Правомерно ли пристав наложил запрет на совершение регистрационных действий с заложенным имуществом?

Аналитическая справка по заявлениям об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц УФССП России по Ивановской области за первое полугодие 2014 года

Правомерно ли пристав наложил запрет на совершение регистрационных действий с заложенным имуществом?

В 2014 г. в суды Ивановской области предъявлено  229 заявление об оспаривании действий (бездействия) должностных лиц  УФССП России по Ивановской области.

Общее количество заявлений об оспаривании действий (бездействия) должностных лиц составило 376. Из них обоснованными признано 19 заявлений. Кроме того, значительное количество заявлений (147) перешло остатком с 2013 г.

Таким образом, показатель работы по данному направлению составил 5,1 %, при установленном 7%.

Отмечается предъявление органами прокуратуры одновременно существенного количества заявлений (30-91 заявлений по исполнительным производствам о взыскании штрафа).

Однако стоит отметить, что в результате надлежащей работы по линии отдела правового обеспечения и досудебным урегулированием требований заявителей увеличение количества заявлений на действия (бездействия) должностных лиц УФССП России по Ивановской области за первое полугодие 2014 г. незначительно.  Так в 2013 г. в первом полугодии предъявлено 351 жалоба.

Вместе с тем, количество удовлетворенных заявлений также  остается по сравнению с аналогичным периодом 2013 года остается на прежнем уровне.

В первом полугодии 2014 г. прекращено производство по 192 заявлениям. Практика рассмотрения заявлений об оспаривании действий (бездействия) должностных лиц УФССП России по Ивановской области показывает, что подавляющее большинство заявлений, направленных в суд являются обоснованными.

Лишь принятие мер по досудебному урегулированию спора, включая меры по отмене незаконно вынесенного постановления, принятия мер по совершению необходимых исполнительных действий и мер принудительного исполнения для окончания исполнительных производств в связи с фактическим исполнением, позволяет избежать удовлетворения заявленных требований. 

Обобщение рассмотренных судами Ивановской области жалоб позволяет сделать вывод о том, что основными причинами обжалования действий должностных лиц Управления являются:

1). Бездействие судебных приставов-исполнителей. Существенно возросло количество заявлений на бездействие должностных лиц по длительному неисполнению требований исполнительных документов.

При этом заявителем по таким категориям жалоб нередко выступает прокуратура Ивановской области по исполнительным производствам в пользу бюджетных организаций, а также по исполнительным документам, по которым прокуратура выступает взыскателем, либо по исполнительным документам о взыскании алиментов или штрафов.

2) Стремление должников уклониться от исполнения требований исполнительных документов, а также ответственности за несвоевременное их исполнение.

2) Неправильное толкование заявителями положений действующего законодательства об исполнительном производстве.  

3). Незаконные действия судебных приставов-исполнителей, нарушающие права и законные интересы граждан и юридических лиц.

В результате рассмотрения заявлений об оспаривании действий (бездействия) должностных лиц УФССП России по Ивановской области в 2014 г. формировалась судебная практика по различным вопросам применения законодательства об исполнительном производстве.

Судебный пристав-исполнитель вправе наложить арест на имущество должника, находящееся в залоге у лиц, не являющихся взыскателем по исполнительному производству.

Ленинским районным судом г. Иваново рассмотрено заявление Г.об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о запрете регистрационных действий и составления акта ареста транспортного средства.

Требования мотивированы тем, что судебным приставом в рамках исполнительного производства составлен акт описи ареста, наложен арест на автомобиль «М/А» принадлежащий на праве собственности заявителю. Данный автомобиль находится в залоге у банка «Л» на основании договора залога.

Так же заявитель ссылался, что данный автомобиль обременен правами третьих лиц, указывая на то должник оплачивает задолженность в добровольном порядке и ссылаясь на п. 3.1 ст.

80 ФЗ «Об исполнительном производстве» где установлен прямой запрет на арест имущества обремененного залогом. На удовлетворении заявленных требований настаивал банк «Л».

Отказывая в удовлетворении заявленных требований суд указал следующее.

