Возможно ли отменить решение суда из за нарушения?

Отмена Верховным Судом решения по процессуальным основаниям – случайность?

Возможно ли отменить решение суда из за нарушения?

Сугубо процессуальные нарушения крайне редко становятся основанием для отмены вступивших в законную силу судебных актов.

Как известно, есть безусловные основания для отмены, которые представляют собой столь грубые, или существенные, нарушения процессуального законодательства, что сам факт этого нарушения позволяет усомниться в законности судебного акта (ч. 4 ст. 270, ч. 4 ст. 288 АПК РФ).

Иные процессуальные нарушения могут повлечь отмену судебного акта только в случае, если они привели или могли привести к принятию неправильного судебного акта (ч. 3 ст. 270, ч. 3 ст. 288 АПК РФ).

Эти основания для отмены дифференцированы в процессуальном законодательстве применительно к апелляционной и следующей за ней кассационной инстанциям (имеются в виду суды округов). Предполагается, что наиболее грубые процессуальные нарушения должны исправляться судами до Верховного Суда РФ – во всяком случае, те из них, которые носят очевидный характер. Хотя и процессуальные нарушения со стороны судов апелляционной и кассационной инстанций не исключены, к сожалению.

Суды, как правило, неохотно отменяют судебные акты по причине лишь процессуальных нарушений, даже если они действительно могли повлиять на выводы суда по существу спора, обычно ссылаясь на них лишь в совокупности с указанием на нарушения материального права, часто при этом указывая не на одно, но на комплекс процессуальных нарушений. Наиболее вероятно это для случаев неправильного применения норм о доказывании. К примеру, если нарушены были правила о бремени доказывания, существует высокая вероятность того, что суд пришел бы к иным выводам, если бы правила процесса соблюдались надлежащим образом. Однако наличие таких нарушений даже отследить непросто. Как правило, при оставлении судебного акта в силе перечисляется лишь то, что в глазах вышестоящего суда подкрепляет судебный акт, свидетельствует о его правильности, а не то, что его порочит, даже если недостатков «не хватает» для того, чтобы отменить судебный акт.

В случае же выявления безусловных оснований (например, неизвещение, неподписание судебного акта кем-либо из судей, отсутствие протокола) у суда проверочной инстанции не остается другого выбора. В судебной практике имели место единичные, пожалуй, случаи, когда такого рода нарушения доходили до суда высшей инстанции.

Для предотвращения таких ситуаций ВАС РФ даже разъяснил в Пленуме, посвященном пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам, что подобные нарушения со стороны суда кассационной инстанции могут быть отнесены к вновь открывшимся обстоятельствам (чтобы самому не заниматься столь очевидными отменами).

Для арбитражных судов это разъяснение действует и сейчас.

В настоящее время процессуальные нарушения, прямо подпадающие под определение безусловных оснований для отмены, все же встречаются не так часто.

Гораздо чаще возникают ситуации, когда судом допущена вроде бы грубая ошибка в применении правил процесса, которая прямо к таким основаниям не относится, но по степени существенности нарушения приближается к ним.

Поэтому важно понять: в силу самого процессуального нарушения per se судебный акт подлежит отмене или требуется оценка со стороны суда того, привело ли это к принятию неправильного судебного акта?

Для практики может быть актуально, во-первых, толкование безусловных оснований для отмены, так как не всегда очевидно, относятся ли к ним те или иные нарушения. Так, к примеру, в Определении Конституционного Суда РФ от 3 апреля 2014 г.

№ 656-О по запросу Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда рассматривался вопрос о толковании такого имеющего конституционное содержание безусловного основания для отмены, как «незаконный состав суда», – применительно к процедуре замены судей.

Во-вторых, нужно понять, не расширился ли фактически перечень, т.е. не появились ли в судебной практике новые основания для отмены, которые, по сути, являются безусловными, хотя в законе в качестве таковых не названы.

Таким основанием можно считать, к примеру, несоответствие резолютивной части судебного акта объявленной (как полностью, так и частично). Данное основание для отмены появилось в практике ВАС РФ с тех пор, как аудиозапись судебного заседания стала обязательной и официальной.

Есть такие случаи в практике СКЭС ВС РФ и в настоящее время. Например, определения от 6 апреля 2017 г. № 305-ЭС16-17903 и от 21 июля 2017 г. № 305-ЭС17-3225.

В-третьих, можно рассмотреть вопрос о том, какие процессуальные нарушения являются хотя и не безусловными основаниями для отмены судебных актов, но настолько значимыми, что все же влекут отмену.

Можно предположить, что именно на такие ситуации рассчитана законодательная формула «могло привести к принятию неправильного судебного акта», однако такого рода нарушения условно могут быть обозначены даже как «промежуточные» (между безусловными и другими исключительно процессуальными основаниями для отмены). Полагаем, это применимо к случаям, если характер нарушения таков, что оно неизбежно вызывает сомнения в законном и обоснованном судебном разбирательстве, не согласуется с задачами судопроизводства (см. ст. 2 АПК РФ). Представляется, что наиболее грубые процессуальные нарушения, которые можно так квалифицировать, связаны с нарушением права участвующих в деле лиц на судебную защиту их прав и законных интересов.

Следует отметить, что любое отдельно взятое нарушение прав участвующих в деле лиц само по себе едва ли может быть основанием для отмены. Процессуальный закон дает лишь критерий «привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта».

В основаниях для отмены судебных актов Судебной коллегией ВС РФ в АПК РФ по аналогии с ГПК РФ вроде бы значится необходимость восстановления и защиты нарушенных прав и в случае процессуальных нарушений тоже, но через союз «и» с критерием «повлияли на исход дела».

