Сексуальное домогательство одноклассника по отношению к 12-летней девочке

Руководитель магаданской «Юнармии» уволен за сексуальные домогательства

Сексуальное домогательство одноклассника по отношению к 12-летней девочке

18 июля 2019
17:05

За аморальное поведение лишился должности специалист управления по делам молодежи Павел Подпорин, одновременно работавший руководителем магаданского отделения военно-патриотического движения Минобороны России «Юнармия».

Занимающиеся в «Юнармии» магаданские школьники на протяжении долгого времени сигнализировали о сексуальных приставаниях Подпорина к его подопечной, 17-летней девушке. К ней, писали юнармейцы, Подпорин проявляет внимание не как педагог, а как мужчина, склоняя девушку к интимной близости.

«Многие полагают, что это был не единственный случай, ведь некоторые школьницы избегают прямых разговоров на эту тему», — писали школьники секретарю Общественной палаты Герою России Вячеславу Бочарову.

В подтверждение своих обвинений в адрес Подпорина авторы письма приложили к письму записанную на диктофон аудиозапись разговора Подпорина с девушкой. Диктофон принадлежит объекту домогательств педагога.

Разговор состоялся в 2018 году. Вот, что говорил девушке Подпорин, когда ему удавалось остаться с ней наедине:

«Я даю тебе право выбора. Но я тебя предупреждаю, что, делая выбор, нужно делать поступки. И поступки не на уровне одноклассников… Если у тебя нет в голове понимания, что такое мужчина, что такое девушка и как они вообще взаимодействуют, это уже твои проблемы. Я четко понимаю, как они взаимодействуют… Если ты стесняешься, то я не стесняюсь…«

В аудиозаписи содержатся признания куда более откровенного сексуального характера, сопровождаемые ненормативной лексикой. Дарья (имя изменено) в апреле сама пожаловалась магаданской прессе на действия Подпорина. По ее словам, еще когда она только пришла в военно-патриотический клуб, Подпорин начал рассказывать Дарье о своих личных сексуальных предпочтениях.

«Он мне как-то говорил: „Я хочу себе молодую, которая без опыта, не прожила еще жизнь“, — я не знаю, зачем», — поведала девушка.

Зная из анкеты Дарьи ее WhatsApp, Подпорин начал ей писать туда. По ее словам, он ее спрашивал, «спит она уже с мальчиками или нет», намекал на знакомого тренера, которому за 50, а его возлюбленной 30.

Однажды на занятиях по айкидо Подпорин предпринял по отношению к Дарье интимные прикосновения, после чего девушка в слезах убежала из зала, и тому стали свидетелями другие юнармейцы.

Подпорин, по словам Дарьи, доходил до того, что запрещал ей встречаться с подругами, поскольку, как считал педагог, свободное время она должна была уделять только ему. Убедившись в том, что Дарья не уступит его домогательствам, в начале 2019 года Подпорин выгнал школьницу из «Юнармии».

Изложенные материалы, дискредитирующие Подпорина как мужчину и педагога, были рассмотрены магаданским управлением Следственного комитета России. На время проведения проверки Подпорин был отстранен от работы. В СКР зафиксировали факт наличия у Подпорина намерений заведомо сексуального характера по отношению к Дарье.

Оснований для возбуждения уголовного дела в СКР не выявили, так как, по словам следователей, ни изнасилования, ни склонения к вступлению в половую связь не было.

«Что касается понуждения к вступлению в половую связь. Есть несколько форм, в которых оно выражается: шантаж, угроза физической расправы либо разглашения каких-то сведений, уничтожения имущества, а также использование материальной или иной форм зависимости от злоумышленника. Учитывая, что „Юнармия“ — общественная организация, нахождение в которой является добровольным, получается, как таковой формы зависимости у девушки от Подпорина не было», — заявил старший помощник руководителя магаданского областного управления СКР Андрей Макаров.

Так как на момент общения с Подпориным Дарье было больше 16 лет, педагог, как говорят следователи, не может быть привлечен к ответственности по статье 135 УК РФ (развратные действия без применения насилия по отношению к несовершеннолетним младше 16 лет).

«Вместе с тем действия Подпорина по отношению к несовершеннолетней являются недопустимыми, его необходимо отстранить от общения с детьми», — сказал представитель СКР.

На основании этого Следкомом было направлено соответствующее представление по месту работы Подпорина — в областное управление по делам молодежи. Подпорина уволили по пункту 8 части 1 статьи 81 Трудового кодекса — за совершение аморального поступка, несовместимого с продолжением работы.

Примечательно, что до получения документа из СКР в управлении по делам молодежи были настроены оставить Подпорина на работе.

Источник: https://eadaily.com/ru/news/2019/07/18/rukovoditel-magadanskoy-yunarmii-uvolen-za-seksualnye-domogatelstva

Сексуальные домогательства: две стороны одной медали

Сексуальное домогательство одноклассника по отношению к 12-летней девочке
Америка

2 страница из 2

Согласно наблюдениям психологов, женщины, ложно обличающие мужчин в сексуальном домогательстве, преследуют три цели. 

Первая – получить денежную компенсацию. Так, например, было с республиканцем Германом Кейном, которого «жертвы», скорее всего, использовали в корыстных целях. 

Вторая цель – уничтожение репутации человека. Давно известно, что сексуальное домогательство является одним из самых унизительных преступлений. Его можно сравнить разве что с изнасилованием или педофилией. После выдвинутых обвинений, как правило, человек стремительно падает в глазах коллег и партнёров. Многие теряют высокие посты, а вместе с ними и достойный заработок.   

Третья цель заключается в решении иммиграционных проблем. «Наша» иммиграция, к примеру, знает немало случаев, когда женщины сначала вступали с мужчинами в сексуальные отношения по взаимному согласию, а потом заставляли их выйти замуж под угрозой «обвинить в изнасиловании».

