ОРМ «Сбор образцов для сравнительного исследования» – голос

Получение образцов голоса у подозреваемого, обвиняемого в условиях отказа от их добровольного предоставления

ОРМ «Сбор образцов для сравнительного исследования» - голос

Зенкин Артур Николаевич, прокурор управления по надзору за следствием, дознанием и ОРД прокуратуры Тульской области, младший советник юстиции, кандидат юридических наук.

В статье рассматриваются вопросы получения экспериментальных образцов голоса у подозреваемого, обвиняемого в свете судебных решений Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, а также обосновывается возможность их истребования в ходе оперативно-розыскных мероприятий после возбуждения уголовного дела.

Ключевые слова: образцы голоса, фоноскопическая экспертиза, уголовное дело, оперативно-розыскное мероприятие, опрос, поручение, проверка.

Taking voice prints from a suspect, accused given their refusal to produce them voluntarily

A.N. Zenkin

In the article are considered questions of receipt of the experimental samples of voices from a suspect, accused in the light of the judgments of the constitutional Court of the Russian Federation and of the Supreme Court of the Russian Federation, as well as the possibility of their withdrawal in the course of operative-search actions after the initiation of the criminal case.

Key words: voice samples, fonoskopichesky examination, criminal case, operational search action, poll, assignment, check.

Один из элементов подготовки фоноскопической экспертизы – сбор образцов для сравнительного исследования. В зависимости от времени и условий возникновения образцы для сравнительного исследования принято подразделять на свободные, экспериментальные и условно-свободные.

Свободными называют образцы, которые образовались до возбуждения уголовного дела и вне связи с ним (например, семейные аудио- и видеозаписи). Экспериментальные образцы отбирают специально для проведения экспертизы и получают в заданных условиях в соответствии со ст. 202 УПК.

Условно-свободными являются образцы голоса, возникшие после возбуждения уголовного дела, но не в связи с подготовкой материалов на экспертизу (например, зафиксированные с помощью технических средств аудио-, видеозаписи во время проведения проверки показаний на месте, очной ставки, допроса).

Основные трудности в практической деятельности связаны с получением именно экспериментальных образцов голоса, когда подозреваемый, обвиняемый отказывается их предоставить добровольно.

Разумеется, этих сложностей можно избежать, если рассматриваемые образцы уже получены оперативным сотрудником до возбуждения уголовного дела.

Так, в отдельных районах Тульской области специально отработан подобный порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий. Однако как поступать при их отсутствии?

Сложившаяся в некоторых регионах России судебно-следственная практика показывает, что после составления следователем протокола получения образцов для сравнительного исследования, в котором лицо засвидетельствовало свой отказ добровольно дать образцы голоса, следователь на основании п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК дает поручение органу дознания об их истребовании путем проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе тайно от подозреваемого, обвиняемого .

См.: Исаенко В. Допустимость доказательств, полученных при исследовании результатов оперативно-розыскной деятельности // Законность. 2011. N 1. С. 33.

Оперативный работник на основании поручения осуществляет оперативно-розыскные мероприятия, например опрос, с негласным применением средств аудио-, видеозаписи, результаты которых затем направляет следователю для использования при производстве фоноскопической экспертизы.

Вместе с тем Конституционный Суд РФ в Определении от 25 февраля 2010 г. N 261-О-О вполне конкретно указал, что ст. ст. 186 и 202 УПК не допускают возможность получения образцов для сравнительного исследования путем подмены установленного ими порядка производства следственных действий.

Проведение в связи с производством предварительного расследования по уголовному делу оперативно-розыскных мероприятий не может подменять процессуальные действия, для осуществления которых уголовно-процессуальным законом, в частности ст. 202 УПК “Получение образцов для сравнительного исследования”, установлена специальная процедура.

Аналогичная позиция следует из Определений Конституционного Суда РФ от 24 января 2008 г. N 104-О-О и 1 декабря 1999 г. N 211-О.

По мнению В. Абрамочкина, буквальное толкование приведенных решений Конституционного Суда РФ ставит в разряд недопустимых те доказательства, которые получены на основе результатов некоторых оперативно-розыскных мероприятий в рамках возбужденного уголовного дела.

Однако так категорично подходить к рассматриваемому вопросу нельзя.

Подобное толкование и применение закона частично устраняют такой неотъемлемый институт ОРД, как оперативное сопровождение расследования уголовных дел, ставя под сомнение целесообразность проведения оперативно-розыскных мероприятий после возбуждения уголовного дела.

https://www.youtube.com/watch?v=XLncOtHKB0M

Результаты оперативно-розыскных мероприятий, проводимых после возбуждения уголовного дела, сходных по своему содержанию со следственными действиями, могут использоваться в доказывании только в тех случаях, когда следственным путем получить искомый результат не представляется возможным.