Эти нормы призваны обратить внимание на то, что как бы печально ни было нарушение процессуальных прав заявителя жалобы, само по себе оно не влечет отмену судебного акта, ставшего результатом рассмотрения дела, в котором нарушения были допущены. Однако степень такого нарушения, по нашему мнению, все же должна судами учитываться, и Верховный Суд РФ на это суды ориентирует.

В не так давно принятом Определении СКЭС ВС РФ от 21 августа 2017 г. № 305-ЭС17-7914 основанием для отмены  послужило то обстоятельство, что апелляционный суд принял решение по существу обособленного спора, не располагая томом дела, в котором находились доказательства, представленные процессуальным оппонентом конкурсного управляющего – физическим лицом – заявителем жалобы в ВС РФ.

В этом определении есть указание на значительность нарушения и на то, что оно могло привести к принятию неправильного решения по существу, хотя и без ссылки на конкретную норму АПК РФ.

Тем не менее в нем также есть указание на существенное нарушение судами апелляционной и кассационной инстанций права заявителя на судебную защиту.

Полагаем, что оно могло бы быть дополнено и ссылкой на нарушение основополагающих принципов судопроизводства (прежде всего таких, как равенство, состязательность).

Поэтому то, что на первый взгляд может показаться технической ошибкой или небрежностью со стороны суда, может иметь гораздо большее правовое значение, если речь идет о нарушении фундаментальных принципов судебного процесса.

И реакция Верховного Суда РФ в виде отмены по данному основанию судебных актов важна, поскольку призвана обратить внимание судов и на недопустимость игнорирования базовых прав участников процесса, и на отграничение  процессуальных нарушений, наличие которых критично для оценки законности и обоснованности судебного акта. При этом значимым является то, что к применению норм материального права это нарушение не имеет непосредственного отношения и судебные акты отменяются независимо от того, правы ли были суды по существу. Поэтому и исследование сути спора применительно к данному вопросу не требуется.

В качестве других примеров сугубо процессуальных и грубых нарушений в практике СКЭС ВС РФ можно привести следующие:

– отмена судом округа не того постановления, в отношении которого была подана жалоба заявителем  (обжаловались не судебные акты по существу спора, а судебные акты, касающиеся разъяснения решения суда), хотя в этом случае нарушение было квалифицировано как выход суда за пределы предоставленных ему законом полномочий, т.е. самостоятельное процессуальное основание для отмены, отличное от перечисленных в ч. 3 и 4 ст. 288 АПК РФ, – Определение от 17 августа 2017 г. № 308-ЭС17-6692;

– ошибка в указании адреса суда, осуществляющего организацию видео-конференц-связи, которая квалифицирована как ненадлежащее извещение, – Определение от 30 марта 2017 г. № 305-ЭС16-20857.

Таким образом, наиболее грубые процессуальные нарушения, повлекшие явное нарушение прав участвующего в деле лица, которые идут вразрез с базовыми процессуальными принципами, должны признаваться основаниями для отмены судебных актов, хотя степень необходимости оценивать их последствия по тем или иным критериям может различаться в каждом конкретном случае. Иногда такие нарушения носят более очевидный характер, иногда менее, что также вызывает сомнения в возможности обобщения подобного рода случаев в виде официального разъяснения Верховного Суда РФ. Кроме того, они разнообразны и непредсказуемы, в любом случае носят характер исключения из правила, которое – имея в виду дела, поступившие на рассмотрение ВС РФ, – либо допустил суд округа как кассационная инстанция, либо нижестоящими судами было проигнорировано. Поэтому вопрос в этой сфере часто стоит не как «допустимо или нет», а как «насколько это значимо», хотя, конечно, судам надлежит соблюдать любые (все) процессуальные нормы в своей деятельности.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/otmena-verkhovnym-sudom-resheniya-po-protsessualnym-osnovaniyam-sluchaynost/

– Верховный Суд Республики Беларусь

Возможно ли отменить решение суда из за нарушения?

Чем измерить справедливость

Завтра состоится заседание пленума Верховного Суда, на котором будет звучать слово «справедливость». Темой заседания станет оценка эффективности института апелляционного производства, введенного в уголовный процесс с 27 февраля 2016 года.

Проведенный при подготовке к пленуму анализ более чем трехлетней практики побудил высших представителей судебной власти определить некоторые критерии понятия «справедливость», предложить некую шкалу. Пленум делает это впервые, хотя именно за справедливостью мы идем в суд.

Но каков глубинный смысл термина, если один и тот же приговор прокурор и потерпевший, допустим, считают заслуженным и справедливым, а осужденный — слишком строгим? Можно ли примирить взаимоисключающие оценки? Насколько действенной показала себя апелляция в защите наших прав, свобод и законных интересов? На эти и другие вопросы корреспондента «СБ. Беларусь сегодня» отвечает заместитель Председателя Верховного Суда, председатель судебной коллегии по уголовным делам Руслан АНИСКЕВИЧ.

“Беларусь сегодня”

— Руслан Геннадьевич, какая разница между апелляционным порядком обжалования не вступившего в законную силу приговора и кассационным, который действовал ранее? — Существенная! Рассматривая жалобу или протест, суд кассационной инстанции лишь проверял, правильно ли применен закон к тем или иным фактам, которые установил суд первой инстанции. Но не мог переоценивать доказательства, исследовать новые и принимать какое‑либо новое решение. Обнаружив нарушения закона, суд кассационной инстанции был обязан отменить решение и передать дело на новое разбирательство. Возможности перерешить дело были достаточно ограничены. Долго, дорого, обременительно для суда и тяжело для участников процесса: они вторично переживали неизбежный стресс. Введение апелляционного порядка обжалования не вступивших в законную силу судебных постановлений имело целью повышение оперативности и экономичности уголовного судопроизводства. Но главная задача, которая при этом решалась, — позволить суду апелляционной инстанции поставить точку в уголовном деле. 

