Смерть ребёнка в связи с нарушениями условий содержания в больнице

Ольга Цейтлина:

Смерть ребёнка в связи с нарушениями условий содержания в больнице

Адвокат правозащитного центра “Мемориал”*, защитник семьи Умарали Назарова, пятимесячного сына мигрантов из Таджикистана Рустама Назарова и Зарины Юнусовой, отнятого у родителей и умершего в больнице, рассказала “Новой” о том, как в настоящее время расследуется уголовное дело о смерти ребенка, а также о других нарушениях прав мигрантов в России.

– Есть ли на сегодняшний день новости по делу Умарали? В какой стадии расследования оно сейчас находится?

– На днях мы подали жалобу в Невский районный суд на следствие. Рассмотрение назначено на 7 апреля. Мы многое обжалуем, но главное – то, что нам отказано в назначении новой экспертизы причин смерти мальчика.

Повторной, дополнительной – ее можно называть по-разному, суть в том, что нам отказано.

Вместо этого следователь просто передопросил одного из экспертов Городского бюро судмедэкспертизы (ГБСМЭ), и, не проводя никаких новых исследований, тот же эксперт повторил: “Да, возможно, ребенок умер от вируса”. Ничего нового он не написал.

Конечно, мы не согласны с этой экспертизой. Она неполная, не отвечает на ключевые вопросы, в том числе о дефектах оказания медицинской помощи. Вдобавок нарушены наши процессуальные права.

Фактически мы ознакомились с результатами экспертизы после ее проведения. Не до начала, как требует закон, а постфактум. В итоге не могли предложить свое экспертное учреждение, задать свои вопросы и т. д.

Мы жалуемся на ряд нарушений, но главное – экспертиза.

Также подали жалобу в Октябрьский суд на действия сотрудников отдела полиции № 1 Адмиралтейского района и сотрудников УФМС по Петербургу и Ленобласти. По ним до сих пор не вынесено отдельного процессуального решения.

Нам отвечают, что заявления о возбуждении уголовного дела по действиям сотрудников полиции и ФМС, а также обращения петербургского депутата Бориса Вишневского по этому поводу направлены в следственный отдел Невского района и якобы там все расследование и будет.

Мы настаиваем, что нам нужен либо отказ в возбуждении уголовного дела, либо уголовное дело в отношении сотрудников полиции и ФМС. Все сроки проверки давно истекли. Если принято решение о возбуждении дела, соединении дел, отказ в возбуждении – сообщите нам. Не согласимся – обжалуем.

Но мы ничего не знаем: возбуждено дело? Не возбуждено? Все материалы перекинуты в Невский следственный отдел, а тот молчит как рыба. Следователь не уведомляет нас даже о продлении сроков следствия.

– Основные претензии к следствию – нет выводов по действиям сотрудников полиции и ФМС и экспертизы? Но экспертизу проводило ГБСМЭ – главное экспертное учреждение в Петербурге. Вы большего хотели? Где вы хотели провести экспертизу?

– Где угодно. В ВМА, в Москве, в любом учреждении Минздрава. Главное – мы хотим независимую судебно-медицинскую экспертизу, ответов на ключевые вопросы, но следствие нам в этом отказывает.

Экспертизу проводило петербургское бюро судмедэкспертизы, находящееся в подчинении города, мы думаем, она может быть необъективной. Но даже если она объективна и следствие уверено в выводах, тем более давайте перепроверим. Нам говорят: нет.

Следователь просто написал две строчки: “Ход расследования определяет следователь, экспертизы проведены”. Всё.

– А сегодня полноценная экспертиза по причинам смерти еще возможна? Всё уже давно потеряно, Умарали 16 ноября 2015 года похоронен в Таджикистане, можно ли рассчитывать на имеющиеся заключения экспертов – непонятно.

– Мы все равно никогда не докажем, был вирус причиной смерти или нет. Но этот вопрос надо разделить на две части. Понятно, что многие важные доказательства утрачены, не проведены очные ставки, мать ребенка – потерпевшая и главный очевидец – вообще выдворена из России.

Однако остались образцы препаратов, которые будут в ГБСМЭ лежать очень длительное время, их можно исследовать.

И главное – остается другой вопрос: даже если у ребенка был смертельный вирус, то что делали врачи центра имени Цимбалина, видя умирающего младенца? Какие реанимационные мероприятия проводили? Медики пишут о малыше: “Активный, периодически беспокоится, ест охотно, не срыгивает, кожа и слизистые чистые, стул достаточный, по внутренним органам – без динамики…” Все хорошо. Потом его кормят, и через 45 минут он умирает… Возможно ли предотвращение смерти при надлежащем уходе, присмотре, кормлении Умарали Назарова после того, как его отобрали у матери? А также в период с 23.00 (последний осмотр, диагностировавший стабильное состояние) до 00.05 (момента обнаружения дежурной сестрой ребенка без признаков жизни)? Если Умарали в больнице такой больной, от вируса загибается, почему тогда его не лечили?.. Мы говорим: не вирус. Но даже если вирус, были ли недостатки, дефекты оказания медицинской помощи в центре Цимбалина? И есть ли причинно-следственная связь между присмотром и уходом за ребенком без матери и наступившей смертью?