По смыслу положений действующего законодательства, требования заявителя удовлетворяются при условии доказанности нарушения оспариваемыми действиями прав и законных интересов заявителя, обязанность доказывания лежит на заявителе.

Частью  3.1 ст. 80 ФЗ предусмотрен запрет ареста заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем    в удовлетворении требований. Из  буквального толкования ч. 3.1 ст.

80 ФЗ следует, что запрет ареста заложенного имущества установлен только в целях обеспечения иска, то есть при исполнении судебным приставом-исполнителем определения суда о принятии мер по обеспечению иска, в то время как заявителем оспаривается наложение ареста на имущество должника в рамках исполнительного производства по исполнению решения суда о взыскании денежных средств, совершенное в целях обеспечения исполнения требований исполнительного документа. В соответствии со ст. 349 ГК РФ, ч.ч. 5, 6 ст. 55 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости), обращение взыскания на жилое помещение, принадлежащее физическому лицу, возможно только на основании решения суда. Поскольку какие-либо судебные акты об обращении взыскания на предмет ипотеки отсутствуют, постановление судебного пристава-исполнителя о запрете на совершение регистрационных действий не может повлечь нарушение прав и законных интересов ни должника, ни залогодержателя.

Частью 3 ст. 87 ФЗ предусмотрена возможность реализации заложенного имущества в пользу взыскателей, не являющимися залогодержателями, а так же установлено, что такое имущество подлежит реализации на торгах. Так, наличие залоговых обязательств у должника в отношении имущества, на которое наложен арест, само по себе не свидетельствует о незаконности ареста.

Довод о том, что наложение ареста на заложенное имущество препятствует обращению взыскания на него залогодержателем для погашения задолженности по кредитному договору, не влияет на оценку законности действий судебного пристава-исполнителя. 

Судебный пристав-исполнитель вправе обращать взыскание на денежные средства должника (от продажи единственного жилья) и объявлении запрета лицам, имеющим доступ к индивидуальному банковскому сейфу, находящемуся в банке.

С. обратилась в суд с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на денежные средства должника и объявлении запрета лицам, имеющим доступ к индивидуальному банковскому сейфу, находящемуся в банке. Указывая, что указанное постановление вынесено с нарушением закона, поскольку ст. 68, ч.3 ст.

69, 70 ФЗ «Об исполнительном производстве» не регламентирует обращение взыскания на денежные средства на денежные средства должника и объявлении запрета лицам, имеющим доступ к индивидуальному банковскому сейфу, находящемуся в банке.

Так же заявителем было указано на то, что денежные средства, находящиеся в ячейке получены от продажи единственного жилья и денежные средства были предназначены для покупки нового жилья.

Отказывая в удовлетворении заявлении, суд исходил из следующего.

Судебным приставом-исполнителем при вынесении оспариваемого постановления были правильно применены нормы материального и процессуального права, в частности ст. ст. 64, 68, 69, 70, 84 ФЗ «Об исполнительном производстве».

Доводы жалобы о том, что в результате вынесения оспариваемого постановления С. была лишена единственного жилого помещения несостоятельны.

В данном случае взыскание обращено на денежные средства, принадлежащие должнику. Статьей 101 ФЗ  доход от продажи жилого помещения не предусмотрен в перечне доходов, на которое не может быть обращено взыскание. Перечень доходов является исчерпывающим.

Суд считал необоснованным довод заявителя о нарушении ее права на жилище по основаниям невозможности обращения взыскания на единственное жилье, поскольку указанным постановлением  взыскание обращено на денежные средства, принадлежащие С. по договору купли – продажи квартиры.

Суд критически отнесся к доводам о применении аналогии закона о несостоятельности (банкротстве), поскольку взыскание судебным приставом обращено на имущество, которое не было включено в конкурсную массу должника, если бы применялась установленная законом процедура банкротства. Так, в установленном законом «О несостоятельности (банкротстве)» порядке заявление о признании гражданина банкротом не проводилось и решение по нему не принималось.

Старшим судебным приставом правомерно отказано в удовлетворении  жалобы поданной в порядке подчиненности.