Замужество, напомним, даёт право получить сначала грин-карту, а потом и американское гражданство. Кроме того, пережившие сексуальные домогательства могут остаться в Америке как жертвы преступлений.

Вместе с тем борьба с потенциальными насильниками приносит гораздо больше пользы, нежели вреда. Самое большое психологическое давление ощущают девушки-подростки в возрасте от 13 до 18 лет.

Почти 75% из них страдают от издевательств (как правило, в виде жестов, мимики, записок, словесных намёков и прикосновений), но предпочитают о них не распространяться.

Многие считают, что если они обратятся в полицию, то моментально «прославятся» на всю школу. Следовательно, единственный выход – молчать и терпеть. 

«Проблема в том, что у всех подростков разные взгляды на сексуальную жизнь, – рассказывает школьный психолог Берт Мирко. – Одни девочки ведут беспорядочную половую жизнь и воспринимают двусмысленные намеки как комплименты.

Для других один только пошлый жест может стать поводом для нервного срыва и попытки самоубийства. Борцы же с домогательствами предъявляют ко всем подросткам единые требования.

Именно поэтому большинство программ и семинаров совершенно неэффективно».

Страдающие от домогательств девушки в большинстве случаев стараются найти поддержку на интернет-форумах. 

«Я ненавижу своих одноклассников, – пишет 15-летняя Элисон из Южной Дакоты. – Они всегда смеются за моей спиной, выкрикивают пошлые фразы, бросают мне в сумку фотографии порнографического содержания. Их много и все они дружат. Если я пожалуюсь на одного, то все остальные меня возненавидят».

17-летняя Марта из Кентукки признаётся, что старается выглядеть в школе как можно менее привлекательно: 

«Если я выгляжу на все сто процентов, то парни начинают свистеть и выкрикивать бранные слова. Они делают это от злости. Я им нравлюсь, но они приходят в бешенство, осознавая, что никто из них никогда не будет со мной рядом».

«Существует единственный способ не стать жертвой сексуального насилия, – пишет 17-летняя Шаника из Нью-Йорка. – Нужно переспать с наиболее уважаемым парнем в школе. Он отобьёт всех ваших недоброжелателей. Проблема лишь в том, что для этого всё-таки придётся заниматься с ним сексом».

Одна из причин разнузданности современных подростков заключается в их пристрастии к порнографии. Если 20 лет назад порнофильмы на видеокассетах смотрели 55% мальчиков-тинейджеров, то сегодня этот показатель достиг 100%. Причина – интернет.  

«Порнография плоха тем, что рано или поздно в сознании подростков создаётся стереотип о доступных и готовых на всё ровесницах, – рассказывает борец с порнографией Джон Митчелл. – Парни начинают думать, что у девушек, с которыми они учатся, точно такие же грязные мысли и фантазии, как у них самих».

Слова Митчелла можно подкрепить любопытным исследованием, проведённым сразу несколькими феминистскими организациями. Результаты его таковы: восемь из десяти первых подростковых свиданий рушатся после того, как молодой человек произносит фразу или совершает действие с целью склонить девушку к сексу.

Непродолжительную романтику, таким образом, они пытаются быстро превратить в интимную связь. Многие девушки, естественно, к этому не готовы. 

Если говорить о взрослых женщинах, то для них наибольшую опасность представляют работодатели и коллеги. Не менее тысячи работодателей-мужчин были осуждены с начала года за попытку трудоустроить (повысить по карьерной лестнице) женщин в обмен на регулярные сексуальные отношения. 

Кроме того, многим дамам приходится терпеть издёвки со стороны босса и сотрудников. Они прекрасно знают, что потеряют работу, если обратятся в полицию. 

«Мне кажется, что экономический кризис лишь увеличил количество женщин, подвергающихся сексуальному насилию, – пишет Сара М. из штата Коннектикут. – Финансовые проблемы сказались на семейных проблемах. Многие мужчины стали холостяками. Они нервничают и срывают злобу именно на привлекательных, но недоступных женщинах».

Некоторые психологи считают, что сексуальные домогательства скоро станут главной проблемой Америки. 

«Общество загнало себя в тупик, выход из которого найти очень непросто, – рассуждает психолог Майкл Хадсон.

– С одной стороны, увеличивается количество порностудий, секс-шопов и подпольных борделей.

С другой стороны, скоро даже зрительный контакт (eye contact) правозащитники приравняют к сексуальному домогательству. Мы должны бороться не с сексуальными извращенцами, а с извращёнными законами».

Выход, на мой взгляд, из сложившейся ситуации всё-таки есть.

Во-первых, необходимо узаконить обязательный тест на полиграфе (детекторе лжи) и для жертв сексуальных домогательств, и для обвиняемых. Эта мера позволит изобличить многочисленные мошенничества и установить, что было на самом деле между преступником и жертвой.   

Во-вторых, все кейсы, связанные с сексуальными домогательствами, следует засекретить (как в случае с жертвами педофилии). Журналисты обожают освещать подобные преступления, поэтому фигуранты любого громкого дела попадают на первые полосы газет (как в случае с Элиотом Спитцером или Домиником Стросс-Каном). Особенно эта мера помогла бы подросткам. 

В-третьих, комиссия из разных специалистов должна издать информационную брошюру о том, что же всё-таки является сексуальным домогательством и как не стать его фигурантом. Я бы (говорю совершенно серьёзно) вручал данную брошюру каждому иммигранту (туристу), ступившему на американскую землю. 

Десятки раз приходилось слышать, как наши соотечественники попадали за решётку за попытку познакомиться с женщинами. Ничего противозаконного, с точки зрения «советского воспитания», они не совершали. Однако в чужой монастырь, как известно, со своим уставом не ходят. 

Данные нововведения помогли бы решить одну из самых неудобных проблем современной Америки, которая, бесспорно, отражается тем или иным образом на жизни каждого из нас.