– Ситуация с Умарали – трагедия, но она вскрыла проблему. Если бы не Умарали, мы, может, и не узнали бы, сколько подобных случаев происходит. Детей у мигрантов отбирают не в исключительных случаях, это уже стало правилом. Почему у них при выдворении отбирают детей? Это вообще законно?

– Эта история вскрыла такую проблему, когда отбирают детей у мигрантов, и мы сейчас подаем очередную жалобу в ЕСПЧ по этому поводу. Это абсолютно незаконно. По закону отобрать ребенка можно только либо по решению суда, либо если есть прямая угроза его жизни.

Либо он действительно беспризорный, безнадзорный, на улице один. Поэтому правоохранительные органы во всех подобных случаях составляют акты о том, что ребенок либо потерявшийся, либо заблудившийся.

Они и по пятимесячному Умарали состряпали акт о том, что он подброшен или заблудился.

По закону в СУВСИГ (Специальное учреждение временного содержания иностранных граждан) мигранты должны помещаться вместе с детьми. Но никаких условий содержания детей в этих учреждениях нет. Хотя по закону должны быть.

– А какие там условия?

– Условия в СУВСИГ в Красном Селе уже дважды признавались Европейским судом бесчеловечными. Туда еще и с детьми запихивать – беспредел. Это что-то типа СИЗО. Длинный коридор и комнатки, но их называют камерами. Люди сидят в этих камерах под стражей.

Они не могут выходить гулять – там нет условий для прогулок. Не могут встречаться с родственниками. Они могут только передвигаться по этажу. Там нет условий для приготовления и приема пищи. Люди вынуждены есть прямо в комнатах, на кроватях или тумбочках.

Двор СУВСИГ похож на загон для скота, да еще собака в будке сидит. И ждать выдворения, особенно лицам без гражданства, там приходится много месяцев, потому что максимальный срок ожидания выдворения – два года. Это наказание без преступления.

Условий для семейного содержания и содержания детей в СУВСИГ нет, поэтому их у мигрантов и отбирают.

А мы говорим: либо создайте условия, либо вообще не помещайте в СУВСИГ с детьми. Нельзя держать людей в условиях ограничения свободы почти бессрочно, это же не СИЗО. Эти системные проблемы надо решить: изменить условия, установить судебный контроль за сроками содержания, создать механизм освобождения.

Кстати, после трагедии с Умарали ситуация начала немного меняться. Сейчас две матери помещены в СУВСИГ с детьми. На днях их должны отправить на родину. Но им кроватки и коляски принес Красный Крест, и это не улучшает условий в целом. Условий все равно нет, и это нужно менять на уровне государства.

– А сколько нужно еще историй подобных той, что случилась с Умарали, чтобы проблема действительно решилась?

– К слову, Зарине Юнусовой не назначали принудительное выдворение. Ее не заключали в СУВСИГ. У нее мера наказания – самовыезд. Она могла все время находиться с ребенком! Зарину с Умарали вообще не могли разлучать!

А в целом – мы уже выиграли в ЕСПЧ процесс, согласно которому все должно измениться. Это дело – “Ким против России”. О том, как люди сидят в СУВСИГ годами, выдворить их не могут, но и освободить механизмов нет.

(Роман Ким – гражданин Узбекистана, который в ожидании выдворения из РФ два года провел в СУВСИГ, по заключению ЕСПЧ – в бесчеловечных условиях, но так депортации и не дождался, а по истечении двух лет и освобождении из СУВСИГ обжаловал свое незаконное заключение.) Решение по этому делу ЕСПЧ вынес в июне 2015 года.

Правительство давно должно было принять меры. В резолютивной части по делу Кима Европейский суд сказал: “Это системная проблема законодательства, и государство должно принять меры общего характера и изменить такую незаконную практику”. Но до сих пор ничего не произошло.

Сейчас мы пишем доклад в Комитет министров Совета Европы о том, что системные проблемы по длительному содержанию не решены российскими властями и решение по мерам общего характера не исполнено.

*Защита потерпевших по делу Умарали Назарова осуществляется при поддержке АДЦ “Мемориал”.

Источник: http://novayagazeta.spb.ru/articles/10230/

Смерть девочки в Эль-Пасо: в США обеспокоены судьбой детей мигрантов

Смерть ребёнка в связи с нарушениями условий содержания в больнице

Алексей Ильин Би-би-си

Правообладатель иллюстрации EPA

Семилетняя девочка из Гватемалы умерла в больнице американского города Эль-Пасо вскоре после ареста пограничным патрулем США. Как сообщают американские СМИ, смерть наступила от истощения и шока. Трагический инцидент подлил масла в огонь споров по поводу условий содержания беженцев в приграничных центрах.

Как сообщает газета Washington Post со ссылкой на службу таможенного и пограничного контроля США, девочка и ее отец были задержаны 6 декабря в штате Нью-Мексико в составе группы мигрантов из 163 человек.

Через восемь часов у ребенка начались припадки, поднялась температура. Согласно записям погранслужбы, девочка не получала пищи и воды в течение нескольких дней.

Затем девочку вертолетом доставили в детскую больницу в Эль-Пасо, где она скончалась от остановки сердца.

Министерство внутренней безопасности США подтвердило Си-эн-эн, что врачам не удалось спасти ребенка. Власти начали расследование причин трагедии.