— Вспоминается, как несколько лет назад некоторые граждане сетовали, что во второй инстанции судьи смотрят только бумаги, что им уже ничего не докажешь…

— Перед судом кассационной инстанции стояла задача — выяснить, насколько правильно применен уголовно‑процессуальный закон, не нарушена ли процедура. Стороны просили об отмене приговора, рассчитывая при новом разбирательстве добиться другого решения.  Сейчас не так. Суд апелляционной инстанции наделен широким кругом полномочий по непосредственному исследованию и оценке доказательств. Он не просто констатирует нарушения, но исправляет их и принимает решения, в ряде случаев диаметрально противоположные первоначальным.  Мы вправе запросить дополнительные документы, назначить экспертизу, вызвать свидетелей для дачи разъяснения их показаниям, но только тех, которых допрашивал районный суд. Можем опросить экспертов, потерпевших, исследовать доказательства, которые в деле есть, но которые суд по каким‑то причинам не принял во внимание, запросить новые. Можем переквалифицировать деяния, если на то есть основания. Если есть протест прокурора — принять решение об ухудшении положения осужденного, применить более строгий закон, назначить более строгое наказание. Очень широкий диапазон действий, которые позволительно сделать в рамках апелляции, не передавая дело на новое разбирательство. А участники процесса избавляются от лишнего похода в суд. 

— Говоря об апелляции, вы имеете в виду Верховный Суд… Или апелляционная инстанция есть где‑то еще? Ее решение окончательно или тоже может быть оспорено?

— В районных судах апелляции нет. Приговоры судов первой инстанции обжалуют и опротестовывают в областные суды и Минский городской, а приговоры областных — в Верховный Суд. Территориально ничего не поменялось. Надзорный порядок обжалования вступивших в законную силу судебных постановлений также сохраняется. 

— Какими цифрами можно иллюстрировать действенность апелляции? 

— С 2013 по 2015 год, когда ее элементы вводились постепенно, количество жалоб и протестов увеличивалось. Сейчас цифры стабилизировались: ежегодно обжалуется около 20 процентов приговоров. Это говорит о повышении доверия к вынесенным приговорам. Выработался своеобразный коэффициент доверия.

С другой стороны, сохраняются случаи вынесения ошибочных решений, которые вынуждают граждан обращаться в вышестоящие инстанции. Работаем над тем, чтобы его уменьшить. Приговоры у нас, к сожалению, по‑прежнему отменяются. Но все же сейчас, через 3 года с начала введения апелляции, в 4 раза реже.

В 2013 году были отменены приговоры в отношении 486 лиц — 7 процентов от общего количества осужденных. В 2018‑м только в отношении 126 — менее полутора процентов. Это значительные цифры! В 4 раза меньше проведено новых судебных заседаний, люди в 4 раза реже возвращаются в суд первой инстанции.

 

— Но почему, говоря о впечатляющей тенденции, вы сказали «к сожалению»? 

— Потому что даже полтора процента отмененных приговоров — это все равно брак. Здесь хвалить себя не за что.

— Осужденный, который вдруг оказался невиновным, этому может быть только рад, верно? 

 — Но и это запоздалое исправление ошибки. Суд должен был с первого раза рассмотреть дело таким образом, чтобы защитить права человека, незаконно привлекаемого к уголовной ответственности, оправдать его или прекратить производство, исключить необходимость содержания его под стражей. И все же сравним. Апелляционная инстанция Верховного Суда в 2019 году вообще не отменяла приговоры областных судов. В 2018 году был отменен лишь один. А еще в 2015 году — 24. Апелляция работает. Кардинально — в 16 раз! — снизилось количество отмененных судебных решений в Минске, самом населенном регионе, с наибольшей концентрацией уголовных дел. В Гомельской области — в 8 раз, Могилевской — в 4,5 раза.

— По каким причинам отменяются приговоры? 

— В условиях апелляции это существенное нарушение уголовно‑процессуального закона. Проще говоря, нарушение процедуры, порядка рассмотрения дела. Это неустранимые нарушения, они существенно стесняют права участников процесса, ставят под сомнение либо полностью исключают возможность положить в основу приговора полученные доказательства. Как пример — нарушение права на защиту. Если судебное разбирательство по делу несовершеннолетнего прошло без его защиты; если человека допросили без адвоката, когда это было обязательно, и он дал показания, которые легли в основу приговора; если доказательства были получены с нарушением закона при обыске, выемке, оперативно‑разыскных мероприятиях… Отнимаем эти доказательства — и совокупность оставшихся не позволяет человека осудить: приговор подлежит отмене либо в условиях апелляции существенному изменению.

— Можно ли подтвердить сказанное примером? 

— Мы рассматривали дело женщины, осужденной Минским городским судом за взятку в крупном размере. Но суд не выяснил ее статус: могла ли она быть субъектом взятки как должностное лицо? Оказалось, что нет. К моменту совершения преступления, которое женщине вменялось, она уже долгое время не была должностным лицом и субъектом преступления быть не могла. Мы переквалифицировали обвинения, и вместо 5,5 года лишения свободы было назначено наказание с отсрочкой исполнения приговора. 

— Апелляция чаще смягчает наказание или ужесточает его? 

— По статистике, больше приговоров изменяется с улучшением положения обвиняемого. В первом полугодии 2019 года по основаниям, влекущим улучшение его положения, были изменены приговоры в отношении 222 лиц, а ухудшилось оно для 169… В 2018 году соотношение было таким: 735 и 417. Почти в два раза чаще суды смягчают приговоры, чем ужесточают. 

— Бывает ли, что жалоба осужденного и протест прокурора поступают одновременно, когда недовольны обе стороны? Одна — строгостью наказания, другая — мягкостью. 

— Бывает и такое. Однако чаще приговоры обжалуются все‑таки стороной защиты.

— Какое место в рекомендациях пленума судам займет понятие «справедливость»? 

