Законно ли взыскание неосновательного обогащения после вступления в силу решения суда?

Если взыскатель предъявил исполнительный лист после отмены решения суда, то полученные средства признаются неосновательным обогащением

Законно ли взыскание неосновательного обогащения после вступления в силу решения суда?

После вступления в силу судебного решения взыскатель может получить исполнительный лист. При этом существует вероятность, что судебный акт будет отменен в вышестоящей инстанции.

Однако, у взыскателя есть возможность предъявить исполнительный лист после отмены решения. Денежные средства, полученные в такой ситуации, признаются неосновательным обогащением, и за их использование начисляются проценты, предусмотренные ст.

395 ГК РФ (постановление Президиума ВАС РФ от 21.01.2014 № 9040/13).

Суть дела

Международный аэропорт (далее — Аэропорт) обратился к авиакомпании с иском о взыскании денежных средств. Арбитражный суд исковые требования удовлетворил, апелляционная инстанция оставила решение первой инстанции в силе. На основании решения суда Аэропорту были выданы исполнительные листы на взыскание задолженности.

Авиакомпания обжаловала решение суда в кассационной инстанции, и постановлением кассационной инстанции решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд. Несмот­ря на отмену судебных актов, Аэро­порт предъявил исполнительные листы к взысканию, и авиакомпания перечислила Аэропорту часть денежных средств.

Авиакомпания, считая, что данная сумма, полученная Аэропортом пос­ле отмены судебных актов, является неосновательным обогащением, обратилась в суд с иском о взыскании перечисленной ему суммы, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

Судебное разбирательство

При новом рассмотрении дела арбитражный суд отказал в удовлетворении иска Аэропорта к авиакомпании.

На основании заявления авиакомпании был осуществлен поворот исполнения решения, в результате чего с Аэропорта была взыскана перечисленная авиакомпанией на основании исполнительного листа сумма.

Авиакомпания уточнила исковые требования, уменьшив их на сумму неосновательного обогащения и увеличив размер процентов за пользование денежными средствами.

Арбитражный суд во взыскании процентов за пользование денежными средствами отказал.

Он пришел к выводу, что денежные средства подлежали уплате в обязательном порядке на основании исполнительного листа и до вынесения определения о повороте решения эти средства Аэропорт не обязан был возвращать авиакомпании.

Поэтому взысканная по исполнительному листу сумма не может быть признана неосновательным обогащением. Исходя из этого, Аэропорт правомерно пользовался денежными средствами, а значит, нет правовых оснований для начисления процентов в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение арбитражного суда без изменений. Апелляционный суд дополнительно отметил, что характерными признаками регулируемых гражданским законодательством имущественных и неимущественных отношений являются равенство, автономия воли и имущественная самостоятельность их участников.

Денежные средства были получены Аэропортом на основании вступившего в законную силу решения арбитражного суда. В данных отношениях, по мнению апелляционного суда, отсутствует автономия воли взыскателя, поскольку эти отношения возникли вследствие исполнения судебного акта.

И так как спорные средства были получены Аэропортом по установленному законом основанию, они не могут являться неосновательным обогащением.

Позиция ВАС РФ

Президиум ВАС не согласился с выводами судов, отменил все принятые по этому делу судебные акты и постановил взыскать с Аэропорта проценты за пользование денежными средствами.

При принятии решения Президиум ВАС РФ руководствовался правовой позицией Европейского суда по правам человека, в соответствии с которой основанием для исполнения судебного акта в принудительном порядке является вступившее в законную силу окончательное судебное решение (принцип res judicata), свидетельствующее о формировании правовой определеннос­ти по спорному вопросу (решение Европейского суда по правам человека по вопросу приемлемости жалобы № 42600/05 «ООО „ЛИНК ОЙЛ СПб“ против Российской Федерации»), то есть в целях исполнения судебное решение должно являться окончательным и вступившим в законную силу.

В рассматриваемом случае Аэропорт предъявил к взысканию исполнительные листы, в то время как по делу не были исчерпаны все средства судебной защиты.

Постановлением кассационной инстанции решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции были отменены, и дело направлено на новое рассмотрение.

А значит, с момента отмены судебных актов отпали основания для их принудительного исполнения.

Аэропорт предъявил к взысканию исполнительнее листы уже после того, как решение суда, на основании которого они были выданы, было отменено кассацией. По мнению Президиума ВАС РФ, поведение Аэропорта в такой ситуации является недобросовестным и неправомерным, поскольку уважение принципа res judicata является одним из основных аспектов принципа верховенства права.