Д. обратилось в суд с заявлением об оспаривании постановления старшего судебного пристава об отказе в удовлетворении жалобы поданной в порядке подчиненности. Заявление мотивировано тем, что Д. обратилось к старшему судебному приставу с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя. Рассмотрев указанную жалобу, должностное лицо вынесло постановление об отказе в удовлетворении жалобы.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд пришел к следующему выводу.

Основания для признания незаконным действий данного должностного лица не имеется. Доводы жалобы Д. о том, что были нарушены его права при рассмотрении его заявления, разрешены старшим судебным приставом и правомерно были признаны обоснованными. Доводы жалобы Д. рассмотрены в полном объеме, выводы обжалуемого постановления соответствуют п.п.8, п.2 ст.

14 ФЗ «Об исполнительном производстве». Так же должностным лицом было разъяснено заявителю порядок и сроки обжалования действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя. Доказательств того, что обжалуемым решением нарушены права заявителя не представлено.

Постановление старшего судебного пристава не противоречит положениям законодательства об исполнительном производстве.

Время создания/изменения документа: 15 июля 2014 13:45 / 15 июля 2014 13:46

Версия для печати

Источник: http://r37.fssprus.ru/analitich_ospariv_1_2014/

Прокуратура Челябинской области / Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации даны разъяснения по отдельным вопросам, возникающим в ходе исполнительного производства

Правомерно ли пристав наложил запрет на совершение регистрационных действий с заложенным имуществом?

03.03.2016

Разъясняет старший прокурор отдела по надзору за соблюдением федерального законодательства, прав и свобод граждан Анастасия Анатольевна Такскаева

Пленум Верховного Суда России 17 ноября 2015 года конкретизировал ряд положений законодательства об исполнительном производстве и судебной практики, до настоящего момента являвшихся спорными.

В связи с введением в действие Кодекса административного судопроизводства принятое постановление содержит подробные положения о разграничении компетенции между судебными органами по вопросам, связанным с исполнительным производством. Помимо этого, рассматриваются и ранее существовавшие вопросы о компетенции судов. Так, подтверждается приоритет судов общей юрисдикции при рассмотрении споров, связанных с осуществлением сводного исполнительного производства.

Новеллой является запрет судебному приставу отменять вынесенное им постановление. Полномочиями по отмене постановлений наделены старшие судебные приставы и их заместители.

Ряд положений касается оспаривания постановлений и действий (бездействия) судебного пристава в суде. В частности, Пленум определил, что несвоевременное рассмотрение жалобы на действия пристава вышестоящими органами и должностными лицами является уважительной причиной для пропуска обращения в суд по таким делам.

В то же время, четко установлен круг ответчиков по подобным искам. Ответчиком может быть судебный пристав, чьи действия оспариваются, а в случае прекращения его полномочий – должностное лицо, которому указанные полномочия были переданы (или старший судебный пристав, если полномочия не передавались).

Кроме того, к участию в деле в качестве третьего лица должен привлекаться и территориальный орган службы судебных приставов.

Нововведением стало закрепление признаков незаконного бездействия судебного пристава.

В то же время, указано, что превышение двухмесячного срока на исполнение судебного решения само по себе не свидетельствует о незаконном бездействии.

Вместе с тем, не могут рассматриваться как основания, оправдывающие превышение сроков исполнения исполнительных документов, обстоятельства, связанные с организацией работы структурного подразделения службы судебных приставов.

Верховный Суд также разрешил ряд вопросов, связанных с правопреемством в ходе исполнительного производства, вызывавших на практике проблемы.

Так, Пленум подтвердил, что вопрос о правопреемстве на стадии исполнительного производства рассматривается только судами на основании обращения сторон, лица, считающего себя правопреемником, либо самого судебного пристава.

При этом, указано, что перемена имени физического лица или изменение наименования организации не требуют правопреемства и оформляются постановлением судебного пристава, а также могут упоминаться как в дальнейших актах пристава, так и в ранее вынесенных постановлениях по соответствующему делу.

Подискуссионному вопросу о применении мер принудительного исполнения и совершении исполнительных действий до истечения срока для добровольного исполнения Верховный Суд указал, что их применение в указанный период не допускается, хотя могут быть совершены отдельные исполнительные действия (например, арест имущества должника). Не допускается ограничение выезда должника за пределы Российской Федерации до истечения срока на добровольное исполнение и получения судебным приставом информации о том, что должник обладает информацией о возбуждении в отношении него исполнительного производства.