Например, в случае отказа подозреваемого, обвиняемого от исполнения постановления следователя о получении образцов голоса, который в отсутствие другой возможности прибегает к помощи оперативного подразделения.

При этом следователя нельзя уличить в том, что он не принял всех возможных мер для получения образцов процессуальными средствами . Подобный вариант разрешения исследуемого вопроса находит поддержку у А. Калюжного и Д.

Флори, которые считают допустимым проведение оперативно-розыскных мероприятий “Сбор образцов для сравнительного исследования” в случае отказа подозреваемого, обвиняемого от их добровольной дачи .

См.: Абрамочкин В.В. Использование результатов негласных ОРМ в уголовном судопроизводстве: позиция Конституционного Суда // Уголовный процесс. 2011. N 1. С. 22.
См.: Калюжный А.Н., Флоря Д.Ф. Особенности расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ: Учебное пособие. М.: Юрлитинформ, 2010. С. 163.

Приведенный В. Абрамочкиным порядок получения образцов голоса является самым распространенным в деятельности оперативно-следственных органов, тем не менее его нельзя признать абсолютно законным.

Во-первых, в УПК ни слова не говорится о возможности подмены следственных действий оперативно-розыскными мероприятиями, когда желаемый результат невозможно достичь средствами уголовно-процессуального характера, а, как известно, в рассматриваемой сфере правовых отношений действует принцип “запрещено все, что не разрешено законом”. Во-вторых, этот порядок основан на доктринальном толковании Определений Конституционного Суда РФ, в то время как ст. 83 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ “О Конституционном Суде Российской Федерации” говорит о том, что решение Конституционного Суда РФ может быть официально разъяснено только самим Конституционным Судом РФ.

Примером реализации названных определений Конституционного Суда РФ является Определение Верховного Суда РФ N 83-О09-34, приведенное в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2009 г.

, утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 10 марта 2010 г., в котором говорится о том, что суд обоснованно исключил из числа доказательств некоторые заключения фоноскопических экспертиз, поскольку органами предварительного следствия не выполнены надлежащим образом требования ст.

202 УПК в части получения образцов обвиняемых для проведения сравнительного исследования.

В частности, образцы обвиняемых были получены скрытно от них, без их защитников, без разъяснения им процессуальных прав, результаты проведенных записей бесед с обвиняемыми были сразу же переданы для производства фоноскопических экспертиз, что противоречит положениям ст. ст. 47, 166 УПК .

См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2010. N 5. С. 17.

Однако здесь необходимо заметить, что оперативно-розыскная и уголовно-процессуальная деятельности кроме разных правовых источников имеют отличные цели и задачи, на достижение которых они направлены.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности” задачами оперативно-розыскной деятельности являются в том числе выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

В связи с этим при отказе подозреваемого, обвиняемого предоставить следователю образцы голоса в порядке ст. 202 УПК и отсутствии таковых в деле оперативного учета ничто не препятствует оперативному сотруднику их получить посредством оперативно-розыскных мероприятий в целях реализации названной задачи оперативно-розыскной деятельности.

Впоследствии следователь праве их изъять в оперативном подразделении посредством составления протокола выемки с предварительным снятием соответствующим должностным лицом с указанных образцов голоса грифа секретности.

И тогда ни о каком исполнении поручения следователя и, как следствие, подмене следственных действий оперативно-розыскными мероприятиями не нужно будет вести речь, так как мы говорим о сборе образцов для сравнительного исследования с целью отработки проверяемого лица на выявление, предупреждение, пресечение другого преступления, не связанного с расследуемым.

Приведенная нами точка зрения следует из Определения Конституционного Суда РФ от 9 июня 2005 г.

N 327-О, согласно которому опрос и сбор образцов для сравнительного исследования относятся к мерам проверочного характера, предполагают сбор информации о лицах, фактах, обстоятельствах, имеющих значение для решения задач оперативно-розыскной деятельности.

Названные мероприятия и собственно следственные действия совершаются в различных правовых режимах и имеют самостоятельные правовые основы – соответственно Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности” и Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

Указанный вывод следует из правовой позиции, выраженной Конституционным Судом РФ в Определении от 14 июля 1998 г. N 86-О, согласно которой оперативно-розыскная деятельность объективно невозможна без значительной степени секретности.

Открытости, гласности и состязательности сторон в этом процессе быть не может, ибо в противном случае негласные по своему характеру оперативно-розыскные мероприятия стали бы просто невозможны, а сама оперативно-розыскная деятельность утратила бы смысл.

Дальнейшее развитие названных положений нашло свое отражение в Определении Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2007 г. N 342-О-О, в котором говорится, что оперативно-розыскные мероприятия, включая сбор образцов для сравнительного исследования, предполагают безотлагательный и внезапный характер совершаемых в их рамках действий, подготовка которых осуществляется в условиях секретности.