— Главенствующее. Но не следует понимать ее однобоко, упрощенно, лишь как смягчение наказания обвиняемому. Для потерпевшего все наоборот. Приходящие ко мне на прием люди иногда говорят: «Суд нас не слушал…» Вот важнейший критерий.

Когда человек видит, что суд что‑то упустил, недооценил, не принял во внимание, то никакое самое правильное и законное решение в его глазах не будет выглядеть справедливым. Ориентир на справедливость во всех сферах жизни — тренд времени.

Социальная справедливость — основной критерий, по которому люди оценивают и работу судов. На это обратил внимание Президент, таков и основной наш посыл в рекомендациях. 

Беседовал Виктор Пономарев

Источник: “Беларусь сегодня”

25.09.2019

Источник: http://court.gov.by/ru/justice/press_office/5a489d0aabaf4385.html

За недоказанное нарушение водитель получит компенсацию судебных расходов

Возможно ли отменить решение суда из за нарушения?

Любое необоснованное привлечение к ответственности водителя может обойтись для МВД в круглую копеечку. Этот вывод следует из решения, которое принял Верховный суд.

Он установил, что когда вина водителя в нарушении правил не была доказана, тот, кто его привлек к ответственности, должен компенсировать все расходы.

Депутаты поддержали продление срока расплаты со скидкой за нарушения

В том числе расходы на адвоката, который представлял интересы потерпевшего в суде. Такое решение высокого суда, возможно, заставит инспекторов более строго выполнять собственные обязанности и не привлекать водителей для острастки или статистики.

Ни для кого не секрет, что некоторые недобросовестные сотрудники ГИБДД оформляют нарушения, которых не было. Некоторые это делают для отчетности. Например, руководство спустило план по выявлению таких-то нарушений. Это называется палочной системой. И хотя с ней упорно борются, она продолжает сопротивляться.

Инспектор отомстил водителю за отказ дать взятку, оформив повторный выезд на встречную полосу

А бывают и вовсе запредельные ситуации. Так, например, недавно был обнародован случай, когда инспектор потребовал от водителя довольно крупную взятку за мелкое нарушение. Водитель давать ее отказался. Тогда инспектор, проверив водителя по базе, выяснил, что тот привлекался за выезд на встречную полосу и отделался штрафом.

Казалось бы, причем тут встречка? Но инспектор воспользовался полученной информацией и решил наказать водителя за несговорчивость по полной программе. А именно тут же оформил ему протокол о движении по встречной полосе. Дело в том, что это получалось повторное нарушение в виде выезда на «встречку».

А такое повторное нарушение уже априори влечет за собой лишение прав.

Правда, в суде дело развалилось из-за недоказанности. Помогли городские камеры видеонаблюдения, видео с которых запросил адвокат водителя. На них четко было видно, что водитель не совершал инкриминируемого ему нарушения.

Но теперь, когда водитель доказал, что он не совершал это нарушение, впору взыскать с органа, который возбудил в отношении него административное дело, все расходы. В том числе на адвоката.

Благо такой яркий прецедент теперь есть в практике Верховного суда.

Как поделить дорогу между пешеходами, велосипедистами и автомобилистами

А именно, 20 октября 2016 года автомобиль, которым по доверенности имел право управлять некто Адель Исмагилов, был припаркован в Казани ближе пяти метров от перекрестка, что создавало помеху для движения других транспортных средств. Инспектор зафиксировал нарушение устройством с функцией фотовидеофиксации. И оформил его по части 4 статьи 12.19 Кодекса об административных правонарушениях. Водителя в машине не было, поэтому автомобиль был эвакуирован.

Однако Исмагилов обжаловал это постановление в суде. И суд встал на его сторону. Ведь предъявлять претензии автовладельцу можно, если нарушение зафиксировано прибором, работающим в автоматическом режиме. А в данной ситуации фиксация нарушения проводилась в ручном режиме.

Привлекать водителя к ответственности, не имея доказательств его вины, может оказаться накладно. Сергей Михеев

В ситуации, когда нарушение фиксируется в ручном режиме, а не автоматически, привлекать к ответственности надо того, кто находился за рулем, а не владельца транспортного средства. Но кто управлял машиной инспектор не установил. В результате суд отменил постановление инспектора и прекратил производство по делу из-за недоказанности обстоятельств.

Однако Исмагилова победа не удовлетворила. Ведь для защиты своих интересов в суде он нанял адвоката. И, следовательно, потратился. Заплатил защитнику 10 тысяч рублей.

Поэтому, после того как производство в отношении него было прекращено, Исмагилов обратился в суд с иском к МВД Республики Татарстан о возмещении понесенных расходов. Но районный суд в удовлетворении этих требований отказал.

Апелляционная инстанция оставила решение суда первой инстанции в силе. Судьи посчитали, что истцом не доказано наличие причинно-следственной связи между привлечением его к ответственности и расходами на юридическую помощь.

Как будто он все равно пошел бы к адвокату, даже если бы на него и не оформили постановление.

Но следующее утверждение судей еще более спорное. Оказывается, отмена постановления в связи с недоказанностью не отменяет вины истца в совершении нарушения!

В соответствии с ГК вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий госорганов, возмещается

В итоге Исмагилов обратился в Верховный суд. И Верховный суд указал, что, исходя из материалов дела, именно вина, как обязательный элемент состава правонарушения, не была доказана.

Статьей 45 Конституции РФ закреплено право каждого защищать свои права всеми не запрещенными законом способами. В соответствии с Гражданским кодексом к способам защиты относится возмещение убытков, в том числе расходы для восстановления нарушенного права. Каких-либо ограничений на возмещение затрат на представительство в суде законодателем не установлено.

При прекращении производства по делу для решения вопроса о возмещении таких расходов отсутствие вины роли не играет. Механизм компенсации вреда гарантирует защиту от злоупотребления властью в соответствии с Конституцией.