Пленумом разрешена существовавшая ранее проблема, связанная с исключением недействующего должника-организации из Единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа на основании ст. 21.

1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Взыскатели, по определённым причинам пропустившие момент ликвидации должника, теперь вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения имущества, оставшегося после должника, если таковое будет обнаружено.

Разрешёнвопрос о наложении ареста и запрета на распоряжение имуществом должника. Арест в качестве исполнительного действия может быть наложен судебным приставом в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, и должен быть соразмерен объему требований взыскателя.

В то же время, формально несоразмерный арест допустим, если должник не предоставил судебному приставу сведений о наличии другого имущества, на которое можно обратить взыскание, или при отсутствии у должника иного имущества, его неликвидности либо малой ликвидности. Также суд указал, что перечень исполнительных действий, содержащийся в ст.

64 Федерального закона «Об исполнительном производстве», не является исчерпывающим и судебный пристав вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства и не нарушают права должника и иных лиц.

К таким действиям Пленум относит, в частности, установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом, в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий. Указанный запрет рассматривается фактически как предшествующая аресту процедура.

После обнаружения фактического местонахождения имущества пристав обязан наложить на него арест.

Признана возможность наложения ареста или запрета на распоряжение имуществом, на которое в соответствии со ст. 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не может быть обращено взыскание.

Подобные меры должны приниматься судебным приставом в целях воспрепятствования должнику распорядиться имуществом в ущерб интересам взыскателя, а само наложение ареста либо установление соответствующего запрета не должно препятствовать гражданину-должнику и членам его семьи пользоваться таким имуществом.

Также установлена и возможность ареста имущества, находящегося в совместной собственности.

Часть положений касается ареста денежных средств на банковских счетах должника.

Арест может быть наложен не только на денежные средства, находящиеся или поступающие на счет должника, но также и на средства, которые поступят на имя должника в будущем на корреспондентский счет обслуживающего его банка, если иные меры не могут обеспечить исполнение принятого судебного акта. При этом указывается, что наложить подобный арест может только суд.

Пленумом закреплена презумпция принадлежности должнику движимого имущества, имеющегося в помещении либо на ограждённом от доступа других лиц земельном участке, находящимися в собственности или владении должника. Бремя доказывания иного ложится при этом на заинтересованных лиц.

Ещё одним важным положением является подтверждённая судом возможность обратить взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем.

Взыскание может быть обращено судебным приставом при отсутствии иного, помимо заложенного, имущества, на которое можно обратить взыскание.

Обращение взыскания в данном случае осуществляется с учетом правил продажи имущества, обремененного правами третьих лиц.

Уделено внимание и вопросам возмещения вреда, причинённого незаконными действиями (бездействием) судебного пристава. Пленум рассматривает как обязательное условие возмещения вреда предварительное признание действий пристава, повлекших причинение вреда, незаконными. Бремя доказывания правомерности своих действий по таким делам возлагается на судебного пристава.

Архив материалов

Источник: http://www.chelproc.ru/prosveschenie/low/?id=1144

Вс рф разъяснил, что можно делать с единственным жильем должника

Правомерно ли пристав наложил запрет на совершение регистрационных действий с заложенным имуществом?

Судебная коллегия по гражданским делам ВС разобрала жалобу должника на действия пристава. Он арестовал единственную жилплощадь должницы, а та посчитала, что это нарушает ее права.

ВС РФ разрешил автосалонам не выдавать гражданам подменный автомобиль

Ситуация с взысканием долгов сегодня актуальна для многих. Долги надо возвращать. Особенно по решению суда. На это и существует служба судебных приставов. Но всегда ли их действия правомерны? Практически все должники знают, что единственное жилье трогать запрещено. Так ли это на самом деле, и какие действия пристав имеет право совершать с квартирой должника, не нарушая при этом закон?

В районном суде Петербурга было вынесено решение по иску против местной жительницы. Она по решению суда обязана была вернуть немалый долг. Пристав завел исполнительное производство и арестовал земельный участок и часть дачи гражданки. Их продали, и деньги ушли на погашение долга.