В результате Президиум ВАС РФ сделал вывод, что денежные средства, взысканные Аэропортом по исполнительным листам и добровольно не возвращенные им до момента поворота исполнения судебного акта, были получены без должного правового основания и являлись неосновательным обогащением.

При предъявлении исполнительного листа к взысканию Аэропорт воспользовался ситуацией правовой неопределенности и тем самым злоупотребил правом.

А в случаях заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав, в частности при злоупотреблении правом, суд вправе применить меры, предусмотренные гражданским законодательством, в частнос­ти, установленные ст. 395 ГК РФ.

На этом основании Президиум ВАС РФ постановил взыскать с Аэропорта проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ за весь период пользования денежными средствами, то есть с момента их взыскания по исполнительному листу до момен­та возврата авиакомпании.

В деле имеется оговорка о возможности пересмотра вступивших в силу судебных актов по новым обстоя­тельствам на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ.

к сведению

Подобные споры не часто становятся предметом судебного разбирательства.

Причина, на наш взгляд, очевидна: после отмены судебного акта взыскатели руководствуются простой логикой: раз решение, на основании которого выдан исполнительный лист, отменено, то фактичес­ки и нет оснований для взыскания по исполнительному листу. Между тем, нет никаких препятствий для предъявления такого ­исполнительного листа к взыс­канию.

В аналогичной ситуации, при отмене судебных актов в надзорной инстанции, ФАС Уральского округа сделал вывод, что у взыскателя оснований для получения денежных средств не имелось ни на момент рассмотрения дела арбит­ражными судами, ни на момент их уплаты стороной дела (постановление ФАС Уральского округа от 03.12.2013 № Ф09-11894/13). С этим выводом согласилась коллегия ВАС РФ и отказала в передаче дела в надзорную инстанцию. Дополнительно было указано, что в данном случае факт правомерности или неправомерности получения и пользования денежными средствами определяется последним принятым по делу судебным актом. В этом случае отмененный судебный акт о взыскании не является законным основанием в получении спорной суммы, следовательно, сторона с момента получения спорной суммы пользовалась денежными средствами неосновательно (Определение ВАС РФ от 17.03.2014 № ВАС-18810/13).

Источник: https://www.eg-online.ru/article/249876/

Применение судами норм процессуального права о повороте исполнения судебных актов – Мониторинг правоприменения

Законно ли взыскание неосновательного обогащения после вступления в силу решения суда?

С другой стороны, поворот исполнения имеет и свое материальное выражение, поскольку в рамках соответствующих процедур происходит возврат спорящих сторон в первоначальное состояние путем принудительного перемещения материальных благ (денежных средств, иного имущества) от истца к ответчику.

Соответствующие отношения при условном абстрагировании от их процессуальной составляющей (и того факта, что «реституция» сторон производится при участии государства в лице суда и судебного пристава-исполнителя) могут быть описаны на материально-правовом языке, с использованием категорий гражданского, налогового, трудового и т.д.

права, иллюстрацией чему могут служить самые элементарные примеры. Так, взыскание денежного долга из долговой расписки в случае отмены вынесенного решения и принятия судебного акта в пользу ответчика может быть описано в категориях неосновательного обогащения (гл.60 Гражданского кодекса РФ).

Принудительная передача вещи по якобы существующему между ответчиком и истцом договору в условиях, когда наличие такого договора опровергнуто итоговым судебным актом, может рассматриваться как порождающая у ответчика виндикационное притязание (ст. 301 ГК РФ).

Необоснованное взыскание налога, налоговых пени или штрафа – как приводящая к возникновению требования из статьи 79 Налогового Кодекса РФ (далее – НК РФ).

Вследствие этого возникает принципиальный вопрос о том, в каком ключе необходимо квалифицировать эту имущественную составляющую отношений сторон по повороту исполнения судебного акта.

Следует ли игнорировать их материально-правовой элемент и исключать применение к ним соответствующих положений материального права, замыкая истца и ответчика на правила, содержащиеся в вышеуказанных процессуальных законах.

Либо же рассматривать процессуальные нормы о повороте исполнения лишь в качестве служебных, то есть устанавливающих процедурную рамку для осуществления обратных притязаний ответчика к истцу, в то время как сами эти притязания квалифицировать в их обычном материально-правовом качестве (т.е.

как кондикцию, виндикацию, требование по возврату излишне взысканного налога и т.д.) – с тем только уточнением, что фактом-основанием их возникновения будет являться исполнение впоследствии отмененного решения суда.