Медведев пообещал ужесточить ответственность за нарушение ПДД

В соответствии с ГК вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий госорганов, органов местного самоуправления или должностных лиц, в том числе в результате издания незаконного акта, подлежит возмещению. И возмещается он за счет казны Российской Федерации, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

Неправомерность действий органов внутренних дел в данном случае подтверждается решением районного суда. Необоснованность привлечения к ответственности в данном случае — достаточное основание для возложения на эти органы обязанности по возмещению вреда. А именно расходов на оплату труда того, кто оказывал юридическую помощь. Но суды нижних инстанций это обстоятельство оставили без внимания.

Поэтому Верховный суд отменил решение апелляционной инстанции и направил дело на новое рассмотрение.

Источник: https://rg.ru/2018/09/24/za-nedokazannoe-narushenie-voditel-poluchit-kompensaciiu-sudebnyh-rashodov.html

Основания для отмены решения арбитражного суда первой инстанции – решение арбитражного суда соответствует нормам материального права в случае

Возможно ли отменить решение суда из за нарушения?

Отправим материал вам на почту:

Арбитражная система Российской Федерации состоит из нескольких уровней, позволяющих участнику процесса оспорить решение, вынесенного судом первой инстанции, если оно вынесено с нарушением норм материального и процессуального права. Эта система включает:

  1. арбитражные суды первой инстанции, являющиеся основой правосудия в экономической сфере;
  2. апелляционные суды, в которые поступают дела на пересмотр в случае несогласия одной из сторон с судебным решением;
  3. окружные арбитражные суды, рассматривающие кассационные жалобы на решения апелляционных судов;
  4. Судебную коллегию Верховного суда РФ, которая рассматривает жалобы, поданные в рамках второй кассации;
  5. Президиум Верховного суда РФ, в который направляются надзорные жалобы.

Следует заметить, что кассационные и надзорные инстанции рассматривают жалобы в рамках анализа общей законности вынесенных решений и с точки зрения единообразия трактовки норм права, а также ставят прецедентную по своей сути точку в спорных случаях. Доказательную сторону дела высшие инстанции уже не рассматривают, в отличие от апелляционного арбитражного суда. Поэтому вторая инстанция – это второй и, по сути, последний шанс использовать фактическую базу в судебной баталии.

Учитывая особенности обжалования решений арбитражного суда, следует как можно тщательнее подготовиться к апелляционному пересмотру – причём обеим сторонам: и той, что подаёт жалобу суду, и противоположной. Во второй инстанции ещё можно использовать для убеждения судей конкретные фактические доказательства, а в рамках кассации и надзора уже будет вестись обжалование на уровне законодательной теории и правоприменения. Для качественной подготовки к сражению в апелляционном суде следует привлечь профессионала – адвоката, имеющего опыт в арбитражных делах.

Но не следует думать, что процесс в апелляционном суде полностью идентичен разбирательству в рамках первой инстанции. На этом уровне действуют определённые процессуальные правила, установленные АПК РФ. И отмена решения суда первой инстанции производится по строго установленным основаниям.

Сама возможность подачи апелляционной жалобы суду имеет ряд ограничений: при её составлении необходимо чётко сформулировать список тех оснований, на которых вы требуете отмены решения арбитражного суда первой инстанции или его изменения. Если причины, на основании которых вы просите произвести отмену решения, не будут соответствовать допустимым основаниям, апелляция сорвётся.

Это, кстати, ещё одна причина, по которой подготовку к битве в апелляционном суде поручают высококвалифицированным адвокатам: самостоятельно найти соответствующие причины для аннулирования или изменения судебного акта непрофессионалу очень непросто, для этого требуется серьёзное знание законодательства и процессуальных нюансов, а также опыт практической работы в арбитражных инстанциях.

Правовая база для пересмотра решений арбитражного суда

Отмена решения арбитражного суда первой инстанции производится на основании ст. 270 Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Эта статья АПК РФ посвящена основаниям, на основе которых арбитражным апелляционным судом производится пересмотр судебных решений, вынесенных на уровне первой инстанции.

Апелляционный суд, пересматривая судебные акты, обязан провести их оценку как на соответствие нормам материального и процессуального права, так и на соответствие обстоятельствам дела. В процессе анализа решения, вынесенного по делу судом первой инстанции, апелляционный орган может признать его:

  • законным и обоснованным;
  • незаконным (то есть не соответствующим законодательным нормам);
  • необоснованным.

В первом случае решение суда первой инстанции подтверждается на уровне второй инстанции, в двух других производится изменение или отмена решения, вынесенного судьями первой инстанции.

Следует подчеркнуть, что перечень оснований для отмены и изменения актов, принятых арбитражным судом первого уровня, изложенный в ч. 1 ст. 270 Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации, является исчерпывающим, то есть никакие другие причины не могут привести к пересмотру выводов суда.

Необоснованность как основание для отмены пересматриваемого судебного решения

Изложенный в ч. 1 ст. 270 АПК РФ перечень оснований, которые позволяют изменить или отменить решения арбитражного суда, теоретики права делят на две группы: а) необоснованность принятого судебного акта; б) его незаконность.

Рассмотрим первую группу причин, на основании которых аннулируются либо изменяются судебные акты. Необоснованность выводов арбитражного суда первого уровня может выражаться:

  1. В неполном выяснении судом значимых для дела фактических обстоятельств.

    Ошибка суда в данном случае заключается в неверном определении предмета доказывания. К примеру, во время судебного процесса в предмет доказывания нередко вносятся обстоятельства, которые для данного дела являются юридически безразличными, а юридически важные остаются вне внимания суда.

    Скажем, при оспаривании в арбитражном суде договора о совместной деятельности и выяснении судьбы спорного имущества мотив заключения сделки не должен рассматриваться – это излишне и отвлекает от сути разбирательства.