Но этих средств на все погашение не хватило, и пристав наложил арест на квартиру, где жила должница с ребенком.

Но с арестом квартиры ответчица не согласилась. Она пошла в другой райсуд с заявлением, в котором оспаривала вынесенное приставом постановление по аресту жилья. В обоснование своего иска гражданка написала, что квартира – единственное место проживания для нее и ее маленького сына, поэтому ее нельзя арестовать.

Районный суд с этим заявлением согласился.

В своем решении суд первой инстанции сказал, что согласно статьи 79 Закона об исполнительном производстве взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику на праве собственности имущество, перечень которого установлен в Гражданском процессуальном кодексе. Единственное пригодное для постоянного проживания помещение включено в этот список (статья 446 ГПК.)

ВС РФ признал законным отказ в оформлении загранпаспорта уголовникам

“Поскольку на спорную квартиру как на единственное место жительства должника не может быть обращено взыскание, то арест на имущество, на которое не может быть обращено взыскание, не может быть использован как самостоятельная мера принудительного исполнения и не может привести к исполнению решения суда”, – записано в решении районного суда.

Кредитор и судебный пристав обиделись на такой вердикт и написали жалобу в Санкт-Петербургский городской суд.

В апелляции сказано, что арест квартиры был сделан “не с целью обращения на него взыскания, а как самостоятельная мера принудительного исполнения, предусмотренная законом об исполнительном производстве”. Но горсуд не поддержал пристава и кредитора.

Апелляция заявила, что их довод “основан на неверном толковании действующего законодательства”. Суд сказал, что предпринятая приставом мера не входит в перечень оснований для наложения ареста.

Поэтому “довод о правомерности наложения ареста с целью принуждения должника к фактическому исполнению требований исполнительного документа не соответствует действующему законодательству” – записано в апелляционном решении. А еще горсуд сказал, что наложение ареста для обеспечения сохранности имущества в нашем случае лишено юридической значимости, поскольку “такой арест в настоящем деле не может привести к исполнению решения суда”.

Кредитор с такой формулировкой также не согласился и пошел дальше и выше – в Верховный суд РФ. А там, прочитав это дело, заявили следующее – акты питерских судов неправильные и подлежат отмене, поскольку их выводы основаны “на неправильном толковании норм материального права”.

В своем определении Судебная коллегия по гражданским делам указала, что арест в качестве исполнительного действия может быть наложен приставом “в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях” (статьи 64 и 80 Закона об исполнительном производстве). По мнению Верховного суда, несмотря на то что в статье 446 ГПК запрещается обращать взыскание по исполнительным документам на единственное жилье должника, арестовывать такое жилье можно, потому как арест взысканием не является. Это разные действия.

По мнению коллегии, суд первой инстанции и апелляция ошибочно поставили знак равенства между запретом на совершение с квартирой регистрационных действий и мерами принудительного исполнения. В решении Верховного суда сказано, что “из постановления судебного пристава-исполнителя видно, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда”.

И суд уточнил, что ограничения права пользования квартирой и обращения на нее взыскания, а именно – изъятия квартиры и ее реализации либо передачи взыскателю, этот арест не предусматривает. Жить как жила должница в своей квартире может спокойно, но после наложения ареста женщина не сможет распорядиться жильем. То есть продать его, подарить или поменять.

Верховный суд РФ разрешил увольнять военных за опоздание из отпуска

Верховный суд в этом деле использовал постановление Пленума “О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства” (ноябрь 2015 года).

В том постановлении сказано, что арест жилого помещения, являющегося единственным для постоянного проживания должника-собственника и его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом (в том числе вселение и регистрацию иных лиц), не могут быть признаны незаконными, если эти меры приняты судебным приставом-исполнителем, чтобы должник не мог распорядиться недвижимостью в ущерб интересам взыскателя. (Дело N 78-КГ15-42)

Источник: https://rg.ru/2016/02/23/vs-rf-raziasnil-chto-mozhno-delat-s-edinstvennym-zhilem-dolzhnika.html

Консультант закона
Добавить комментарий