Сейчас на южной границе США скопилось несколько сотен тысяч мигрантов из стран Центральной Америки, их число продолжает увеличиваться.

В среду госсекретарь США Майк Помпео в интервью телеканалу Fox News похвалил власти Мексики за сотрудничество в миграционном вопросе.

“Новая администрация [президента Мексики Мануэля Лопеса Обрадора] очень хорошо работает. Мы должны контролировать границу с нашей стороны, а они – со своей стороны. Нам приятно поддерживать их”, – сказал Помпео.

Однако правозащитники и журналисты все активнее бьют тревогу по поводу ухудшающихся условий содержания беженцев как с мексиканской, так и с американской стороны границы.

Иск на 60 миллионов

В конце ноября американские СМИ сообщали, что беженка из Гватемалы Ясмин Хуарес подала иск к правительству США на сумму в 60 млн долларов после того, как ее годовалая дочь умерла через несколько недель после выхода из центра для беженцев.

Адвокаты женщины утверждали, что у ребенка развилась респираторная инфекция во время пребывания в центре в городе Дилли в Техасе. Пограничную службу обвиняли в том, что она заставила еще не поправившегося ребенка покинуть центр.

Правообладатель иллюстрации AFP Image caption Охрана границы США и Мексики усилилась после ужесточения миграционных законов

В интервью британской газете Guardian в сентябре сразу несколько беженцев рассказали о невыносимых условиях, в которых содержатся семьи мигрантов в приграничных центрах. В частности, они жаловались на издевательства со стороны персонала, антисанитарию и недостаток медикаментов.

Многие мигранты также жалуются на то, что американские пограничники разделяют их семьи после пересечения границы. В основном это происходит из-за того, что взрослых уличают в миграционных нарушениях.

В июне издание ProPublica опубликовало аудиозапись, на которой, как утверждалось, слышны крики детей из Центральной Америки, которые остались без родителей на границе. На записи, в частности, слышны предположительно шутки сотрудников: “У нас тут оркестр что ли?”

Семейное бегство

Комментируя трагический случай в Эль-Пасо, представитель погранслужбы США призвал родителей не рисковать, переходя границу нелегально вместе с детьми.

“Мы еще раз просим родителей не подвергать опасности себя и своих детей, пытаясь попасть в страну незаконно. Пожалуйста, идите в пункты перехода границы и старайтесь перейти ее законно и безопасно”, – цитирует Си-эн-эн представителя ведомства.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Тысячи мигрантов живут в палаточных городках в Мексике, надеясь попасть в США

Проблему детей-беженцев недавно поднимал и президент Дональд Трамп: в конце ноября он заявил, что зачастую мигранты берут с собой детей, которые даже не являются их родными.

“В некоторых случаях они [беженцы] не являются родителями. Они просто берут ребенка, потому что думают, что с ребенком у них появится некий статус”, – отметил Трамп.

В ноябре пограничники задержали рекордное число мигрантов, перебравшихся через южную границу США в составе семей.

Ранее на этой неделе комиссар погранслужбы Кевин Макалинан на слушаниях в сенате признался, что большинство приграничных центров для беженцев не предназначены для содержания семей с детьми, так как они изначально строились прежде всего для взрослых мужчин, пересекающих границу без жен и детей.

В ожидании спонсора

Как сообщает техасская независимая радиостанция KUT, количество детей, содержащихся в центрах содержания беженцев в США, уже достигло 15 тысяч, а вся общенациональная сеть миграционных центров заполнена на 92%.

Большинство несовершеннолетних мигрантов – это подростки из Центральной Америки, которые пересекают границу без сопровождения взрослых. Многие из них бегут от преследования преступных группировок, орудующих в их родных странах.

https://www.youtube.com/watch?v=SS5oCZvCdhM

Согласно данным пограничной службы США, только в ноябре границу пересекли 175 детей без сопровождения взрослых.

Большинство детей попадают в лагерь в городке Торнильо на западе Техаса, предназначенный для несовершеннолетних беженцев. Сейчас там содержится около 2800 детей и подростков, которых размещают в палатках в пустынной местности недалеко от реки Рио-Гранде.

Лагерь рассчитан на 3 тысячи детей, и его руководство уже жалуется на то, что не успевает справляться с увеличивающимся наплывом мигрантов.

Ребенка могут выпустить из лагеря беженцев под опеку спонсоров, в роли которых обычно выступают его родственники или близкие друзья, уже являющиеся гражданами США.

Однако перед этим власти обязаны провести целый ряд проверок, которые в последнее время занимают все больше времени из-за ужесточения миграционного законодательства.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Лагерь для несовершеннолетних беженцев в Торнильо рассчитан на 3000 человек

По данным источника KUT, 1300 содержащихся в лагере детей готовы отправиться к своим спонсорам, но вынуждены ждать окончания проверок. Как сообщает Си-эн-эн, в среднем такое ожидание составляет около 60 дней для каждого ребенка, но иногда может растянуться на много месяцев.

16-летний беженец из Сальвадора по имени Хуан рассказал Си-эн-эн, что в течение года его пытались забрать к себе четыре спонсора, но всем им было в итоге отказано.