Предыдущая страница | 1 | 2

Источник: http://www.russian-bazaar.com/ru/content/61753.htm?num=2

Сексуальные домогательства в Британии: депутаты бьют тревогу

Сексуальное домогательство одноклассника по отношению к 12-летней девочке
Правообладатель иллюстрации Getty Images

Молодые девушки и женщины в Великобритании нередко подвергаются сексуальным домогательствам в общественных местах. Об этом свидетельствуют данные доклада Комитета по правам и свободам женщин британского парламента.

Среди распространенных форм таких домогательств – свист на улице, неприличные комментарии, распускание рук в час пик в общественном транспорте, апскертинг, приставания в университетах вплоть до сексуального насилия со стороны персонала и студентов.

Зачастую, пишут авторы доклада, домогаться к девочкам начинают со школьных лет.

Собеседница Би-би-си Сара рассказала, что ее 12-летняя дочь стала жертвой домогательств в школьном автобусе: мальчики выталкивали ее с места, плевались в нее и называли шлюхой.

И хотя школа предприняла меры после того, как Сара сообщила о таких инцидентах, по ее словам, давно пора начать борьбу, чтобы такое поведение не стало нормой.

“Все начинается с шуток между мальчиками и девочками, но потом превращается в нечто куда более серьезное, – говорит она. – Мальчики думают, что им позволено так обращаться с девочками. Если они считают это допустимым сейчас, кем они станут, когда вырастут?”

Что в докладе?

Глава Комитета по правам и свободам женщин Мария Миллер сказала: “Женщины чувствуют, что это их обязанность – избегать рискованных ситуаций. Это ставит женщин в неравное положение”.

Женщины и девушки, опрошенные авторами доклада, рассказали о разных формах домогательств, с которыми они сталкиваются: от приставаний в баре или клубе до попыток сделать фото и видео под юбкой.

Одним из самых распространенных видов домогательства, судя по исследованию британской общественной организации Plan UK, стало освистывание на улице.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

“Эти непрекращающиеся ежедневные домогательства могут быть незаметны для тех, кто их не испытывает. Сексуальные домогательства женщин и девушек так прочно закрепились в нашей культуре, что мы не замечаем их даже тогда, когда они происходят у всех на виду”, – говорится в докладе.

По данным опроса, проведенного YouGov по заказу коалиции “Прекратим насилие против женщин” в 2016 году, 64% женщин испытывали нежелательное внимание сексуального характера в общественных местах. Среди девушек 18-24 лет эта цифра еще больше – 85%.

15% женщин в опросе Transport for London в 2013 году сказали, что подвергались домогательствам в общественном транспорте в британской столице за последние 12 месяцев. Лишь каждая десятая из них обратилась в полицию.

Домогательства в транспорте принимают разные формы. Это и попытки потрогать женщин за их интимные места в час пик в метро, мастурбировать на глазах у женщин в полупустых автобусах вечером.

К домогательствам авторы доклада относят и прилюдный просмотр порнороликов на мобильном телефоне.

Еще одно исследование было проведено в 2014 году и изучало домогательства в барах и клубах.

63% женщин и 26% мужчин в возрасте 18-24 лет, которые регулярно ходят в эти места, рассказали, что сталкивались там с домогательствами.

Авторы доклада делают вывод, что в барах домогательства считаются частью неписаных правил и поэтому не осуждаются обществом.

Одна женщина описала случай, как ее выгнали из бара, когда она физически защищалась от домогательства мужчины. “Охранник сказал мне, что да, он перебрал немного, но это не оправдывает насилие с твоей стороны”, – рассказывает она.

Какие последствия?

Психологический вред от домогательств может быть очень серьезным.

Пострадавшие девочки и женщины часто боятся ходить в бары и клубы и даже просто выходить на улицу, а если выходят, то тщательно выбирают маршруты и не ходят там, где, как им кажется, их могут домогаться.

Самыми травмирующими могут быть домогательства в детстве. Одна из опрошенных в докладе женщин говорит, что ее худшие воспоминания связаны с возвращением домой с уроков в школьной форме.

Правообладатель иллюстрации PA

“Для мужчин было нормой открыть окно машины и посвистеть мне или выкрикнуть что-то неприличное”, – вспомнила она. Другая женщина рассказала, что ее начали домогаться еще до 12 лет.

Женщины зачастую винят себя или ищут причину в себе, когда их домогаются, отмечают авторы доклада.

Кто домогается?

Доклад цитирует исследование бразильской организации Promundo, которая в 2016 году опросила по тысяче молодых мужчин в Великобритании, США и Мексике и установила, что склонность к домогательствам формируется в раннем возрасте.

Каждый третий опрошенный британский мужчина сказал, что за последний месяц он допускал неподобающие комментарии с сексуальным посылом в адрес незнакомых женщин или девушек в общественных местах и онлайн.

Это молодые люди с разным уровнем дохода и образования.

Media playback is unsupported on your device

Проект “Грани дозволенного”: уместно ли обсуждать на работе чью-либо сексуальную жизнь?

Лучше всего склонность к домогательствам предсказывает отношение опрошенных к тому, что значит быть мужчиной.

Респондентов просили оценить, насколько они согласны с утверждениями “мужчина должен быть сильным, даже когда нервничает или боится” и “настоящий мужчина никогда не отказывается от секса”.

Оказалось, что молодые люди с самым высоким уровнем поддержки этих установок в 10 раз чаще склонны к домогательствам, чем те, кто меньше всего соглашался с этими утверждениями.

Что делать с домогательствами?

Доклад рекомендует правительству Великобритании несколько новых мер, в том числе – блокировать порносайты, если человек подключается к Wi-Fi на общественном транспорте, законодательно запретить отправлять непрошенные интимные фото, запустить широкую образовательную кампанию против домогательств, обязать владельцев баров и пабов и администрации университетов более активно бороться с домогательствами в их заведениях.