В силу этого на лиц, в отношении которых эти действия проводятся, не может быть распространено требование об обеспечении права на помощь адвоката (защитника) как путем предоставления ему возможности свободно выбрать себе адвоката (защитника), так и путем привлечения органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, адвоката по назначению для участия в оперативно-розыскном мероприятии.

Таким образом, если речь идет о предоставлении следователю материалов оперативно-розыскной деятельности до возбуждении уголовного дела, образцы голоса при их наличии должны быть направлены вместе с этими материалами.

Если же мы говорим о получении образцов путем проведения оперативно-розыскных мероприятий после возбуждения уголовного дела, они должны вводиться в уголовный процесс, как и любые другие условные или условно-свободные образцы, посредством составления протокола следственного действия, например выемки.

Подтверждение тому – Обзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 27 июня 2012 г., из которого следует, что следователь получает образцы для сравнительного исследования на основании ст.

202 УПК и в соответствии с положениями Уголовно-процессуального кодекса. Если образец голоса подозреваемого, обвиняемого получен в ходе проводимого оперативно-розыскного мероприятия до передачи уголовного дела следователю, оперативно-розыскным органам следует установить (идентифицировать) и документально зафиксировать принадлежность голоса этому лицу.

Для признания заключений экспертов по результатам фоноскопических экспертиз допустимыми доказательствами передача образцов для сравнительного исследования должна производиться в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона, на основании постановления следователя, в котором должны содержаться сведения об обстоятельствах получения образцов .

Источник: https://wiselawyer.ru/poleznoe/56514-poluchenie-obrazcov-golosa-podozrevaemogo-obvinyaemogo-usloviyakh-otkaza

Абрамочкин В.В. Проблемы использования результатов ОРД в уголовном судопроизводстве в решениях Конституционного Суда РФ

ОРМ «Сбор образцов для сравнительного исследования» - голос

Абрамочкин Виктор Вячеславович, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного процесса и криминалистики Брянского филиала Московского университета МВД России

Положения УПК РФ и Федерального закона от 12.08.

1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» предусматривают возможность исполь­зования результа­тов опера­тивно-розыскной деятельности в процессе доказыва­ния, однако в ходе судеб­ного разбирательства зачастую именно результаты ОРД, либо производные от них доказательства признаются судом недопусти­мыми, что исключает их даль­нейшее использование.

В настоящей работе речь пойдет об использовании резуль­татов сбора об­разцов для сравнительного исследования с учетом сложившейся судебной практики, основанной на позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в решениях 1999, 2008 и 2010 годов.

В качестве краткой характеристики проблемы, автор предлагает следую­щую, довольно распространенную ситуацию. В опера­тивное подразделение по­ступает информация в отношении конкрет­ных лиц о совершении или подго­товке к совершению преступлений.

В целях про­верки первичных данных, а в дальнейшем реализации оперативной информа­ции заводится соответствующее дело оперативного учета, в рамках которого проводится комплекс ОРМ, в том числе с применением технических средств. В результате оперативное подразде­ление располагает ин­формацией зафиксиро­ванной на различных носителях (кассетах, дисках, картах памяти).

При реали­зации материалов, результаты ОРД представляются следователю в установлен­ном порядке, перед которым встает вопрос о том, чей голос зафиксирован на имеющихся носителях. С этой целью следова­тель в соответствии со ст.

202 УПК РФ выносит постановление о полу­че­нии образцов для сравнительного иссле­дования, в необходимых случаях при­глашая для проведения следственного действия специалиста. Прибыв­ший со своим защитником по­дозреваемый, об­виняемый, отказывается исполнить ре­шение следователя, то есть давать об­разцы голоса.

Если, исходя из имеющихся в деле материалов, можно обойтись без про­изводства данного следственного действия и в дальнейшем назначения судеб­ной фоноскопической экспертизы, то никакой проблемы не возни­кает.

Однако когда по делу проходит двое или более подозреваемых, обви­няемых, предпо­ложительно только их голоса присутствуют на носителе и они все отказыва­ются давать об­разцы голоса, следователю ни­чего не остается, как в соответст­вии со статьями 38, 152 УПК РФ направить письменное по­ручение в орган доз­нания о проведении ОРМ с целью сбора образцов голоса.

Исполнение такого поручения обязательно для органа дознания, который со­общает следователю о результатах проведенных ОРМ, при этом самостоя­тельно определяя форму проведения мероприятия. С учетом того, что подозре­ваемый, обвиняемый уже отказался давать образцы голоса, оперативным со­трудникам остается лишь один вариант – проведение неглас­ного сбора образ­цов для сравнительного ис­следования.