Власти утверждают, что длительная проверка необходима прежде всего ради безопасности самих детей, так как несовершеннолетние беженцы могут пострадать от действий торговцев людьми, насильников и других преступников.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-46564844

Отец погибшего в больнице ребенка хочет навести порядок в медицине Бурятии | Номер Один – Новости Бурятии и Улан-Удэ сегодня

Смерть ребёнка в связи с нарушениями условий содержания в больнице

«Я хочу, чтобы смерть Захара была не напрасной», говорит Антон Котенко

Прошел почти год как неожиданно впал в кому четырехмесячный Захар Котенко, жизнь которого так и не удалось спасти. Все это время родители были уверены, что их сына убила халатность врачей. Сегодня им удалось добиться возбуждения уголовных дел на виновников случившегося, однако они намерены идти дальше и навести порядок не только в печально известной детской больнице на Модогоева.

За это время общественниками-единомышленниками и лично Антоном Котенко проделана колоссальная работа. С его помощью и непосредственным участием один за другим вскрываются скандальные факты, связанные с работой того или иного медучреждения. Личные расследования приводят к шокирующим результатам.

Личное горе

Долгожданный малыш семьи Котенко родился здоровеньким. Родители радовались пополнению в дружной семье, счастливый старший брат не отходил от крошечного свертка. А потом грянула беда. В начале года четырехмесячный Захарик попал в больницу с бронхитом. Спустя две недели «лечения» впал в кому. Спустя полгода скончался. С самого первого дня нахождения в больнице на Модогоева Антон и Татьяна Котенко были, мягко говоря, шокированы всем, что увидели и услышали в стенах лечебного заведения. Потом, уже после страшной трагедии, они не раз скажут журналистам, что причиной смерти малыша стали системные ошибки в работе больницы. Однако заявления в Следком, разборки с медработниками (включая главврача с известной в республике фамилией)  ни к чему не привели. Родителям, убитым горем, снова и снова говорили о том, что смерть Захара произошла не из-за врачей. Оборона Минздрава, правоохранительных органов была воистину непробиваемой. И только личный прием  руководителя центрального Следкома Александра Бастрыкина расставил все по своим местам. На главного врача больницы, так же как и на лечащего, возбуждены уголовные дела. Более того, Бастрыкин распорядился временно отстранить руководителя следственного аппарата Бурятии и провести проверку всех уголовных дел в республике, связанных с ятрогенными преступлениями. А это уже прецедент. Такого, чтоб был отстранен от должности высокопоставленный руководитель из-за одного, пусть и скандального дела, в Бурятии еще не было. Семья Котенко сумела сделать невозможное – привлечь внимание, заставить впредь правоохранительные органы качественно работать не только по-своему, но и по многим другим делам, связанным с врачебными ошибками. – Только через четыре месяца следователи пришли на место происшествия. Это что за следствие такое? Наши документы постоянно «терялись», много чего было. Мы подавали многочисленные жалобы на грубые нарушения и на то, что следствие буксует. Большинство из них были признаны обоснованными. Кроме того, мне неоднократно сообщали о том, что и предыдущие уголовные дела, связанные с детскими смертями в больницах, также все закрывались. С помощью связей, влияния на правоохранительные органы хода таким делам просто не давали, – говорят родители Захара. Параллельно с вышеописанной работой над личным делом Антон Котенко, засучив рукава, взялся за наведение порядка в целом в сфере медицины республики. И хотя эту общественную деятельность он ведет  в ущерб своему личному времени, останавливаться на достигнутом   не намерен. И дело не только в том, что шквал жалоб от жителей Бурятии, обрушившийся на него, не утихает. Теперь это дело принципа. – Я изначально считал, то, что у нас происходит, зависит не от конкретного человека, проблема – в системе. То, что она неправильно работает. И эта система коснулась моей семьи. Смысл мне, допустим, решать только свою проблему? Мне не нужны от них ни деньги, ни еще что-то. Это нам ребенка не вернет. Захарика нам уже ничто не вернет. Почему мой сын пострадал, я не знаю, на этот вопрос не отвечу никогда. Мне тяжело и больно. Но считаю, что его смерть может быть напрасной и ничего не изменится. А я могу сделать так, чтобы его смерть была ненапрасной. Все, что остается мне, это постараться сделать так, чтобы больше никакой другой ребенок не пострадал, и заставить эту систему работать так, чтобы на первом месте было здоровье людей, а не личные какие-то интересы или амбиции. Тогда, я считаю, по крайней мере, какое-то предназначение мы выполним, – поведал нам о самом сокровенном Антон Котенко.