Но что делать тем, кто стал объектом непрошенного сексуального внимания или приставаний?

Международное движение против домогательств Hollaback! признает, что правильной или неправильной реакции в такой ситуации нет, но несколько полезных тактик поведения:

1. Быть жесткой. Посмотрите в глаза тому, кто к вам домогается, и резко осудите его поведение громким и четким голосом.

2. Говорить то, что звучит естественно. Нельзя звучать так, как будто вам стыдно или вы чувствуете свою вину в происходящем.

3. Не продолжать спор. Те, кто до вас домогается, могут начать спорить или высмеивать вас, затягивая в разговор. Как бы ни хотелось вступить в перепалку, рекомендуется этого не делать. Внимание будет только поощрять их неприличное поведение.

4. Идите дальше. После того, как вы сказали то, что нужно было сказать, продолжайте идти своей дорогой. Домогающиеся до вас не заслуживают вашей компании.

Источник: https://www.bbc.com/russian/news-45954662

«Свои ощущения от его прикосновений я помню до сих пор». История домогательств, о которых больше невозможно молчать

Сексуальное домогательство одноклассника по отношению к 12-летней девочке

Насилие вроде бы должно иметь зримые, реальные проявления: синяки на теле, отобранный паспорт, сорванная с шеи цепочка, похищенные дети… Материя берется за аксиому.

Но что, если речь идет о весьма тонкой, призрачной категории — сексуальных домогательствах? «Насилие любовью» — вот как Марина (все имена изменены) называет то, что с ней произошло. Она согласилась рассказать Onliner.by свою историю, несмотря на страх и стыд, связанные с событиями многолетней давности.

Семейная тайна сковывала, заставляла молчать. Пришло время назвать вещи своими именами: это было насилие, и подобное не должно происходить ни с одним ребенком. Читайте очередной материал из цикла «Насилие рядом».

— Это не только про меня история, на самом деле. Вы обернитесь вокруг: в любом окружении постоянно всплывают подобные случаи. Мне хочется, чтобы наши женщины стали смелее, решились заговорить в СМИ о сексуальных домогательствах, а не плакали об этом по ночам в подушку, тайком ото всех. Я долго молчала, но, в конце концов, кто-то же должен начать, вы не считаете? — прямо спрашивает Марина.

«Самое страшное — это дикий стыд. Я не понимала, где та грань дозволенного»

История берет свой отсчет с того момента, когда Марине исполнилось 5 лет. Именно тогда появился отчим Костя — творческий, веселый, заботливый. Великолепный! Для маленькой девочки он сразу стал живым кумиром, сияющим рыцарем на пьедестале.

Мама хотела создать «настоящую семью» и просила Марину называть Костю «папой»: «Он же тебя воспитывает, столько для нас делает!» Общение с биологическим отцом было минимизировано. Девочка с удовольствием включилась в игру под названием «любящая дочь и заботливый папа Костя».

«Папе» было 27, но он часто говорил о себе, что застрял в шестилетнем возрасте.

— Детство казалось мне идеальным: путешествия, поездки, походы с палатками, капустники, утренники у нас дома. Очень много свободы, атмосфера постоянного веселья и творчества. Папу мы в шутку называли «бог Костя» — и на самом деле боготворили его.

Только теперь я понимаю, что в семье не было четких границ. Друзья регулярно ночевали у нас. Не было понятно, где семья, а где посторонние. Папа (я всегда так называла его и действительно считала родным отцом) целовал нас в губы, можно было спать в кровати друг у друга.

Это не нормально, но в 10 лет я, разумеется, не понимала этого, — говорит Марина.

— Я не могу точно сказать, когда все началось. Память отказывается восстановить четкую хронологию. Помню картинку: мне лет 6 или 7, я моюсь в ванне, а папа заходит со словами «Давай я тебе помогу». Свои ощущения от его прикосновений я помню до сих пор.

Замираю, и все холодеет. Самое страшное — это дикий стыд. Я не понимала, где та грань дозволенного. Он мог позволить себе погладить мою детскую грудь, провести пальцем по гениталиям, поцеловать в губы… Это продолжалось лет до 13, — вспоминает Марина.

— Самое ужасное воспоминание детства: мы всей семьей смотрели фильм про «МакДональдс» — на всю жизнь его запомню, — а отчим под одеялом моей рукой доставил себе удовольствие.

Мама сидела рядом, чуть впереди… А я хотела умереть от стыда и страха, — с гневом говорит Марина.

— Для меня это насилие! Я бы ни за что не хотела пожелать подобного ни своим детям, ни одной девушке в мире! В любом случае это происходит против воли ребенка. Телесное насилие очень тесно переплетено с эмоциональным.

«Это же мой папа, он все делает правильно»

Почему же девочка не искала защиты? Ответ очень прост: в 11 лет у тебя еще нет своей воли. Ребенку невозможно идентифицировать происходящее как насилие, если взрослый — особенно такой любимый и важный взрослый! — делает вид, что все в порядке вещей.

— Один раз, когда он начал меня раздевать и целовать, я прямо спросила: «Пап, разве это нормально?» Мне было очень страшно. А он начал философствовать, ответил что-то в духе: «А что тут может быть ненормального? Если я когда-нибудь лишу тебя девственности, это будет хорошо и правильно.

Я же сделаю это нежно, с заботой о тебе и знанием дела, не то что какой-нибудь твой неумелый одноклассник. Нет ни одного человека, который может сделать это лучше меня». Я верила отцу, думала: «Это же мой папа, он все делает правильно».

И это самое ужасное! Если бы тогда насилие было насилием в моих глазах! У меня внутри до сих пор как будто живут два человека: мерзкий педофил и любимый папа.