    А вот выяснение, какие вклады были сделаны договаривающимися сторонами в совместную деятельность, имеет значение для определения судьбы спорного имущества.

  2. В недоказанности имеющих значение для вынесения решения фактов, обстоятельств, которые суд первой инстанции посчитал установленными.

    В данном случае оспаривание предыдущего судебного акта строится на указании на недостаточную доказательную базу, которая лежит в основе вынесенного решения.

    В отличие от предыдущего случая, обстоятельства, юридически важные для дела, судом первого уровня были установлены верно. Ошибка в другом: доказательства, подтверждающие значимые для процесса обстоятельства, не были изучены в достаточной мере.

    Причины, по которым суд это не сделал, могут быть разными: например, доказательств было недостаточно, или они были недостоверны, или недопустимы, или не относились к предмету разбирательства.

    Тем не менее, арбитражный суд счёл набор доказательств достаточным для того, чтобы вынести решение по делу – и именно это становится, с точки зрения права, для аннулирования или изменения судебного акта.

    Важно подчеркнуть, что на апелляционном этапе, в отличие от кассационного, возможна и переоценка доказательств. Если суд опирался при вынесении решения на доказательства, которые ваша сторона считает недостоверными, на этапе апелляционного рассмотрения дела есть возможность обратить внимание судей на эту проблему.

    Апелляционный арбитражный суд должен будет ознакомиться с предоставленными доказательствами и дать им свою оценку. При этом со стороны адвоката необходимы объяснения, почему представленные доказательства необходимо переоценить и в чём заключается ошибка первой инстанции.

    А это, в свою очередь, позволяет поставить вопрос об отмене предыдущего судебного акта.

  3. В несоответствие выводов суда, которые изложены в принятом решении, фактическим обстоятельствам дела.

    Ещё один из способов опротестовать решение, вынесенное в первой инстанции, заключается в выявлении разночтений между выводами судей и фактическими обстоятельствами. Как правило, такая ошибка возникает при неправильной трактовке судом отдельных нюансов дела. Например, ошибка может возникнуть из-за игнорирования срока давности, что станет основанием для отмены вынесенного арбитражем решения.

    В большинстве случаев ошибки арбитражного суда касаются очень незначительных, на первый взгляд, нюансов. Ведь если обстоятельства дела очевидны, суд примет логически вытекающее решение.

    Например, ошибочность в определении судом срока давности связана, как правило, со спорными моментами, связанными с началом его отсчёта или с восстановлением.

    Найти такую ошибку сможет только опытный адвокат-законник, к которому и следует обращаться для обжалования решений.

Незаконность как основание для пересмотра решений суда

К отмене решения, которое было принято арбитражным судом, приводит также неправильное применение правовых норм. Апелляционный суд признает незаконным решение, вынесенное первой инстанцией, в следующих случаях:

  1. Неприменение судом закона, подлежащего применению.

    В данном случае незаконность выводов суда заключается в игнорировании судьями действующего законодательства. Законность решений суда означает, что основой для судебных выводов является применение закона, который соответствует характеру дела. Если закон должен применяться, но у суда другое мнение – это повод поставить в апелляционном порядке вопрос об отмене вердикта.

  2. Применение судом закона, не подлежащего применению.

    А это противоположная, но тесно взаимосвязанная ситуация – когда вердикт суда выносится на основании ненадлежащего закона.

    Такая ситуация в арбитражных судах возникает, когда спорные правоотношения подвергаются неправильной квалификации. Впрочем, бывают и случаи, когда обстоятельства дела в суде установлены правильно, но закон применён не тот.

    Как бы то ни было, но это основание для пересмотра дела с отменой акта, вынесенного в первой инстанции.

  3. Неправильное истолкование закона судом.

    Это ещё одна ошибка суда, представляющая собой основание для аннулирования или изменения принятого акта. В данном случае закон, который использовался судом, именно тот, который и надлежало использовать – в этом претензий нет; но вот трактовка его представляется вашей стороне ошибочной, в связи с чем и подаётся апелляция.

Следует добавить, что оспаривание решений суда, связанных с незаконностью, возможно и на более высоких уровнях: в кассации и надзоре (в отличие от пересмотра дел из-за переоценки доказательств, выявления значимых фактов и т. д.). Это связано с тем, что в применении норм материального и процессуального права в ряде случаев возможны разногласия между юристами, и иногда в спорных вопросах не может поставить точку даже апелляционный арбитражный суд.

Безусловные основания для отмены решения арбитражного суда первой инстанции

Помимо вышеперечисленных оснований для аннулирования или изменения судебных актов, принятых на уровне первой инстанции, Арбитражно-процессуальный кодекс РФ перечисляет семь безусловных поводов, ведущих к отмене вынесенного решения:

  1. Ведение процесса арбитражным судом в неполном/незаконном составе. Один из основополагающих принципов арбитражного процесса гласит, что правосудие осуществляется исключительно судом. Если же состав суда незаконен по той или иной причине, апелляция должна отменить все принятые этим составом акты. Примером такого нарушения является ситуация, когда состав суда поменялся без оформления замены.
  2. Проведение разбирательств в арбитражном суде без присутствия лиц, которые не были должным образом извещены о заседании суда.
  3. Нарушение правил участвующего в процессе лица на использование национального языка. Это нарушение может выражаться, к примеру, в непредставлении лицу, который не владеет русским, переводчика во время заседания суда. К отмене актов, принятых судом, может привести и непредставление данной стороне и переведённых документов.
  4. Обжаловать акт суда имеют право и третьи лица, которые заинтересованы в данном деле, но не были привлечены к разбирательству. Если судом был принят акт, в котором определяются права и обязанности лиц, не участвовавших в процессе, они вправе обратиться к вердикту апелляционного органа, причём в данном случае нарушение однозначно ведёт к отмене судебного постановления.
  5. Отсутствие под актом суда подписи судьи или одного из судей (в том случае, если разбирательство велось коллегиально). Не учитываются также подписи судей, которые были включены в состав суда без надлежащего оформления замены. Следует также заметить, что судебный акт обязаны подписывать все судьи коллегиального состава, даже если один из них не согласен с выводами остальных. В этом случае судья обязан подписать акт, принятый коллегиальным составом суда, но имеет право на изложение особого мнения.
  6. В деле отсутствует протокол заседания суда либо этот протокол подписан лицами, не имеющими права подписи.
  7. Нарушена одна из важнейших процессуальных гарантий правосудия – принцип независимости судей. Арбитражно-процессуальный кодекс РФ требует обеспечения тайны совещания. При совещании и принятии судебного акта в помещении, где проводится эта работа, разрешено только лицам, непосредственно входящим в состав суда. Общение с ними запрещено. Поводом для аннулирования акта может даже телефонный звонок, принятый одним из судей. Чаще всего нарушение принципа независимости судей возникает при объявлении перерыва для вынесения судебного акта вплоть до следующего дня. Разумеется, никто не предполагает, что судьи будут ночевать в суде, поэтому процессуальное законодательно однозначно нарушается.

Во всех этих оспариваемые судебные акты аннулируются независимо от того, имело ли значение данное нарушение норм процессуального права для выводов суда или нет. Именно поэтому данный перечень оснований и называется безусловным.

Но бывают случаи, когда нарушение процессуальных норм не ведёт к аннулированию актов арбитражного суда первого уровня.

Бывает так, что процессуальные нормы судом нарушены, но апелляция нецелесообразна: такая ситуация возникает в тех случаях, когда нарушение никак не могло оказать влияния на выводы суда.

Значимым обстоятельством, влекущим за собой отмену вердикта, нарушение процессуальных норм становится в том случае, оно привело к принятию незаконного решения или могло к этому привести.

1, : 3.3) Перейти к списку аналитики

Запишитесь на бесплатную консультацию

Оставьте заявку и с вами свяжутся в течение 15 минут

Источник: https://noskov.ru/infobase/articles/osnovaniya-dlya-otmeny-resheniya-arbitrazhnogo-suda-pervoj-instantsii/

Обвиняемым дали надежду на третью инстанцию

Возможно ли отменить решение суда из за нарушения?

14.07.2019 20:12:00

Специальные кассационные суды будут рассматривать жалобы на все приговоры

Верховный суд планирует на самом деле снять повязку с глаз отечественной Фемиды. Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Верховный суд (ВС) в своем постановлении разъяснил тонкости грядущей судебной реформы, в том числе будущий порядок обжалования решений. Осенью появятся новые кассационные суды общей юрисдикции, которые должны будут принимать все жалобы на вступившие в силу приговоры. Их обяжут проверять правомерность судебных решений не только с формальной точки зрения и в отношении доказательств. По мнению экспертов, новации увеличивают шансы обвиняемых на всестороннее рассмотрение их дел.

С октября по стране заработают девять специальных кассационных судов. Это будут новые суды, их отделяют от мест вынесения тех приговоров, которые подвергаются обжалованию. 

Предполагается, что в результате у заявителей больше не должно быть сомнений в непредвзятости и независимости третьей инстанции.

ВС в своем постановлении указал, что с самого начала действия этих судов вводится сплошная кассация – будут приниматься все жалобы на приговоры, вступившие в силу.

Сейчас же, как известно, судьи сами решают, какие ходатайства брать в производство.

Однако промежуточные решения, к примеру, об аресте до суда, будут проверяться выборочно – только если третья инстанция заподозрит серьезные нарушения.

Также в постановлении ВС говорится, что кассация может отменить решение не только за неправильное применение законов, но и за нарушение уголовно-процессуальных норм, «если они повлияли на исход уголовного дела, в частности на вывод о виновности, на юридическую оценку содеянного, назначение судом наказания или на решение по гражданскому иску». При этом третья инстанция сможет оценивать и допустимость доказательств, принятых нижестоящими судами.

Как отметили в ВС, новые суды не будут связаны лишь доводами жалоб, у них будет право проверить производство по уголовному делу в полном объеме.

«Кассационная инстанция вправе выйти за пределы доводов жалобы как относительно лица, в отношении которого ставится вопрос о пересмотре судебного решения, так и в отношении других осужденных по тому же уголовному делу в ревизионном порядке». Причем эти действия допустимы лишь в сторону улучшения положения граждан.

«Правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах, а ошибочное судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено», – пояснили в ВС. Новации основываются на двух основных принципах – поддержании доверия к деятельности суда и недопустимости обратного действия закона.

По мнению советника Федеральной палаты адвокатов Сергея Насонова, ВС сделал полезное разъяснение по возможности кассационной жалобы на арест или его продление несмотря на то, что дело еще находится в первой инстанции.

«Вновь созданные кассационные суды в первые два года работы должны будут отнестись серьезно даже к выборочной проверке таких жалоб.

Сегодня во многих случаях содержание под стражей применяется без должных на то оснований, с единственной целью – добиться нужных следствию показаний», – заявил «НГ» адвокат Борис Золотухин.

По словам адвоката компании BMS Law Firm Татьяны Пашкевич, предстоящие изменения и логичны, и необходимы.

В областных судах апелляционные и кассационные жалобы рассматриваются одним судом: «Конечно, судьи разные, но из одного коллектива, они даже могут сидеть в соседних кабинетах».

В настоящее время, считает Пашкевич, кассационная практика не вполне удовлетворительная потому, что «доводы и аргументы относительно имеющихся нарушений уголовно-процессуального законодательства остаются без рассмотрения, несмотря на тот факт, что судебные ошибки вполне реальны». И хорошо, что теперь, согласно постановлению ВС, уполномоченный по правам человека в РФ сможет обратиться в суд кассационной инстанции с ходатайством о проверке вступившего в законную силу приговора, определения, постановления суда либо постановления судьи.