Новые койки и ремонт

Удивительно, как много может сделать всего лишь один человек, которым движет такая искренняя идея. Так, благодаря Котенко были доказаны многочисленные факты нарушений в больнице, возглавляемой Галиной Егоровой. Напомним еще раз, на Галину Егорову возбуждено уголовное дело, сейчас она уже не работает в больнице на Модогоева. Но, судя по всему, влиятельные родственники не дремлют, ведь вместо обещанного главой республики принудительного увольнения  Егорова ушла, написав заявление по собственному желанию. Сейчас она работает врачом в другом медицинском учреждении. Что касается самой больницы, за которую так рьяно взялись активисты, то и тут есть реальные, осязаемые результаты. В общей сложности на улучшение условий для пациентов выделено порядка 40 млн  рублей. – Для ГАУЗ «Детская республиканская клиническая больница» приобретаются две единицы  медицинского оборудования на сумму почти 30 млн  рублей, из них  аппарат УЗИ премиум-класса, два рентген-аппарата. Также  из «дальневосточной» субсидии выделены денежные средства в размере 7,5 млн  рублей на капитальный ремонт помещений (помещений рентген-кабинета, помещений блока Б (пристрой) для размещения паллиативных коек. Дополнительно из республиканского бюджета выделены 7 млн на оснащение  медицинским оборудованием для организации паллиативных коек и прочее, – перечисляют в пресс-службе Минздрава РБ. Отдельная работа сейчас ведется по обеспечению паллиативными койками. – На Модогоева  забрали реанимационные койки у детей, на которые положили паллиативных пациентов. А значит, из шести реанимационных коек  осталось только три. После проверки прокуратура пришла к выводу, что в результате такого перераспределения как минимум трое детей были подвергнуты опасности оказаться без медпомощи. Это натуральные махинации, – возмущается Антон. По мнению общественника, такой перекос сложился из-за того, что за содержание паллиативных деток больнице оплачивают немалые деньги. Однако при этом никто не позаботился о том, чтобы в больнице имелось элементарное оборудование для таких пациентов, штат специалистов. Сейчас эти ошибки исправлены. – Теперь будет оборудовано десять паллиативных коек в ДРКБ. И мы проследим за тем, чтобы у детей было, как положено, отдельное, изолированное помещение. Ведь у многих из паллиативных пациентов есть или может возникнуть внутрибольничная инфекция и им опасно лежать вместе с детьми с реанимации, которые могут принести инфекцию извне, – объясняет Антон. – Также проследим, чтобы за детьми осуществлялся постоянный уход и имелись необходимые специалисты.

Кижингинский разгром

Самое большое число жалоб к активистам-общественникам стали поступать после обнародования ЧП в больнице на Модогоева, в которой, как выяснилось, при странных обстоятельствах погиб не один ребенок. Вторым медучреждением по числу звонков и жалоб стала Кижингинская ЦРБ. Более того, Антон столкнулся с тем, что «жалобщиков» (жителей района) тут же начали прессовать и угрожать как им, так и их родственникам. Словом, Антону и его единомышленникам, видимо, вновь пришлось столкнуться с очередным управленцем из клана «неприкасаемых». – Народ в Кижинге спокойный, терпеливый, и кое-кто пользуется этим. Я был удивлен, когда мне рассказали о том, как работает главврач больницы Вячеслав Максаров, которого даже его коллеги называют  Бизнесмен. Мне рассказали, как именно он зарабатывает. О том, что в больнице почему-то проживают люди, в том числе сам главврач. Зато закрыто детское отделение. Впоследствии Максаров в СМИ подтвердил, что необходимости в детском отделении нет. И это в районе, где проживает около 6 тыс. детей.  Он оставил для малышей несколько коек, причем разместив их в инфекционном отделении, – рассказывает Антон. В итоге  прокуратура провела проверку в Кижингинской ЦРБ и  действительно  нашла немало вопиющих нарушений. – Были выявлены нарушения в трудовом законодательстве  при заключении допдоговоров с работниками. Есть нарушения при использовании государственной муниципальной собственности. В больнице проживал главврач без соответствующего оформления. Детское отделение больницы базировалось в инфекционном отделении  в нарушение всех СанПиНов. Также выявлены многочисленные нарушения санитарно-эпидемиологического законодательства по всей больнице. По результатам проверки возбуждено несколько административных производств. Внесено представление в адрес главврача, – сообщил «Номер один» прокурор Кижингинского района Сергей Заводской. Кроме того, будет проводиться расследование по поводу некачественного оказания медпомощи. – В этой части мы не имеем права заниматься процессуальными проверками, в связи с чем направили копии материалов в Хоринский межрайонный следственный отдел СК, где будут проводить процессуальную проверку по этому поводу, – отметил Сергей Заводской.

Результаты прекрасные, но Антон Котенко вновь намекает на то, как не любят в Бурятии трогать «своих людей».

– Было еще одно заявление от меня в прокуратуру, где подробно сообщал о фактах коррупции. Ответа на это обращение пока не получил, и, судя по всему, на эти вопросы ответ будет отрицательным. Сила резонанса влияет на многое в нашей республике, но в некоторых случаях и ее бывает недостаточно.

Источник: https://gazeta-n1.ru/news/81498/

О правах ребенка в республике казахстан

Смерть ребёнка в связи с нарушениями условий содержания в больнице

      Вниманию пользователей!
      Для удобства пользования РЦПИ создано
      Сноска. По всему тексту слова “законодательными актами”, “Законодательными актами” заменены соответственно словами “законами”, “Законами” Законом РК от 23.11.2010 № 354-IV (вводится в действие по истечении десяти календарных дней после его первого официального опубликования).

      Настоящий Закон регулирует отношения, возникающие в связи с реализацией основных прав и законных интересов ребенка, гарантированных Конституцией Республики Казахстан, исходя из принципов приоритетности подготовки детей к полноценной жизни в обществе, развития у них общественно значимой и творческой активности, воспитания в них высоких нравственных качеств, патриотизма и гражданственности, формирования национального самосознания на основе общечеловеческих ценностей мировой цивилизации.