Вне зависимости от того или иного научного подхода к данному вопросу, – здесь могут быть высказаны различные суждения, – важно понимать, как на него отвечают суды при рассмотрении конкретных дел и при формулировании руководящих разъяснений (на уровне высших судов), ибо от этого зависит целый ряд практических последствий, связанных с применением соответствующего правового института. Проиллюстрируем это рядом примеров.

Во-первых, различное понимание правовой природы притязания ответчика по возврату необоснованно взысканного (далее – «реституционное притязание», «реверсивное притязание») предопределяет неоднозначность в вопросе о том, является ли процедура поворота исполнения единственной процессуальной формой, предназначенной для преодоления имущественных последствий судебной ошибки в отношениях между истцом и ответчиком. Если настаивать на специальной природе реверсивного притязания, задачей которого является исключительно restitutio ad integrum (т.е. устранение факта действия ошибочного решения вне зависимости от материально-правовой картины происходящего), предусмотренный ст.ст.325 – 326 АПК РФ, ст.ст. 443 – 445 процессуальный порядок должен восприниматься в качестве эксклюзивного для достижения вышеуказанной цели. Если, напротив, видеть в нем обычное материально-правовое требование, пригодное к квалификации в качестве кондикционного, виндикационного и т.д., нельзя исключать возможность использования обычных средств защиты для его осуществления, а именно – иска (кондикционного, виндикационного и т.д.). При том, что заявление о повороте исполнения, с этой точки зрения, представляется пускай и пригодным (а в смысле быстроты и удобства – оптимальным), но не исключительным средством преодоления последствий материального действия ошибочного решения.

Во-вторых, различное понимание природы реверсивного притязания допускает существование различных подходов к вопросу о том, возможно ли обременение истца не только обязанностью по возврату ошибочно присужденного, но и дополнительными обязанностями, связанными с удержанием им недолжно полученного.

Опять-таки, исключение соответствующего притязания из числа функционирующих по общим правилам материального законодательства допускает в числе возможных вывод о том, что возврат недолжно полученного исчерпывает бремя имущественных обязанностей истца перед пострадавшим ответчиком.

В то время как обратный взгляд открывает дорогу для присуждения истца не только к «реституции», но и к возмещению убытков (ст. 393 ГК РФ), уплате процентов годовых (ст. 395, п.2 ст. 1107 ГК РФ), возврату полученных доходов и плодов (п.1 ст. 1107, ст. 303 ГК РФ) и т.д.

Наконец, возможен и промежуточный взгляд, согласно которому дополнительные обязательства, хоть и возникают, однако не в момент недолжного перемещения материальных благ от ответчика к истцу по ошибочному судебному акту, а в момент принятия и вступления в законную силу судебного акта о повороте исполнения.

В-третьих, различное понимание природы реверсивного притязания ставит вопрос о том, как соотносятся между собой нормы процессуального права, регулирующие порядок их осуществления, и нормы соответствующих материально-правовых институтов, в терминах которых такие притязания могут быть выражены.

Наиболее очевидным примером здесь является коллизия между п.3 ст.

1109 ГК РФ, согласно которой заработная плата и приравненные к ней платежи и другие денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки, не могут рассматриваться в качестве неосновательного обогащения и не подлежат возврату, и ч.3 ст. 445 ГПК РФ, согласно которой возврат ошибочно присужденной работнику заработной платы допускается без ограничений в случае, если решение, на основании которого был осуществлен соответствующий платеж, было отменено в порядке апелляционного пересмотра.

Исследование того, как эти и ряд других вопросов, касающихся института поворота исполнения, решаются на практике, и будет составлять предмет настоящего мониторинга.

Объем работы, естественно, не предполагает охвата всего диапазона суждений, высказанных судами при разрешении конкретных дел, однако является достаточно репрезентативным для того, чтобы у читателя сформировалось общее представление об имеющихся трендах.

Изученные материалы могут рассматриваться в качестве эмпирической основы для последующих научных изысканий по описанной проблематике, а также как вспомогательный источник для принятия решений по возможному реформированию института поворота исполнения в будущем.

1. Правовая природа реверсивного притязания

По вопросу о правовой природе реверсивного притязания суды высказывают различные точки зрения.