Председатель комиссии по защите прав участников уголовного судопроизводства Ассоциации юристов России Андрей Гривцов отметил, что «положительные изменения – это обязательность пересмотра части судебных решений и создание отдельного судебного органа».

Должно увеличиться количество пересматриваемых решений и, возможно, их качество, подчеркнул он, поскольку практически неизбежные кассации и повышение вероятности отмены приговоров создают судьям «дополнительную мотивацию для более тщательного рассмотрения дел и соблюдения требований законодательства».

Гривцов указал также, что новая третья инстанция «обеспечит значительному количеству лиц, права которых нарушены, дополнительную возможность в судебном заседании обратить внимание суда на существенные нарушения закона».

Он выразил сожаление, что для «промежуточных» решений вроде избрания меры пресечения, имеющих не меньшее значение не только для исхода судебного разбирательства, но и для полноценного расследования уголовного дела, процедура кассационного обжалования останется прежней.

Это значит, что права участников процесса все так же будут зависеть «от субъективного восприятия судьей «существенности» нарушений закона». 

Источник: http://www.ng.ru/politics/2019-07-14/1_7622_court.html

Безусловное безобразие? Или является ли полное копирование текста возражений допустимым в качестве судебного решения — Audit-it.ru

Возможно ли отменить решение суда из за нарушения?

Султанов Айдар Рустэмович, начальник юридического управления ПАО «НКНХ»,
член Ассоциации по улучшению жизни и образования.

в Вестник гражданского процесса №5. С 264-282

Правосудие не только должно быть совершено, но и должно быть видно, что оно совершено.

В статье на примере спора с налоговым органом рассматривается одна из часто встречающихся проблем при вынесении судебных решений российскими судами, а именно полное копирование в судебном решении позиции одной стороны, часто сопровождающееся переносом всех ошибок, опечаток, оборотов, и игнорирование позиции другой стороны.

По мнению автора статьи, это является грубым нарушением фундаментальных положений о справедливом судопроизводстве, подрывающим доверие к суду, фактически нарушаются такие принципы судопроизводства, как принципы непосредственности, равенства перед законом, состязательности, равноправия сторон и др.

Подвергаются анализу позиции Конституционного Суда РФ, Европейского Суда по правам человека по данному вопросу, в которых право на судебную защиту толкуется не только как право на обращение в суд, но и как право быть выслушанным судом.

В соответствии с позицией Верховного Суда РФ в уголовном процессе одним из безусловных оснований для отмены судебного акта является воспроизведение обвинительного заключения без учета результатов проведенного судебного разбирательства; подобный подход, по мнению автора статьи, должен быть реализован во всех видах судопроизводств.

Таким образом, автор приходит к выводу о том, что необходима проверка судебных актов, которые представляют собой копию только правовой позиции одной стороны, без учета результатов судебного разбирательства.

Ключевые слова: судебное решение; сторона; копирование; правовая позиция; отмена; проверка решения суда; обжалование; право на судебную защиту.

Причиной написания данной статьи явилась почти кафкианская1 ситуация. В одном из крупных дел для успешного его завершения были привлечены четыре команды юристов. Доводов и доказательств в нашу пользу было настолько много, что мы их разделили на несколько блоков.

Выступающие должны были представить каждый свою часть, причем каждое доказательство используемое в речи сопровождалось указанием том и листа дела. Выступления прошли великолепно, пожалуй это был один из моих лучших процессов.

Каждый выступающий был хорош по своему, все говорили не «по бумаге» с тем, чтобы лучше донести доводы до суда. Единственным минусом было то, что судья так и не задала ни одного вопроса, ни разу не заглянула в материалы дела, что сразу же смутило.

Когда же судья ушла в совещательную комнату была большая надежда на положительный исход дела, но судья была в совещательной комнате не больше двух минут и в удовлетворении требований отказала, решение было также опубликовано в кратчайшие сроки.

Решение Арбитражного суда оказалось 90% копией письменного отзыва налогового органа, без учета результатов судебного разбирательства, как будто в суде нас и не было.

Причем оно не просто представляет собой копию пояснений Ответчика, но и включает все опечатки, ошибки, выражения «Инспекция … обращает внимание Суда» (стр. 12, 35, 36, 45) «Инспекция не согласна с доводами Заявителя по следующим основаниям» (стр.

39) «Инспекцией установлено…», «Инспекция считает…», «Инспекция не согласна…» и т.д., суд даже не потратил времени на исправление ошибок сканирования. Мы столкнулись с грубейшим проявлением копипаста2.

Фактически суд в нарушение принципа непосредственности, подменил собственную оценку доказательств оценкой ответчика, проигнорировав наши доводы и представленные нами доказательства, оставив нас в неведении, почему эти доводы и доказательства были отклонены судом.

В апелляционной жалобе в качестве одного из оснований для отмены решения суда первой инстанции указало данное обстоятельство, а также приложило к апелляционной жалобе сравнительные таблицы, подтверждающие переписывание письменной позиции налогового органа в судебный акт.

Но апелляция также вместо вынесения своего постановления переписала часть текста с отзыва налогового органа, часть судебного решения первой инстанции, ответов на свои доводы и оценки представленных нами доказательств мы так и не увидели.

Одним из ключевых доводов кассационной жалобы был довод о том, что обжалуемые судебные акты являются копией письменной правовой позиции налогового органа без учета результатов судебного разбирательства поскольку наши доводы были просто проигнорированы.

Налоговый орган в отзыве на кассационную жалобу указал, что почти стопроцентное копирование правовой позиции налогового органа не является судебной ошибкой влекущей отмену судебного органа.

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/court/a51/929459.html

Консультант закона
Добавить комментарий