Результаты проведен­ного ОРМ легали­зуются в установленном по­рядке и представляются следова­телю, который по­сле вынесения постановления о назначении судебной фоноскопической экспер­тизы направляет их в эксперт­ное учреждение.

Описанный алгоритм действий вызывает бурную дискуссию, как среди правоприменителей, так и представителей научной общественности. Практика оценки доказательств, полученных таким пу­тем, может быть раз­лична.

В свою очередь сторона защиты всегда готова этим воспользоваться, на­правляя хода­тайства о при­знании заключений судебных фоноскопических экс­пертиз недо­пустимыми доказательствами, которые судом удовлетворяются.

Суд в своих решениях, а защитники в ходатайствах ссылаются на Опре­деление Конституционного Суда РФ от 24 января 2008 года № 104-О-О, в кото­ром указано, что «проведение в связи с производством предва­рительного рас­следования по уголовному делу ОРМ не может подменять процессуальные дей­ствия, для осуществления которых уго­ловно-процессуальным законом, в част­ности статьей 202 УПК РФ, уста­новлена специальная процедура»[1]. Изложен­ную позицию Конституцион­ный Суд РФ повторил и в Определении от 25 фев­раля 2010 года № 261-О-О дополнительно обратив внимание на то, что статьи 186 и 202 УПК РФ не допускают возможность получения образцов для сравни­тельного иссле­дования путем подмены установленного ими порядка производ­ства следствен­ных дейст­вий.[2]

Аналогичное решение Конституционный Суд РФ прини­мал в 1999 году (Определение от 01.12.

1999 № 211-О) по отношению к по­ложениям УПК РСФСР, где указывал на невозможность подмены процессу­аль­ных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, опера­тивно-розыскными мероприятиями, сопровождающими производ­ство предва­рительного расследо­вания.

[3] В соответствии с Определением Консти­туционного Суда РФ от 24 ян­варя 2008 года № 104-О-О решение, сформулированное в 1999 году сохраняет свою силу, а выраженная в нем правовая позиция применима и к ситуации, ко­гда высту­пающее в офици­альном качестве должностное лицо в ходе ОРМ, осуществляе­мого в отно­шении гражданина, который подвергается уголовному преследова­нию и чьи конституционные права на свободу, личную неприкосно­венность и свободу передвижения реально ограничены, проводит его опрос с целью полу­чения образцов для сравнительного исследования.

Как нам представляется, буквальное толкование приведенных реше­ний Конституционного Суда РФ действительно ставит в разряд недопус­тимых те доказательства, которые получены на основе результатов некоторых ОРМ в рамках возбу­жденного уголовного дела.

Однако так категорично подхо­дить к рассматривае­мому вопросу нельзя.

С нашей точки зрения подобное толкование и примене­ние закона частично устраняет такой неотъемлемый институт ОРД как опера­тивное сопровождение расследования уголовных дел, ставя под со­мнение целе­сообразность проведения ОРМ после возбуж­дения уголовного дела.

Никаким образом, не подвергая критике, выводы, сделанные Консти­туци­онным Судом РФ, автор считает, что результаты ОРМ, проводимых после воз­буж­дения уголовного дела, сходных по своему содержанию со следственными дейст­виями, могут использоваться в доказывании только в тех случаях, когда следственным путем полу­чить искомый результат не представляется возмож­ным. Напри­мер, в слу­чае отказа подозреваемого, обвиняемого от исполнения постановления следователя о получении образцов го­лоса, который в отсутствие другой возможности прибегает к помощи оператив­ного подразделения. При этом следователя нельзя ули­чить в том, что он не принял всех возможных мер для получения образцов процессуальными средст­вами. Подобный вариант раз­решения исследуе­мого вопроса находит поддержку у А.Н. Калюжного и Д.Ф. Флоря, кото­рые считают допустимым проведение ОРМ – сбор образцов для сравни­тельного исследования «в случае отказа по­дозреваемого, обвиняемого от их добровольной дачи»[4] в рамках следственного действия.

Совершенно иной представляется ситуация, когда следователь, минуя вынесение постановления о получении образцов для сравнительного исследо­вания, сразу обращается в орган дознания.

Можно предположить, что именно для недопущения таких фактов Консти­туционный Суд РФ в описа­тель­ной части приведенных определений спе­циально заострил внимание пра­вопри­ме­нителя на приоритете норм УПК РФ перед другими нормативно-правовыми ак­тами, в частности ФЗ «Об ОРД».

Несколько по иному к решению исследуемого вопроса подходит в своих работах В.Н. Калинин.[5] Ссылаясь на положение, сформулированное в ч.4 ст.21 УПК РФ, которое обязывает учреждения, предприятия, должно­стных лиц и граждан исполнять законные требования, поручения и за­просы прокурора, ру­ководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, В.