С одной стороны, существует целый ряд источников, в рамках которых требования ответчика о возврате недолжно полученного истцом рассматриваются как разновидность обычных материально-правовых притязаний, возникающих в связи с нарушением имущественной сферы обладателя соответствующих материальных благ, что допускает возможность их стандартной материально – правовой квалификации (напр., как требований из неосновательного обогащения). С другой стороны, есть тенденция рассматривать соответствующие отношения в качестве специфических, находящихся за пределами регулирующего воздействия стандартных материально-правовых институтов. Как правило, суды, придерживающиеся соответствующей точки зрения, характеризуют правоотношения по возврату неосновательно присужденного в качестве «исполнительских», противопоставляя последние таким типичным, опосредующим защиту пострадавшего собственника правоотношениям, как правоотношения по кондикции, виндикации и т.д.

Источник: http://pravoprim.spbu.ru/yurisprudentsiya/zawita-chesti-dostoinstva-i-delovoj-reputacii/item/437-primenenie-sudami-norm-protsessualnogo-prava-o-povorote-ispolneniya-sudebnykh-aktov

Проблема двойного взыскания долга с ответчика, взысканного на основании решения суда

Законно ли взыскание неосновательного обогащения после вступления в силу решения суда?

Проект статьи

Приветстввую коллеги! Буду благодарен за дополнение , критику, обсуждение)

Тема актуальная и злободневная.

В последнее время участились случаи недобросовестного поведения взыскателей (истцов), которые пользуясь недостатками законодательства, дважды взыскивают задолженность с ответчика на основании исполнительного документа.

Один из них – отсутствие у банка или иной кредитной организации правомочий по оценке доказательств исполнения решения суда в том случае, когда банк исполняет исполнительный документ в порядке ст. 8 Закона об исполнительном производстве.

Для того чтобы возвратить неосновательно полученное взыскателем, требуется время, а в некоторых случаях очень велика вероятность того, что реально возвратить свои денежные средства не получится и вовсе (например, – взыскатель находится или будет находиться в процедуре банкротства).

Ситуации бывают различные, в зависимости от осмотрительности ответчика правовые последствия у них будут разные.

(1) Наиболее распространенная ситуация – оплата должником (ответчиком) долга по судебному акту в добровольном порядке, без возбуждения процедуры исполнительного производства

(1.1) Ответчик либо на следующий день после вступления в законную силу решения суда, либо позднее, добровольно оплачивает задолженность по судебному акту. Исполнительный документ судом взыскателю не выдавался.

Как правило, процедура получение исполнительного листа следующая – истец обращается с ходатайством о выдаче исполнительного листа в суд,  суд не назначая судебного заседания, выдает исполнительный документ  в порядке статьи 319 АПК РФ.

Таким образом, суд  при выдаче исполнительного документа не проверяет, исполнен судебный акт или нет.

Строго говоря, пунктом 1 статьи 159 АПК РФ установлено, что все ходатайства сторон разрешаются судом после заслушивания лиц, участвующих в деле, по результатам рассмотрения суд,  в виде отдельного судебного акта выносит определение (статья 184 АПК РФ).

Если долг оплачен ответчиком полностью и исполнительный лист еще не выдан судом, то в качестве контрмеры против двойного взыскания долга  ответчику можно рекомендовать обратиться в суд с ходатайством об отказе выдаче исполнительного листа, приложив к нему доказательства оплаты долга.

В данном случае, суд в порядке статьи 159 АПК РФ назначит проведения судебного заседания и разрешит вопрос о выдаче исполнительного листа по существу.

Так, в деле А81-1288/2015 Арбитражный суд Ярославской области удовлетворил ходатайство ответчика о невыдаче исполнительного листа на взыскание госпошлины с ответчика, так как ответчиком представлено платежное поручение об оплате государственной пошлины.

Отслеживать информацию о выдаче исполнительного листа можно с помощью системы кадарбитр[1].

(1.2) Долг оплачен ответчиком полностью после выдачи истцу исполнительного листа судом.В такой ситуации, взыскатель может злоупотребить своим правом и предъявить исполнительный лист не в службу судебных приставах, а в банк, где у ответчика имеется счет в порядке статьи 8  Закона об исполнительном производстве»

В отличие от судебного пристава-исполнителя, у банка отсутствуют полномочия по проверке исполнения судебного акта, и он не может отказать взыскателю в исполнении исполнительного документа, даже если должником будут представлены в банк неоспоримые доказательства исполнения судебного акта.

В данном случае надлежащим способом защиты нарушенного права будет подача заявления о прекращении исполнения исполнительного документа. Заявление подается в рамках того же дела, где рассматривался основной спор между истцом и ответчиком.

Верховный Суд РФ (далее – суд) в своем определении от 21.04.2016 N 310-ЭС15-17354 (далее – определение) сформировал правовую позицию, позволяющую бороться с подобными злоупотреблениями со стороны взыскателей.