Наше сознание — удивительная вещь. Насколько оно защищает нас, вытесняя болезненные, непереносимые переживания! Уже будучи взрослой, я пошла к психологу. Только тогда я признала, что на самом деле со мной сделал отчим, какой ужас я пережила. В 13 лет я не до конца понимала, что происходит.

У меня не было злости к отцу. Я помню, как впервые заговорила об этом с терапевтом в 20 лет — и безудержно рыдала. Было тотальное ощущение беспомощности, ужаса и стыда. С тех пор слез вылито немало. Сегодня у меня просто много грусти. И еще злость на отчима.

Терапевт говорила мне: ты можешь и сейчас подать в суд, у этих дел нет срока давности. Но я не хочу никуда идти и ворошить былое.

Мне было сложно собрать себя по кусочкам заново; понять, где черное, а где белое; принять тот факт, что я была изнасилована — пусть пенетрации и не было, но все же… Вот тот самый страшный урон, который нанес моей психике этот человек своей извращенной любовью.

Во время интервью Марина держится стойко: ни слез, ни криков ненависти. Теплый взгляд иногда становится грустным. Кажется, что с каждым произнесенным словом она выдыхает — освобождается от очень тяжелой ноши, которую в одиночку тащила на себе столько лет.

— Насилие — это не всегда жестокое обращение. Если тебя избили до полусмерти, то все сразу понятно. Вот ситуация насилия, здесь — жертва, тут — преступник.

А если, как в случае с Шурыгиной, это был секс против воли, но женщина не сопротивлялась и не сказала «нет»? Значит ли это, что она виновата? В моем понимании, она, безусловно, жертва. Но наше общество еще не готово к таким «полутонам». Хотя мнение окружающих не столь важно для меня, как ясность внутри себя самой.

У меня ушло много лет на то, чтобы понять: папа вел себя не нормально! Сейчас я не могу представить себе никакого общения с ним, пусть он хоть десять раз покается.

«Представьте эмоции женщины, которая получает порцию двойных стандартов»

— Сегодня в белорусском законодательстве нет такой статьи, которая предусматривала бы наказание за сексуальные домогательства. Что вы об этом думаете?

— Даже если не было проникновения, то представьте эмоции женщины (или девушки), которая получает огромную порцию двойных стандартов. Я не была изнасилована обычным, «классическим» способом. Но это было бы более понятно, как ни горько это звучит.

Для любого человека изнасилование — это черное. Тут жертва имеет полное право злиться и идти в суд. А вот в ситуации сексуальных домогательств ты сама себя не можешь понять, очень много сомнений в произошедшем.

Тебя же любят! Разве любящий папа может быть насильником? Если бы сексуальные домогательства были уголовно наказуемы, это помогло бы большому количеству женщин в первую очередь валидировать собственные ощущения: то, что со мной сделали, черт возьми, неправильно! Если бы об этом больше говорили в публичном пространстве, возможно, и семьи реагировали бы иначе.

Когда Марине было 15 лет, Костя ушел из семьи к несовершеннолетней девочке — подружке падчерицы. Алене вот-вот исполнилось 16. Но никто не заподозрил неладного.

Наоборот, вся семья плакала и горевала: «Ушел любимый папа, свет жизни, променял нас на какую-то девчонку!» Сейчас Марина ясно видит: Костю впору благодарить (если в этой ситуации вообще уместна благодарность к такому человеку) за то, что он оставил семью, иначе сексуальные домогательства не прекратились бы.

После развода родителей все отношения постепенно закончились. Марина не видела своего «папу» около семи лет. И не собирается. Пусть наказания за преступление и не произошло, для себя Марина поставила точку в этой истории.

— Сейчас я воспринимаю его как больного человека, которому нравятся маленькие девочки. Представьте, сколько спутанных эмоций внутри меня.

Это одновременно папа, с которым жизнь — вечный праздник; папа, которого я боготворю, и нужно постоянно работать над собой, чтобы ему понравиться; и, наконец, отец-насильник, который хочет тебя сексуально. Столько разных воспоминаний про одного человека, и это не может не влиять на мою взрослую жизнь.

Мне порой сложно строить отношения с людьми, сложно доверять — и это отголосок тех лет. В любом случае сегодня мне есть на кого опереться: это мой муж, а еще психолог. Грустно, что моя мама отгородилась от этой истории. Уже будучи взрослой, я рассказала ей, но она вообще никак не отреагировала, сделала вид, что не услышала.

Я надеюсь, что эта публикация станет своего рода признанием и поможет нашей семье взглянуть правде в лицо и честно, по-взрослому поговорить о том, что произошло пятнадцать лет назад. Насилие любовью — вот что случилось со мной.

Татьяна Ревинская, юрист:

— Случаи сексуального насилия в семье трудно раскрыть, потому что дети не склонны жаловаться на поведение собственных родителей. По статистике, более 50% таких действий совершаются близкими членами семьи или родственниками.

Чем младше ребенок, подвергшийся сексуальному насилию, тем труднее ему самому осознать и тем более объяснить, что с ним происходило.

При общении же взрослого с ребенком, как правило, эта тема не обсуждается, а зачастую рассказ ребенка воспринимается родителем как фантазия.

К примеру, в случае сексуального насилия со стороны отца или отчима, как показывает практика, эти обстоятельства полностью отвергаются матерью ребенка.

Закон Республики Беларусь «О правах ребенка» предусматривает, что каждый ребенок имеет право на защиту своей личности от любых видов эксплуатации и насилия (статья 9). При этом ребенок до 14 лет вправе самостоятельно обращаться за защитой своих прав и законных интересов в Комиссию по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства, а по достижении 14 лет — в суд.

Однако на практике дети, подвергшиеся сексуальному насилию (особенно со стороны родителей), в подавляющем большинстве случаев не обращаются за защитой своих прав, что, как правило, связано с зависимостью ребенка от насильника, неверием в возможность наказания виновного.