Н. Калинин предполагает, что указанная норма распространяется и на испол­нение постановления о получении образцов для сравнительного исследования, что в свою очередь обязывает подозре­ваемого, обвиняемого исполнить реше­ние следователя.

При этом неис­полнение постановления, по его мнению, вы­нуждает следователя принуди­тельно получать образцы для сравнительного ис­следования.

В тоже время, цитируемый автор, анализируя имеющиеся в специ­альной литературе предложения, например, направленные на установление уго­ловной ответ­ственности за отказ лица предоставить образцы,[6] считает их нецеле­сообраз­ными, а применение мер принуждения при изъятии образ­цов, со­пряженного с действиями лица у которого они отбираются не до­пустимым.

Представляет интерес анализ Определения Судебной коллегии по уго­ловным делам Верховного Суда РФ № 83-О09-34, извлечение из кото­рого пред­ставлено в Обзоре законодательства и судебной практики Вер­ховного Суда РФ за четвертый квартал 2009 года, где указывается, что суд обоснованно ис­клю­чил из числа доказательств ряд заключений фоноско­пических экспертиз, по­скольку органами предварительного следствия надлежащим об­разом не выпол­нены требования ст.202 УПК РФ, в части полу­чения образцов обви­няемых для проведения сравнительного ис­следования. В частности, образцы обвиняемых были получены скрытно от них, в отсутствие их защитни­ков, без разъяснения им процес­суальных прав, результаты проведенных запи­сей бесед с обвиняемыми были сразу же переданы для производства фоноско­пических экспертиз, что противоречит положениям статей 47,166 УПК РФ.

Поддерживая позицию Верховного Суда РФ о необходимости стро­гого соблюдения требований уголовно-процессуального закона, в частно­сти статей 47, 166, 202 УПК РФ, нам представляется, что подобное извлечение из опреде­ления в отсутствие указания на все необходимые условия создает у правопри­менителя только дополнительные вопросы, нежели оказывает разъяснительное влияние.

Поскольку если следователь вынес постановле­ние и произвел получе­ние образ­цов в тайне от подозреваемого, обвиняемого и его за­щитника, это, ко­нечно же, яв­ляется существенным нарушением закона, что влечет безусловное признание таких доказательств недопусти­мыми.

Совершенно иные правовые последствия может порождать ситуа­ция, когда следователь выполнил все тре­бования, уста­новленные в ст.202 УПК РФ, однако подозреваемый, обвиняемый отказался давать образцы голоса, что под­толкнуло следователя на обращение в орган доз­нания, сотруд­ники кото­рого провели в негласной форме сбор образ­цов.

В этом случае, ни о каком разъяснении прав или участии защитника не может быть и речи. Причем Конституци­онный Суд РФ в Определении от 19 ап­реля 2007 года № 342-О-О по этому по­воду указал, что положение ст.

6 ФЗ «Об ОРД» с учетом особенностей предмета ее регулирования не предполагает рег­ламентацию уча­стия адвоката (за­щит­ника) при проведении отдельных ОРМ, а в Определении от 9 июня 2005 года № 327-О подчеркнул, что участие адвоката при проведении ОРМ возможно при условии «обеспечения режима секретно­сти, соблюдения требований оператив­ности и конспиративности».

Завершая рассмотрение исследуемой ситуации, автор приходит к выводу о том, что результаты сбора образцов и про­изводные на их основе доказатель­ства – заключения фоноскопических судеб­ных экспертиз не должны призна­ваться недопустимыми доказательствами если они собраны после возбуждения уголовного дела. Глав­ным обстоятельством, которое следует учитывать, явля­ется попытка следова­теля добыть образцы процессуальными средствами.

Разрешение исследуемой ситуации возможно и в несколько иных плоско­стях, что с успехом стало применяться на практике и поддерживается автором:

– при производстве следственных действий применяются технические средства фиксации, например, диктофон при производстве допроса (в этом слу­чае следователь изначально может располагать образ­цами голоса);

– сбор образцов для сравнительного исследования проводится до возбуж­дения уголовного дела и представляется следователю вместе с другими резуль­татами ОРД.

Определение Конституционного Суда РФ от 24.01.

2008 № 104-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бухрова Дмитрия Юрьевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 21, статьями 84, 86 и 89 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статьями 2 и 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» // Справочная поисковая система КонсультантПлюс. – СПб., Версия 4000-00-20 1992-2010.

Источник: http://www.iuaj.net/node/403

Некоторые аспекты получения образцов для сравнительного исследования

ОРМ «Сбор образцов для сравнительного исследования» - голос

Санкт-Петербург

11 мая 2016г.