Определением удовлетворено требование общества о прекращении взыскания по исполнительному листу, поскольку взысканная с него решением суда первой инстанции задолженность, погашена.

 Судом указано, что у ответчика отсутствовала иная возможность прекратить принудительное взыскание в связи с фактическим исполнением, кроме как путем обращения в суд с заявлением о прекращении исполнения выданного судом исполнительного документа.

Судом применена  часть 6 статьи 13 АПК РФ, согласно которой в случаях, если спорные отношения прямо не урегулированы федеральным законом и другими нормативными правовыми актами или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, арбитражные суды применяют нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм рассматривают дела исходя из общих начал и смысла федеральных законов и иных нормативных правовых актов (аналогия права).

Судом сделан вывод о том, что  статья 43 ФЗ  «Об исполнительном производстве» (перечень оснований для прекращения исполнительного производства) хоть и не содержит такого основания, как фактическое исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе, это не означает, что должник, полностью исполнивший судебный акт, лишен возможности обратиться в суд с требованием о прекращении обязанности по исполнению судебного акта.

Также указано, что вывод суда округа о невозможности применения к спорной ситуации положений  статьи  43 Закона об исполнительном производстве ошибочен и привел к отказу обществу в судебной защите, принимая во внимание направленность его заявления на прекращение взыскания долга, которого у общества не имеется.

Следует отметить, что ситуация осложнена тем, что банк обязан исполнить требования исполнительного документа в течение трех рабочих дней (пункт 2 статьи 15; пункт 5 статьи 70 Закона об исполнительном производстве).

Таким образом, к моменту рассмотрения заявления о прекращении исполнения исполнительного листа, права ответчика уже будут нарушены, и у него останется только один способ защиты – подача самостоятельного иска о взыскании неосновательного обогащения.

 Удастся ли реально исполнить данный судебный акт о взыскании неосновательного обогащения? Велика вероятность, что к тому времени у истца не будет денежных средств и имущества, достаточных для исполнения судебного акта.  Кроме того, взыскание повторной оплаты  с помощью иска о взыскании неосновательного обогащения длительная процедура.

Во избежание возникновения ситуации с необходимостью подачи самостоятельного иска, одновременно с подачей заявления о прекращении исполнения исполнительного документа[2], необходимо заявить ходатайство об обеспечении исполнения решения суда.

Здесь объективным препятствием для удовлетворения судом данного ходатайства, могут стать разъяснения, которые даны в пункте 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 55 “О применении арбитражными судами обеспечительных мер”.

В пункте 18 указано, что  судам не допускается применения такой меры обеспечения, как приостановление исполнения исполнительного документа.

На наш взгляд, в разъяснениях, содержащихся в пункте 18 ПВАС РФ №55, идет речь о том, что при приостановлении исполнения исполнительного документа судам следует применять нормы АПК РФ и ФЗ «Об исполнительном производстве», предусматривающие приостановление исполнение судебного акта и исполнительного производства. Как такового запрета приостанавливать исполнение исполнительного документа данные разъяснения не содержат.

Главной целью процедуры обеспечения исполнения решения суда, является обеспечение его реального будущего исполнения. Если на период рассмотрения заявления о прекращении исполнения исполнительного документа не будет вынесен обеспечительный запрет банку исполнять исполнительный документ, то утрачивается правовой смысл рассмотрения заявления ответчика.

Банк обязан будет исполнить исполнительный документ, и определение суда о прекращении исполнения исполнительного документа станет заведомо неисполнимым судебным актом.

В пункте 21 Информационного Письма ВАС РФ №99 от 22.12.

2015 даны разъяснения, что арбитражный суд вправе приостановить взыскание банком денежных средств по исполнительному листу при установлении обстоятельств, предусмотренных статьями 20,21 Закона об исполнительном производстве[3]. Таким образом, ВАС РФ в свое время допускал возможность приостановления исполнения исполнительного документа на период рассмотрения вопроса об его оспаривании.

Пример удовлетворения ходатайства об обеспечении исполнении решения суда можно найти в деле А40-152229/14 (Арбитражный суд города Москвы).

Суд посчитал, что непринятие обеспечительной меры в виде запрета банку исполнять требования исполнительного документа приведет к значительному ущербу для заявителя.