      Сноска. Преамбула с изменением, внесенным Законом РК от 23.11.2010 № 354-IV (вводится в действие по истечении десяти календарных дней после его первого официального опубликования).

Статья 1. Основные понятия, используемые в настоящем Законе

      В настоящем Законе используются следующие основные понятия:

      1) ребенок, оставшийся без попечения родителей, – ребенок, который остался без попечения единственного или обоих родителей в связи с ограничением или лишением их родительских прав, признанием родителей безвестно отсутствующими, объявлением их умершими, признанием недееспособными (ограниченно дееспособными), отбыванием родителями наказания в местах лишения свободы, уклонением родителей от воспитания ребенка или от защиты его прав и интересов, в том числе при отказе родителей взять своего ребенка из воспитательного или лечебного учреждения, а также в иных случаях отсутствия родительского попечения;

      2) ребенок – лицо, не достигшее восемнадцатилетнего возраста (совершеннолетия);

      3) организации, осуществляющие функции по защите прав ребенка, – это организации, осуществляющие социальную поддержку, оказание социально-бытовых, медико-социальных, социально-педагогических, психолого-педагогических, правовых услуг и материальной помощи, социальной реабилитации детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, обеспечение занятости таких детей по достижении ими трудоспособного возраста;

      4) социальная реабилитация ребенка – мероприятия по восстановлению утраченных ребенком социальных связей и функций, восполнению среды жизнеобеспечения, усилению заботы о нем;

      5) социальная адаптация ребенка – процесс активного приспособления ребенка, находящегося в трудной жизненной ситуации, к условиям социальной среды путем усвоения и восприятия ценностей, правил и норм поведения, принятых в обществе, а также процесс преодоления последствий психологической и (или) моральной травмы;

      6) законные представители ребенка – родители, усыновители (удочерители), опекун, попечитель, патронатный воспитатель, приемные родители, другие заменяющие их лица, осуществляющие в соответствии с законодательством Республики Казахстан заботу, образование, воспитание, защиту прав и интересов ребенка;

      7) экономическая эксплуатация ребенка – это наихудшие формы детского труда, в том числе торговля несовершеннолетними, вовлечение их в преступную деятельность или в совершение антиобщественных действий, занятие проституцией, производство порнографических снимков или участие несовершеннолетних в зрелищных мероприятиях порнографического характера, а также труд, совершаемый детьми младше минимального возраста для приема на работу, установленного законами Республики Казахстан;

      8) ребенок-сирота – ребенок, у которого умерли оба или единственный родитель;

      9) попечительство – правовая форма защиты прав и законных интересов детей в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет;

      10) опека – правовая форма защиты прав и законных интересов детей, не достигших четырнадцати лет;

      11) государственные минимальные социальные стандарты – основные показатели обеспечения качества жизни детей, включающие в себя установленный государством минимальный объем социальных услуг, норм и нормативов;

      12) ребенок-инвалид – лицо в возрасте до восемнадцати лет, имеющее нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, травмами, их последствиями, дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и необходимости его социальной защиты;

      12-1) ребенок (дети), находящийся в трудной жизненной ситуации, – ребенок (дети), жизнедеятельность которого нарушена в результате сложившихся обстоятельств, предусмотренных Законом Республики Казахстан “О специальных социальных услугах”, и который не может преодолеть данные обстоятельства самостоятельно или с помощью семьи;

      13) патронат – форма воспитания, при которой ребенок, оставшийся без попечения родителей, передается на воспитание в семью граждан по договору, заключаемому уполномоченным государственным органом и лицом (патронатным воспитателем), выразившим желание взять ребенка на воспитание;

      14) исключен Законом РК от 01.04.2019 № 240-VI (вводится в действие по истечении десяти календарных дней после дня его первого официального опубликования);

      15) Уполномоченный по правам ребенка в Республике Казахстан – лицо, назначаемое Президентом Республики Казахстан, на которого возлагаются функции по обеспечению основных гарантий прав и законных интересов детей, а также восстановлению их нарушенных прав и свобод во взаимодействии с государственными и общественными институтами.

Источник: https://zakon.uchet.kz/rus/docs/Z020000345_

СМИ: Главу бурятского СК временно отстранили от должности из-за дела о смерти ребенка

Смерть ребёнка в связи с нарушениями условий содержания в больнице

© buryatia.sledcom.ru. Вячеслав Сухоруков

13 Дек 2019, 10:36

Поручение об отстранении Сухорукова Александр Бастрыкин дал во время личного приеме жителей Бурятии Антона и Татьяны, маленький сын которых умер в клинической больнице Улан-Удэ, сообщает «Бакал-Daily» со ссылкой на самих родителей. Сведения также подтвердили источники «Аригуса».

В пресс-службе СК РФ по Бурятии Тайге.инфо не стали комментировать информацию. Ведомство переадресовало вопрос в федеральное руководство СК.

Официальный сайт Следственного комитета ранее сообщил, что Бастрыкин поручил сократить две ставки криминалистов и две ставки следователей в региональном управлении.

«Следствие устанавливает причины смерти малолетнего ребенка, а также расследует уголовное дело о подделке официальных документов. По поручению главы С К России уголовное дело передали для дальнейшего расследования в центральный аппарат С К России. В отношении сотрудников регионального следственного управления назначена служебная проверка», — говорится на сайте ведомства.