Специальные познания чаще всего широко применяются в деятельности органов внутренних дел по раскрытию и расследованию преступлений. Применение специальных познаний реализуются, в частности, в форме проведения судебных экспертиз. Большинство судебных экспертиз (почерковедческую, фоноскопическую, дактилоскопическую и ряд других) невозможно провести без исследования сравнительных образцов.

На сегодняшний день остается спорным очень существенный вопрос – возможность принудительного получения образцов для сравнительного исследования. Надо понимать, что определенные образцы (например: образцы почерка, голоса и др.) вовсе не получить принудительно.

Отметим, что уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации не регламентирует их принудительное получение. Е.Р.

Россинская придерживается иной позиции и полагает, что в исключительных случаях при отказе предоставить образцы, те из них, характер которых это допускает, могут быть получены принудительно [5].

Ст. 202 УПК РФ «Получение образцов для сравнительного исследования» регламентирует получение образцов после вынесения соответствующего постановления. Согласно ч. 2 ст. 202 УПК РФ, при получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство.

А принуждение будет сопровождаться как минимум определенными ограничениями или вовсе применением некоторых физических усилий. Например: удержание руки гражданина, у которого по постановлению следователя специалист получает образцы крови.

При этом сотрудники правоохранительных органов фактически еще и ограничивают свободу лица, в отношении которого осуществляются указанные действия, тем самым нарушают и конституционные права.

В целях исправления сложившейся ситуации некоторые ученые-криминалисты неоднократно высказывали предложения о внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Так, поддерживая точку зрения А.Г. Филиппова, Д.К. Брагер и А.Н. Погореленко предлагают дополнить ст.

202 УПК РФ пунктом, предусматривающим после получения судебного решения принудительное изъятие образцов для сравнительного исследования у лиц, которые отказываются добровольно их предоставить. Часть 2 ст.

29 УПК РФ полагают необходимым дополнить пунктом, дающим право суду принимать решения о производстве принудительного получения образцов для сравнительного исследования при отказе лица, в отношении которого вынесено постановление, предоставить образцы добровольно [6].

Учитывая отсутствие должного урегулирования принудительного изъятия образцов, авторы данной статьи предлагают активнее использовать возможности оперативно-розыскных мероприятий (далее – ОРМ) и получать образцы для сравнительного исследования в ходе такого ОРМ, как «Сбор образцов для сравнительного исследования».

Пункт 3 части 1 статьи 6 Федерального Закона Российской Федерации «Об оперативно- розыскной деятельности» регламентирует проведение указанного ОРМ, с последующей передачей полученных результатов в соответствии с Инструкцией О порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд, утвержденной Приказом МВД России от 27 сентября 2013 года № 776 [8].

При проведении сбора образцов для сравнительного исследования в рамках оперативно-розыскной деятельности необходимо соблюсти определенные требования к изъятым образцам для того, чтобы результаты экспертного исследования, нашедшие  отражение  в заключении судебной экспертизы, были допустимыми  и имели доказательственное значение. Перечислим их: образцы должны быть надлежащего качества, в необходимом количестве и несомненно происходить от того субъекта, от которого они значатся, получены без причинения физического и (или) морального воздействия на лицо, у которого были отобраны. Здесь следует отметить, что для успешной реализации запланированного ОРМ необходимо привлечь к участию в нем специалиста-криминалиста, а в случае невозможности такого участия – получить его консультацию. Это поможет соблюсти все вышеперечисленные требования к образцам.

На сегодняшний день оперативными подразделениями уже наработана определенная практика сбора образцов. В ходе ОРМ чаще всего для сравнительного исследования собирают образцы: голоса, почерка, биологических следов, и ряд других.

Не затрагивая сущность ОРМ, предложим некоторые рекомендации.

При отказе гражданина от дачи экспериментальных образцов почерка и в случае невозможности обнаружения свободных, а также при отказе от дачи собственноручных письменных показаний (условно-свободных образцов) получение сравнительных образцов почерка возможно путем создания ситуации, не связанной с расследованием конкретного уголовного дела, при которой гражданин исполнит определенные рукописные тексты, не подозревая о том, что они могут быть использованы в качестве сравнительных образцов (свободных). Эксперт-почерковед подробно проконсультирует о формате и количественном объеме необходимой текстовой информации.

Для негласного получения отпечатков подошвенной части обуви подозреваемого (обвиняемого) можно провести его по специально подготовленной поверхности (участок со значительными пылевыми отложениями, загрязнённый побелкой, по влажной почве и т.д.), либо провести негласное фотографирование его обуви в ходе личного досмотра.

Следовую информацию для генетической и биологических экспертиз возможно обнаружить в различных местах пребывания интересующего следственные органы субъекта: подголовник сидения автомобиля, чашки, сменная обувь или одежда на рабочем месте, общественные гардеробы, предприятия химической чистки одежды, салоны красоты, медицинские учреждения. Бесспорно, что места постоянного проживания, являются наиболее «ценным» источником получения свободных сравнительных образцов для экспертных исследований, но доступ в жилище возможен только после получения судебного разрешения.