Источник: https://zakon.ru/comment/460107

Практика по спорам о взыскании неосновательного обогащения

Законно ли взыскание неосновательного обогащения после вступления в силу решения суда?
Обновлено 02.10.2018 11:10

Федеральные нормативные правовые акты

Гражданский кодекс РФ

Основные ссылки:

– гл. 60 “Обязательства вследствие неосновательного обогащения” (ст. ст. 1102 – 1109)

Дополнительные ссылки:

– ст. 151 “Компенсация морального вреда”

– ст. 182 “Представительство”

– ст. 196 “Общий срок исковой давности”

– ст. 199 “Применение исковой давности”

– ст. 200 “Начало течения срока исковой давности”

– ст. 310 “Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства”

– ст. 313 “Исполнение обязательства третьим лицом”

– ст. 333 “Уменьшение неустойки”

– ст. 395 “Ответственность за неисполнение денежного обязательства”

– ст. 420 “Понятие договора”

– ст. 421 “Свобода договора”

– ст. 422 “Договор и закон”

– ст. 431 “Толкование договора”

– параграф 1 гл. 42 “Заем” (ст. ст. 807 – 818)

– параграф 2 гл. 42 “Кредит” (ст. ст. 819 – 821.1)

– гл. 48 “Страхование” (ст. ст. 927 – 970)

– гл. 50 “Действия в чужом интересе без поручения” (ст. ст. 980 – 989)

Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 “О защите прав потребителей”

– ст. 13 “Ответственность изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за нарушение прав потребителей”

– ст. 15 “Компенсация морального вреда”

– ст. 16 “Недействительность условий договора, ущемляющих права потребителя”

– ст. 17 “Судебная защита прав потребителей”

Федеральная судебная практика

При разрешении споров, связанных с расторжением договоров продажи недвижимости, по которым осуществлена государственная регистрация перехода к покупателям права собственности, судам необходимо учитывать следующее.

В силу п. 4 ст. 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Вместе с тем согласно ст.

1103 ГК РФ положения о неосновательном обогащении подлежат применению к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством.

Поэтому в случае расторжения договора продавец, не получивший оплаты по нему, вправе требовать возврата переданного покупателю имущества на основании ст. ст. 1102, 1104 ГК РФ.

(П. 65 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”)

Просроченное денежное обязательство может быть исполнено третьим лицом и в том случае, когда его возникновение связано с личностью должника, например уплата долга по алиментам.

Кредитор по денежному обязательству не обязан проверять наличие возложения, на основании которого третье лицо исполняет обязательство за должника, и вправе принять исполнение при отсутствии такого возложения.

Денежная сумма, полученная кредитором от третьего лица в качестве исполнения, не может быть истребована у кредитора в качестве неосновательного обогащения, за исключением случаев, когда должник также исполнил это денежное обязательство либо когда исполнение третьим лицом и переход к нему прав кредитора признаны судом несостоявшимися (ст. 1102 ГК РФ).

(П. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 N 54 “О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении”)

Если недействительная сделка исполнена обеими сторонами, то при рассмотрении иска о применении последствий ее недействительности необходимо учитывать, что, по смыслу п. 2 ст.

167 ГК РФ, произведенные сторонами взаимные предоставления считаются равными, пока не доказано иное, и их возврат должен производиться одновременно, в связи с чем проценты, установленные ст.

395 ГК РФ, на суммы возвращаемых денежных средств не начисляются.

В то же время при наличии доказательств, подтверждающих, что полученная одной из сторон денежная сумма явно превышает стоимость переданного другой стороне, к отношениям сторон могут быть применены нормы о неосновательном обогащении (пп. 1 ст. 1103, ст. 110 ГК РФ).

В таком случае на разницу между указанной суммой и суммой, эквивалентной стоимости переданного другой стороне, начисляются проценты, предусмотренные ст.

395 ГК РФ, с момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

(П. 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 “О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств”)

В том случае, когда при проведении двусторонней реституции одна сторона осуществила возврат ранее полученного другой стороне, например индивидуально-определенной вещи, а другая сторона не возвратила переданные ей денежные средства, с этого момента на сумму невозвращенных средств подлежат начислению проценты на основании ст. 395 ГК РФ (ст. 1103, п. 2 ст. 1107 ГК РФ).

(П. 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 “О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств”)

Если во исполнение судебного акта ответчиком перечислены денежные средства кредитору, а впоследствии данный судебный акт отменен или изменен в части взыскания указанных денежных средств и полученные взыскателем денежные средства должнику не возвращены, то, по общему правилу, на названную денежную сумму подлежат начислению проценты, установленные ст. 395 ГК РФ, с момента вступления в силу итогового судебного акта (п. 2 ст. 1107 ГК РФ).