Вместе с тем такие преступления достаточно сурово наказываются. Статьей 169 Уголовного кодекса установлена ответственность за развратные действия в отношении ребенка, в том числе с применением насилия или с угрозой его применения. Ответственность предусмотрена за действия, направленные на удовлетворение половой страсти без совершения полового акта.

Развратные действия могут носить как физический (например, в обнажении своих половых органов в присутствии ребенка; совершении полового акта в присутствии несовершеннолетнего), так и интеллектуальный характер (демонстрация порнографических материалов, беседы непристойного и циничного содержания о сексуальных отношениях, иные действия, направленные на поощрение, побуждение, стимулирование интереса потерпевшего к сексуальным отношениям).

Статьями 168 и 169 УК предусмотрена ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера, а также развратные действия с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста.

К самым тяжким преступлениям в этой сфере относится изнасилование — половое сношение вопреки воле потерпевшей. Оно может совершаться, во-первых, с применением или с угрозой применения насилия в виде причинения физической боли различными способами, во-вторых, с использованием беспомощного состояния потерпевшей и/или психического давления в виде угроз, оскорблений и так далее (статья 166 УК).

Если вы стали свидетелем насилия, немедленно сообщите об этом на круглосуточную горячую линию МВД, Министерства образования по приему сообщений о фактах насилия над детьми; в районные управления образования; в экстренной ситуации, требующей срочного внимания сотрудников милиции, — по телефону 102.

Onliner.by продолжает публиковать цикл статей под названием «Насилие рядом». Увы, жестокость, упомянутая, казалось бы, только в фильмах и книгах, может происходить за любой стеной, буквально на расстоянии вытянутой руки.

Домашнее, офисное, физическое, экономическое, эмоциональное, сексуальное принуждение со стороны мужчин и женщин, взрослых и детей — мы говорим о каждом виде насилия, задаем вопросы и описываем реальные истории белорусов.

Наша главная цель — это не разобраться с извечными «Что делать?» и «Кто виноват?», а почувствовать сострадание к тем, кто столкнулся с насилием и оказался беззащитен, дать им наконец право голоса. Свои истории вы можете присылать на shumitskaya@gmail.com.

Источник: https://people.onliner.by/2018/03/03/nasilie-5

Raseef22 (Ливан): Иордания заговорила о сексуальных домогательствах

Сексуальное домогательство одноклассника по отношению к 12-летней девочке

Многие люди до сих пор продолжают отрицать проблему сексуальных домогательств в Иордании, так как существует недопонимание по поводу определения слова «домогательство».

Домогательство не обязательно связано с прикосновениями в интимных местах. Оно может быть письменным, устным и физическим: касание, потягивание, поглаживание, преграждение пути, преследование, слежка, пристальное разглядывание, мастурбация в общественных местах или публичная демонстрация половых органов.

Разоблачение случаев домогательств не портит репутацию страны. Ее портит молчание о психических расстройствах, возникающих после подобных ситуаций.

А также, когда девушки боятся ходить по улицам не из-за тех, кто может их обокрасть, а из-за страха подвергнуться домогательствам.

О наличии больших проблем в обществе говорит и тот факт, что девушки бояться рассказывать о том, что подверглись домогательствам, опасаясь, что их самих назовут виновными. И наконец, когда общество отказывается признавать существование подобного явления.

17-летняя Рама Хамад смогла разжечь революцию в Твиттере с помощью документального фильма «Джордан говорит во весь голос» (Jordan Speaks Up), в котором рассказывает о проблеме сексуальных домогательств и отвечает на вопросы: почему они молчат? Почему жертва чувствует себя виноватой, а преследователь остается на свободе благодаря ее молчанию?

Где ваша правда?

Документальный фильм «Джордан говорит во весь голос» начался с отрицания проблемы сексуальных домогательств: «всего около 1-2% случаев, которые нельзя считать такой уж большой проблемой. И слава богу! Но люди знают о некоторых инцидентах». Это побудило Раму написать: «Где ваша правда? А вот она, правда». И далее группа людей начала читать анонимные истории о сексуальных домогательствах.

«Во время путешествия с семьей мы зашли в уличное кафе. Я испачкала рубашку, поэтому спросила официанта, где находится уборная. Он сказал мне подняться наверх. Я пошла, куда он указал, но там было пустынно и тихо.

Я решила вернуться обратно, но вдруг увидела того самого официанта. Он начал приставать ко мне, и я ничего не смогла сделать. Затем ему позвонил менеджер, и он ушел, сказав напоследок, что это могла быть лучшая ночь в моей жизни.

Я не осознавала, что подверглась сексуальному насилию, потому что испугалась сказать «нет».

«Однажды в торговом центре я стояла внутри вращающейся двери, ведущей к выходу. В последний момент туда зашли трое мужчин. Стало тесно. Я оттолкнула дверь, чтобы быть как можно дальше от них, но увидела, что кто-то из них приближается ко мне. Я почувствовала, как чья-то рука коснулась моей задницы. Я почувствовала себя слабой.

Они могли касаться меня, но я не могла двигаться, и никто не мог мне помочь. Я не хотела, чтобы они продолжали меня трогать. Я чувствовала себя в ловушке, не могла сдвинуться с места. Это продолжалось несколько секунд, но мне показалось, будто прошла целая вечность. Потом я побежала и долго не могла остановиться. Теперь мне страшно».

The Telegraph UK28.09.2019Raseef2201.09.2019Forbes09.07.2019«Когда мне было около 9 лет, я гостила в доме моих бабушки и дедушки. Там я играла в “доктора” вместе со своими родственниками. Нас было три девочки и один мальчик старше нас. Мой двоюродный брат играл роль “доктора”, поэтому занимался осмотром наших тел.