Негласное  дактилоскопирование  давно  и  успешно  применяется  оперативными  подразделениями.

Напомним лишь, что после того, как интересующее следственные органы лицо проконтактировало со специально подготовленным предметом и оставило свои потожировые следы на поверхностях объектов, они изымаются сотрудником оперативного подразделения и упаковываются с соблюдением условий, обеспечивающих сохранность следовой информации.

Продукты выстрела, в частности несгоревшие или полусгоревшие порошинки обильно оседают на одежде стрелявшего. Поэтому они легко могут быть получены путем встряхивания одежды над чистыми листами бумаги.

Получить образцы продуктов выстрела с рук данного лица в рамках ОРМ практически не возможно, так как указанные продукты сохраняются лишь в течение 3-х часов при условии, что стрелявший не мыл руки [8].

Широкие возможности существуют и для получения запаховых следов в рамках проведения негласных мероприятий.

Получение образцов запаха при должной подготовке не представляет большой сложности, так как непосредственный физический контакт человека происходит с огромным количеством предметов (носовые платки, записные книжки, стулья, мягкая мебель), и физические лица не имеют возможности контролировать процесс образования ольфакторных следов. Следы можно изъять с различных объектов, которые были даже в незначительном контакте с субъектом, представляющим оперативный интерес, особенно если изъятие происходит непосредственно после взаимодействия со следовоспринимающим объектом [7]. Современные технические возможности оперативной фото-, видеозаписывающей аппаратуры дают возможность получать фото-, видеозапись интересующего субъекта не только для документирования преступной деятельности, но и для использования в качестве образцов для сравнительного исследования.

Образцы голоса также возможно получить негласным путем: проведение записи в специально подготовленном для этого помещении.

При этом, можно максимально соблюсти рекомендации, разработанные криминалистической  тактикой  по  изъятию  образцов  для  фоноскопической  экспертизы.

  А  именно: проконтролировать, чтобы микрофон был установлен на нужном расстоянии ото рта, чтобы была обеспечена шумоизоляция помещения, и наконец, продолжительность ых образцов.

Подводя итог вышеизложенному, отказ подозреваемого (обвиняемого) от добровольного предоставления экспериментальных образцов для сравнительного исследования, не может повлиять на возможность проведения необходимых судебных экспертных исследований.

Список литературы

Источник: http://izron.ru/articles/aktualnye-problemy-yurisprudentsii-i-puti-resheniya-sbornik-nauchnykh-trudov-po-itogam-mezhdunarodno/sektsiya-7-ugolovnyy-protsess-kriminalistika-operativno-rozysknaya-deyatelnost-spetsialnost-12-00-09/nekotorye-aspekty-polucheniya-obraztsov-dlya-sravnitelnogo-issledovaniya/

Сбор образцов для сравнительного исследования

ОРМ «Сбор образцов для сравнительного исследования» - голос

⇐ Предыдущая21222324252627282930Следующая ⇒

Сбор образцов для сравнительного исследования – это ОРМ, основанное на получении в распоряжение оперативного подразделения различных материальных объектов, являющихся носителями информации о признаках преступной деятельности. Целью данного ОРМ, как отмечено в определении Конституционного Суда РФ от 9 июня 2005 г. N 327-О, является сбор юридически значимой информации, ее последующая проверка, сопоставление и оценка фактов, свойств или признаков двух или более объектов.

Закон не дает, но и не ограничивает перечень собираемых образцов, поэтому они могут включать в себя любые материальные объекты: следы, связанные с жизнедеятельностью человека (отпечатки пальцев, следы ног, образцы волос, голоса, крови, запаха, почерка и т.п.), микрочастицы, следы транспортных средств, похищенное имущество, сырье, полуфабрикаты, готовая продукция, предметы, изъятые из гражданского оборота (оружие, взрывчатые вещества, наркотики) и т.д.

Сбор образцов для сравнительного исследования может осуществляться гласно, негласно либо зашифровано (в зависимости от решаемых задач).

Если факт сбора образцов важно сохранить в тайне от проверяемых лиц, то используются негласные приемы для их получения, организация и тактика которых регламентирована ведомственными нормативными актами.

При сборе образцов может зашифровываться цель мероприятия или должностной статус субъекта, его проводящего.

Данное мероприятие проводится сотрудником оперативного аппарата либо по его поручению другими лицами (в том числе оказывающими конфиденциальное содействие).

При необходимости к сбору образцов могут привлекаться специалисты, обладающие научными, техническими и иными специальными познаниями, однако обеспечение точности выбора образцов, их достоверности и сохранности возлагается на оперативного работника.