Вместе с тем с учетом обстоятельств конкретного дела, например, если имела место фальсификация доказательств и это привело к принятию решения, послужившего основанием для перечисления денежных средств, предусмотренные ст. 395 ГК РФ проценты подлежат начислению с более раннего момента, например с момента зачисления денежных средств на расчетный счет недобросовестного взыскателя (п. п. 3, 4 ст. 1, п. 2 ст. 1107 ГК РФ).

(П. 59 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 “О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств”)

Если обязанность по выплате страхового возмещения была исполнена страховщиком в большем размере, излишне выплаченная сумма подлежит возврату как неосновательное обогащение.

(П. 9 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.12.2017)

Сумма страхового возмещения, излишне выплаченная страхователю, недобросовестно заявившему размер установленного ущерба в большем размере, подлежит возврату как неосновательное обогащение.

Источник: https://legascom.ru/praktika-mosgorsud/2694-spori-mosgorsud-77

Учет доходов в виде сумм неосновательного обогащения, взысканных с ответчика

Законно ли взыскание неосновательного обогащения после вступления в силу решения суда?
Предприятие является сетевой организацией по передаче эл.энергии. Отражение в учете взыскание с контрагента по решению суда задолженности за бездоговорное потребление эл.энергии.

Вопрос: Предприятие является сетевой организацией по передаче эл.

энергии. В декабре 2017 года вступило в силу решение Арбитражного суда о взыскании с контрагента в нашу пользу задолженности за бездоговорное потребление электроэнергии. С данным контрагентом договор на оказание услуг не заключен.

Данная операция в бухучете, налоговом учете и отчетности не отражена, налог на прибыль и НДС не начислен. Само Решение суда в бухгалтерию предоставлено в июне 2018 года.

Вопрос: Как данную ситуацию отразить в бухгалтерском и налоговом учете, какими проводками? Как и в каком налоговом периоде отразить налог на прибыль и НДС?

Ответ: В отсутствие договора, данная ситуация может быть рассмотрена, как возмещение ущерба (неосновательное обогащение)

В соответствии с пунктом 3 статьи 250 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ) в составе внереализационных доходов отражаются доходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу сумм возмещения убытков или ущерба.
Согласно подпункту 4 пункта 4 статьи 271 НК РФ датой получения дохода в виде сумм возмещения убытков (ущерба) признается дата признания должником либо дата вступления в законную силу решения суда.
Таким образом, доходы в виде сумм неосновательного обогащения (возмещения ущерба), присужденных к взысканию с ответчика, учитываются в составе внереализационных доходов для целей налога на прибыль организаций на дату вступления в законную силу решения суда (Если решение не обжалуется, оно вступает в силу через 10 дней после вынесения (ст. 209 ГПК РФ).

В учете это отразите проводками:

Дебет 76 Кт 91- учтена в доходах сумма компенсации ущерба

Дт 51 Кт 76-получена компенсация

Учитывая, что решение вступило в силу в декабре 2017 года, то исправления могут быть с использованием счета 84 (если оно для организации в соответствии с УП является существенной корректировкой).

Что касается НДС, его безопаснее в данной ситуации начислить на основании подпункта 2 пункта 1 статьи 162 Налогового кодекса РФ и составить в одном экземпляре счет-фактуру на сумму полученной компенсации (особенно, если весь входной НДС с энергоресурсов принимали к вычету (в т.ч. с незаконно потребленной электроэнергии, иначе может возникнуть необходимость восстановить НДС).

Соответственно, начисления должны быть прошлым годом, что влечет необходимость подачи уточненных деклараций по НП и НДС.

Т.к. ущерб будет возмещен (то есть, виновное лицо установлено и недостача взыскивается с него, то у организации возникает внереализационный доход (п. 3 ст.

 250 НК РФ)), то стоимость незаконно потребленных ресурсов Вы также можете учесть в составе прочих расходов в момент вступления в силу решения суда (подп. 4 п. 4 ст. 271 НК РФ).

Соответственно, если учли такие расходы ранее, необходимо подать уточненные декларации по НП (т.к. налоговая база была занижена).

Обоснование

Как учесть при расчете налога на прибыль недостачу (сверх норм естественной убыли), если установлены виновные лица

Учет недостачи сверх норм естественной убыли зависит от того, установлено виновное лицо или нет.

Если виновное лицо установлено и недостача взыскивается с него, то у организации возникает внереализационный доход (п. 3 ст. 250 НК РФ).

