и доп.

) – относительно обстоятельств, ставших им известными в связи с выполнением своих служебных обязанностей (ст. 21) (СЗ РФ. 1994. N 2. ст. 74; СЗ РФ. 1999. N 28. ст. 3466; СЗ РФ. 2001. N 7. ст. 614).

Рассматривая вопрос о конституционности предоставления членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы права отказаться от дачи показаний, Конституционный Суд в Постановлении от 20 февраля 1996 г. N 5-П (СЗ РФ. 1996. N 9. ст.

828) признал его соответствующим Конституции, но не допускающим расширительного толкования и отказа от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, не связанных с осуществлением депутатской деятельности, однако необходимых в интересах правосудия при выполнении требований ст. 17 (ч. 3) и 52 Конституции Российской Федерации. Суд также отметил, что, по смыслу ст.

51 Конституции, депутат может быть освобожден от дачи свидетельских показаний о доверительно сообщенной ему гражданином информации, распространение которой в форме свидетельских показаний по существу будет означать, что лицо, доверившее ее, ставится в положение, когда оно фактически (посредством доверителя) свидетельствует против самого себя.

Отсутствие у вышеперечисленных лиц обязанности давать свидетельские показания относительно определенных групп информации не означает, что они не могут быть допрошены в гражданском, уголовном или ином судопроизводстве и по иным вопросам. Их отказ дать свидетельские показания об обстоятельствах, не указанных в соответствующем законе, может влечь применение мер уголовной ответственности на общих основаниях.

В Определении от 6 марта 2003 г. N 108-О (СЗ РФ. 2003. N 21. ст.

2006) Конституционный Суд признал, что освобождение лица от обязанности давать показания, равно как и установление запрета на его допрос, если они обусловлены целями защиты законных интересов самого этого лица либо лиц, доверивших ему свою личную тайну, не могут служить препятствием для допроса этого лица по его просьбе и с согласия его доверителей. Данная правовая позиция была распространена Конституционным Судом, в частности, на ситуацию, когда в ходе производства по уголовному делу обвиняемым было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля его защитника, которому стали известны обстоятельства фальсификации следователем материалов уголовного дела. Отказ в удовлетворении данного ходатайства со ссылкой на адвокатскую тайну означал бы, по мнению Конституционного Суда, искажение истинного смысла и целевого назначения этого важного правового института.

Источник: http://constitutionrf.ru/rzd-1/gl-2/st-51-krf

Консультант закона
Добавить комментарий