Принудительный сбор образцов в гласной форме Законом об ОРД не предусмотрен, а потому он может осуществляться только с добровольного согласия лиц, чья неприкосновенность при этом затрагивается.

В процессе сбора образцов запрещается совершать действия, создающие угрозу здоровью граждан, унижающие их честь и достоинство, затрудняющие нормальное функционирование предприятий, организаций и учреждений, а также нарушающие жизнедеятельность отдельных лиц.

При сборе образцов для сравнительного исследования в определенной степени затрагивается право, гарантированное ч. 1 ст.

24 Конституции РФ, согласно которой сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается, а также право на неприкосновенность личности (ст.

22 Конституции РФ). Для обеспечения этого права необходимо исключить безосновательное проведение данного ОРМ.

При сборе образцов отпечатков пальцев могут использоваться возможности, предоставленные ФЗ от 25 июля 1998 г.

N 128-ФЗ “О государственной дактилоскопической регистрации”, который предусматривает обязательную дактилоскопическую регистрацию целого ряда категорий граждан, в число которых включены лица, подозреваемые, обвиняемые и осужденные за совершение преступления, подвергнутые административному аресту, совершившие административное правонарушение, если установить их личность иными способами невозможно, а также некоторые другие.

Из определения Конституционного Суда РФ от 9 июня 2005 г.

N 327-О следует, что при проведении гласного сбора образцов лицу, у которого такие образцы собираются в связи с подозрением его в причастности к подготовке или совершению преступления, должна предоставляться возможность воспользоваться квалифицированной юридической помощью адвоката, если это не нарушит режима секретности, а также требований оперативности и конспиративности.

Из лекции:

1.приследуется цель сравнения , есть некий эталон ( в ходе документирования ст 180 УК – мы предполагаем что сам товарный знак должен быть зарегистрирован на территории того государства , где ему предоставляется защита при этом учитывая что РФ признает приоритет межд норм на территории РФ – международная регистрация знака признается и у нас – Мадридское соглашение )

в РФ существует – ФИПС Роспатента , если он зарегистрирован выдается свидетельство – патент .

Эти образцы могут быть изъяты:

1)в рамках обследования

2)в рамках уг дела если происходит обыск или выемка

2.Для исследования необходимо привлечь специалиста из ФИПС Роспатента.

Акт описи не является процессуальным документом , протокол описи – процессуальный документ ( наличие возбужденного уголовного дела)

3.Направление материалов для исследования – ФИПС Роспатента есть не везде , поэтому это может быть направлено в торгово-промышленную палату – это подспорья для проведения исследования для ФТС , есть регионы приграничные , но не являющиеся значимыми . При этом если сами образцы исследуются торгово-промышленной палатой изымаются только образцы для исследования.

4.Артикул и наименование – основные факторы на которое надо обратить внимание , у правообладателя для сравнительного исследования запрашивают образец – правообладатель тот , кто значится в АИПС Роспатент правообладателем , как правило, это юр лицо.

5. документирование по ст 180 УК – поставить перед экспертом корректные вопросы – это гражданская структура , им надо конкретно поставить вопросы

какие вопросы;

1. является ли представленный образец идентичным с оригиналом ?«схожи ли до степени смешения ?» – у потребителя может сложится впечатлений что это одно и тоже

6.результат исследования всегда предоставляется в письменной форме и после того как получили результат – в рамках ОРМ – это исследование , а в рамках возбужденного уголовного дела это экспертиза

Пока следователь не вынесет постановление о признании доказательсвом и приобщении к материалам уголовного дела – только тогда исследование или экспертиза будет признана доказательством.

Назначение экспертизы – это инициатива суда , потерпевшего, обвиняемого , следователя.

Можно заявить отвод эксперту

Потом – ст 217 упк – ознакомление с материалами уголовного дела , любая из сторон основываясь на принципе допустимости , относимости и законности получения доказательства может любое доказательство отсечь.

7. Нужно решить судьбу того что мы изъяли , от правообладателя товарного знака получаем заключение о результатах использования контрафактных образцов.

Заключение либо об уничтожении , либо об ответственном хранении, либо о переработке.

Уничтожение происходит с участием уполномоченного лица . По результатам уничтожения составляется акт с указанием номера полигона . Если уничтожение будет фиктивным – руководитель полигона будет подлежать ответственности и отзовут лицензию.

Ответственное хранение – хранение в опечатанном виде в складском комплексе . Осуществляется за счет правоохранительных органов

Переработка – выделить конкрафакт в нормальную продукцию , переработка возможна если виновность лица будет установлена. Но до переработки это тоже надо где-то хранить.

⇐ Предыдущая21222324252627282930Следующая ⇒

Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 1364. Нарушение авторских прав

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://studopedia.info/7-76484.html

Консультант закона
Добавить комментарий