Если организация признает доходы по методу начисления, недостачу, которую возместил сотрудник, учтите при расчете налога на прибыль в момент признания сотрудником своей вины или в момент вступления в силу решения суда (подп. 4 п. 4 ст.

 271 НК РФ). Если решение не будет обжаловано, оно вступает в силу через 10 дней после вынесения (ст. 209 ГПК РФ).

Если организация применяет кассовый метод, сумму возмещения учтите в составе доходов в момент возмещения сотрудником ущерба (п. 2 ст. 273 НК РФ). Например, в день внесения денежных средств сотрудником в кассу организации.

Из рекомендации «Как учесть недостачи, найденные при инвентаризации»

Методология учета

Как грамотно отразить в учете деньги, которые компания отсудила уконтрагентов

Доходы учитывайте на ту дату, когда решение суда вступает в силу

Важно не запутаться, в какой момент отражать поступления в виде присужденных сумм. Так вот, доход возникает на дату, когда решение или постановление суда вступит в законную силу. Данное правило предусмотрено в подпункте 4 пункта 4 статьи 271 Налогового кодекса РФ.

Если это решение арбитражного суда первой инстанции, то доходы отражайте через месяц с той даты, когда оно принято. Но если вы (или ответчик) подавали апелляционную жалобу, решение суда начинает действовать позже — со дня, когда принято постановление суда апелляционной инстанции. Вот это и будет дата, на которую вы признаете доход.

Важная деталь: дожидаться, пока судебные приставы в процессе исполнительного производства взыщут какие-либо суммы, не нужно. Более того, доход придется отразить, даже если приставы вообще прекратят исполнительное производство. Данный вывод следует из письма Минфина России от 10 сентября 2012 г. № 03-03-06/1/480.

Добавим, что если деньги взыскать не удастся, их вы можете списать как безнадежные долги. О том, какие документы при этом понадобится оформить, читайте в статье «Оформите документы по безнадежной дебиторке так, чтобы ее можно было без опаски отнести на расходы».

Пример: Бухгалтер учитывает суммы, взысканные через суд с контрагента компании

ООО «Брандо» заключило договор поставки. Продавец выставил счет, который ООО «Брандо» оплатило. Однако товары так и не были отгружены. Компания обратилась с иском в арбитражный суд.

Сумма задолженности по договору — 135 000 руб. Также ООО «Брандо» потребовало уплатить неустойку и госпошлину за рассмотрение иска, всего на 10 000 руб. Суд удовлетворил требования компании в полном объеме. Решение суда вступило в силу 10 апреля 2013 года. На эту дату бухгалтер сделал проводку:

ДЕБЕТ 76 субсчет «Расчеты по претензиям» КРЕДИТ 91 субсчет «Прочие доходы»
— 10 000 руб. — отражен доход в виде неустойки и возмещаемой госпошлины.

Далее началось исполнительное производство, в процессе которого в мае 2013 года приставы частично взыскали основной долг в сумме 45 000 руб. и неустойку с госпошлиной. Данные средства поступили на расчетный счет компании 23 мая. На эту дату бухгалтер сделал проводки:

ДЕБЕТ 51 КРЕДИТ 76 субсчет «Расчеты по претензиям»
— 10 000 руб. — получены взысканная неустойка и госпошлина;

ДЕБЕТ 51 КРЕДИТ 60 субсчет «Расчеты по авансам выданным»
— 45 000 руб. — получена взысканная приставами часть суммы аванса.

В дальнейшем аналогичную проводку бухгалтер делает по мере того, как приставы будут взыскивать оставшиеся суммы долга с поставщика.

НДС на сумму неустойки начисляйте, только если взыскали долг с покупателя

Так, с доходами и налогом на прибыль разобрались. А с НДС что? Понятно, что в отношении основной суммы долга этот вопрос не стоит. Ведь с ранее учтенной выручки НДС вы уже начислили, возвращенный аванс и вовсе не доход.

Госпошлина налогом не облагается, это очевидно. Остаются неустойка и пени. Начислять НДС на суммы штрафных санкций вам не придется, если вы получили их, выступая в роли покупателя или заказчика. Согласны с этим и чиновники (см., например, письмо ФНС России от 9 августа 2011 г. № АС-4-3/12914@).

Осторожно!

Чиновники требуют, чтобы с полученной неустойки поставщик начислял НДС.

Источник: https://www.glavbukh.ru/hl/262493-uchet-dohodov-v-vide-summ-neosnovatelnogo-obogashcheniya-vzyskannyh-s-otvetchika

Консультант закона
Добавить комментарий