«Бастрыкин спрашивал, по каким причинам так долго расследуются уголовные дела, когда в принципе изначально у них все понятно, и никаких сложностей возникать не должно, — рассказали родители погибшего ребенка.

— Также был отстранен криминалист, как мы поняли — безвозвратно, так как криминалист отвечает, насколько мы поняли, за проведение экспертиз.

То есть основная проблема, что экспертизы готовятся очень долго, и заканчивается просто срок привлечения к уголовной ответственности таким образом. Дела очень сложные, и важна оперативность в этом расследовании».

Дело о смерти мальчика поставят на личный контроль Александра Бастрыкина.

«Сейчас возбудили уголовное дело по статье „Халатность“ на Егорову, бывшего главного врача детской клинической больницы, также на лечащего врача Захара. Это Занина Ирина Михайловна. Дальше посмотрим, как всё это будет», — отметили Антон и Татьяна.

По словам родителей, Бастрыкин предложил им проводить личный прием в любой момент, если дело будет тормозить, или кто-то будет пытаться повлиять на его исход: «Как обещал Александр Иванович, наше дело должно стать принципиально справедливым, чтобы показать — никакие родственные связи и отношения не имеют никакого значения для того, чтобы преступники понесли справедливое наказание. Одно из решений главы следственного комитета — провести проверку всех уголовных дел в республике, связанных с такими преступлениями. Полностью весь особый отдел, который занимался данными преступлениями, будет проверен центральным аппаратом СКР. По каждому делу».

Четырехмесячный Захар поступил в январе 2019 года в детскую клиническую больницу Улан-Удэ с бронхитом. В учреждении мальчик стал резко чувствовать себя хуже, впал в кому и умер в июле. Родители недовольны работой врачей больницы и обвиняют их в случившемся.

25 Дек, 13:57

Число пострадавших при аварии вертолета в Эвенкии выросло до 15 Новосибирский краеведческий музей отметит столетний юбилей выставкой архивных экспонатов Следственный комитет заинтересовался продажей красноярского села вместе с жителями Фотоловушки сняли на Алтае двух новых снежных барсов Мэрия Новосибирска решила купить две Toyota Camry за 5 млн рублей

Page 3

25 Дек, 13:57

Число пострадавших при аварии вертолета в Эвенкии выросло до 15 Новосибирский краеведческий музей отметит столетний юбилей выставкой архивных экспонатов Следственный комитет заинтересовался продажей красноярского села вместе с жителями Фотоловушки сняли на Алтае двух новых снежных барсов Мэрия Новосибирска решила купить две Toyota Camry за 5 млн рублей

Page 4

25 Дек, 13:57

Число пострадавших при аварии вертолета в Эвенкии выросло до 15 Новосибирский краеведческий музей отметит столетний юбилей выставкой архивных экспонатов Следственный комитет заинтересовался продажей красноярского села вместе с жителями Фотоловушки сняли на Алтае двух новых снежных барсов Мэрия Новосибирска решила купить две Toyota Camry за 5 млн рублей

Page 5

25 Дек, 13:57

Число пострадавших при аварии вертолета в Эвенкии выросло до 15 Новосибирский краеведческий музей отметит столетний юбилей выставкой архивных экспонатов Следственный комитет заинтересовался продажей красноярского села вместе с жителями Фотоловушки сняли на Алтае двух новых снежных барсов Мэрия Новосибирска решила купить две Toyota Camry за 5 млн рублей

Источник: https://tayga.info/150834

Вс поддержал взыскание с больницы компенсации за смерть пациента вскоре после госпитализации

Смерть ребёнка в связи с нарушениями условий содержания в больнице

25 февраля Верховный Суд РФ вынес Определение № 69-КГ18-22 по кассационной жалобе гражданки на решение суда апелляционной инстанции, отказавшего в компенсации морального вреда за несвоевременное и некачественное оказание медпомощи, повлекшее скоропостижную смерть ее супруга.

Как указано в определении, жительница ХМАО-Югры Наталья Задворова в июне 2017 г. обратилась в суд с иском к городской больнице о компенсации морального вреда.

В обоснование требований она указала, что при поступлении в медучреждение ее мужу неправильно установили диагноз, он был госпитализирован в непрофильное отделение и фактически оставлен в палате без оказания необходимой помощи, что привело к смерти.

Истица добавила, что в больницу муж пришел самостоятельно, находился в сознании, а спустя три часа после госпитализации скончался.

При этом сотрудники больницы не смогли объяснить ей причину смерти, сообщить, в какой палате находился муж, а также не знали о том, что его тело уже находится в морге.

Таким образом, отметила истица, неправомерными действиями сотрудников больницы ей были причинены нравственные страдания, в связи с чем она просила суд взыскать в ее пользу компенсацию морального вреда в 3 млн руб.

https://www.youtube.com/watch?v=OkMy0f4SSGw

Результаты судебно-медицинской экспертизы, назначенной судом, подтвердили несвоевременное и некачественное оказание медпомощи: имелись недостатки ведения медицинской документации, оценки результатов исследований и назначений лекарств, своевременности произведенных обследований, в медкарте отсутствовали данные о том, что назначенные препараты на самом деле вводились больному. Экспертная комиссия также отметила, что сильно сомневается в эффективности данного лечения, и сделала вывод о неблагоприятном прогнозе для жизни больного.