Сначала все было невинно, но потом он начал прикасаться к нам в интимных местах, прося ничего об этом не говорить нашим родителям. Он шантажировал нас, говоря, что если мы расскажем, то попадем в беду. И по сей день присутствие этого человека вызывает дискомфорт, но мы никому из родителей об этом случае не рассказали».

Вот такие истории о личном опыте сексуальных домогательств были рассказаны в документальном фильме. Одни люди заикались во время чтения, другие были сбиты с толку, а третьи не удержались от комментариев, тем более что эти истории могли происходить с их знакомыми.

Молчание означает принятие

Режиссер документального фильма Рама Хамад раскрыла Raseef22 подробности создания фильма, премьера которого состоялась 11 октября.

По ее словам, количество случаев сексуальных домогательств в устной или физической форме сильно возросло за последний год.

Это заставило ее задуматься: «Какой грех они совершили, чтобы пережить этот опыт? Хуже всего то, что они чувствуют смущение, как будто они виноваты». Режиссёр также сказала, что «молчание означает принятие», поэтому она хочет нарушить это молчание.

Документальный фильм «Джордан говорит во весь голос» призывает нарушить молчание и преодолеть страх перед обнародованием инцидентов, связанных с сексуальными домогательствами.

По задумке Рамы, группа студентов читает анонимные истории о сексуальных домогательствах. «Сексуальные домогательства — это деликатная тема.

Если попросить девушек открыто рассказать о своем опыте, то это может им навредить», — объясняет она.

«Я также знаю, что девушки не смогут подробно говорить о том, с чем они столкнулись. Никто раньше не говорил об этом свободно в Иордании, поэтому я решила, что лучший способ — это делиться своими историями анонимно», — добавила она. По словам Хамад, она вдохновилась видео под названием «Незнакомцы читают чужие секреты».

Она отметила, что реакция рассказчиков во время чтения историй была искренняя, что стало посланием для каждой жертвы сексуальных домогательств о том, что она не одинока. Многие девушки боятся рассказать о произошедшем, потому что считают себя виновными из-за принятого решения, такого как, например, выйти из дома, чтобы поесть или из-за неправильного выбора одежды.

«Родители жертвы не хотят разбираться с последствиями. Они стремятся защитить девочку, поэтому ограничивают ее свободу и считают, что она заплатила за преступление другого человека», — говорит Хамад.

На вопрос о том, была ли в фильме история самой Рамы, она ответила, что подвергалась только словесным домогательствам, которые нарушали ее личные границы, но это не идет ни в какое сравнение с историями, которые она получила. «Большинство девушек думали, что смогут защитить себя в подобных случаях, но все происходило по-другому. Почему? Потому что на эту тему наложено табу, а сами жертвы не имеют прав», — говорит она.

По словам Хамад, главное научить мужчин уважать женщин, а не заставлять женщин прятаться и ходить по стенке. «Мы должны открыто говорить об этой проблеме. В первую очередь необходимо повысить осведомленность и призвать общество защищать жертву в случае преследования», — считает Рама.

Al Modon01.06.2019Iltalehti.fi19.05.2019Haaretz07.04.2019В последнее время хэштег #JordanSpeaksUp получил широкое распространение в Иордании и занял первое место в иорданском . Рама сказала, что не ожидала такой популярности, но подобная ситуация отражает настроения общества, которое устало закрывать глаза на эту проблему.

По мнению Рамы, «настоящая победа» заключается в смелости девушек, которые начали рассказывать свои истории. Она заявила, что «мы перешли от документального фильма к началу перемен, а новый флэшмоб — это нарушение молчания». Рама выразила надежду, что это первый шаг к грядущим переменам.

Водитель мастурбирует

В начале октября взорвался от публикаций иорданских девушек, которые продолжили рассказывать свои истории тем, кто до сих пор категорически отрицает существование сексуальных домогательств.

Одной из них стала девушка по имени Тала. Она выложила видео с водителем такси, который мастурбировал во время поездки.

Под видео Тала написала: «Мне стало некомфортно, как только я села в машину, а потом мне пришлось на это смотреть…».

Молодая женщина подверглась домогательству со стороны таксиста, который мастурбировал перед ней и ее подругой в районе Шмейсани в Аммане. Она рассказала, что было очень сложно опубликовать видео, но она сделала это спустя год после инцидента, добавив, что показала свое лицо, чтобы помочь свести на нет подобные случаи.

К флэшмобу #JordanSpeaksUp присоединилась генеральный секретарь Иорданской национальной комиссии по делам женщин Сальма ан-Нимс, которая выразила радость от того, чего добились девушки. Она заявила: «Год назад мы запустили хэштеги #HearMeToo и #orangehourjo после чего на нас напали активисты и институты.

Сегодня храбрая иорданская девочка сняла фильм о сексуальных домогательствах, и истории об этом начали появляться под хэштегом #JordanSpeaksUp. Спасибо всем за поддержку, благодаря которой многие решились рассказать свои истории.

А кто боится за репутацию страну, тот пусть прекратит вести себя таким гнусным образом».

Нет никакой разницы между девушкой, к которой приставал профессор в университете, и девушкой, которая подверглась преследованию со стороны члена ее семьи. Ничем не отличается и та, которая, будучи доктором, подверглась сексуальному домогательству со стороны своего пациента — ровесника ее дедушки.

Иорданские женщины страдают от различных форм домогательств. Все истории вызывают одинаковые негативные эмоции. Что именно бросает тень на репутацию страны?

Сексуальным домогательствам подвергаются трое из четырех женщин

Согласно исследованию, проведенному Национальной комиссией по делам женщин Иордании, три женщины из четырех опрошенных подвергались, как минимум, одной форме сексуального домогательства.

Исполнительный директор Ассоциации солидарности иорданских женщин Мунир Адайбес считает, что замалчивание проблемы способствует разгулу такого рода преступлений. Сами преступники пользуются тем, что общество отрицает существование подобного явления, отказывается от морального осуждения и не выносит серьезного наказания.