Суд частично удовлетворил требования, взыскав в ее пользу компенсацию в 750 тыс. руб. При этом он, с учетом положений ст. 98 Закона об охране здоровья, а также ст.

150, 151, 1064 и 1101 ГК РФ, исходил из того, что неправомерными действиями медработников истице были причинены нравственные страдания в связи с ненадлежащей и несвоевременной помощи ее больному мужу, а также в связи с переживаниями о том, что в момент смерти он был обнаружен лежащим на полу.

При этом суд сделал вывод об отсутствии причинно-следственной связи между действиями работников больницы и последствиями в виде смерти больного.

Однако апелляция отменила это решение и приняла новое – об отказе в компенсации морального вреда.

При этом суд указал, что потерпевшая требовала компенсации морального вреда за действия (бездействие) медработников, повлекшие смерть ее супруга.

Таким образом, первая инстанция, взыскав с ответчика компенсацию за некачественную и несвоевременную медпомощь, вышла за пределы заявленных требований, тем самым нарушив положения ч. 3 ст. 196 ГПК РФ.

В кассационной жалобе, направленной в ВС, заявительница просила отменить апелляционное определение как незаконное и оставить в силе решение первой инстанции.

ВС поддержал выводы первой инстанции

Рассмотрев материалы дела, Верховный Суд указал, что вывод апелляционной инстанции сделан без учета нормативных положений Закона об основах охраны здоровья граждан. При этом он отметил, что согласно разъяснениям, изложенным в Постановления Пленума от 20 декабря 1994 г.

№ 10, моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

Суд добавил, что согласно правовой позиции, изложенной в п. 6 Постановления Пленума от 24 июня 2008 г. № 11, при определении закона и иного нормативного акта, а также установлении правоотношений сторон следует исходить из совокупности данных.

Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении спора.

Высшая судебная инстанция подчеркнула, что нижестоящий суд вследствие неправильного истолкования подлежащих применению к спорным отношениям норм материального права, а также нарушения норм процессуального права пришел к ошибочному выводу о выходе суда первой инстанции за пределы заявленных исковых требований. Отказывая в удовлетворении иска, он не учел его фактические основания.

В частности, истица, отметил ВС, указывала в исковом заявлении, что медицинская помощь ее мужу была оказана некачественно и несвоевременно; в результате бездействия персонала больницы и оставлении в стационаре без медпомощи больной был обнаружен на полу в момент наступления клинической смерти. При этом осознание того, что испытывал супруг истицы, находясь в стационаре без необходимой медпомощи, не могло не заставлять женщину переживать и нервничать, т.е. испытывать нравственные страдания.

https://www.youtube.com/watch?v=97GTtn16QIs

Таким образом, требования о компенсации морального вреда были заявлены истицей в связи с тем, что лично ей ответчиком были причинены нравственные страдания по поводу состояния здоровья близкого человека.

«Приведенные выше фактические обстоятельства, указанные в качестве основания иска о компенсации морального вреда, судом апелляционной инстанции вследствие нарушения им норм материального и процессуального права оставлены без внимания и соответствующей правовой оценки, что привело к неправомерному разделению одного искового требования на два самостоятельных требования, и, как следствие, ошибочному выводу о нарушении судом первой инстанции положений ч. 3 ст. 196 ГПК», – сообщается в определении.

Верховный Суд подчеркнул, что первая инстанция, в свою очередь, правильно применила нормы материального права, установив обстоятельства, имеющие значение для дела. При определении размера компенсации суд также учел характер и степень нравственных страданий, причиненных истице действиями персонала больницы.

«Не установив каких-либо новых обстоятельств, не применив правильно нормы материального права и нормы процессуального права, суд апелляционной инстанции не согласился с приведенными выводами суда первой инстанции и отказал… в иске, придя к ошибочному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных… исковых требований», – отмечается в документе.

Высшая инстанция указала и на другие существенные нарушения норм процессуального права, допущенные апелляцией. Так, при необходимости проверить обжалуемое решение первой инстанции в полном объеме он должен в определении указать мотивы, в соответствии с которыми пришел к такому выводу.

В частности, при рассмотрении апелляционной жалобы больницы, в которой отмечалось, что выявленные дефекты оказания медпомощи ни прямо, ни косвенно не связаны со смертью больного, а взыскание компенсации за некачественное оказание медпомощи может быть осуществлено в пользу потребителя данных услуг, которым заявительница не является, учтены не были.

ВС отметил, что в тексте жалобы больницы доводов о нарушении первой инстанцией положений ч. 3 ст. 196 ГПК не содержалось.

Таким образом, суд в нарушение ч. 1 ст. 327.1, п. 6 ч. 2 ст.

329 ГПК вышел за пределы доводов апелляционной жалобы, не приведя в определении мотивы, по которым он пришел к выводу о необходимости проверки судебного решения в полном объеме.

Подобные нарушения процессуального закона, подчеркивается в определении, искажают смысл и задачи гражданского судопроизводства и противоречат принципу состязательности и равноправия сторон.

В итоге ВС отменил апелляционное определение, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-podderzhal-vzyskanie-s-bolnitsy-kompensatsii-za-smert-patsienta-vskore-posle-gospitalizatsii/

Консультант закона
Добавить комментарий