Что касается точного определения, что считать домогательством, Ассоциация солидарности иорданских женщин заявила: чтобы понять это, не нужны определения.

Для совершения подобного преступления не нужна специальная подготовка, одежда, определенный возраст или пол. Это инстинктивный и аморальный поступок человека-психопата.

Такое поведение вызвано плохим воспитанием и ложной маскулинностью, а также представлением о женщинах как о низших существах, которое формировалось на протяжении всей нашей истории«.

Остается последний вопрос: «Что будет дальше?»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/social/20191020/246042508.html

Меня домогаются, что делать: инструкция

Сексуальное домогательство одноклассника по отношению к 12-летней девочке

Если у вас есть сомнения – “а это флирт или домогательство?”, это уже тревожный знак: скорее всего, речь о последнем. Четких критериев, к сожалению, нет. Поэтому надо ориентироваться на здравый смысл и судебную практику. Признаками домогательств может быть следующее:

  • Приставания не прекращаются. Допустим, каждое утро начальница приобнимает вас и шепчет на ушко скабрезные комплименты. Или бывший одноклассник каждый вечер встречает у подъезда с бутылкой вина и просится в гости, а получив очередной отказ, засыпает вас смс с признаниями в любви. Вы спокойно сказали обоим, что вам неприятны их действия и вы хотите, чтобы они прекратились. Но приставания продолжились.
  • Вам угрожают. Начальница говорит: “не будешь со мной – уволю”, одноклассник чередует любовные смс с фотографиями облитых кислотой женщин.

2. Не терпеть

Неважно, кто вас домогается: начальница, бывший одноклассник, школьный учитель, врач. Если вы один раз попросили обидчика прекратить неприятные действия, но этого не произошло, нужно вовлекать третью сторону.

Нет, само по себе это не закончится. Наоборот: домогательства будут принимать все менее безобидные формы. От смс дело может быстро дойти до физического преследования, затем – до порчи имущества и, наконец, насилия.

3. Не бояться осуждения

Это самый трудный пункт, но и самый важный. О домогательствах страшно рассказать: могут обвинить в неподобающем поведении, ханжестве. Мол, человек хотел вам комплимент сделать – а вы его наказываете. Кто-то опасается травли: например, вы – школьница, и к вам пристает популярный одноклассник. Рассказать о проблеме – значит выставить себя ябедой.

Так кажется, но это не так: в домогательствах виноват только тот, кто домогается. Точно так же как в краже кошелька виноват грабитель – а не тот, кто купил красный кошелек вместо синего. Постарайтесь воспринимать рассказ о домогательстве как лечение: да, могут быть побочные эффекты, но без лекарства болезнь не пройдет.

Если вам сложно справиться с этими страхами, попросите совета у психологов. Например, на горячей линии центра “Сестры” вам помогут бесплатно и анонимно.

4. Собрать максимум доказательств

Как можно раньше начните собирать все, что подтвердит ваши слова. Делайте скриншоты переписки и сохраняйте их в нескольких местах: например, на жестком диске и на флешке.

Записывайте разговоры: самый простой способ – поставить телефон на громкую связь во время звонка и включить диктофон прямо на том же устройстве. Не публикуйте эти материалы.

Поскольку запись скрытая, закон разрешает вести ее только для собственной безопасности – а не для публичного использования.

Если вас домогаются на работе:

  • Поговорить с начальником или HR-менеджером

Не пускайтесь в эмоциональные обвинения, спокойно расскажите: кто вас домогается, в чем это выражается и почему именно вам это неприятно. Запишите разговор на диктофон.

Если у вас есть доказательства, покажите их. Тут возможно два варианта развития событий: либо вас поймут и вам постараются помочь, либо напротив, начнут убеждать, что ничего ужасного не происходит и надо отнестись ко всему с юмором.

К сожалению, могут пригрозить тем, что вам лучше помолчать – иначе начнутся проблемы.

  • Звать на помощь правозащитников

Можно обратиться в Центр социально-трудовых прав и лично к адвокату Мари Давтян, которая специализируется на подобных кейсах. Вам бесплатно и анонимно помогут и советом, и конкретными действиями.

  • Идти в трудовую инспекцию

Следующий шаг – обратиться в трудовую инспекцию с заявлением о “невыносимых условиях труда”. Заявление надо отнести или отправить заказным письмом в трудовую инспекцию вашего населенного пункта, адрес можно найти на сайте Роструда.

Тут вам как раз пригодится запись разговора с начальством или HR – к заявлению лучше приложить доказательства. Инспекция обязана приехать к вам на работу и проверить ситуацию.

Велик шанс, это ни к чему не приведет: нарушений не найдут.

И тем не менее, это полезный шаг: обращение послужит доказательством, что вы не придумали обвинения, а правда подвергались домогательствам и пытались бороться с ними.

Если вас домогаются в обычной жизни, у вас гораздо меньше рычагов воздействия на обидчика. Поэтому нужно как можно скорее обращаться за помощью к правоохранительным органам – несмотря на то, что они могут вызывать недоверие.

5. Как можно раньше идти в полицию

Последний шаг – заявить в полицию о “понуждении к действиям сексуального характера” (статья 133 УК). Главное – сделать это как можно раньше. Причины две: во-первых, чем раньше вы обратитесь за помощью, тем меньше шанс, что дело дойдет до физического насилия. Во-вторых, срок давности у нетяжелых преступлений небольшой.

Нужно понимать, что у вас действительно есть шанс лишиться работы или испортить отношения с теми, кто решит встать на сторону обидчика. Но работать в условиях жуткого стресса все равно невозможно, а общаться с теми, кто не верит вашим признаниям, не стоит.

Источник: https://www.currenttime.tv/a/29004906.html

Консультант закона
Добавить комментарий